Касоги/касахи/кашаки письменных источников и археологические реалии Северо-Западного Кавказа0


Первый раз касоги упомянуты в летописи под 965 годом, в связи с походом князя Святослава Игоревича на хазар (ПСЛ). Под 1022 годом летопись сообщает, что, тмутороканский князь Мстислав Владимирович победил в единоборстве касожского князя Редедю и подчинил себе этот народ. В следующем, 1023 году касоги упомянуты в войске Мстислава, выступившего против старшего брата князя Ярослава Владимировича (Там же). А под 1066 годом помещено известие о сборе дани с касогов князем Ростиславом (Там же). Касоги русских летописей предстают достаточно сплоченным и воинственным народом, но, вероятно, не многочисленным. Они подчиняются одному князю и проживают недалеко от Таманского полуострова. Дополнительные сведения об этом народе можно найти в иноязычных сочинениях.

Первое упоминание о касогах принадлежит перу арабо-персидского автора Масуди, который в своем историко-географическом труде Мурудж-ад-Дзахаб («Россыпи золота») отметил: «За царством аланов находится народ называемый кашак и живущий между горой Кабх и Румским морем». (Минорский В.Ф., 1963). Кашаки по Масуди прекрасны наружностью, имеют развитые ремесла и торговлю, но у них нет единства, а от набегов алан их спасают крепости на морском берегу. Автор называет их прибрежной нацией и отмечает их многочисленность (Там же). Масуди использовал более ранние источники и сам указал в тексте, что его труд завершен в 943 г. (Там же).

Автор трактата «Об управлении империей» византийский император Константин знает страну Касахию на Северо-Западном Кавказе, и помещает ее между Зихией и Аланией (Константин Багрянородный, 1989). Багрянородному известно о набегах алан, но страдают от них, по его сведениям, зихи, а касахов он никак не характеризует (Там же). Труд императора составлен около 950 г., но опирается на сведения более раннего времени, вероятно 30-х годов X века (Гадло А.В., 1994).

В письме хазарского царя Иосифа к кордовскому вельможе Хасдаю ибн-Шафруту, где сообщаются сведения о Хазарии, среди перечня народов платящих дань хазарам упоминаются «...все живущие в стране Каса...» (Коковцев П.К., 1932). Судя по контексту, страна эта помещается рядом с аланами и Абхазией, то есть на Северо-Западном Кавказе. Основное ядро письма относится к 60-м годам X века (Там же).

Анонимный автор конца X века, среди прочего, пишет о богатом купеческом городе Касек, расположенном на берегу Черного моря в стране алан (Худуд ал-Алем. 1930).

В научной литературе встречаются ссылки на более раннее упоминание касогов в армянских, византийских и грузинских сочинениях, но эти сведения не выдерживают критики. Например, косогдиане монаха Епифания писавшего в конце VIII — начале IX веков появились в результате ошибки переписчика, о чем есть информация у исследователя этого текста (Васильевский В.Г. 1909).

В науке сложилось прочное мнение, что касоги/касахи/кашаки, упоминаемые в письменных источниках X века и позднее, вместе с родственными им зихами, являлись предками современных адыгов (См. Лавров Л.И., 1955; Волкова Н.Г., 1973; Алексеева Е.П., 1992; Гадло А.В., 1994). Эти выводы сделаны преимущественно на ономастическом материале. До настоящего времени осетины называют кабардинцев — кесег/кесгон; близко ему сванское название адыгов и т.д. (Волкова Н.Г., 1973). Только у самих адыгов не сохранилось подобного самоназвания. Возможно, отголосок забытого этнонима сохранила одна родословная книга, использованная для написания «Истории адыгейского народа», в которой сообщается о прадеде знаменитого князя Инала, носившего имя Кес (Ногмов Ш.Б. 1982).

Попытки локализовать Касахию предпринимали многие исследователи. Как правило, они опирались на сведения Масуди и Константина Багрянородного, как наиболее информативные и достоверные. По Е.П. Алексеевой Касахия охватывала северные склоны кавказского хребта от бассейна Малой Лабы до предгорий Западного Закубанья (Алексеева Е.П., 1954). По Л.И. Лаврову касоги занимали все пространство от реки Лабы до берегов Черного моря (Лавров Л.И., 1955). Иначе определил границы Касахии Н.Г. Ловпаче, локализовав касогов в верховьях Лабы и Белой (Ловпаче Н.Г., 1978).

