Черкесы и черкесский антропонимикон0


Черкесы - один из древнейших коренных народов Кавказа. IV тыс.до. н.э. –начальный этап в истории черкесов (абхазо-адыгов) на территории Западного Кавказа, предки которых были выходцами из Малой Азии и по происхождению связаны с хаттами/хеттами. Языковая и культурная общность объединяла в эту отдаленную эпоху обширные районы северо-восточного и южного Причерноморья. Анализ этнонимической номенклатуры и огромного объема сведений древних историков (Страбон, Геродот, Паллас - см. С.Хотко) позволяет признать их автохтонное происхождение Еще в начале 19 в. Черкесией называлась обширная территория вдоль западного Черноморского побережья вплоть до гор Северо-Западного Кавказа.

В настоящее время черкесы представлены компактно в трех северокавказских республиках – Адыгее, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии и дисперсно (после 1864 г -конца войны на Кавказе, давшей России выход к Черному морю и земли казачьему войску) – в результате насильственной миграции - по всему миру, в пятидесяти странах и более всего - на Ближнем Востоке. И адыгейцы – в Адыгее, и кабардинцы – в Кабардино-Балкарии, и черкесы в Карачаево-Черкесии говорят на разных вариантах одного когда-то языка и называют себя адыгами, но в русскую и мировую историю они вошли под именем черкесы.

Накануне Всероссийской переписи населения осенью 2010 г. у адыгов есть выбор идентифицировать себя или по самоназванию, или по названию, известному в истории, или по названию, полученному по территориальному признаку, данному советской номенклатурой в 20-е годы прошлого века. Поистине уникальный случай и уникальная возможность вернуться к своим истокам и жить … дальше. Лучше, чем Исхак Машбаш, известный на Кавказе поэт, в стихотворении «Адыги» об этом не скажешь:

Адыги на земле моей живут,
Их издревле черкесами зовут,
Смеются солнцу, добрых ждут дождей,
Живут адыги на земле людей

О единстве черкесов как этноса говорит и черкесский антропонимикон, т.е. система личных имен и фамилий, характерных для этих этносов. (Заметим сразу же, что в именах есть закономерные расхождения в звучании, свойственные этим субэтносам. Примеры даются по адыгейскому варианту)

Известно, что личные имена - наиболее древний пласт лексики любого языка, отражающий мифопоэтическое сознание этноса, древнюю языковую картину их мировосприятия. Обладая своеобразной памятью, имя не только воспроизводит культурные традиции носителей языка, но и формирует их коллективную ментальность. Фамилии же чаще всего являются их дериватами. Вот почему утраченные личные имена можно восстановить через фамилии, опираясь на этимологический анализ и данные других родственных языков. Это удается не всегда.

В современной системе личных имен адыгов, включающих 1) исконно адыгские имена, 2) мусульманские имена и 3) имена русского происхождения, первая группа онимов — самая древняя и достаточно многочисленная - в этом аспекте представляет наибольший интерес, отражая в своей семантике мировидение и миропонимание народа, осознаваемые в контексте культурно-значимых концептов, лежащих в основе императивно выраженных «кодексов поведения», которые формируют феномен адыгагъэ, адыгскую ментальность.

Это: 1) культ старшинства и почитания стоящих на верхней ступени социальной иерархии, отражающийся в доминантных компонентах онимов (пщы «князь…>глава»- гуащэ «княгиня…>главная»); 2) гостеприимство и связанный с этим обычай имянаречения новорожденного гостем-пришельцем; 3) культ собаки, выполняющий «охранную» функцию, «отвод от плохого»; 4) воинственность и связанный с ней культ наездничества и коня и др.

К семантическим универсалиям следует отнести номинации по физическим и характерологическим признакам, а также имена-пожелания, еще встречающиеся среди представителей старшего поколения (Уцужъыкъу - русск.написание Учужук «пусть станет на ноги», Къэрэхъу - русск.написание Карох «пусть растет», Шыгъотыжъ - русск.написание Шиготыж «пусть найдет брата» и т.д.).

Ономастическая модель мира, построенная на анализе многочисленных языков разных этносов, свидетельствует о том, что в основе ее лежит набор наиболее значимых в содержательном аспекте понятий.

Среди таковых ученые называют несколько ключевых зон или семантических сфер, формирующих семантику онимов:

I) пространственные и временные отношения; 2) цветовые обозначения;3) зоонимные и 4)флористические сферы; 5) военная тематика; 6) сакральная сфера; 7) антропоцентрическая сфера; 8) экономическая сфера понятий и 9) социально-юридическая; 10) мир вещей и 11) абстрактные понятия (Топорова).

Сопоставление исконно адыгского мужского ономастикона с женским позволяет выявить по своей семантико-структурной организации в общем антропонимическом пространстве 4 группы:

1) Первая группа - общая для лиц обоего пола, называющая в основном физические характерологические признаки лица: Пак-курносый/ая, Нэф-свет, Кар/Кар-черный/ая , Цыку-маленький/ая.

