Об адыгах (черкесах) – кавалерах Георгиевских наград 0


В России дата 9 декабря установлена как официальный праздник – День героев Отечества.

Предыстория этого праздника следующая, - пишет А.В. Казаков, кандидат исторических наук, журналист.

У каждого государства имеются своя наградная система и система признания заслуг человека, его полезной деятельности, благородных поступков. Награда – это знак отваги и мужества, проявленных в интересах страны, народа.

26 ноября (9 декабря по новому стилю) 1769 г., в день святого Георгия императрицей Екатериной II был учреждена награда – орден св. Георгия.

Из всех наград Российской Империи, этот орден стал самой знаменитой и уважаемой, исключительно почетной для русских офицеров боевой наградой. По статуту он давался офицерам и генералам и только за конкретные подвиги в военное время, «тем кои... отличили еще себя особливым каким мужественным поступком или подали мудрые и для нашей воинской службы полезные советы». Полное название этого ордена – Императорский Военный орден святого великомученика и Победоносца Георгия.

В статуте его сказано: “Ни высокий род, ни прежние заслуги, ни полученные в сражении раны не приемлются в уважении при удостоении к ордену св. Георгия за воинские подвиги; удостаивается же онного единственно тот, кто не только обязанность свою исполнял во всем по присяге, чести и долгу, но сверх сего ознаменовал себя на пользу и славу Российского оружия особенным отличием”.

Георгиевский орден, установленный «единственно для воинского чина», был разделен на 4 класса. Орден св. Георгия 1-й ст. был чрезвычайно почетен и редок, о чем свидетельствуют следующие цифры. Орден 1-й ст. имели всего 25 человек, тогда, как высшим орденом Российской империи – орденом Андрея Первозванного было награждено свыше 1 тыс. человек, все 4 степени Георгиевского ордена имели всего 4 человека – фельдмаршалы Голенищев-Кутузов М.И., Барклай-де-Толли М.Б., Паскевич-Эриванский И.Ф. и Дибич-Забалканский И.И.

Для сравнения можно отметить, что количество награжденных офицерским орденом св. Георгия всех степеней и Георгиевским оружием за период с 1769 по 1920 г. порядка 10 тыс. человек, тогда как, «аналогичной» наградой – Золотой звездой Героя Советского Союза за период с 1934 по 1992 г. награждено свыше 13 тыс. человек.

Заслужить орден св. Георгия в боевой обстановке было чрезвычайно трудно. Награждение 4-й степенью этого ордена давало право потомственного дворянства.

Черно-оранжевые цвета Георгиевской ленты стали в России символом военной доблести и славы, перейдя на некоторые ордена и медали Советского Союза и Российской Федерации. К примеру, учрежденный для награждения солдат и матросов в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Орден Славы, имел примерно тот же статут (с учетом произошедших в стране изменений), и те же атрибуты, что и солдатский Георгиевский крест. Так же разделен на степени, носился на тех же, Георгиевских лентах.

Как известно, русско-адыгские связи и отношения имеют многовековую историю, уходящую своими корнями в Х век. Еще в 1022 г. князь Мстислав во время похода против адыгов – касогов, одолел касожского князя Редедю и увел с собой двух сыновей Редеди, которые были крещены и получили имена Роман и Юрий. Впоследствии Роман женился на дочери Мстислава Владимировича. Русские дворянские фамилии Лопухины, Белоусовы, Глебовы, Сорокоумовы, Ушаковы (предки знаменитого флотоводца) и другие возводили свое начало к Роману и Юрию Редедичам. В середине XVI века отношения России и Черкесии наполняются новым содержанием и оформляются в военно-политический союз.

В конце XVI – начала XVII в. в России появляется династия князей Черкасских. Младший сын адыгского князя Темрюка Идарова – Солтан в 1557 г. в возрасте 17–18 лет приехал в Москву, который был крещен по повелению Ивана IV, и в крещении получил имя Михаил и получил определенное образование.

Михаил Темрюкович стал первым черкесом, получившим высокое для того времени образование в России и в 1559 г. начал военную службу на южных, самых беспокойных пограничных рубежах Русского государства, подвергавшихся нападениям со стороны Крыма.

