След человека.0


К 95-летию Аскера Евтыха.

У Аскера Кадырбечевича Евтыха есть повесть под таким названием, к сожалению, не переведенная на русский язык. Она заставляет размышлять о том, какой же след оставляет человек в жизни, пройдя в ней долгий, большой путь. Сам он прожил немало лет, не дотянув немного до своего 85-летия. С тех пор, как он ушел из жизни, прошло более 10 лет. Но мысль упорно возвращается к его же словам: а какой же он оставил след в жизни, в литературе? Тем более, что в этом году отмечается 95-летие со дня его рождения. Об этом в газетах пишут немало, чаще всего авторы публикаций обращаются к встречам и воспоминаниям, связанным с писателем. Это заставляет обращаться к его творческому наследию — богатейшему, сложному и иногда противоречивому.

Известно, что творческий путь А.Евтыха не был ни ровным, ни гладким, писатель знал взлеты и падения, но упорно прокладывал свою тропу. Я не говорю о прозе, это главное в его творчестве. Но вначале он пробовал себя чуть ли не во всех жанрах. Писал рецензии на новые книги, иногда и обобщающие статьи о литературе. В 1938 году издал учебник-хрестоматию по литературе для 6-7 классов, после войны он выдержал еще три издания. Когда еще до войны работал с адыгейской театральной студией, увлекся драматургией. В 1939 году опубликовал одноактную пьесу «Кто активнее». В 1941 году для вернувшихся в Майкоп студийцев написал небольшой скетч «Цепи разорваны», но поставить не удалось: большинство молодых его артистов ушло на фронт. Но тогда русский театр успел осуществить постановку его пьесы «Маленькая женщина». И в послевоенные годы была поставлена его пьеса «Ася».

Но не они определили творческое «я» А.Евтыха. Он прежде всего прозаик. Автор многих рассказов, повестей, известных романов: «Улица во всю ее длину», «Двери раскрыты настежь», «Глоток родниковой воды», «Баржа», «Бычья кровь». Именно в прозе проявилось его писательское дарование. Еще до войны он издал сначала небольшой сборник рассказов «Сильный», а затем, буквально за две недели до начала войны, свою знаменитую повесть «Мой старший брат», которая и сегодня остается одним из лучших детских произведений в адыгейской литературе.

Но сегодня пройти мимо его поэтического творчества тоже невозможно. Еще до войны он издал две книги стихов и поэм — «Наши дни» (1939) и «Новая быль» (1940). В послевоенные годы опубликован еще небольшой сборник — «Счастье» (1946). В основном, все его стихи и поэмы, собранные вместе, уместились в книге «Наша жизнь» (1957). После этого А.Евтых не печатал стихов, даже не стремился переводить написанное на русский язык. Хотя из нескольких бесед с ним, опубликованных в печати, видно, что и впоследствии он писал стихи, но, очевидно, они оставались в его архивах. Но тот небольшой томик стихов «Наша жизнь», несмотря на почти 60-летнюю давность, не потерял своих эмоциональных и эстетических достоинств.

К сожалению, в критической литературе не уделяется должного внимания поэзии А.Евтыха. Лишь один раз в «Ученых записках» АНИИ К.Шаззо проанализировал стихи и поэмы А.Евтыха в их идеально-тематическом и художественно-эстетическом единстве. Главную стилевую особенность его поэзии он сформулировал так: «А.Евтых не любит отвлеченных рассуждений и пустых поэтических деклараций. Свои мысли о жизни, о человеке, о времени он передает на конкретных примерах и явлениях, эта конкретность приобретает обобщающий характер».

Тем не менее, А.Евтых, конечно, не мог уйти от готовой идеологизированной риторики и романтики, тематического направления, которые были характерны для многоголосого поэтического хора того времени. Достаточно сослаться на стихи «Наша песня», «Кубань сдалась», «Наши самолеты», «Наш депутат» и ряд других. Главный мотив в них — воспевание новой жизни в противопоставление старой. Вместе с тем интонационный строй этих стихов, хотя и близок к публицистике, содержит меньше всего декларативности, призывно-агитационных лозунгов. Они стоят ближе всего к человеку, к его повседневным бытовым и общественным заботам.

Особенно это заметно в лирических стихах, в которых он полностью предается сложному миру чувств и раздумий человека. Раскрытие характера лирического героя, его отношения к окружающему миру происходит с философским и эмоциональным накалом. Проблематика, тематика, стилевой диапазон лирических стихов широки. Юмористические и сатирические стихи «Встаньте», «Мерем говорю» и другие задевают многие пороки общественной и бытовой жизни, особенно молодых людей. А стихотворение «Нальбий», обращенное к детям, стало хрестоматийным и остается одним из лучших в адыгейской детской литературе. Стихотворение «Быстротечная Лаба» полно поэтической символики. По замыслу, по раздумьям лирического героя оно сродни поэме, где есть и лирические отступления, и диалог с речкой. В них поэт выражает свой восторг чистотой, глубиной и стремительным течением милой с детства реки Лабы и раскрывает свое внутреннее состояние:

Всю жизнь дружу без измены
С реками быстротечными.
С ними душа на подъеме,
Без них я часто скучаю.


