Наука быть Человеком (Воспоминания, переписка, документы). 0

Издание является продолжением проекта по увековечиванию научного и культурного наследия талантливого историка-исследователя, выдающегося педагога Е. Д. Налоевой (1922–2007).


Евгения Джамурзовна Налоева 1967г.

Издание является продолжением проекта по увековечиванию научного и культурного наследия талантливого историка-исследователя, выдающегося педагога Е. Д. Налоевой (1922–2007). Научное наследие было опубликовано в 2015 г. (Е. Д. Налоева. «Кабарда в первой половине XVIII века: генезис адыгского феодального социума и проблемы социально-политической истории». Нальчик: «Печатный двор», 2015; «Генеалогия кабардинских князей как исторический источник» – альбом генеалогических карт – приложение к книге Е. Д. Налоевой «Кабарда в первой половине XVIII века: генезис адыгского феодального социума и проблемы социальнополитической истории». Нальчик: «Печатный двор», 2015).

В настоящее издание вошли воспоминания, переписка, размышления Е. Дж. Налоевой, документы, отражающие этапы ее биографии, воспоминания о ней ее родственников, коллег, учеников.

Книга адресована научным работникам, преподавателям, студентам, широкому кругу читателей.

Издание осуществлено за счет средств подписчиков при финансовой поддержке спонсоров: вице-президента «Федерации самбо Кабардино-Балкарской Республики» Арсена Хасановича Бифова; генерального директора ООО «Агрохимия» гор. Нарткалы Хазрита Камбулатовича Тлакадугова; директора ООО «Каббалкгипродор» Хамбия Алиевича Мирзоева.

Предисловие

В 1983 г. по окончании средней школы я поступил в Кабардино-Балкарский государственный университет на историческое отделение историко-филологического факультета. Тогда и состоялось мое знакомство с Евгенией Джамурзовной Налоевой – преподавателем и куратором нашего курса.

В жизни каждого человека, в формировании его как личности огромную роль играют, прежде всего, родители. Не менее важное значение имеют первые опыты социализации в школе и университете. Когда человек молод, его нравственные ориентиры только выстраиваются, личность Учителя может оказать огромное влияние на юношеские сердца. На мой взгляд, на педагогах лежит ответственность не только за освоение их учениками научных знаний, но и привитие им высокой нравственности, достойных человеческих качеств, тех принципов, которые в дальнейшем, в их взрослой самостоятельной жизни, помогут выдержать правильный курс в путешествии, которое зовется жизнью. Не всегда образованный человек значит культурный или же достойный человек. Обладание определенным багажом научных знаний необходимо, чтобы быть профессионалом в избранной профессии. Но все же в жизни главной наукой является наука быть Человеком, оставаться им независимо от внешних условий и жизненных обстоятельств. Но ни один учитель не сможет этому научить, если он не показывает пример, если он в своей жизни не следует тем принципам, которые хочет привить своим ученикам. Дети и молодежь как никто чувствуют ложь и фальшь, их трудно обмануть. Нет ничего хуже для воспитания подрастающего поколения, чем несоответствие слов и дел, когда пропагандируются одни ценности, но те, кто к ним призывает, сами не придерживаются их. В этом плане нам, студентам, повезло, что на нашем жизненном пути оказался такой человек, как Евгения Джамурзовна Налоева. Она привила нам любовь к знаниям, науке, но главный урок, который она преподала, – стремление быть Человеком, иметь высоконравственные принципы и следовать им.