Михаил Черкасский при Иване Грозном стоял на самых высоких ступенях государственной власти. В 1567 г. князь Михаил в возрасте тридцати лет стал боярином, первым из кабардинских князей, ставших русскими боярами и принимавших самое активное участие в становлении, укреплении российской государственности. Фактически сын главного князя Кабарды Темрюка Идарова – Михайло Черкасский сидел первым в Боярской думе и при перечислении думных списков назывался всегда первым.

Многие представители адыгского этноса внесли неоценимый вклад в защиту, становление и развитие Российского государства, вовлечение Северного Кавказа в цивилизационное российское и мировое пространство.

Представители адыгов (черкесов) плечом к плечу с представителями многих других этносов, в первую очередь, русскими, на протяжении столетий защищали интересы России в различных войнах. Многие из них удостоены высоких Георгиевских наград.

Русско-турецкая война 1787–1791 гг.

В этой войне, развязанной против России Турцией за возвращение Крыма, на стороне России участвовало многотысячное кабардинское ополчение, состоявшее из князей и дворян Большой и Малой Кабарды под командованием генерала Горича. За военное отличие, несколько десятков представителей адыгской знати были произведены в офицерские чины – от поручика до подполковника.

Именно во время этой войны первым мусульманином Российской империи, удостоенным Военного ордена св. Георгия стал адыгский князь подполковник (ставший позднее полковником) Атажукин Измаил Темрюкович (1745/1749–02.1812), служивший в Бугском казачьем полку. Он был награжден 25 марта 1791 г. орденом св. Георгия 4-й ст. под № 820 за воинскую доблесть и отличие, проявленное 11 декабря (22 декабря по новому стилю) 1790 г. при взятии считавшейся неприступной турецкой крепости Измаил в устье реки Дунай.

Отечественная война 1812 г.

Претензии Франции на мировое господство привели к ее развязыванию агрессии против России и началу освободительной Отечественной войны 1812 г.

На этой войне отличился ряд офицеров адыгского происхождения. К ним можно отнести воевавших под командованием генерала М. Платова кабардинского уорка Бегидова, проживавших в Крыму черкесских князей Балатукова и Хункалова и др.

Кабардинец подполковник Бегидов Адильгери (Давид Григорьевич) (1779–07.03.1838), награжден 19 сентября 1815 г. «за отличие» в боях против французов во время заграничного похода императорской армии орденом св. Георгия 4-й ст. Позже он стал генерал-майором, умер и похоронен на Дону.

Адыгский князь, подполковник Симферопольского конно-татарского полка (позднее стал генерал-майором), Балатуков Кирилл Матвеевич (он же Кая-бей Мемет-беевич) (1774–1827), награжден 31 декабря 1812 г. орденом св. Георгия 4 ст. за боевые отличия, а именно: "В воздаяние ревностной службы и отличия, оказанного в сражении против французских войск 1812 года, октября 6, где при атаке французского отряда, презря слабое положение своего здоровья, вызвался охотником и, когда сделан был удар неприятеля, то с частью вверенных ему стрелков понесся впереди линии с отличным стремлением прямо на неприятельскую батарею и завладел одною пушкою". Умер и похоронен в Крыму. «Прадед Кая Бея, владетельный князь Кабарды (на самом деле из темиргоевцев. – А.К.), прибыл в Крым в 1709 г. и служил министром финансов во время правления Каплан-Гирея. Его внук – Мемет Бей, отец Кая Бея, был министром финансов Крым-Гирея в период его первого правления (1758-1764 гг.), после присоединения Крыма "пожалован статским советником".

Кавказская война 1763–1864 гг.

Связанная с военным присоединением Северного Кавказа к России, Кавказская война прошла несколько этапов. В этой войне, как на стороне России, так и против нее сражались представители многих кавказских этнических групп.

Кабардинский князь полковник Бекович-Черкасский Федор Александрович (Тембот, Темирбулат Каспулатович) (1790–1833), позже ставший генерал-майором, награжден 11 января 1826 г. «за отличие» против непокорных горцев орденом св. Георгия 4-й ст.

Русско-турецкая война 1877–1878 гг.