(Здесь и далее стихи даются в подстрочном переводе автора статьи).

Не менее эмоционален поэт А.Евтых, когда он обращается к царице лирики — любви. Почти все такие его стихотворения называются песнями и действительно — некоторые из них своим ритмико-мелодичным строем просятся на музыку. Стихи «Мой свет», например, в послевоенные годы пелись на мотив популярной песни «Огонек» на слова М.Исаковского. Некоторые стихотворения запоминаются своим легким юмором, народной шуткой. В стихах «Песня всадника» парень настолько спешил к девушке, что езда верхом ему показалась слишком медленной, он спешился и побежал. Аналогично построено и стихотворение «Песня парня».

Совершенно иная тональность у стихов, написанных в годы Великой Отечественной войны. Войну он знал не понаслышке. Был активным ее участником. Поэтому в светлый, глубокий лиризм вплетаются боль утрат, грустные раздумья лирического героя. Война — это суровая реальность, задевшая каждую семью, каждого человека. В стихотворении «Вернулся» автор рисует конкретную ситуацию и наполняет ее глубоким лиризмом. Отец семейства воевал храбро, вернулся домой.

Дети его долго ждали,
Торопился материнский взор.
Письма его сотни раз читали,
Всей семьей молились за него.


Однако смерть не разбирает, кто отец семейства, а кто одинок. В атаке солдат забывает и о себе, и о семье, думая только о том, что впереди — враг. Потому что, если

В бою пожалеешь себя для семьи,
И тебя, и семью враг убьет,
Убедишь себя, что врага победишь,
И семью ты быстрее найдешь.


Стихотворение «Тайна сердца», «Для тебя», «Друзьям» и ряд других своим лирико-романтическим настроем напоминают некоторые стихи военных лет К.Симонова, А.Суркова, М.Исаковского. Вместе с тем они обнаруживают глубинный оптимизм и обращаются к самым чувствительным сторонам национальной психологии.

Стихи «Любимый сын народа», посвященные Герою Советского Союза Д.Е.Нехаю, по композиционной структуре с повтором первой строфы в конце стихотворения и по своему лироэпическому сплаву повествования напоминают балладу. Сюжетная канва воспроизводит наиболее яркие эпизоды из боевых подвигов батальона, которым командовал Д.Нехай. Но особо проникновенны слова, обращенные к матери, которая вглядывается в лица проходящих мимо бойцов с надеждой отыскать среди них лицо родного сына.

В поэтическом сборнике «Наша жизнь» больше половины страниц занимают поэмы. Из них наиболее известным является поэтическое повествование «Мелодия». По идейно-содержательной характеристике это произведение более всего отвечало идеологическим требованиям того времени, оно включалось в школьные программы и учебники. В поэме сильно заметны следы неоднократных переделок. Тем не менее, оправдывая свое название, она привлекает внимание техническим совершенством и мелодичностью стиха. В 4-х частях поэмы автор через свое лирическое «я», через внутренние размышления пропускает наиболее крупные и сложные вехи в жизни адыгов. Обращаясь к дореволюционному периоду, он рисует в традиционном ключе бесправное и угнетенное положение народных масс в классовом обществе, смело вторгается в заповедную тогда тему Кавказской войны и раскрывает трагические факты изгнания адыгов с гор в болотистые равнины и в Турцию. Во второй части внимание поэта приковано к Октябрьской революции 1917 года и гражданской войне. В следующей поэт сосредоточивается на позитивных результатах строительства новой жизни в довоенные годы. В последней части он размышляет о героизме людей, сражавшихся на фронтах Великой Отечественной войны и работавших в тылу, о трудовом героизме в послевоенные годы в восстановлении народного хозяйства.

Конечно же, чувствуются излишняя публицистичность поэмы, художественная незавершенность отдельных эпизодов, декларативность и схематизм, особенно в заключительных стихах последней части. Вместе с тем поэма сильна своими художественно-аналитическим характером, обобщающими поэтическими размышлениями о пройденном пути, близостью к народной лирике.