2) Вторая группа имен - коррелятивная, соотносительная по организации наименований с понятиями «мужчина» (-л1ы, -къо, -хъу, -шъао, -пщы) и «женщина» (гуащэ, хъан), представленными обычно во вторых компонентах композитных имен. Для данной группы характерно нередко общее словообразовательное гнездо с одной производящей основой:


Гуче (гъук1э)
железо
Гучешао (гъук1э+шъау)
«железный сын/мальчик»
Гучехан(гъук1э+хъан)
«железная ханша/дева»
Мэзы « лес» Мэзытль (мэз+ л1ы) дсл
«лес(ной)+мужчина»,
«Леший»
Мэзхан (мэз+хъан)
«лес + ханша/дева»,
«Богиня леса»
Дзэ «войско» Дзэтль (дзэ+л1ы)
воин-мужчина
Дзэхан (дзэ +хъан)
Воин-женщина


3)Третья группа имен использует общий словообразовательный формант характерологического значения:


Мафэ «счастливый» Шыумаф (шыу+маф)
«Всадник счастливый»
Гощмаф(гъуащэ+маф)
«Княгиня счастлвая»
Фыжьы «белый» Пщыфыжь(пщы+фыжь) Гощэфыжь
Къарэ «черный» Хьэ-къар (кобель+черный) Хьабз-къар(сука+черная)


4) Наконец, четвертая группа личных имен - содержит различную семантическую мо­тивацию для женских и мужских антропонимов.

Если для первых (как правило, обычно во всех языках) характерна доминанта «красота», «женственность», то для вторых естественна мотивация «мужества», коннотирующаяся в компонентах «гром», «меч», «металл» и т.п.: Шыблэгъачъ(Шыбле-гач)-«гром вызывающий», Къэлэкъут (Кале-кут)-«крепость разбивающий», Гьуч1ыпс(Гучи-пс) - «железная душа» и т.д.

В мужских именах нередко отражаются чувства, связанные и с появлением в семье мальчика - продолжателя рода. Это имена -благопожелания: Шыгъотыжь (Шиготыж)-«найди брата», Гу1этыжь (Гуатыж) «поднявший настроение, душу», Теуцожь (Теучеж) «ставший на ноги» и т.д.

Исконно адыгские имена, отражающие наиболее полно древнейшие представления наших предков, еще предстоит собрать и восстановить, обращаясь и к данным зарубежной диаспоры и к обширным письменным источникам прошлого.

Богатейшим источником информации о корпусе личных имен в их динамике и разнообразных модификациях, еще не введенном в научный оборот, являются фамильные энциклопедии и историко-генеалогические разыскания, проводимые в рамках задач КБИРО - Кабардино-Балкарского историко-родословного общества - известными учеными С.Н.Бейтугановым, А.И.Мусукаевым, А.А.Максидовым.

Второй мощный пласт личных имен в адыгской антропонимии представлен именами восточного происхождения (главным образом из арабского, персидского и тюрского языков), пришедшими в языки народов Северного Кавказа вместе с проникновением ислама (ислам дословно означает «предающий себя богу»).

Особое место в системе антропонимов занимают мусульманские имена, выступающие этнически и регионально объединяющим фактором северокавказских этносов. Содержание базовых концептов северокавказской традиционной культуры, представленных в антропонимических полях разных этносов, связанных между собой общностью исторических судеб, религией, давними контактами и сосуществующих в российском постиндустриальном сообществе, может изменяться и наполняться «новыми смыслами», обеспечивая способы организации современного ономастического пространства как своеобразного феномена национальной и мировой культуры.

К сожалению, в отечественной литературе нет обобщающего труда об истории формирования и современной системе арабского (как чаще всего называют восточный пласт заимствованных имен) ономастикона. Поэтому сведения о нем нами собраны из разных источников и обобщение имеет лишь предварительный характер с ориентацией на адыгейский материал. Разнообразная историческая документация является основным источником изучения этапов вхождения и освоения арабских имен в речи адыгов. Историк М.Н.Губжоков, например, считает, что распространенность арабских канонических имен у разных субэтносов и сословий адыгского общества позволяет отслеживать степень воздействия новой религии на сознание их представителей, по-разному относившихся к исламской доктрине всеобщего равенства. Так, в Бжедугии, по его данным, доля исламских имен в среде подвластного населения была вдвое выше, чем у дворянства, в то время как в княжеских родах подобные имена были единичны. Т.о. изучение собственных имен по историческим документам может внести существенные коррективы в области историко-культурного становления менталитета адыгов.

Каковы же традиции наречения у арабов? Они несколько отличаются от нам известных. Один и тот же человек в разных ситуациях может быть назван и как Ахмед бен Али (Ахмед, сын Али), и как Ахмед алъ Хасани (Ахмед из племени Хасани), и как Ахмед абу-л Рамазан (Ахмед, отец

Рамазана). Т.е. в имени араба могут встретиться компоненты, указывающие на степень родства, свойства, социальный статус, происхождение из той или иной местности. Представление об этом дает например, полное имя первого адыгского правителя в Египте Баркука, черкесского эмира: ал-Малик аз-Захир Абу Сайд Баркук Саиф ад-дин ибн Анас ал-Джеркаси ал-Усмани ал-Иалбугави, где содержатся компоненты, соответственно означающие абу «отец», дин «вера», ибн «сын», ал «из», аз «из» а главное имя (данное при рождении - Баркук) явно воспроизводит общеадыгскую фамильную модель на -ук/къо (Хотко).

Подобные элементы часто срастаются с именем или вовсе опускаются при беглом произношении. Обе формы могут заимствоваться и существовать как самостоятельные имена (например, Абдул // Абдулах, «раб аллаха»). Частотны следующие компоненты в имени:

1) «возвеличивающего характера» - бек //- беч //- бекир //- бечир или гирей//- черий/-/джэрий - со значением «знатный, князь, господин»; В.А.Никонов считает, что прибавление компонентов «бек», «бай», «хан» выражало стремление родителей к тому, чтобы дети стали богатыми и знатными людьми (Никонов 1974).