Очередная Русско-турецкая война была начата Россией за укрепление своего влияния на Балканах 24 апреля 1877 г. и продолжалась до 31 января 1878 г. На этой войне воевало многотысячное ополчение из адыгов. Так, помимо других отрядов и сотен, были сформированы на Тереке Кабардино-Горский и Кабардино-Кумыкский конно-иррегулярные полки, состоявшие в основном из кабардинцев, на Кубани – Кубанско-Горский конно-иррегулярный полки, Лабинский эскадрон и т.д.

В этот период кабардинский уорк подполковник (в 1890 г. ставший генерал-майором) Алтадуков Тепсаруко Хамурзович (он же Алтудоков Тепсоруко Хаджимурзович) (12.11.1832–02.06.1898), командир 2-го Горско-Моздокского конного полка Терского казачьего войска «за оказанное отличие в делах против турок при овладении неприятельской позицией на Дейво-Бойну 23 октября 1877 года» награжден 9 июня 1878 г. орденом св. Георгия 4-й ст.

Кабардинский уорк полковник (в 1892 г. стал генерал-лейтенантом) Шипшев Темирхан Актолович (1830–1904), командовавший полком Кубанского казачьего войска «за отличные воинские подвиги, оказанные 24 июля 1877 года при с. Халфалю» награжден орденом св. Георгия 4-й ст. 24 марта 1880 г.

Алтадуков и Шипшев за отличие на этой войне были также удостоены Золотого оружия с надписью «За храбрость» (с 1913 г. – Георгиевское оружие).

Во многом благодаря вновь приобретенному статусу Георгиевского кавалера и Алтадуков и Шипшев породнились с княжеским родом Тлостаналиевых – внучках ротмистра Тлостаналиева.

Русско-японская война 1904–1905 гг.

9 февраля 1904 г. за господство в Северо-Восточном Китае и Корее была развязана Русско-японская война, завершившаяся 5 сентября 1905 г. Для участия в этой войне был сформирован Терско-Кубанский полк Кавказской кавалерийской бригады, в который помимо 2-й (Осетинской), 3-й (Ингушской) и 4-й (Чеченской), вошли 1-я (Кабардинская), а также две Кубанские сотни, в основном состоявшие из закубанских черкесов. На русско-японской войне из числа личного составе Кабардинской сотни Терско-Кубанского конного полка, 42 кабардинца были награждены Знаками отличия Военного ордена (с 1913 г. – Георгиевский крест), в том числе всадник из крестьян Оли Гетаов заслужил Знаки отличия Военного ордена 4-й, 3-й и 2-й ст.

За отличия, проявленные во время русско-японской войны в один день – 25 марта 1907 г. орденами св. Георгия 4-й ст. были награждены кабардинский уорк, капитан Генерального штаба (в 1915 г. стал генерал-майором) Хогондоков Константин Николаевич (Хагундоков Эдык Исмаилович) (14.09.1871–02.12.1958), умер в эмиграции во Франции, и российский потомственный дворянин, в чине хорунжего (в 1919 г., стал генерал-майором Белой армии.) командовавший 1-й (Кабардинской) сотней Терско-Кубанского конного полка Анзоров Мудар Кайсынович (20.08.1883–1927), умер в эмиграции в Сирии. Хогондоков, и Анзоров были также удостоены за отличие на этой войне Золотого оружия с надписью «За храбрость».

Первая мировая война 1914–1918 гг.

1 августа 1914 г. между двумя коалициями государств, началась Первая мировая война, до сих пор не имевшая аналогов по кровопролитности, и в которую оказались втянутыми 38 государств. Война завершилась 11 ноября 1918 г.

На этой войне в составе российских войск отличились многие офицеры и нижние чины, представители как кубанских, так и терских адыгов.

Воевавший в составе 237-го пехотного Грайворонского полка прапорщик из абадзехов Эдиге Николай Сергеевич (Едыдж Николай Алибеевич) «27 марта 1915 года отважно удерживал важную позицию у села Козювки и погиб геройской смертью», за что награжден (посмертно) Высочайшим приказом от 31 декабря 1915 г. орденом св. Георгия 4-й ст.