В одной из своих лучших поэм — «Зулиф», написанной в 1939 году, А.Евтых обращается к положению женщины-адыгейки в семье и обществе, и осмысливает эту проблему на фоне социально острой и противоречивой действительности адыгейской деревни нэповского периода. И до А.Евтыха эта тема не раз поднималась в адыгейской литературе. Достаточно вспомнить рассказы «Водка», «Тайна Сариет» Т.Керашева, «Жертва денег» А.Хаткова, «Фатимино счастье» И.Цея. Особенно близки судьбы у Зулиф А.Евтыха и Амдехан из романа «Шамбуль» Т.Керашева. Поэму «Зулиф» роднит с ними и то обстоятельство, что все они тесно привязаны к жестким идеологическим рамкам и эстетическим схемам того времени.

Но поэтическое повествование здесь насыщено не столько лирическими размышлениями автора, как в «Мелодиях», сколько реальными событиями и обстоятельствами, наглядными картинами из деревенской жизни, осложненными пейзажными и этнографическими заставками. На их фоне даются характеры главных героев Хакара и Зулифы. Вначале с помощью внешних описаний автор рисует сатирический портрет конезаводчика Хакара. Затем раскрывает его в действиях, поступках, мыслях. И он предстает перед нами жестоким, жадным, злым человеком, который ради умножения и сохранения своего богатства идет на самые нечеловеческие поступки — прокалывает вилами батрака, кормит своих работников пищей, непотребной даже для собак, избивает до полусмерти жену. Все это сопровождается полной ненавистью к новой жизни и власти.

Художественный конфликт становится еще более рельефным, когда Хакар покупает у горемычного, жадного и жестокого старика его внучку — прекрасную, юную Зулиф, у которой «глаза, как черные сливы, а брови — два крыла ласточки».

Движение времени, движение человеческих судеб передается автором через последовательный отбор событий. Сначала он показывает бунт батраков Хакара, восставших против нечеловеческих условий работы и жизни, затем ночной пожар в его дворе, где сгорели скирды пшеницы и сена. Все это начало конца Хакара и его времени. А резкое заявление Зулифы своему мужу и приглашенным эфенди и аульскому председателю о том, что она дальше не потерпит рабской жизни и будет бороться за свою судьбу и счастье сына — начало ее восхождения. В конце поэмы мы ее видим председателем аульского Совета.

Судьбу женщины-адыгейки А.Евтых показывает не только в эпоху революционной ломки жизни. Сюжет другой поэмы — «Место, где утонула девушка» — взят из далекой истории адыгов. Занимательное лирическое повествование хотя и близко к сказочному, основано на суровой реальности. В нем рассказывается о судьбе двух молодых людей — Джанкилищ и Муслимат, родившихся от разных отцов и матерей, но воспитанных как брат и сестра. Автор, постоянно поддерживая событийную занимательность сюжета, пронизывает повествование глубоким лиризмом и психологической достоверностью, в лаконичных по простоте и музыкально-лирической организации заключительных песенных стихах настраивает читателя и на покой, и на тревогу одновременно.

Другая небольшая поэма — «Сделавший никем не сделанное» — близка к предыдущей и взята из той же далекой реальной жизни адыгов. Злой князь Джанкилищ узнал, что его дочь влюбилась в простого (дворового) парня и срочно объявил, что выдаст дочь замуж за того, кто совершит поступок, который еще никто не совершал. Дворовой парень заходит к князю и обещает заколоть его кинжалом и тем самым совершить поступок, который еще никто не совершал, если он сам не выведет свою дочь и не отдаст ему в жены. Главный лейтмотив повествования — добро и справедливость должны торжествовать.

Занимательный сюжет и у сказочной поэмы «Три голубя», где молодые парень и девушка — Задеб и Сурет — с необычными судьбами и характерами, вопреки желанию князя Махсуля, пройдя через интересные, иногда и сказочные события, с помощью трех голубей, когда-то выпущенных Задебом на волю, находят друг друга, побеждают Махсуля и начинают жить счастливо.

Все эти стихи и поэмы были написаны человеком, несмотря на молодость, глубоко знавшим историю своего народа, многочисленные, сложные и противоречивые проблемы его бытования в условиях новой жизни, с одной стороны, и успешно усвоившим основы и особенности адыгейской народной лирики, национального стихосложения и классической русской поэзии, с другой.

Многие стихи, целые отрывки из поэм А.Евтыха свидетельствуют о том, что он привел адыгейское стихосложение к европейской стиховой культуре, внедрив в него силлабо-тонические формы. И примеров здесь немало: стихи «Песня всадника», «Мой свет», «Для тебя», «Тайна сердца», «Письмо другу», отдельные эпизоды из поэм.

Вместе с тем важно подчеркнуть, что А.Евтых никогда не порывал с национальной формой устной поэзии. По своей идейно-тематической направленности, по стилевым особенностям поэтическое слово А.Евтыха оставило заметный след в адыгейской литературе.

Руслан Мамий,
доктор филологических наук, заслуженный деятель науки Российской Федерации.

© Советская Адыгея 

Комментарии / 0 из 0


    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.