Происхождение адыгов 0

(отрывок из книги Руслана Бетрозова "Адыги. Возникновение и развитие этноса")


История адыгов в период раннего средневековья является на сегодняшний день одной из самых малоизученных и сложных для научного исследования. Это объясняется тем, что письменные источники, содержащие информацию об адыгах в этот период, исключительно малочисленны и, как правило, фрагментарны. Современное обращение к этой теме диктуется острой потребностью в выявлении максимально полной картины исторического развития адыгских общностей, которые, как и многие другие народы, не обладали своей собственной письменностью и поэтому восстановление их истории в значительной степени зависит от учета и изученности письменных памятников, оставленных другими, владевшими письменной культурой, народами.

Однако, если идти вслед за скудными источниками, посвященными этому времени, реконструируя только то, что может быть установлено с той или иной степенью достоверности, то и тогда мы не гарантированы от недопонимания истории, так как историческая жизнь, несомненно, богаче, чем это можно представить по источникам. В свою очередь, самое строгое следование источникам невозможно без элемента реконструкции.

Сведения арабских и византийских авторов, которыми мы располагаем, содержат информацию не равнозначную как по объему, так и по содержанию.

Одни авторы дают нам ценные материалы по исторической географии, другие по этнографии, топонимике и антропонимике Северо-Западного Кавказа. Наиболее полную информацию содержат труды арабского путешественника и географа 1-ой половины X в. Аль-Масуди, византийского императора Х в. Константина Багрянородного и арабского географа, сицилийца, жившего в XII в. Ал-Идриси. Фрагментарную информацию об адыгах в данный период содержат работы Прокопия Кесарийского, ал-Хваризми (VIII-IХ вв.), Ибн Сарабийуна и ал-Баттани. При сопоставлении византийских и арабских источников обнаруживаются, хотя и не столь очевидные, нор весьма интересные совпадения отдельных положений.

Народы, населявшие территорию Северо-Западного Кавказа, были известны византийским авторам под этнонимами – зихов и сагинов у Прокопия Кесарийского, зихов, папагов и касахов у Константина Багрянородного. Этноним «зихи» появляется еще в «Географии» страбона (I в до н.э. – I в. н.э.). Его знают Клавдий Птоломей, Дионисий, Арриан и Стефан Византийский. Позднее Зихию упоминают византийский авторы Епифаний и Феофан Исповедник (VIII-IX вв.).

Раннесредневековые зихи – одно из адыгских племен или племенных объединений, возможно, давших свое этническое имя всему адыгскому массиву. Более сложно отождествление сагинов с адыгами. Прокопий Кесарийский прямо указывает: «За сагинами осели многие племена гуннов». В его построении сагины занимали ту территорию, которую позднее Константин Багрянородный отвел касогам (Касахия), поместив их на границе с аланами за зихами в глубине материка. Впервые этноним «касог» в форме касогдиане упоминаются в «Хождении Епифания» (VIII в.).

Приведенные факты позволяют допустить вероятность отождествления сагинов – касогдианов – касогов. Касоги представляли группу адыгских племенных объединений, имя которых в ряде источников X-XII вв. покрыло собою весь адыгский этнический субстрат Северо-Западного Кавказа.

Арабо-персидская традиция, в отличие от византийской, не знает этнонима зихов, название каса или кашак подразумевало все адыгские общности («все живущие в стране Каса»). Хотя в самых ранних арабских географических сочинениях ал-Хваризми, Ибн-Сарабийна и ал-Баттани даются координаты Страны ал-Йатиз, или Йазугус, находящейся на Черноморском побережье и граничащей с полуостровом Таукийа.

Систематическое описание Кавказа и его племен мы находим в главе XVII знаменитого историко-географического труда Мас’уди, носящего название «Луга золота и рудника драгоценных камней». Мас’уди помещает кашаков за царством аланов, и называет их прибрежной нацией.

Константин Багрянородный, сведения которого о Северо-Западном Кавказе в основном восходят к информации, полученной правительством империи в первой половине Х в., делит страну на три области: Зихию, Папагию и Касахию. Однако Папагия не является самостоятельным владением, а представляет часть Зихии.

Как следует из другого фрагмента того же сочинения Константина, данные области делятся по византийсчкой терминологии на фемы. Он называет фемы Дерзинес и Чиляперт. Здесь ему были известны некоторые поселки (населенные пункты): Поселок Сипакси (Сапакия) означает «пыль»; поселок Хумух, названный по имени древнего мужа, основавшего его; поселок Епискомий.16 Все эти места, по Константину, отстоят на день конного переезда от моря и знамениты своими источниками, которые производят о рту сыпь. Вероятно, здесь идет речь о минеральных источниках, находящихся в районе Горячего Ключа.

Масуди особенно подчеркивает разрозненность кашаков, которые подвергаются нападениям алан и сохраняют независимость благодаря приморским крепостям. О набегах алан на эти территории сообщает и Константин Багрянородный, поясняя, что морской берег Зихии имеет острова, населенные и возделанные. На одном из них, о. Атех, наиболее недоступном и спасаются зихи во время нападений алан. Слабость кашаков перед аланами Мас’уди видит в том, что «они не допускают назначить над собой царя, который объединил бы их».

Оба автора дают ценные сведения о торговой деятельности адыгов в Х в. В силу объективных обстоятельств, обусловленных в первую очередь географическим фактором, торговля занимала одно из самых важных мест в жизни средневековых адыгов. Одним из крупнейших торговых центров того времени являлась Таматарха (Тмутаракань). Константин Багрянородный как-то обходит вопрос, кому принадлежала Таматарха. Последняя у него выглядит не только как город, но и как самостоятельная область, простирающаяся на 18-20 миль до р. Укрух, в которой обычно видят Кубань.

Более полные сведения о Таматархе или Матрахе дает нам арабский автор XII в. Ал-Идриси. Ряд историков считает, что сведения Идриси заимствованы из недошедших до нас источников XI – пер. пол. XII вв. и относятся к Тмутараканскому периоду.

По свидетельству ал-Идриси Матраха является древним городом, со множеством жителей и четкой системой управления: «Владыки города властвуют над теми, кто соседствует с ними. Мужественные, благоразумные и решительные».

Рынки и ярмарки Матрахи, как большого торгового города, собирали множество людей как из ближайших округов, так и из самых дальних стран. Путь из Константинополя до Матрахи был наиболее важным и освоенным торговым маршрутом. Об этом говорит относительная точность и полнота информации Ал-Идриси.

Необходимо отметить, что сам факт изучения арабскими учеными адыгов в раннем средневековье весьма примечателен, так как по традиции арабов интересовали преимущественно крупнейшие политические деления и объединения. Таким образом, адыгское сообщество в раннем средневековье было целостным этнополитическим образованием, представлявшим собой мощный союз племен, объединенных общностью территории и единым языком, имевший широкие политические, торговые и этнокультурные связи с окружающим их внешним миром.


(отрывок из книги Руслана Бетрозова "Адыги. Возникновение и развитие этноса")


Комментарии (0)



    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Вход Зарегистрироваться