За воинские отличия подполковник (к 1918 г. генерал-майор) 21-й артиллерийской бригады из хатукаевцев Тлехас Мурат-Гирей Саофижевич (15.08.1873–15.05.1920 г.), Высочайшим приказом от 17 апреля 1915 г. был награжден орденом св. Георгия 4-й ст., а 24 января 1917 г. – Георгиевским оружием. Расстрелян большевиками в г. Баку.

Князь полковник (с 31 марта 1919 г. генерал-майор Белой армии) Бекович-Черкасский Федор Николаевич (Тембот Жанхотович) (14.05.1870–16.11.1953) за подвиг, совершенный 10 сентября 1915 г. у с. Зарвыница – «отличие в Кабардинском конном полку награжден орденом св. Георгия 4 ст. Высочайшим приказом от 23 мая 1916 года». Умер в эмиграции.

Ставший впоследствии легендарным, есаул из шапсугских тлекотлешей Улагай Сергей Георгиевич (Ислам-Гиреевич) (19.10.1875-29.04.1944), Высочайшим приказом «Награжден орденом св. Георгия 4-й степени войсковой старшина Улагай за то, что 26 июня 1916 года, командуя 3-мя сотнями и пулеметным взводом, под сильным артиллерийским, ружейным и пулеметным огнем, переправился с казаками вплавь через три рукава р. Стохода у дер. Рудни – Червище и быстро окопался на вражеском берегу перед проволочными заграждениями противника, открыл напряженный огонь по нему; эта лихая переправа сотен много способствовала переправе нашей пехоты сравнительно с малыми потерями и дала возможность ей закрепиться на неприятельском берегу» – 17 января 1917 г. Ранее он был «Награжден Георгиевским оружием есаул Улагай, 17 сентября 1915 года у сел. Кухоцка – Воля, командуя 4-мя сотнями спешенных казаков, под сильным действительным огнем бросился во главе сотен на окопы противника, чем способствовал восстановлению всего нашего расположения перед тем поколебленного». Позже стал генерал-лейтенантом Белой армии и был награжден 25 августа 1920 г. учрежденным генералом Врангелем вместо ордена св. Георгия – орденом Святителя Николая Чудотворца. Умер в эмиграции.

Во время Первой мировой войны около десятка офицеров из числа адыгов (черкесов) были представлены к ордену св. Георгия, однако, не все были награждены этой высокой наградой.

Так, за проявленное личное мужество на фронтах Первой мировой войны в составе легендарной Кавказской туземной конной (в просторечье «дикая») дивизии вышеуказанный полковник Кабардинского полка князь Бекович-Черкасский Ф.Н. (в 1915) представлялся к ордену св. Георгия 4-й ст., но в первый раз взамен этого ордена получил орден св. Владимира 3-й ст. с мечами (12.08.1915). В июле 1916 г. за мужество, проявленное на Юго-Западном фронте, Бекович-Черкасский был представлен к ордену св. Георгия 3-й ст., взамен которого получил «Высочайшее благоволение» императора (04.02.1916).

К ордену св. Георгия 4-й ст. представлялись и проявившие воинскую доблесть Черкесского полка Кавказской туземной конной дивизии: бжедугский князь подполковник Султан Крым-Гирей Селетович, взамен ордена был произведен в полковники; бесленеевский князь ротмистр (с 1918 г. генерал-майор Белой армии) Султан-Гирей Келеч Шаханович взамен ордена произведен в подполковники. Моздокский кабардинец 1-го Сунженско-Владикавказского генерала Слепцова полка Терского казачьего войска сотник (произведен в генерал-майоры посмертно в 10.1919 г.) Серебряков Александр Никифорович (Даутоков Заурбек Асланбекович) взамен ордена св. Георгия 4-й ст. получил орден св. Владимира 4-й ст. с мечами бантом и т.д.

В 1869 г. награжденные Золотым оружием офицеры и генералы были причислены к Георгиевским кавалерам, а с 1913 г. наградное Золотое оружие стало официально именоваться Георгиевским оружием.

Наградным Золотым оружием с надписью «За храбрость» в 19 веке награждено несколько десятков офицеров адыгского происхождения.