Если у человека есть характер, убеждения, нравственные ценности, которыми он не готов поступиться ради комфорта и благополучия, то его неизбежно ждут в жизни испытания. Есть выражение: «Характер – это судьба». Еще говорят, что Всевышний посылает испытания тем людям, которых Он любит. Испытаний на жизнь Евгении Джамурзовны выпало немало, но ее сердце не ожесточилось, она осталась очень добрым, отзывчивым, глубоко порядочным человеком. Она любила людей, молодежь, своих студентов и они ей отвечали взаимностью. Наверное, не ошибусь, если скажу, что среди преподавателей исторического факультета она пользовалась наибольшим признанием и авторитетом у студентов. Она относилась к нам как мать по доброму и в то же время требовала серьезного отношения к учебе и приобретению знаний. Нам же было очень интересно слушать ее лекции, удивительно сочетавшие в себе эмоциональность и научную аргументированность. Она учила нас мыслить, стремиться к объективной истине, к независимости суждений от всяких конъюнктурных влияний и клише. Часто мы с ней обсуждали и общественные проблемы, перспективы развития нашей страны, которая как раз в то время вступала на путь перемен – это были 80-е годы XX столетия, годы перестройки. Проведение реформ, считала она, должно основываться на глубоком знании истории своей страны, других стран, мировых исторических законов, дабы избежать повторения тех трагических потрясений и жертв, которые сопровождали российское государство и народы, оказавшиеся в его орбите, на протяжении последних столетий. Сама Евгения Джамурзовна и члены ее семьи пострадали в результате того грандиозного социального эксперимента, проведенного на огромных просторах Российской империи под лозунгами коммунистической идеи. Евгения Джамурзовна называла этот социальный эксперимент историческим выкидышем, хотя не отрицала, что идеи социального, национального равенства, с которыми пришли коммунисты, были очень привлекательны для людей.

Евгения Джамурзовна была незаурядной личностью с необычной судьбой. Ее воспоминания, вошедшие в эту книгу, настолько интересны и необычны, что когданибудь (хочется надеяться) станут основой литературного романа, кинофильма.

Эти воспоминания можно рассматривать также и как исторический источник – свидетельство социальных процессов, имевших место в XX столетии в огромной стране – Советском Союзе, ставшем правопреемником Российской империи. Эти процессы и события до конца не осмыслены и им не дана однозначная политическая оценка ни в среде профессиональных историков, ни в самом российском обществе. В годы хрущевской оттепели и горбачевской перестройки в Советском Союзе имело место широкое обсуждение и осуждение политических преступлений тоталитарного коммунистического режима. Происходило это на фоне демократизации общественных процессов, но каждый раз, когда авторитарные политические традиции вновь начинали укрепляться, наблюдалось стремление власти найти оправдание преступлениям тоталитаризма и даже в «интересах государства» взять на воооружение средства из его арсенала: поиск внутренних и внешних врагов, ограничение прав и свобод граждан, тотальный контроль над средствами массовой информации, идеологией, борьба с инакомыслием. Попытки страны выйти из этой столетиями изъезженной, глубокой колеи тоталитаризма на дорогу свободного демократического развития общества каждый раз заканчиваются скатыванием на ту же дорогу, чреватую повторением тех же кровавых сценариев, стагнацией в социальном, культурном и экономическом развитии.

Малая родина Евгении Джамурзовны Налоевой – Кабарда – была частью огромной России, в составе которой она оказалась в результате длительной кровопролитной Русско-Кавказской войны. Перестав быть субъектом мировой истории, независимо от воли народа, она была втянута во все социальные потрясения, политические процессы, происходившие в стране. Евгения Джамурзовна образно сравнивала Россию с колесницей, несшейся по дорогам истории, а свою малую родину Кабарду – со спицей в колесе этой колесницы. Все процессы и сценарии, проходившие в стране, повторялись в меньших масштабах в маленькой республике. В Москве сидел Сталин, а в Кабардино-Балкарии – диктатор меньшего калибра Бетал Калмыков, с холопским усердием безжалостно претворявший в жизнь установки своего хозяина в Кремле. Если по стране расстреливали сотни тысяч, то в Кабардино-Балкарии счет шел на тысячи, если в России раскулачивали миллионы, то здесь десятки тысяч крестьян отправляли в Сибирь и в Среднюю Азию. Разнарядки с указанием числа людей, подлежащих аресту, высылке, расстрелу, заключению в лагеря или тюрьмы, спускались сверху из Москвы. По сравнению с другими регионами Северного Кавказа Кабардино-Балкария была на первом месте по количеству репрессированных граждан от общего числа населения. У черкесов есть поговорка: «Сказали принести папаху, а он принес голову». Эта поговорка как нельзя лучше характеризует политику, которую проводил в маленькой республике Бетал Калмыков. В этой связи вспоминается эпизод, описанный Ефремом Эшба. «Сталин отдыхал в своем санатории близ Сочи или Сухума. На веранде находились Сталин, Серго, Лакоба и приехавший из Кабарды Бетал Калмыков. Это было, по-видимому, в 1930 году. Калмыков, желая поддеть Лакоба, при Сталине спросил: «А скажи, Нестор, какой у тебя процент коллективизации?». Лакоба не понравился вопрос. Несколько времени он сидел, уткнувшись лицом в тарелку и продолжал есть. Потом буркнул в ответ: «60 %». «А у меня – 95 %», – с торжествующими нотками в голосе сказал Бетал. Лакоба долго молчал. И вдруг задал Беталу вопрос: «А сколько людей ты расстрелял, пока добился этих процентов?». Орджоникидзе засмеялся, Сталин улыбнулся. Смущенный Бетал ответил: «Ну человек двести...». Лакоба поднял голову и торжествующе сказал: «А я ни одного...» [1].

