Новая находка золотого подражания статеру Александра Македонского в Западном Закавказье. 0


Начиная с 2006 г. совместная российско-абхазская археологическая экспедиция ведет работы на Джантухском могильнике (исследовался абхазскими археологами в 1981, 1983, 1985 гг.), расположенном в ущелье р. Аалдзга (Галидзга) близ г. Ткуарчал в юго-восточной части Республики Абхазия. За это время здесь полностью исследованы погребальные ямы XII-XI и рубежа VIII-VII вв. до н.э., два индивидуальных погребения в ямах-колодцах IX в. до н.э. и три погребальные ямы второй половины V – первой половины III вв. до н.э.

В 2010 г. рядом с погребальной ямой 5 (IV-III вв. до н.э.) удалось обнаружить ещё одну погребальную яму (погребальная яма № 7), относящуюся, судя по находкам достаточно многочисленного античного импорта, к ещё более позднему времени. Античный импорт (рис.3-6) представлен, в частности, фрагментами «мегарки» II в. до н.э. (рис.3) и ручки канфара (?) с налепным украшением в виде катушки, также характерной для II в. до н.э. (рис.4). Как было установлено в ходе работ 2011 г., размеры погребальной ямы № 7 составляют не менее 8 на 9 м. она имеет подпрямоугольную в плане форму и практически не потревожена грабителями, сохранив каменный заклад.

Судя по предварительным данным, можно предположить, что на позднем этапе существования могильника (II в. до н.э.) кремация имела скорее символическое значение, значительная часть обнаруженных предметов и стенки погребальной ямы № 7 не носят следов воздействия огня. Из находок в погребальной яме № 7 необходимо отметить новые образцы бронзовой зооморфной пластики (лань и голова барана, стилистически несколько отличающиеся от более ранних экземпляров), типологически отличающиеся (в своей значительной части) костяные бусы (в том числе, орнаментированные), стеклянные бусы ранее неизвестных на могильнике типов, бронзовые колокольчик, фрагментированные гривны и фибулы, браслеты и их фрагменты, бляшки, типологически поздние подвески в один и в полтора оборота, ворворку, пронизи, обоймочки и цепочки, подвески различных типов, каменные пряслица и оселки, железные ножи, наконечники копий (некоторые из них с согнутым окончанием пера), втулки, колокольчики, дужку от сосуда (?), два не имеющих аналогов железных предмета в форме обрезанного конуса с узким отверстием в середине, фрагментированный миниатюрный керамический сосуд с богатым декором (в том числе с налепным изображением змеи на ручке), сосуд в виде птицы, фрагменты ранее не встреченных на могильнике керамических форм (в том числе, сосуда с орнаментированным носиком-сливом, характерного для более южных районов Колхиды).

Без преувеличения уникальной является находка в погребальной яме № 7 (на уровне заклада) золотого подражания статеру Александра Македонского (рис.1а, 1б). Изображения на монете намеренно стилизованы. На лицевой стороне мы видим обращенную вправо голову Афины, её нос имеет заостренную треугольную форму, глаз показан крупным кружком с точкой в центре, губы – двумя почти параллельными чертами, скула и подбородок переданы выпуклым рельефом, поверхность «шлема» показана короткими косыми черточками в два ряда, разделенными выпуклым дуговидным рельефом, крайний правый завиток над головой можно предположительно связать с изображением птички, на шее, возможно, изображены бусы. Перед изображением профиля помещены точка и Х-образная фигура. Аналогичная или близкая фигура известна на подражаниях статеру Александра Македонского из Илеми и из Рачи (в обоих случаях находится за профилем), а также под подбородком профиля на подражании статеру Лисимаха из Пайчесеули (Чохатаурский район). На оборотной стороне изображена (не фронтально) идущая влево крылатая Нике с головой, напоминающей ромб с точкой посередине (как у сидящей Афины на некоторых подражаниях статерам Лисимаха, у большинства подражаний статерам Александра Македонского голова Нике изображена иначе), её правая рука вытянута и что-то держит (венок-?), левая согнута в локте, у левого плеча помещен наконечник копья, что опять же находит аналогии на подражаниях статерам Лисимаха. По обе стороны от Нике помещены точки (две и три). Гурт монеты незначительно прокован молотком и местами поднимается над её полем.

По ряду признаков и, главное, по оформлению профиля на лицевой стороне, монета находит аналогии среди подражаний статерам Лисимаха. Кроме того, она примыкает к одной из серий подражаний статерам Александра Македонского с изображением идущей Нике. Её ближайшие аналоги известны из Сванетии (рис.2), Восточной Грузии (Фролова, 2010, табл.VI,14548), Вани (Ахвледиановская гора). Именно эта серия по изображению на лицевой стороне обнаруживает наибольшую близость к подражаниям статерам Лисимаха (Голенко, 1964, с.55; Дундуа, 1987, с.86).

Обе серии ранних закавказских подражаний статерам Александра Македонского (вторая серия, отличающаяся меньшей степенью схематизма и стилизации, была выделена В. Анохиным, 2010) не были обнаружены в составе комплексов, поэтому их датировка оставалась затруднительной. Г.Ф. Дундуа (1987), исходя из достаточно шатких оснований (продолжительность жизни одного поколения и т.д.), датировал распространение подражаний статерам Лисимаха преимущественно I в. до н.э., ближе к его середине, а подражания статерам Александра Македонского отнес к I в. до н.э. – середине II в. н.э. (в более ранней работе он датировал появление и тех и других II в. до н.э. – 1977, с.196). Более того, К.В. Голенко (1964, с.55) допускал возможность появления подражаний статерам Александра Македонского только в начале I в. н.э. Впрочем, как считает В. Анохин (2010, с.181), ранний тип подражаний статерам Александра Македонского появляется в последней четверти III в. до н.э. Датировку подражаний статерам Александра Македонского II в. до н.э. допускает и Н.А. Фролова (2010, с.30). При этом, по общему мнению, подражания статерам Александра Македонского появляются позже, чем подражания статерам Лисимаха.

Логично предположить, что именно одна из серий подражаний статерам Александра Македонского, обнаруживающая наибольшую близость к подражаниям статерам Лисимаха и, по сравнению с большинством этих монет, демонстрирующая меньшую степень стилизации и схематизации, является наиболее ранней. Очевидно, на формирование иконографии характерного для данного региона типа подражаний статерам Александра Македонского оказала влияние иконография местных подражаний статерам Лисимаха. Вывод о ранней хронологической позиции данной серии, сделанный на основании стилистического анализа, подтверждается и комплексом погребальной ямы № 7 могильника Джантух, уверенно датированным II в. до н.э. Итак, появление подражаний статерам Александра Македонского теперь с полным на то основанием можно датировать II в. до н.э.

Традиционно (А.Н. Зограф, Д.Г. Капанадзе, К.В. Голенко) подражания статерам Александра Македонского связываются с горной (восточной) частью Колхиды (Имеретия, Рача, Лечхуми) и прилегающими районами Иберии, а подражания статерам Лисимаха – с причерноморскими районами Западного Закавказья. В целом, такое распределение не вызывает сомнений, хотя, кроме Вани и Мцхеты, можно выделить по меньшей мере два региона, где встречаются монеты обеих типов – Абхазию и Сванетию. По мнению В. Анохина (2010, с.178,179), именно Сванетия являлась «родиной кавказских подражаний статерам александровского типа». По нашему мнению, в качестве такой «родины» может рассматриваться и Абхазия, что подтверждает новая находка из Джантухского могильника. 

археология



Комментарии (0)



    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Вход Зарегистрироваться