2) религиозного содержания: -дин «религия, вера»: Мурадин, Мухадин, Нурадин, Шамсудин.

Кроме того, в арабских именах частотны компоненты,

3) указывающие на лицо женского пола, т.е. являющиеся своеобразными маркерами женскости: -хан : Щамсэтхъан, Дарихъан ( Ср. Хан-ум при обращении к почтенной даме - в Азербайджане, в Средней Азии Чэбахъан); -джан («душа»): Нурджан, Дариджан; -аи //- ай - обычно в именах девушек, молодых женщин: Джансэрай, Сэтэнай; -им / /- ум - в именах женщин из богатого род.: Мерэм, Сырым; -ет/ат - показатель абстрактности в арабской языке // синоним «из рода» (Гайфуров): Нуриет, Рахьмэт, Щамсэт, Файзэт, Муслъымэт .

Мусульманские имена, называемые чаще всего «арабскими», по своему источнику неоднородны. Среди них можно выделить

1.Семитский (древнееврейский) пласт личных имен: Аюб<Иов «расслаивающийся», Дауд<Давид «любящий, любимый», Ибрагим<Авраам «отец народа», Сулейман<Соломон «мирный, защищенный», Шамил<-Самуил «услышанный богом», Юнус<Ионec «голубь», Юсуф// Юсиф<–Иосиф «приумноженный», Джабраил < Гавриил «сила божья».

2.Греко-латинский пласт личных имен: Букрат< Гиппократ, Искандер< Александр, Сукрат< Сократ.

3.Иранский пласт личных имен: Фархар «умный», Фирдоуси «райский», Валид «дитя», Гульнара «цветок, гранат», Дилара «возлюбленная».

4. Турецкий пласт личных имен: Арслан//Аслан «лев», Аскер//Асгар –младший, Темир//Тимур «железо», Аргун «скакун»,//Атабек «главный над беками; отец беков» , Барс «тигр», Батыр «богатырь, сила», Кайтмес «неотступающий», Джанибек «тот, у кого крепкая душа». Все эти имена характерны именно для мусульманского мира, хотя некоторые из них вышли и за его пределы, став интернационализмами (Булат, Руслан, Тимур).

Восточные по происхождению имена достаточно распространены и устойчивы, хотя в ядре ономастического поля разных кавказских этносов встречаются свои излюбленные имена.

Внутри этого второго пласта имен самая многочисленная - по своей семантике –теофорная (< греч.теос «бог» ) группа. Действительно, у всех кавказских народов самыми частотными именами являются имена, восхваляющие Аллаха (Аллах -дословно «ал-илах» - «единственный верховный бог») и его пророков. Это вполне соответствует исламской концепции: «Нет бога кроме Аллаха и Магомет его пророк».

Естественно, что самым частотным оказалось имя пророка Магомета, в таком звучании пришедшее в Россию из западных источников в XVIII -XIX вв (ср.известное крылатое выражение Если гора не идет к

Магомету, то Магомет идет к горе) и породившее слово магометанство как синоним названия религии ислам // мусульманство (последнее слово образовано от причастной формы глагола асляма муслим- «принять ислам», ставшего также именем собственным и имеющего коррелятивную гендерную пару имен: Муслим-Муслимет).Однако арабисты рекомендуют восстановить в правах оригинальную форму имени сподвижника Аллаха: «Великого пророка, - пишут они,- звали Мухаммед - «Магомет» пришло к нам из французского языка. Пора переучиваться: Мухаммед, Мухаммед, Мухаммед - с ударением на втором слове, постепенно это имя станет звучать привычно для нас» (Панова, Бахтин. Жизнь Мухаммеда. 1991). С этим трудно согласиться в силу уже сложившихся традиций произношения и написания этого имени в русском языке и отражения в написании закономерностей фонетических систем заимствовавших это слово кавказских языков. Тем не менее, именно разнобой в написании этого имени как нельзя лучше демонстрирует отсутствие единых критериев и требований в передаче мусульманских имен в русских текстах, порождающее произвол, «вседозволенность» в оформлении документов в разных ситуациях

Именно потому унификация русских написаний личных имен адыгов до сих пор остается животрепещущей актуальной проблемой, которую в какой-то мере пытается разрешить словарь-справочник «Наши имена» (Майкоп.2000).

В теофорных именах содержатся компоненты, возвеличивающие Аллаха. Так, в словаре А.Гафурова с компонентом Абд («раб Аллаха»), например, приводится 150 имен, вторыми компонентами которых являются эпитеты Аллаха как Первого, Великого, Единого, Вечного, Создателя, Любящего, Проницательного, Дарующего, Покровителя, Владетеля, Всеохватывающего, Великодушного, Могучего, Мудрого и т.д. и т.п. А всего у Аллаха в Коране имеется 99 имен. Добропорядочному мусульманину предписывается знать эти имена и произносить их во время молитвы.