Историки, пытающиеся найти оправдание сталинским репрессиям, в качестве достижений коммунистического режима приводят индустриализацию и модернизацию страны. Как известно, она была осуществлена бесплатным трудом миллионов политзаключенных, за счет ограбления крестьянства и сопровождалась массовой гибелью людей.

В Кабардино-Балкарской Республике тоже есть люди, в том числе среди профессиональных историков, не желающие признавать Б. Э. Калмыкова политическим преступником, ставя на одни весы его заслуги в социалистическом строительстве и личное участие в организации убийства тысяч людей из числа национальной интеллигенции, зажиточного крестьянства и представителей потомственной аристократии. Возникает вопрос: как строительство в Кабардино-Балкарии, условно говоря, шоссейной дороги, одной гидроэлектростанции, оросительного канала и нескольких полукустарных деревообрабатывающих предприятий может оправдать уничтожение цвета нации малочисленных коренных народов республики.

Большинство стран Европы и Азии создали современную промышленность, новейшие технологии и ушли на пятьдесят лет вперед нашей страны по пути научно-технического прогресса, не говоря уже о достижениях в социальной сфере, без убийства миллионов соотечественников и террора со стороны государства по отношению к своим гражданам. Главный ресурс, богатство любой страны – это его люди, народ. Государство должно существовать для него, а не народ для государства как расходный материал. Создателю объединенной Германии, «Железному канцлеру» Отто фон Бисмарку (1815–1898) приписывают одну примечательную фразу: «Социализм построить, конечно, можно, но для этого надо выбрать страну, которую не жалко». Для идеологов большевиков во главе с В. И. Ульяновым-Лениным народ России было не жалко для осуществления своих политических утопий – построения коммунистического рая на земле и формирования нового типа человека.

Все существо Е. Д. Налоевой восставало против насилия над личностью человека, с чьей бы стороны оно не исходило и какими бы благими целями оно не оправдывалось. Она не принимала его ни в какой форме. Мерилом прогресса человечества и конечной его целью для нее был человек, развитие в нем лучших качеств, в этом смысле она была гуманистом. В то же время как историк она понимала, что, к сожалению, диалектика истории такова, что насилие – неотъемлемая ее часть, что гуманизация политической и общественной жизни человечества часто происходила как обратная реакция на ужасы межнациональных и межгосударственных войн, гражданских революций, социальных конфликтов.

В 2013 году племянник Евгении Джамурзовны Аскер Налоев передал в Научный архив Кабардино-Балкарского института гуманитарных исследований (КБИГИ) хранившиеся у него личные бумаги Е.Д. Налоевой. Среди них были ранее неопубликованные монография, научные статьи, материалы по генеалогии кабардинских князей, воспоминания, переписка, документы и др. материалы. Единственным условием дарителя было пожелание публикации этих материалов КБИГИ.

Ученым советом КБИГИ было принято решение издать научное и культурное наследие Е. Д. Налоевой в виде двух книг и одного приложения – сборника генеалогических карт. Научное наследие было изданно в 2015 г. в виде книги и альбома генеалогических карт [2]. Культурное наследие Е. Д. Налоевой вошло во вторую, предлагаемую вашему вниманию, книгу.

