Страна черкесов. XVIII в.0


Черкесы должны быть рассматриваемы скорее как данники, нежели как подданные Крымского хана. Некоторые ханы делали страшные усилия, чтобы покорить совершенно эти народы, подчинить их тем же законам, какие существуют в Крыму и особенно принудить их к военной службе. Но усилия эти остались безуспешными. Хан не имеет никакого дохода с своих земель и подданных в Черкесии. Только при вступлении на престол они платят ему дань, которая состояла сперва из 300 рабов. Но хан Селим-Гирей довольно оригинальной хитростью возвысил ее до 700 рабов. Когда депутаты от черкесского народа прибыли в Крым, хан приказал призвать беев главных племен, осыпал их любезностями и отпустил обремененных подарками. Несколько времени спустя хан пригласил их снова. Ласковый прием, оказанный черкесам в первый раз, привлек на вторичное приглашение хана довольно многочисленное общество представителей черкесского народа, по прибытии которых в Крым, хан приказал тотчас-же заковать их и освободил тогда только, когда они распорядились высылкой и представили требуемое ханом число рабов. Притеснения, которым подвергались в разные времена от крымских ханов кабардинцы, принудили их сделаться сперва независимыми, а потом отдаться под покровительство России. Хан не имеет права набирать войска из черкесов, но когда предпринимает войну, то просит у беев известное число людей ввиде помощи. Удовлетворение таких просьб вполне зависит от степени того влияния и расположения, какими пользуется хан в черкесском народе.

Татарская Черкесия простирается ныне от Босфора Киммерийского или пролива Еникольского до Кабарды включительно; она ограничена на севере — Кубанскими ногайцами, на юге — Абазинцами и Кавказским хребтом, на востоке — Кабардой и на западе — Черным морем. Черкесы, находящиеся в зависимости от хана, разделены на 14 кобле или племен. Каждое племя делится на чагары. Чагар — собрание 10 семейств. Черкесский народ разделяется на четыре класса: беи (князья), сипаги, уздени и кулы. В каждом племени существует господствующая фамилия, которая владеет, на правах государя, всеми землями племени и распоряжается там деспотически. Каждое из этих семейств имеет первого бея (князя), т.е. старшего представителя фамилии или главу его. Главенство в данном случае достигается возрастом. Точно такие же старейшины существуют и в других семействах, принадлежащих к той же фамилии, но все они подчиняются главному. Все эти беи делят между собой земли и подданных людей. На долю главного бея достается всегда самое большое число чагар; другие распределяют между собою остальное. Преобладающее большинство черкесского народа суть слуги и рабы своих дворян, которые могут завладевать их имуществом, умерщвлять их, продавать или отдавать кому вздумается. Однако, есть между ними два класса свободных людей — сипаги и уздени. Сипаги это есть ничто иное, как бывшие кулы, захваченные на войне или проданные своими беями, но получившие затем свободу и возвратившиеся на родину. Как они сами, так и все их потомки, представляют собою свободный класс людей, и если имеют достаточно средств, то могут приобретать имущества и покупать чагар, почему нередко становятся потом наравне с беями. Уздени — это вольноотпущенные, получившие от своих беев свободу в награду за какую-нибудь услугу. Они вместе с потомством пользуются такимя же привилегиями, как и сипаги. Кулы — бесправные рабы (прим. 14).

Черкесские беи и племена находятся в постоянной вражде между собою и, с целью захвата рабов, производят набеги, причем все захваченное считается законной добычей и не требуется назад. Но, если нападающий имел несчастье быть пойманным, все люди находившиеся с ним, становятся рабами. Не удерживается один только бей и подвергшийся нападению довольствуется тем лишь, что, отпуская захваченного бея, отрезывает предварительно уши и хвост его лошади. Это единственное мщение, допускаемое в подобных случаях. Сыновья беев не изъяты от рабства; раз они были захвачены и проданы, они уже утрачивают права дворянства и не могут быть более беями. Но, если, получив свободу, они снова возвращаются к себе, в таком случае делаются сипагами и не должны считаться дворянами. Беи продают своих дочерей, если они уличены будут в каком бы то ни было поступке, противном стыдливости; точно также продают они и своих сыновей, когда те совершат какое-либо тяжкое преступление, признанное заслуживающим подобного наказания.