Назовем некоторые из них с компонентом Абд-: Абдулах «раб Аллаха», Абдувахид «раб Первого», Абдуджамал « раб Прекрасного», Абдухафиз «раб Хранящего», Абдурахман «раб Милостливого» и т.д. В сложных именах подобного типа первый компонент с течением времени теряется, и эпитеты становятся полноправными именами (Вахид, Джамал, Хафиз,,). Кроме того, для мусульманской антропонимии характерно и соединение двух имен Мухаммед-Али и наоборот Али-Мухаммед, Мухаммед-Кули – Кул-Мухаммед (в последнее время чаще встречается слитное написание). Хотя ученые считают, что порядок следования компонентов тоже вносит свои нюансы в семантику имен.

Вторая группа восточных имен объединяет имена, культивирующие «мужские качества» -мужество, воинственность, стойкость, преданность вере: Аскер, Заур, Шихаб.

Имена, связанные с различными обстоятельствами при рождении ребенка, составляют третью группу мусульманского антропонимикона.

Чаще всего они называют один из месяцев лунного мусульманского календаря (Раджаб, Сафер, Рамазан), дни недели, праздники (Навруз, Бирам), которым соответствует время появления ребенка на свет.

Четвертая группа мусульманских имен представлена словами, называющими высокий статус человека на социальной лестнице: Бек, Султан, Амир, Хан, Гирей и т.д.

Мусульманские имена в разных языках адаптировались по-разному, приспосабливаясь к фонетической и грамматической системе каждого языка. Но в целом они сохраняют некоторое звуковое сходство и семантическую общность, что позволяет в будущем предложить создание общего антропонимического Словаря народов Северного Кавказа, отражающего эти общие заимствования и специфику их репродукции в разных языках.

Третий пласт в системе личных имен адыгов –это заимствования из русского антропонимикона, который оказал и оказывает большое влияние на развитие национальных именников в России. Здесь можно перечислить как исконно русские имена, привнесенные в жизнь черкесов первыми контактами (Кукуль <очевидно, от Кукла), с революцией, уже ставшие архаизмами (Коммуна, Трактор, Сталик, Чапай) или частотные до сих пор (Роза, Клара, Испан, Япон ), обязанные своей популярностью персонажам, воспетым в русской литературе о Кавказе (Руслан, Зара) и заимствованные через русский язык «иностранные //заграничные» имена (Джемма, Эмма, Римма; Элеонора, Анетта, Индира), число которых в настоящее время растет за счет прямых и СМИ—контактов, особенно в смешанных семьях ( Анжела, Кристина, Оксана ).

Следует отметить и такой факт, влияющий на динамику развития именника адыгов, как усилившаяся за последнее время тенденция возвращения к религии и соответственно к религиозным именам, характерная для всех народов России (на Кавказе особенно популярным стало имя Ислам – «название мусульманской веры»,– несомненно, не в последнюю очередь - и в силу краткости и благозвучности данной лексемы). Расширение национального именника идет и за счет заимствования иных имен восточного происхождения, популярных у других народов Кавказа (Эльдар, Алибек, Расул, Тагир), не отмеченных ранее в корпусе личных имен у адыгов. Помимо этого расширение именника идет за счет индивидуального словотворчества родителей (имя Алислав, например, создано под влиянием имен на –слав- типа Станислав; Элана под влиянием Милана, Светлана) и за счет имен адыгской диаспоры, возвращающих нас к исконным утраченным или новым именам, созданным по моделям стран их проживания (Гунэс, Гуфаб, Псынэф, Тимаф, Хачмаф, Нэсыж) .

II. Что касается фамилий адыгов, то наиболее полный их корпус и лексико-словообразовательный анализ представлен в работах проф. Дж.Н.Кокова ( см. также З.У.Блягоз, Х.И.Пшибиев, но составить исчерпывающий список черкесских фамилий с учетом фонетических вариантов, с одной стороны, и представленных в диаспоре, с другой стороны, дело будущего, которое предстоит не одному поколению лингвистов и энтузиастов генеалогических разысканий.. Но уже сейчас можно с уверенностью отметить, что большинство черкесских фамилий обязаны своим происхождением- в отличие, например – от дагестанского фамильекона («совокупность фамилий», ср. лексикон – совокупность слов) - не религиозным личным именам, а исконным именам или прозвищам, что является, на наш взгляд, косвенным свидетельством умеренного влияния мусульманской религии на жизнь адыгов во времена их «офамильевания».

Среди множества фамилий, случайно (Набоков, Малышев, Малахов, например) и неслучайно (Иванов, Сокуров), совпадающих с русскими, достаточно распространенными являются отсоматические (греч. сома - названия частей тела) и отзоонимные (греч. зоо –живой, ср. зоология –наука о животном мире) фамилии прозвищного характера, в которых определенным образом отразились основные концепты жизни и мировосприятия черкесского этноса.

Так, только в адыгейском фамильеконе, согласно исследованиям наших аспирантов, отзоонимных фамилий более 200 (С.Р.Тлехатук), а отсоматических фамилий – 230 (З.А Богус). Из последних наиболее частотными являются фамилии с компонентами нэ 'глаз' (72), шъхьэ 'голова' (54), пэ 'нос'(18)..