К ним относятся генералы Бегидов Д., Балатуков А., Хункалов А., Бекович-Черкасский Ф.А., Могукоров П., Анзоров Х., Абдрахманов Ф., Шипшев Т., Алтадуков Т., полковник Гусаров К., подполковник Губжоков В. и мн. др.

В один день приказом по 8-й Армии от 2 сентября 1917 г. № 2855 были награждены Георгиевским оружием с надписью «За храбрость» офицеры – прапорщики Черкесского конного полка Агиров Магомет-Рауф, Ажегоев Пшемаф Челеметович (имевший Георгиевские кресты 2-й, 3-й и 4-й ст.) и полный кавалер 4-х степеней Георгиевского креста Султан Байзет-Гирей Шаханович.

В разное время представлялись к награждению Георгиевским оружием с надписью «За храбрость» князь Бекович-Черкасский Федор Николаевич, Султан Крым-Гирей Селетович (погиб в марте 1918 г.), Султан-Гирей Келеч Шаханович (казнен в Москве в 1947 г.) и Мамышев Барасби Саляхович (репрессирован в 1928 г.), которые взамен этого получили другие награды.

Знак отличия Военного ордена (с 1913 г. – Георгиевский крест)

«Для поощрения храбрости и мужества» солдат и унтер-офицеров «кои … отличатся противу неприятеля отменною храбростью» в 1807 г. был учрежден Знак отличия Военного ордена, в 1856 г. разделенный на 4 степени. В 1913 г. Знак отличия Военного ордена был причислен к Георгиевским наградам и стал называться Георгиевским крестом.

Во время 1-й мировой войны одних кабардинцев Кабардинского конного полка 429 всадников были награждены Георгиевскими крестами, при этом многие из них имели наряду с крестами и Георгиевские медали «За храбрость». Близкое к этому количество адыгов Баталпашинского и Майкопского отделов, служивших в Черкесском конном полку также удостоены подобных наград.

В период Первой мировой войны стали полными Георгиевскими кавалерами следующие адыги (черкесы).

Анзоров Пшемахо Исмаилович, 1870 г.р., кабардинец, в 1914-1917 гг. служил в 18-м драгунском Северском полку, награжден Георгиевскими крестами 1, 2, 3, 4-й ст. в 1915-1916 гг., Георгиевской медалью «За храбрость» 4-й ст. Поручик. С 1920 г. в эмиграции.

Астемиров Докшуко Исламгериевич, 1872 г.р., кабардинец, участник Русско-японской войны 1904-1905 гг. в составе Кабардинской сотни Терско-Кубанского конного полка и 1-й мировой войны в составе Кабардинского конного полка Кавказской туземной дивизии, награжден Георгиевскими крестами 1, 2-й ст. в 1915 г., в 1904-1905 гг. – 3, 4-й ст. Поручик. С 1920 г. в эмиграции.

Ахохов Кушби Гиреевич, 1891 г.р., кабардинец, в составе Кабардинского полка Кавказской туземной конной дивизии награжден в 1915 г. Георгиевскими крестами 1, 2, 3, 4-й ст. Прапорщик. С 1920 г. в эмиграции.

Баждугов Тита Кягович, 1884 г.р., кабардинец, в составе Кабардинского полка Кавказской туземной конной дивизии награжден в 1915 г. Георгиевскими крестами 1, 2, 3, 4-й ст., Георгиевскими медалями «За храбрость» 3, 4-й степени. Подпрапорщик. С 1920 г. в эмиграции.

Бицуев Ахмед Турович (1870-1959), кабардинец, юнкер Кабардинского конного полка был награжден Георгиевскими крестами 2-й и 3-й ст. в 1915 г. В 1919 г. – Георгиевским крестом 1-й ст. Знак же отличия Военного ордена 4-й ст. он получил в Русско-японскую войну в 1905 г.

Гетаов Оли Белимготович (1872-11.1917), кабардинец, юнкер Кабардинского полка Кавказской туземной конной дивизии награжден в 1-ю мировую войну Георгиевским крестом 1-й ст. (1915), а в Русско-японскую войну 1904-1905 гг. – 2, 3, 4-й ст. (1904, 1905).