Беи, знатные люди и сипаги одни только могут носить оружие и иметь его у себя; подвластные им слуги лишены этого права. Как только знатный черкес становится беем, первые его заботы направляются к тому, чтобы запастись достаточным количеством оружия для вооружения всех своих подданных. Собираясь на войну, все кулы, долженствующие следовать за беем, приходят к нему, снаряжают себя луками, стрелами, са ми, ружьями и пистолетами, а, по возвращении домой, отдают владельцу взятое ими оружие. Черкесы живут почти также как ногайцы; у них нет ни

городов, ни постоянных жилищ; они кочуют с места на место, не выходя, однако, из границ владений своего племени (прим. 15). Лето черкесы проводят обыкновенно на равнинах, а зимою возвращаются в горы. Не имея определенных земель для занятия сельским хозяйством, они возделывают те участки, которые покажутся им наиболее удобными для этой цели. Дома их имеют вид нор, вырытых в земле и покрытых листьями и сте ми. Племена Ада, Адеми, Бестени, Бусадиг и Кемиркеи единственные, у которых магометанство утвердилось более или менее прочно. Было бы трудно дать верное понятие о религии других племен: у одних сохранились остатки христианства, у других — следы идолопоклонства. В центре Черкесии находится знаменитое дерево, чтимое черкесами до поклонения. Дерево это называется Pangiassan. Очевидно слово это есть ни что иное, как испорченное греческое имя Panaghia, придаваемое, в более широком смысле, некоторым часовням и другим местам молитвы. По всей вероятности, такое именно место молитвы, во время греческих императоров, находилось около знаменитого дерева, имя которого однако-же не настолько искажено черкесами, чтобы нельзя было распознать настоящего происхождения его. Религиозные заблуждения, в которые впал простой класс черкесского народа, изменили существовавшее у них почитание божией матери в полное идолопоклонство, почему-то смешиваемое им с магометанством.

Привосокупляю здесь сведения, считаемые мною точными, о черкесских племенах, находящихся в зависимости от Крымского хана. Сведения эти сообщены мне одним беем, с которым я имел случай познакомиться в Бахчисарае. В приведенном ниже списке черкесские племена расположены в том самом географическом порядке, в каком они действительно размещены с востока на запад. Мушосты (Mouchocsi), Толаны (Tolani), Джегуритц (Djeguritz), Егеркуой (Egherkouai), Бичун-Ауг (Bitchoune-Aoug), Илоу-Куадж (Iloou-Kouadje), Бибер Дукуадж (Biber-Doukouadje), Дударук (Doudarouk), Балхи (Balchi), Беселбаи (Beselbai), Сейди (Seidi), Шегераи (Chegherai), Беракаи (Berakai), Баг (Bagh), Онбеш (Onbech), Шаша (Chacha), Кемир-кеи (Kemir-Keui), Абезах (Abezache), Шапсик (Chapsik), Нелухачь (Neloukhatche), Шаххакеи (Chahhakei), Бузадиг (Bouzadig), Хаджукаи (Hadjoukai), Бертебаи (Bertebai), Бестенеи (Bestenei), Кешекене-Егеркуаи (Kichekene-Egherkouai), Януа (Джануа) (Janua), Алтыкесек-Абаза (Altikesek-Abaza), Ада (Ada). Шесть абазинских племен давно уже утвердились в Черкесии*.

Все эти племена вместе, в случае надобности, легко могут выставить 100.000 воинов и даже гораздо более. Очень понятно поэтому насколько было бы полезно для Крымского хана всецело подчинить их себе и как велика была бы польза от черкесского народа, если бы хану удалось покорить их. (П., ч. И, стр. 310 — 318).

Главные города Черкесии суть: Тамань, Темрюк, Ачу (Atchou), Агджя, (Agdja), Суджук (Sooudjouck) и Каплу (Caplou) (прим. 16).