В целом же корпус адыгейских фамилий с сомокомпонентами включает следующие структурные типы (вначале дается русский паспортный аналог, в скобках адыгейское написание и перевод):
1) омонимичные исходным апеллятивам (курсивом дана русская транслитерация): Натов-Нате (Нат1э 'лоб'), Напце (Нэпцэ 'бровь'), Наго (Нэгъо 'голубоглазый'), Нибо- Нибо (Ныбэ 'живот');
2) патронимические, когда соматизмы первой группы оформляются патронимическим элементом къо//къу «сын», характерным для ономастической системы адыгских языков: Наток (Нат1э-къу = нат1э –лоб+ къо), Напцок (Нэпцэ –ресница//бровь + къу);
В основном отсоматические фамилии - это композитные образования, один из компонентов которых дает информацию:
а) о физических особенностях, характерных для предка носителей той или иной фамилии: Наш - Нащэ (нэ 'глаз' + щэ 'кривой') 'косой', Жак - Жакъэ (жэ 'рот'+ къэ 'кривой') 'криворотый', Пак - Пакъ(пэ 'нос'+ къэ - 'кривой') 'курносый', Панеш - Пэнэшъу (пэ 'нос' + нэшъу 'слепой')
б) о размерах той или иной части тела, характерной для предка носителей той или иной фамилии: Шхагум - Шъхьэгьум (шъхьэ 'голова' + гъумэ 'толстый'), Шхатум - Шъхьэт1ум (шъхьэ 'голова') 'большеголовый', Цикуниб - Ц1ык1уныб (ц1ык1у 'маленький' + ныбэ 'живот') , Пачешхо - Пэк1эшхо (пэ 'нос' + к1э 'хвост' +большой) 'большеусый', Асханук - (1эшъхьэ 'кисть руки' + ныкъу 'половина').
в) о качественно-оценочных признаках, свойственных предку носителей той или иной фамилии: Нашхо (нэ 'глаз'+ шхъо 'серый'), Гучас - (гу 'сердце' + час’ любящий'), Нехурай (нэ 'глаз' +хъурай 'круглый') , Ашхамаф- (1эшъхьэ 'кисть руки'+ мафэ 'счастливый').
Довольно значительна группа соматонимов, характеризующих части тела животного. Их можно назвать зоосоматонимами. Они имеют форманты, входящие, как правило, в прозвищные апеллятивы:
-шъо: «кожа, шкура»:Чемсо - Чэмышъо (чэмы 'корова' + шъо 'кожа шкура') Бляш-ев - Блэшъо (блэ 'змея' + шъо 'кожа, шкура');
- шъхьэ «голова»: Чухо - Цушъхьэ (цу 'вол' + шъхьэ 'голова'), Шишх-ов - Шышъхьэ (шы 'конь'+ шъхьэ 'голова').
Часть отсоматических фамилий можно охарактеризовать как трансформы апеллятивных композитов, содержащих соматизмы, со сложившимися в узусе индивидуальными коннотациями.

Остановимся на соматонимах с компонентом шъхьэ 'голова' (54), часть из которых (44) представлена в словаре (Блягоз, Тхаркахо)

Так, в фамилии Хашханок - Хьашъхьэныкъо (шъхьэныкъо 'полголовы') можно предположить наличие коннотаций «пустоголовый», «легкомысленный», а фамилия Шъхьак1умыдэ (Схакумид-ов) была предметом специального анализа одного из его носителей, пишущего следующее: «Наша фамилия, как и многие другие адыгейские фамилии, интересна с точки зрения лексического значения и структуры: шъхьак1о 'обида' (досл, 'идущий, ударяющий в голову'), мы - частица не, дэн - 'терпеть, разрешать'. Дословно -«обиды не терпящий».

Семантическая структура имен собственных является своеобразным зеркалом, отражающим наивную "картину мира", как ее видели наши предки. В этой картине мира особое место занимал животный мир, с которым человек невольно или сознательно отождествлял себя или поклонялся ему и который в той или иной мере, но по-разному, отразился в структуре прозвищных фамилий.

В целом корпус адыгских фамилий с зоокомпонентами включает распространенные виды животного мира, в основном - названия домашних животных и типов деятельности, вызванных "общением" с ними. Среди них можно выделить следующие структурные типы:

1) омонимичные апеллятивам: Баджэ "лиса", Бжъэц "рой пчел", Блэгъожъ " змей, дракон", Тыгъужъ "волк", Къэхъужъ "свинья", Мышъэ "медведь", Цужъ "вол".

2) имеющие словообразовательные форманты, входящие как правило в прозвищные апеллятивы: хъу//-хъо "пасущий, разводящий"1: Бжъэмбахъу, Малахов (Мэлахъу)-« Овец пасущий//овцепас», Шебзухов ( Шыбзыхъу) «кобыл пасущий, //разводящий»;-къо "сын": Чамоков (Цуамыкъо) «быка сын», Боджоков (Боджэкъу) «лисы сын;-шъо "кожа, шкура" и т.д.

Выделяются следующие фамилии от разных зоонимов:
баджэ "лиса" - Беджанов (Бэджанэ ), Беджешхо (Бэджэшхо),
бжъэ"пчела" - Бжецев (Бжъэц), Бжассо (Бжъаш1о),Бжехун (Бжъэхъунэ),
цу"бык" - Чеучев (Цуук1), Чамоков (Цуамыкъо), Чермит (Цурымыт),
блэ "змея" - Бляшев (Блэшъо), Блягоз (Блэгъожъ)
бланэ "лань"- Бленегапцев( Блэнэгъапц1э), Бленашев (Блэнашэ)
пчэны "коза" - Пчентлешев( Пчэнлъэшъу) , Пчентхалов( Пчэнтхъалэ)
чэты "курица" - Гедугошев(Чэтыгощ), Кетух (Чэтыхъу)
чэмы "корова" - Чембохов (Чэмбэхъу),Чунтыжев (Чэмтыжъ)
мэлы "овца"- Малахов (Мэлахъо), Малишев( Мэлыщ) , Мелихов (Мэлыхъу)

