Выступление С.Хотко на круглом столе в ОП РФ "Кавказ. Проблемы понимания истории" 0


- (Хотко С.Х.) Я благодарен организаторам этого очень интересного мероприятия, оно действительно такое пионерское, за то, что собрали уважаемых экспертов и предоставили им возможность обменяться мнениями.

У меня, по прослушиванию ряда сообщений моих коллег, возникло несколько критических замечаний. Во-первых, сразу напрашивается комментарий к конспирологической теории о том, что некие темные силы нас гнетут, с запада, с востока даже – Мухаммад Али сюда еще руки протягивал, оказывается, к Шамилю, к его светлой фигуре. Я хочу сказать, что, безусловно, кавказские горцы не были такими стойкими оловянными солдатиками, какими их хотят изобразить авторы этих концепций. По мановению пальца лорда Понсонби, или Дэвида Уркварта, или Мухаммада Али ничего не происходило на Кавказе. Все-таки на Кавказе были свои институты управления, свои давние традиции государственного управления, и война не может длиться десятилетиями только из-за того, что какие-то невероятные шпионы, побывавшие в каких-то высоких кабинетах, приехали и нашептали что-то кому-то на ушко на Кавказе. Так, наверное, не бывает.

Прозвучавшая точка зрения реанимирует штампы второй половины 40-х – первой половины 50-х гг. XX века, которые объявляли Шамиля ставленником султанской Турции и английских колонизаторов. В таком подходе очевидно стремление реабилитировать багировщину, это уже необагировщина. На мой взгляд, такие вещи произносить после всех опубликованных источников о Шамиле – я считаю, это просто нонсенс, с методологической точки зрения. Борющийся человек имеет право прибегать к помощи любых союзников, в том числе и для пропагандистских целей приобретать некие внешние черты легитимации, какие-то титулы главнокомандующего, который дарит султан-халиф или хедив Египта. Но не в этих титулах суть Шамиля, главное для Шамиля – то, что он был лидер национально-освободительного движения. И этот факт признан в российской академической литературе, в первую очередь, еще до революции.

Здесь также прозвучала тема черкесского геноцида, которая также, оказывается, инспирирована какими то темными силами. Да, я согласен, что это современное сочувствие Грузии к теме геноцида черкесов носит неискренний характер – это все понимают, это даже не стоит обсуждать. Но темы Сочи и черкесской трагедии символически связаны. Так получилось, что Сочи является символом не только дольче вита, сладкой жизни, теневой экономики в советские времена, медуновщины и пр., но и символом черкесской трагедии, трагедии утерянной страны – Черкесии. Когда я говорю о Черкесии, я имею в виду не только адыгское население, но и абазинское и ногайское население, которое было очень многочисленным в Черкесии. Только в один день во время этой кровавой драмы – Кавказской войны – могло погибнуть до 5 тысяч ногайцев. Поэтому это не только трагедия одних адыгов, это трагедия всего населения Черкесии.

Тема черкесского геноцида не возникла в связи с Сочинской олимпиадой – этой теме более 20 лет. Она активно обсуждается в нашем обществе с начала 90-х годов. Эта тема не является маргинальной или уделом маргиналов. Парламент Адыгеи, парламент Кабардино-Балкарии, парламент Абхазии, такие авторитетные личности в политическом пространстве Кавказа как Аслан Алиевич Джаримов, Валерий Мухамедович Коков, Владислав Григорьевич Ардзинба, один из авторов российской конституции Юрий Хамзатович Калмыков классифицировали это событие как геноцид. Память об этом трагическом периоде была в нашем народе всегда – она сохранена в народных исторических песнях.

По поводу тех реальных и зачастую надуманных искажений истории Северного Кавказа, которые препятствуют появлению некоего «правильного представления» об истории местных народов. Прозвучала крайне негативная оценка всего постсоветского периода в развитии отечественного кавказоведения. Что полная свобода обернулась безудержным мифотворчеством. Что и 90-е, и 2000-е гг. стали временем упущенных возможностей и прочее. Я считаю, что, напротив, весь этот период является наиболее благотворным в истории кавказоведения хотя бы по тому, что было издано огромное количество источников, которые не могли быть изданы в предшествующий период. Сегодня нашему обществу предлагают отказаться от процесса демократизации, убеждают нас в том, что мы не созрели до выборов и демократических институтов. И точно также сейчас нам предлагают отказаться от свободного изъяснения мыслей в области истории.

И, поскольку у меня ограничено время, в завершение я хотел бы обратить внимание организаторов этого мероприятия, что стоило пригласить сюда и наших коллег с Кубани, поскольку Кубань является частью Кавказа. А, между тем, здесь происходят совершенно «замечательные» вещи, которые не позволяют себе ни на одной другой территории Кавказа: возводятся монументы наиболее одиозным, кровавым и жестоким генералам периода Кавказской войны. В частности, в Армавире установлен памятник генералу Зассу, который уничтожил множество адыгских и абазинских населенных пунктов в Закубанье и который поощрял своих подчиненных отсекать головы убитых горцев, которые затем втыкались на шесты и устанавливались в его штаб-квартире. Количество отрубленных голов служило своего рода «отчетностью» перед непосредственным шефом Засса – генерал-лейтенантом А. А. Вельяминовым, командующим войсками Кавказской линии.

Приведу два источника по этому вопросу:

«Засс, по обычаю, приказал отрезать головы убитых и с этим трофеем возвратился в свой Прочный Окоп. Через год после того, я встретил генерала Засса в Ставрополе. Он ехал на санях, а другие сани, закрытые полостию, ехали за ним. «Куда это, ваше превосходительство, и что вы везете»? – «Еду, земляк, в отпуск и везу Вельяминову в сдачу решенные дела». С этим словом он открыл полость, и я не без омерзения увидел штук пятьдесят голых черепов. Вельяминов отправил их в Академию Наук». (Воспоминания Григория Ивановича Филипсона. М., 1885. С. 102).

«Местопребывание Засса, крепость Прочноокопская, повергало в ужас не только закубанцев, но и всех проезжающих. Она окружена была высоким валом с частоколом по гребню, на котором во многих местах торчали головы черкесов». (Ракович Д. В. Тенгинский полк на Кавказе. 1819-1846. Правый фланг. Персия. Черноморская береговая линия. Под ред. генерал-майора Потто. Тифлис, 1900. С. 150).

Теперь, получается так, что эту личность нам предлагают в качестве некоего морального ориентира, как некий образец служения и прочее. Мы понимаем, что нужен памятник Екатерине, и мы против этого не возражаем. Но в XXI веке воздвигать памятники, по сути, военным преступникам – это нонсенс, с моей точки зрения. С точки зрения права совершенно недопустимо устанавливать памятник лицу, уничтожавшему со свирепой жестокостью представителей коренного народа Российской Федерации, непосредственных предков граждан Российской Федерации, а мы – адыги – являемся полноправными гражданами нашей страны. Подобные эксперименты с исторической памятью самым роковым образом препятствуют заявленному стремлению к формированию единой гражданской нации. Кроме того, такие действия оказывают крайне негативное психологическое воздействие на адыгское население региона.

Выступление С.Хотко на круглом столе в ОП РФ "Кавказ. Проблемы понимания истории"
Текст предоставлен порталу "Адыгэ Хэку" в авторской редакции. 

войныгеноцидкавказская войнамаркерыроссиясочи



Комментарии (0)



    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Вход Зарегистрироваться