I. Тамань маленький город, расположенный на восточном берегу, Еникольского пролива; в нем насчитывается около 6.000 жителей, 12 мечетей, одня баня (bain) и около ста лавок. В Тамани есть озеро, вокруг которого рабы грузины, отпущенные на свободу, образовали квартал, именуемый грузинским. Имеется от 18 до 20 судов, принадлежащих этому городу, вместимостью 500—1000 центнеров; их называют “tombaz”. Суда не могут зимовать на рейде и находят себе убежище в Керченском порте, в Крыму. Хотя город Тамань находится на территории хана, однако же он считается во владении черкесов. В Тамани имеется маленькая крепость, которая включена в число местностей, подчиненных Grand-Segneur (султану). В крепости насчитывается от 50 до 60 пушек. Султан содержит там небольшой гарнизон янычар и город управляется мусселимом, находящимся в подчинении Еникольского паши.

II. Темрюк — маленькая крепость, расположенная в 6 лье к северо-востоку от Тамани; в ней находится постоянный гарнизон янычар и числится около 2.000 жителей, 2 мечети, 12—15 лавок, 70—80 пушек. Berbezemin, в Азовском море, есть порт Темрюк. Порт п ой — суда могут входить в него только в тихую погоду.

III. Ачу — маленький форт с населением от 300 до 400 жителей, включая в это число и гарнизонных янычаров. Форт расположен на одном из устьев р. Кубани; укрепления деревянные, снабженные 26 — 30 пушками; рвы наполненные водой. Окрестности этого форта так болотисты, что делают это место абсолютно неприступным. В последнюю войну русские бесполезно осаждали его в течение 20 дней; причем во время осады убитых в форте было только 2 человека. Комары здесь так велики и в таком громадном количестве, что форт становится необитаемым. Ачу находится в 22 лье к северо-востоку от Тамани и управляется татарским беем по назначению хана.

IV. Agdja — маленькая крепость, находящаяся в 20 лье к юго-востоку от Тамани; в ней насчитывается от 100 до 150 жителей и 10—12 пушек; крепость состоит под ведением татарского мирзы, назначаемого Кубанским сераскиром. Янычаров в ней нет и охрана ее возложена на местную милицию. Торговли не существует и все необходимое для жителей привозится из Тамани.

V. Суджук — маленький форт, расположенный на берегу Черного моря у границ Абазы. В нем имеется около 200 домов, 400 жителей и от 36 до 40 пушек. Гарнизон состоит из янычаров. Управление вверено татарскому бею, назначаемому Кубанским сераскиром. Здесь нет никакой торговли, все необходимое для существования жители получают из Тамани. В окрестностях производится небольшое количество хлеба, который “Miri” или казна покупает для гарнизона.

VI. Kaplou - город в 22 лье от Тамани и 2 лье от реки Кубани. составляет резиденцию сераскира. В нем числится около 4.000 жителей, есть 2 мечети, 5 каравансараев и около 500 лавок; здесь нет таможни, но с каждой повозки товара взимается определенная пошлина в пользу сераскира и местного мирзы. Всего взимается до 60 бешликов или 20 пара с повозки.

Kaplou - складочное место торговли Черкесии: купцы из Тамани, Каффы и других мест привозят туда товары для распространения их между черкесами и кубанскими ногайцами, а эти народы, в свою очередь, приезжают туда для продажи своих произведений.

Тамань - главное или лучше сказать единственное место транзита всей привозной и ввозной (отпускной) торговли Черкесии. Здесь, складываются все товары, предназначаемые для Черкесии и нагружаются все те, которые вывозятся из этой страны. Таким образом, привозная торговля Тамани, о которой я буду говорить ниже, представляет собою всю торговлю Черкесии.

М. Пейсонель, Материалы для истории черкесского народа", в изложении Е.Д. Фелицина, М.Ц.Т.К. “ВОЗРОЖДЕНИЕ”, 1990 год.

Комментарии / 0 из 0


    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.