В целом показательно, что фамилии с зоокомпонентами действительно представляют собой универсальную часть национального антропонимикона, подтверждая тем самым общечеловеческий путь развития мыслительных способностей любого этноса, отражаемый в языках с выбором тех или иных приоритетных для этноса исходных зоонимов. Известно, например, что самыми частотными фамилиями с зоокорнями в русском языке (около 250 фамилий), являются так называемые "птичьи" фамилии (Унбегаун). Частотность птичьих фамилий требует специального изучения, поскольку "частотность сама по себе, безусловно, дает часть необходимой информации", считают ученые. Неслучайно поэтому среди символов древнерусской культуры голубь- христианский символ святого духа, символ мира, предвестник гибели, смерти (Маковский, 1996), и, кроме того, голубь, сокол, орел соловей, лебедь являются главными персонификаторами мужского начала в русском фольклоре.

Если сопоставить, например, исследуемый пласт фамилий с английскими, то в английском антропонимиконе наиболее употребительны зоофамилии с компонентами: cock "петух" (44 - Handcock, Geffcock, Hellcock, Raincock...), wolf "волк" (12-Wolf, Wolfson, Wolford, Wolfenden, Wolfin...), fox "лиса" (11- Foxall, Foxen, Foxhall, Foxwell, Foxon...) и т.д. Наличие у англичан разнообразных фамилий с компонентом cock можно объяснить широким развитием птицеводства еще в Древней Англии, считают ученые Однако, возможно, на их образование повлияло одно из важных для фамильных моделей значение cock - "самец"(Щетинин).

Наиболее частотными в адыгском ономастиконе являются фамилии с компонентами хъэ "собака" и шы "лошадь". Эти лексемы в ономастическом пространстве адыгской этнокультуры занимают особое место.

В этом отношении показателен анализ личных имен и фамилий, восходящих к корню хьэ "собака", созвучному с названиями собаки в ряде кавказских языков. Известна версия, возводящая употребление этого слова к первичному утраченному обозначению волка, называемого сейчас – тыгъужъ (ср. в русском языке медведь -букв, "поедатель меда") – букв. "вор", «тот, кто крадет, т.е. уносящий, крадущий (ср. также сближение по мотивации с рус. волк от волочить, у Фасмера). Вторичность же названия волка тыгъужъ - букв."старый вор" никем не оспаривается, поскольку слово хьэ без определительного слова мэз в композите мэзыхъ /мэзыхъэ (букв, "лесная собака", т.е. волк), употребляется в выражении хьэк1э-къуак1 "звери-хищники" и чэмыр хьэм ышхъыгъ // жэмыр хьэм йышхашъ "корову волк съел".

Многочисленность «собачьих» имен на фоне остальных бросалась в глаза всем исследователям адыгских языков. Так, еще проф. Н.Ф.Яковлев, написавший знаменитую «Грамматику адыгейского языка» в 40-х годах вместе со своим аспирантом Д.А.Ашхамафом, и позже - при составлении «Грамматики кабардинского языка» отмечал, что «наиболее древним домашним животным у предков черкесов была, как и у других народов, собака –хъэ»,… «называя детей... собачьими именами, родители считали, что они, выказывая этим свою нелюбовь к детям, "обманывают" таким образом смерть и тем предохраняют их от гибели». Действительно, как и у многих других народов, у адыгов собака имела культовое значение. По воззрениям наших предков собака обладала магической силой, могла предохранить человека от гибели и различных болезней. Вот почему ребенку давали имя, в котором часто присутствовал этот апотропеический компонент, выполнявший защитную функцию (Пшибиев). Возможно, "собачьи имена" поэтому были не столько "обманными", сколько просто культовыми, своеобразными тотемами. Не случайно до сих пор существует ласковое обращение старших к младшим "А си Хьэкуаку//Хъэпакъ, псы къысфахъ"(О моя//мой курносый // принеси воды), к дочери, к девочке "А си хьабз" ("О, моя сучка!"), лишенные пейоративности (уничижительности), характерной для русского этнокультурного восприятия.

Очевидно, что многие личные имена, обязанные этому компоненту, перешли в фамилии. И можно предположить, что, следовательно, в фамилиях сохранились бывшие имена-прозвища. Это подтверждается, если обратиться к историческим документам прошлого века, зафиксировавшим их на стадии личных имен.

И.Х.Пшибиев выявил более ста антропонимов с компонентом –хьэ, З.У.Блягоз отметил около 120 личных имен и фамилий с этим компонентом в адыгейской антропонимии Не все из них прозрачны по семантике и требуют глубокого лингвистического анализа (например, Хьацыу, Хъатыу, Хьацорэ и пр.). Ниже приводятся лишь те антропонимы, в этимологии которых нет сомнения. В скобках указывается русское написание антропонима. Буквой Д обозначаются рассматриваемые фамилии как личные имена, встречающиеся в исторических документах. Первый компонент (зооним) условно обозначен знаком X.