Джарим Мусса (09.04.1876–не ранее 1916 г.), юнкер милиции (к 1910 г.), из бжедугов, участник Русско-японской войны 1904–1905 гг. в составе Черкесской сотни Терско-Кубанского конного полка, награжден Знаком отличия Военного ордена 4-й ст. В 1-ю мировую войну в составе Черкесского полка Кавказской Туземной конной дивизии награжден Георгиевскими крестами 3-й ст. под № 15565 (01.1915 г.), 2-й ст. и 1-й ст. под № 7635 (16.09.1915 г.).

Диков Хазеша Увжукович, 1873 г.р., кабардинец, всадник Кабардинского полка Кавказской туземной конной дивизии награжден Георгиевскими крестами 1, 2, 3, 4-й ст. (1915-1917), румынской медалью «Барбатия си Кредица» с мечами II класса. Прапорщик (1919). С 1920 г. в эмиграции.

Инароков Али Жанхотович (1893-1919), кабардинец, в составе Кабардинского полка Кавказской туземной конной дивизии награжден Георгиевскими крестами 1, 2, 3, 4-й ст. (1915), став одним из самых молодых кавалеров полного Георгиевского банта в 22 года. Был также награжден орденом короны Румынии с мечами. В чине штабс-ротмистра погиб в Гражданскую войну.

Каблахов Джамальбий (?–не ранее 1920 г.), юнкер милиции (1917 г.), из абазин. В 1-ю мировую войну воевал в чине урядника Черкесского конного полка Кавказской Туземной конной дивизии, награжден Георгиевскими крестами 4-й, 3-й (под № 44647), 2-й (№ 31192) и 1-й ст. С 1920 г. в эмиграции.

Коголкин Мисост Таусултанович (1874–01.05.1933), кабардинец, в составе Кабардинского полка Кавказской туземной конной дивизии награжден Георгиевскими крестами 1, 2, 3-й ст. (1915), ранее, в Русско-японскую войну 1904-1905 гг. – 4-й ст. (1905). Подпоручик. Репрессирован.

Почешхов Учужук (?–не ранее 1920 г.), из темиргоевцев, в 1-ю мировую войну воевал в составе Черкесского конного полка Кавказской Туземной конной дивизии. Награжден Георгиевскими крестами 4-й, 3-й, 2-й и 1-й ст. Подхорунжий.

Султан Байзет-Гирей Шаханович (?–1919), из аула Уляп. В 1-ю мировую войну в составе Черкесского полка Кавказской Туземной конной дивизии стал полным Георгиевским кавалером 15.09.1916, заслужив Георгиевские кресты 4-й ст., 3-й ст. под № 44643, 2-й ст., 1-й ст. под № 11734. Произведен в офицерское звание в 1916 г. Награжден орденом св. Станислава 3-й ст. с мечами и бантом (23.01.1917) и Георгиевским оружием с надписью «За храбрость» (02.09.1917). Прапорщик с 1916 г., погиб в Гражданскую войну.

Тамбиев Исмаил Магометович (1875-1918), кабардинец, в составе Кабардинского полка Кавказской туземной конной дивизии награжден Георгиевскими крестами 1, 2, 3-й ст. (1915), ранее, в Русско-японскую войну 1904-1905 гг. – 4-й ст. (1905). Подпрапорщик. Погиб в Гражданскую войну.

Тхазеплов Исмаил Умарович, 1890 г.р., кабардинец, в составе Кабардинского полка Кавказской туземной конной дивизии награжден Георгиевскими крестами 1, 2, 3, 4-й ст. в 1915-1917 гг., английской военной медалью, румынской медалью «Барбатия си Кредица» с мечами II класса. Корнет с 1919 г. С 1920 г. в эмиграции.

Хапцев Берд Жамбулатович, 1896 г.р., кабардинец, в составе Кабардинского полка Кавказской туземной конной дивизии награжден Георгиевскими крестами 1, 2, 3, 4-й ст. (1915-1917), а также Георгиевской медалью «За храбрость» 4-й ст., французской военной медалью. Корнет с 1920 г., в эмиграции. В 1923 г. вернулся в СССР, в 1928 г. репрессирован.

