Идеология Адыгства0


В последние годы можно наблюдать, как на интернет-форумах и других площадках все чаще звучит слово "хабзист", в которое каждый вкладывает свой смысл, как позитивный, так и негативный. Так или иначе, им обозначаются те, кто своим духовным стержнем считает Адыгэ Хабзэ и отводит ему роль главного нравственного ориентира в жизни. Те, кто вкладывает в это слово положительный смысл, считают Хабзэ неким эталоном, совершенным морально-этическим и этикетным сводом, который невозможно и не нужно ничем заменять, если черкес (адыг) хочет оставаться черкесом. Другие вкладывают в это слово уничижительно-пренебрежительный смысл, обозначая им тех, кто из всего Хабзэ вынес танцевально-застольный этикет, причем в достаточно искаженном варианте и сводит к этому все признаки Адыгства. Поэтому хотелось бы высказать свою точку зрения и, если получится, положить начало более серьезному обсуждению роли и места Хабзэ.

Для начала было бы полезно определиться, в каком роде на русском языке следует использовать слово "Хабзэ". Если исходить из его более или менее общепринятого понимания на черкесском языке - "закон", а "Адыгэ Хабзэ" - "Черкесский закон", то представляется логичным использовать его в мужском роде. Во всяком случае, так буду делать я в этой статье. Итак, что такое Адыгэ Хабзэ? Самое распространенное толкование этого понятия - свод (кодекс) правил поведения, выработанный черкесским народом на протяжении сотен лет со всеми изменениями, которые вносила и вносит жизнь. По причине этих изменений скептики называют Хабзэ чем-то нестабильным и аморфным, не заслуживающим внимания. При этом цитируют слова, приписываемые Джабаги Казаноко: "Хабзэ - это то, что принято людьми". Сегодня, мол, принято одно, завтра другое, поэтому Хабзэ как ценностной константы, системы, концепции мировоззрения нет и не может быть. Если понимать под Хабзэ свод правил поведения, то, безусловно, так оно и есть. Но вот здесь необходимо четко отделить причину и следствие, главное от второстепенного. Дело в том, что Хабзэ как закон, как правила поведения, на самом деле изменялся, изменяется и будет изменяться всегда потому, что Хабзэ является всего лишь следствием. А причина, порождающая Хабзэ, - это Адыгагъэ - Адыгство. Именно Адыгство является стержнем этнопсихологии черкесского народа, основой его мировоззрения, шкалы ценностей, жизненной философии, основой основ. И этот стержень в относительно неизменном виде существует веками и воспроизводит узнаваемую и отличаемую черкесскую мораль. Поэтому Хабзэ как способ выражения Адыгства в разное время, в разные эпохи, в разных странах, в разных обстоятельствах может менять формы, но содержание остается неизменным. Если же изменилось содержание, то это уже не Хабзэ. В чем же содержание Адыгства, его суть?

Лучше и подробнее всех об Адыгэ Хабзэ написал Барасби Бгажноков в своих двух трудах "Адыгский этикет" и "Адыгская этика". Как говорится, все разложил по полочкам и пошел до логического конца в анализе того, чем Хабзэ был для черкесов, и чем он должен стать вновь, если черкесы хотят выжить в этом мире, сохранив свое национальное лицо. Не буду цитировать Бгажнокова, думаю, каждый черкес обязан прочитать названные работы, чтоб понять, откуда и куда идет наш народ. Выражу только свое мнение.

На мой взгляд, Адыгагъэ держится на 3 китах. Первый - сострадание и милосердие. Именно это чувство я считаю основой Адыгства, которое порождает каноны Хабзэ. Сострадание, при котором человек всегда ставит себя на место другого, пытается предугадать и предупредить его боль, его беду, а если она уже случилась, то максимально ее облегчить. Второй кит - это ум, разумность и справедливость. Сильнейший может добиться подчинения силой, но никогда не добьется уважения, если он неадекватен и несправедлив. Третий - честь и достоинство, мужество, терпение, сдержанность, скромность. Здесь комментарии не нужны. Найдите в семейных архивах фотографии своих прадедов, посмотрите в их глаза, на выражение их лиц.

Быть носителем таких качеств, ежедневно жить с ними и по ним - это воистину адское испытание и адский труд, что дано немногим. Поэтому говорят: "Быть адыгом тяжело". Быть адыгом по рождению, по крови, по языку - проще простого. А быть адыгом - носителем Адыгагъэ, это уже другая тема.

Объективно оценивая сегодняшние реалии (диаспору не рассматриваю, ее жизнь глубоко не знаю), придется признать, насколько мы далеко ушли от Адыгства. Много ли в своем окружении мы сможем найти людей, в которых есть описанные выше качества? Есть ли в черкесских политиках, бизнесменах, общественных деятелях эти качества в таком количестве, чтобы сказать: "У них есть Адыгагъэ?". И вообще, много ли в нашей повседневной жизни этих качеств? Наполнена ли она ими? Думаем ли мы о них, делая свои дела? Сдерживаем ли мы себя чем-то в погоне за материальным благополучием? На все эти вопросы ответ один: "Нет", что и дает повод всяким недоброжелателям подтрунивать над самим словом "Хабзэ", намеренно подменяя понятия, навязывать обществу образ черкеса-хабзиста как прохвоста-лгуна, танцующего на свадьбе с бутылкой водки в руке.