Наибольший интерес представляет работа В.Н. Каминского, который посвятил этнической карте Северо-западного Кавказа отдельную статью (Каминский В.Н., 1993). Его работа основана на детальном анализе письменных источников, данных географии и топонимики. По В.Н. Каминскому зихи занимали Черноморское побережье от п. Новомихайловского до старого русла Кубани; область Папагия с нефтяными источниками соответствует территории современного Крымского района; Касахия занимала территорию к востоку от Папагии вплоть до реки Псекупс, а восточнее простиралась Алания (Каминский В.Н., 1993). Таким образом исследователь локализовал касогов в Западном Закубанье и в примыкающих к нему с востока районах Центрального Закубанья. Проверим как эта, наиболее аргументированная локализация касогов согласуется с археологическими памятниками региона.

Но сначала вернемся к письменным источникам. Масуди среди прочего сообщает, кашаки исповедуют религию магов (Минорский В.Ф., 1963). В.Ф. Минорский, комментируя эту фразу, писал, что мусульманские авторы называли огнепоклонниками русов и норманов, неправильно истолковывая их обычаи сжигать мертвых. И далее замечает: «Я не мог выяснить, существовали ли подобные обычаи у черкесов, среди которых ко времени Масуди были и христиане» (Минорский В.Ф., 1963).

Сегодня мы можем ответить на вопрос, поставленный В.Ф. Минорским, положительно. На анапско-геленджикском побережье, в Западном Закубанье и в западных районах Центрального Закубанья вплоть до устья реки Псекупс выявлено более 17 могильников второй половины VIII — IX веков, где сожженых на стороне умерших хоронили в небольших ямах в урнах или без них (Пьянков А.В., Тарабанов В.А., 1998). Эти могильники занимают компактную территорию: северной границей служила река Кубань, южной — северные склоны Кавказского хребта, западной — берег Черного моря, а восточной — река Псекупс. Погребения этого обряда получили в научной литературе название: сожжения (или кремации) типа Дюрсо (Дмитриев А.В., 1979). Вероятно, именно эти могильники были оставлены касогами/касахами/кашаками письменных источников.

На первый взгляд заметно противоречие ареала кремационных могильников типа Дюрсо с локализацией касогов предложенной В.Н. Каминским, поскольку западные границы его Касахии не соответствуют западной границе распространения кремационных могильников. Но это противоречие устраняется, если предположить, что в первой половине X века территория касогов сократилась на западе из-за передвижений зихских племен из более южных районов на север, вплоть до старого русла Кубани, где-то в конце IX — в начале X веков, после чего они заняли не только морское побережье, но и отстоящую далеко от берега Папагию. Это предположение вполне согласуется с сообщением Константина Багрянородного о расселении зихов и касогов. Последние должны были первыми испытать на себе силу аланских набегов, которые привели к ослаблению касогов и к сокращению их численности (Пьянков А.В., 1994). Могильников с кремационными погребениями X века известно немного (Бугайский бугор, Казазово 2, Псекупский и др), но к концу века сожжения начинают распространяться за пределы Касахии Багрянородного на запад, восток и даже на северный берег реки Кубань.

Сожжения типа Дюрсо по материальному облику принадлежат к салтово-маяцкой археологической культуре (культуре Хазарского каганата), и находят многочисленные аналогии погребальному обряду и инвентарю в материалах синхронных им могильников бассейна Северского Донца (кремации типа Новопокровки) (Пьянков А.В., Тарабанов В.А., 1998). Кремации типа Дюрсо не имеют корней да Северо-Западном Кавказе в предшествующий период и не могут быть признаны автохтонным кавказским народом (Дмитриев А.В., 1978). Очевидно, носители кремаций этого типа, как на Кубани так и на Северском Донце связаны со степными культурами и имеют тюркское или угорское происхождение. Вероятно, обе группы были частью одного этноса и носили общее для них имя — касоги/касахи/кашаки. В дальнейшем автохтоны зихи интегрируются с пришельцами касогами и постепенно ассимилируют их.

Эта гипотеза позволяет по-новому взглянуть на этнические процессы происходившие на Северо-Западном Кавказе в прошлом. В частности, следует поставить на повестку дня вопрос о значительном участии степных народов Хазарии в этногенезе современных адыгов.

Пьянков А.В. (Краснодар).

Комментарии / 0 из 0


    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.