Шхалахов Рамазан Алиевич (1895–не ранее 1927 г.), из шапсугов. В Первую мировую войну в составе Черкесского полка Кавказской Туземной конной дивизии награжден Георгиевскими крестами 4-й ст. под № 273531, 3-й ст., 2-й ст. и 1-й ст. под № 10419, Георгиевской медалью «За храбрость» 4-й ст.78 Произведен в чин прапорщика в 1917 г. Участник Гражданской войны. В 1918 г. корнет, участник 1-го Кубанского («Ледяного») похода в составе Черкесского конного полка, штабс-ротмистр с 23.03.1919 г. С 1920 г. в эмиграции. Вернулся в СССР, в конце 20-х годов репрессирован.

Помимо указанных в настоящей статье кавалеров, подвиги еще десятков офицеров и генералов с адыгскими корнями, были в первую очередь, Георгиевских наград, отмечены за воинские подвиги. Это и указывавшие в своих родословных на черкесское происхождение, дворяне из таких известных фамилий, как Трегубовы, из числа которых вышло не менее 10 генералов и столько же кавалеров высших военных наград. Это и Черкесовы, и мн. др.

Этническая и генеалогическая принадлежность отдельных известных военных деятелей – кавалеров Георгиевских наград, братьев-генералов Горичей, Баташевых, Горских, Пятигорских, Кудаевых, Соколовых, Богатыревых и многих других, до сих пор беспристрастно не исследована. Не углубляясь в эту проблему, хотелось бы отметить, что не изученность этого вопроса, не всегда безобидна, и часто приводит к различным манипуляциям с историческими фактами и т.д.

Каждый из указанных в настоящей статье их, Георгиевский кавалер – герой. Все они верой и правдой, не жалея собственной жизни, присягнув однажды на верность, защищали страну, которую считали своей Родиной. Они – олицетворение настоящего патриота России и достойны подражания.

Несмотря на наше субъективное отношение к ним, каждый из этих военных деятелей оставил заметный след в истории региона и страны.

Как известно, имена офицеров и генералов, награжденных орденом св. Георгия, с 1849 г. золотыми буквами запечатлены в Зале Воинской славы России – Георгиевском зале Кремля.

Как видно из материалов исследования, жизнь многих Георгиевских кавалеров сложилась не просто, в некоторых случаях – трагически. Большинство из них умерло на чужбине, вдали от Родины, которую защищали.

Вместе с тем, ни одно из этих имен, до сих пор, так же как и легендарная Кавказская туземная конная дивизия, в том числе, Кабардинский и Черкесский конные полки, которые дали стольких героев, никак не увековечено на родине, в местах, где они родились и прожили определенную часть своей жизни. Нет ни улиц, ни скверов и площадей, и вообще, ничего, чтобы нам и будущим поколениям напоминало бы о славном прошлом народа.

Даже могилы большинства из них, не известны, за исключением могил выдающихся адыгов – генералов Сергея Улагая, умершего в Марселе и Константина (Эдыга) Хагондокова, умершего в Париже и похороненных в Сент-Женевьев-де-Буа, Тембота Бековича-Черкасского, похороненного на мусульманском кладбище в Бобини.

Ведь устраивает нас всех, лишенных исторической памяти это и то, что и могилы других великих адыгов, в том числе Измаил-бея Атажукина, Шоры Ногма, Дмитрия (Лукмана) Кодзокова, и т.д. и т.д., также как и других народных героев, до сих пор не известны.

Не пора ли всем нам, в том числе решающим вопросы, связанные с увековечиванием имен настоящих героев, а не «дутых», наконец, обратиться лицом к этой проблеме. Как ни высокопарно звучит, но именно на примере старших молодежь учится настоящему патриотизму, готовности в трудную минуту защитить свое Отечество – Россию!

Как сказал один известный государственный деятель – «Кто не хочет кормить свою армию, тот будет кормить чужую».

Смело можно утверждать, что народ, который не увековечивает своих героев, обречен увековечивать чужих героев на своей земле!

© sk-news.ru 


черкесыроссийская империянаградыгерои


Комментарии / 0 из 0


    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.