Мне могут сказать, что жить по нормам Адыгагъэ в современном обществе, которое живет по законам джунглей,- это ставить себя в заведомо проигрышные конкурентные условия, что с волками жить - по волчьи выть, что будь вокруг одни "хабзисты", не было бы проблем, но в окружении "нехабзистов" приходится принимать правила игры большинства, чтобы элементарно выжить. С одной стороны это так. Когда кругом все воруют, врут, обманывают, кидают и на том делают деньги, тяжело преуспеть, будучи честным и порядочным. Но ведь можно самим не инициировать подобные вещи там, где это возможно, можно оставаться "хабзистом" с теми, кто ими остался, несмотря ни на что. Можно и нужно не забывать от том, что Адыгство и порождаемые им каноны Хабзэ наверняка дарованы нам свыше, что придется отвечать перед Создателем за утерю своего человеческого облика и преклонение перед золотым тельцом.

Большая проблема черкесов в том, что с момента окончания Русско-Кавказской войны, оказавшись в роли национального меньшинства, не имея возможности жить в Адыгстве и по Адыгэ Хабзэ, черкесы растерялись и потеряли себя. У черкесов вместе с правами на родину отобрали возможность всегда и во всем следовать Хабзэ, низвели его до бытового уровня. Это сломало национальный дух, и черкесы начали превращаться в "адыгейцев", "щерджесов", "кабардинцев", "шапсугов", в русских, советских и прочих. Адыгство кончилось тогда, когда пьяный отец семейства позволил себе предстать в таком виде перед своей семьей, перед детьми, перед стариками-родителями. Адыгство кончилось тогда, когда наши дети сначала выходили из дому в одних нарядах, а потом меняли их в институтской раздевалке, а теперь и вовсе выходят в том, во что раньше скрытно переодевались. Адыгство кончилось тогда, когда мы перестали видеть во всех, кто нам не мать, не жена и не невеста, своих сестер. Адыгство кончилось тогда, когда критерием успеха в жизни стало не уважение в обществе за реальные достижения, а "бабло", неважно каким образом оказавшееся в кармане. А ведь свято место пусто не бывает, и за временем разбрасывать камни обязательно приходит время их собирать. Плохо, когда вместо нас наши камни буду собирать те, для кого Адыгство является пустым звуком, а для иных заполнителей духовного вакуума и вовсе чем-то зловредным и недопустимым.

К счастью, сегодня выросло целое поколение, которое тянется и хочет вернуться в лоно Адыгства, но не знает, как это сделать. Первым, что интуитивно пришло на ум, явилась повсеместная организация национальных танцев. Красиво танцевать стало модным и престижным. Танцы стали больше чем танцами и превратились в мощный инструмент возрождения национального самосознания. Да, танцы - это хорошо, это отлично, это почти религиозно-мистическое действо, возвращающее в то самое лоно Адыгства, но этого слишком мало.

Настала пора серьезно подумать о том, как нам жить по Адыгэ Хабзэ, как нам жить в Адыгстве в тех условиях, в которых мы оказались по факту. Ведь Адыгство, как отмечено выше, это в том числе ум, акъыл. Вот и следует воспользоваться им и крепко подумать.

Лично для меня вопрос с идеологией, с ценностями и ориентирами решен. Лично для себя я понял, что единственная национальная идеология, черкесского народа, национальная идея, суперцель и супермотив - это Адыгагъэ, жизнь в Адыгстве. Наш многострадальный, разбросанный по всему миру народ мечтает рано или поздно собраться на Кавказе не для чего-нибудь, не ради каких-то абстрактных целей, а именно для того, чтоб сохранить свое Адыгство.

Многие скажут, вот, мол, парень открыл Америку, изобрел велосипед, выдал секрет Полишинеля. Вроде все изложенное и так понятно. Понятно, да не очень. Теоретически понятно, практически - нет. Академики молчат, ученые молчат, писатели молчат, президенты молчат, лидеры хас молчат. Тема нигде не обсуждается.

А я задаю простой вопрос: "Что нам нужно делать, чтоб жить в Адыгстве и следуя Адыгэ Хабзэ, здесь и сейчас?".

Академик Сахаров говорил: "В конечном итоге нравственный выбор оказывается самым прагматичным". Перефразируя слова великого гуманиста, я бы сказал: "В конечном итоге возвращение в Адыгство окажется самым прагматичным и перспективным делом для черкесского народа".

Астамур Черкес 

Комментарии / 0 из 0


    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.