По семантике их можно разделить на следующие группы:


1.называющие пол и возраст собаки:


Хьахъо (Гаху-Д,// Хахо //Хахов) X + хъу (самец) "кобель"
Хьахъукъу(Хахук // Хахуков) Хьахъу+къо (сын)
Хьащыр (Хаширов) Х+ щыр (детеныш, птенчик), "щенок"
Хьат1ыжъ (Хатыж-Д) Х+ т1ыжъ "старый пес-баран"
Хьат1ым (Хатым-Д) Х+ т1ым (баран) "собака-баран"
Хьат1ыхъу (Хатуг-Д) Х+ т1ыхъу (баран-производитель)


2. называющие физические признаки обозначаемого:


Хьанэшъу (Ханесу-Д) Х+нэшъу (слепой) "слепая собака"
Хьэц1ык1у (Хацук//Гацук-Д) Х+ц1ык1у (маленький)
Хьахъуц1ык1у (Хахуцук-Д) хьахъу (кобель)+ц1ык1у
Хьэпакъ (Хапак-Д) Х+ пакъэ (короткий, курносый)
Хьэпэхъу(Хапах-Д) Х+ пэхъу (больше-,широконосый)
Хьэпытэжъ(Хапетеж-Д) Х+ пытэ (твердый, крепкий)+жъ


3. называющие расцветку (цвет), масть собаки


Хьэкъар (Хакар-Д) Х+ къар (черная)
Хьэнэф (Гануф-Д) Х+нэф(светлая)
Хьэф1ыц1э (каб.-Хафицев) Х+ фиц1 // ш1уц1 (черная)
Хьэгъур (Хагур //Хагуров) Х+ гьур (худой, сухощавый),


4. называющие человека по действию, связанному с уходом, с разведением собак и пр.:


Хьазешэ (Хазеша-личное имя
в каб. языке)
X + зещэн (водить, возиться) "собаковод"
Хьахъузещ (Гакузеш -Д) хьахъу+зещ "разводящий кобелей"
Хьапэпх (Хапапхе// Хапапхи) Х+ пэпх (перевязать)
"перевязавший собачью пасть"
Хьахъуратэ (Хакурате) Х+ратын(давать)"дающий //дарящий собак-самцов"
Хьагъэудж (Хагаудж) X+гъэ("заставлять") + удж (пляска) "заставляющий плясать собаку"


Интересно отметить, что последняя фамилия – «особенная в адыгской антропонимии, - по мнению музыковеда проф. А.Н.Соколовой: - во-первых, потому, что ее семантическая сторона конкретна и недвусмысленна, во-вторых, из-за своей исключительности- эту фамилию (Хагауджевы) носят только прямые потомки легендарного музыканта из аула Кошехабль».

А.Н.Соколова пишет: "Существует предположение, что Хьэгьэудж является прозвищем талантливого гармониста, приставшим к нему в период его известности ...и ставшим фамилией-символом", являющейся своеобразной оценкой исполнительного мастерства. Возможно, что его фамилия Хьэгудж (на пластинках с его записями, выпущенными в дореволюционной России, его фамилия записана как Хагуджев) была переосмыслена в Хьэгьэудж. Тем более, считает автор, что "следы собачьего имени" сохранились не только в фамилиях, но и в названии разновидности танца "собачья походка".

Таким образом, представленный фрагмент анализа адыгейских фамилий с компонентом хьэ детерминирует определенную часть адыгской этнической культуры, его ментальность, дает возможность убедиться в самобытности этноса.

Наконец, заслуживают специального внимания и черкесские фамилии с лексемой шы " конь". Общеизвестно, что во многих культурах - в Восточной Европе и Центральной Азии - Конь в символическом смысле олицетворяет силу и жизненность. Благодаря своей быстроте и скаковой силе конь возвысился до символа солнца и упряжного жеребца небесной колесницы, одновременно став и символом победы, часто отражавшимся в гербах ряда городов и государств.

Среди всех животных нартская эпическая традиция неслучайно отводит особое внимание Коню. Его культовая значимость рассматривается первой в разделе, посвященном анализу роли животного мира в культуре адыгского этноса в работе(Кумахов, Кумахова). В мифологии и фольклоре адыгов конь занимает исключительно важное и почетное место: он такой же герой, как и его седок- всадник-шыу. Более того, они сливаются в одно целое - в "человекоконя", действующего как одно существо в отличие от дикого "кентавра", представленного в античной мифопоэтике (Г.Гачев).В нартском эпосе решение нередко принимает конь, ибо он "наделен функциями провидца, что предотвращает неприятность, беду, гибель ". О высоком почитании коня на Кавказе свидетельствуют различные исторические факты: находки бронзовых фигурок лошадей на рубеже 2-1 тыс.до н.э.; специальные кладбища коней; захоронение их вместе с вождями.

Культ коня у адыгов в древности был вызван особым укладом жизни: "бесконечные дальние походы, необходимость защиты родных мест, межплеменные столкновения, джигитовка - все это послужило выработке у

адыгов духа наездничества и породило особое преклонение перед конем" (Шортанов). Вот почему "след" коня, имеющего символическую и реальную значимость в системе ценностей для судьбы адыгов, проступает в их личных именах и фамилиях, в многочисленных пословицах и поговорках, где ему принадлежит, как сказал бы известный философ Г.Д.Гачев, "контрольный пакет".

Неслучайно, что одним из древнейших имен, встреченных в греческих эпиграфических надписях Причерноморья, акад. И.А.Джавахишвили называет имя Шыумаф "Всадник счастливый", которое и сегодня остается популярным у адыгов.

К этому ряду имен можно отнести менее употребительные Шыук1ас "Всадник любимый", Шыупащ "Предводитель всадников", Шыукьар "Всадник черный", Шыупакъ "Коротконосый всадник" и целую группу фамилий, очевидно, отпрозвищного характера, отражающих в своей семантике в определенной степени и "высокую культуру коневодства, ее древние и богатые традиции". Следует отметить, что наибольшее число фамилий с компонентом шы мы встречаем у кабардинцев. Тем самым подтверждается их первенство в создании особой "кабардинской" породы лошадей.

Значимость коня в социальной и хозяйственной культуре адыгов подтверждается, с другой стороны, топонимами, являющимися прагматическими индексами, дающими "оценку" поверхности земли с т.з. удобства ее использования или ее роли в жизни всадника-наездника-воина и его коня. Эта мысль возникла после обзора микротопонимов (более 20), представленных в топонимическом словаре К.Х.Меретукова. По его свидетельству, топоним Шытхъалэ (Шитхале)-досл. «душитель лошадей» называет правый приток реки Белой, недалеко от Белореченска, адыгейское название которого звучит также по названию речки, на берегах которой он был основан. Семантика этого топонима, образованного по продуктивной модели, отражает четкую и важную для этноса, занимающегося животноводством, характеристику земной поверхности с прагматических позиций хозяйственно-практической деятельности человека. Об этом свидетельствуют и многие другие сохранившиеся названия пастбищ, лугов, гор, рек и урочищ. В топонимах Шы-тхьалэ, Цу-тхъалэ, Мэл-тхъалэ, Чэт-тхьалэ и Пчэн-гъал1э, Чэм-гъал1э вторые компоненты восходят к глаголам с "предостерегающей" семантикой. Словообразовательное значение топомодели - "место, от которого // возле которого // где... погибают, т.е. тонут (- тхъалэ ) или "умертвляются" (-гъал1э) ... лошади// волы // овцы // козы// коровы и пр."

Собственные имена как одни из древних слов, являясь своеобразными "консервантами" не только архаических форм и явлений, но и форм самосознания народа, представляют определенную информационную ценность для изучения истории языка и истории народа, на нем говорящего. Требует специального анализа и такой набор пока не поддающихся этимологии фамилий, приведенный Дж.Н.Коковым, где общим компонентом является, возможно, этот же корень: Шумазуков- (Шымазыкъу) Шыдак ( Шыдакъу), Шереметов (Щырымыт1), Шириноков (Шырыныкъу), Ширантоков (Щырантыкъу),Шиндуков(Шындыкьу ) и т.д.

В этом перечне одна из фамилий встречается и в русском фамильеконе – (князья черкесского происхождения - Шереметьевы,//Шереметовы), восходящая, по мнению Дж.Кокова, к этнониму праадыгов сармат .

Представленные нами фрагменты ономастической картины мира в целом подтверждают универсальность их использования и определенное культурно-историческое место их в ономастическом пространстве каждого из языков.

Обзор черкесского (адыгского) антропонимикона показал следующее:

1.Имена собственные являются своеобразным "зеркалом культуры", в котором отражаются наиболее существенные или престижные для данного этноса понятия. Они являются своеобразными культурно-историческими и языковыми индексами, сопоставление с которыми в разных языках позволяет реконструировать фрагмент целостной ономастической картины мира, характерной для разных этносов.

2. Представленные фрагменты ономастической картины детерминируют значительную часть национальной культуры, отражая своеобразно национальные приоритеты в каждой из них и одновременно подтверждая универсальность законов человеческого мышления и сходство путей их формирования.

3. Национальный ономастикон - наиболее значимый и узнаваемый компонент национальной культуры, продукт истории, выстроенный на протяжении веков и воплотивший в себе культурные традиции и самосознание этноса. Вот почему следует бережно относиться к своему имени и к своей фамилии, знать их историю. Экология имени собственного - это сохранение памяти рода, памяти родной земли, когнитивной памяти каждого народа.

Намитокова Р.Ю.

Литература
  • Блягоз З.У.,Тхаркахо Ю.А.Адыгейские фамилии и имена.Майкоп, 2002.
  • Богус З.А. Соматизмы в разносистемных языках: семантико- словообразовательный и лингвокультурологический аспекты . канд.дис.(рук.). Майкоп, 2006.
  • Гафуров А.Имя и общество.М.Наука,1987.
  • Гачев Г.Д.Национальные образы мира. М., 1988.
  • Проблемы региональной ономастики.Материалы межвузовской научно-практической конференции Майкоп, 1998 (см.статьи: Губжоков М. Н.; Пшибиев И.Х; Соколова А.Н.).
  • Кирей Н.И.Этнография арабов. Краснодар, 1996.
  • Коков Дж.Н.Избранные труды. Т.1 Адыгская антропонимия. Нальчик.,2000.
  • Кумахов М.А., Кумахова З.Ю. Нартский эпос: язык и культура М., 1998.
  • Меретуков К.Х. Адыгейский топонимический словарь.М.,1990.
  • Намитокова Р.Ю.В мире имен собственных. Майкоп, 1993.
  • Тлехатук С.Р.Зоонимы в русском и адыгейском языках: семантико-словообразовательный и лингвокультурологический аспекты. канд дис. (рук.)Майкоп, 2001.
  • Топорова Т.В. Культура в зеркале языка: двучленные имена собственные.М.,1996.
  • Хотко С.Х.Очерки истории черкесов. СПб.: изд С.-Петербургского ун-та, 2001
  • Хотко С.Х. История Черкесии. СПб.: изд С.-Петербургского ун-та, 2001
 

Комментарии / 0 из 0


    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.