Книга состоит из четырнадцати разделов и нескольких вспомогательных рубрик.

Первый раздел посвящен истории рода и семьи Налоевых. Судьба Е. Д. Налоевой во многом была определена и связана с судьбой ее отца – Налоева Джамурзы Кубатиевича. Клеймо члена семьи «врага народа» во времена сталинщины и бериевщины было почти как приговор. С самого раннего детства Е. Д. Налоева познала все, что было связано с этим.

Во втором разделе читателю представляется краткий обзор биографии, научной и творческой деятельности Е. Д. Налоевой.

В третий раздел вошли воспоминания самой Е. Д. Налоевой. Основная часть ее воспоминаний была записана на аудиокассеты ее студенткой, выпускницей исторического факультетета КБГУ Казанчевой (Мирзоевой) Нателлой Сафарбиевной (13 аудиокассет) и ее племянником Налоевым Аскером Аслангериевичем (3 аудиокассеты). К сожалению, записи воспоминаний Е. Д. Налоевой доведены только до 1950 г. – времени ее прибытия в исправительно-трудовой лагерь после ареста в 1950 г.

В четвертом разделе собраны статьи различных авторов о Евгении Джамурзовне Налоевой и истории ее семьи. Особый интерес в этом разделе представляют сведения о дореволюционной жизни семьи Налоевых и об участии Джамурзы Налоева в революции и событиях Гражданской войны в Кабарде, собранные З. М. Налоевым и вошедшие в его книгу [3]. Этот период не отражен в воспоминаниях Е. Д. Налоевой, так как они начинаются с 20-х гг. XX в.

Раздел пятый содержит документы и материалы, касающиеся репрессий в отношении членов семьи Джамурзы Кубатиевича Налоева.

Разделы шестой и седьмой, содержат различные документы, в том числе отражающие такие периоды жизни Е. Д. Налоевой, как нахождение в местах лишения свободы, борьба за свою политическую реабилитацию, пребывание в гор. Сухуми после освобождения, восстановление на учебе в аспирантуре, восстановление на работе в Кабардино-Балкарском государственном университете, научная и педагогическая деятельность.

В раздел восьмой включены воспоминания родственников, друзей, коллег, учеников Е. Дж. Налоевой. Они дополняют ее личные воспоминания и позволяют осветить личность этого незаурядного человека с разных сторон. Раздел девятый посвящен личной переписке Е. Д. Налоевой. Она дружила и на протяжении многих лет переписывалась с такими известными деятелями отечественной исторической науки, как Елена Иоасафовна Дружинина и Екатерина Николаевна Кушева. Мы пытались найти письма самой Е. Д. Налоевой к Е. И. Дружининой и Е. Н. Кушевой, но хранящиеся в Архиве Российской академии наук их личные фонды [4] на сегодняшний день не разобраны, не описаны и к ним нет доступа. Раздел десятый включает теле-, радио- и печатные интервью Е. Д. Налоевой.

В разделе одиннадцатом помещены художественные произведения, посвященные Е. Д. Налоевой.

Раздел двенадцатый включает отзывы, рецензии на научные работы Е. Д. Налоевой, ее рецензии на работы других авторов. Раздел тринадцатый содержит рассказы, стихи Е. Д. Налоевой, а также ее размышления на исторические, общественно-политические, философские темы. Четырнадцатый раздел содержит список научных трудов Е. Д. Налоевой.

Книга снабжена хронологическим указателем, рубрикой «Персоналии». Комментарии составителя приводятся по тексту в скобках с инициалами А. М. или же в примечаниях в конце текстов.

Примечания

  1. Игорь Марыхуба. Ефрем Эшба. Изд-во «Алашара», г. Акуа (Сухум), 1997. С. 128.
  2. Налоева Е. Д. Кабарда в первой половине XVIII века: генезис адыгского феодального социума и проблемы социально-политической истории. Нальчик: ООО «Печатный двор», 2015; Налоева Е. Д. Генеалогия кабардинских князей как исторический источник (альбом из 14 генеалогических карт – приложение к книге: Е. Д. Налоева. Кабарда в первой половине XVIII века: генезис адыгского феодального социума и проблемы социально-политической истории). Нальчик: ООО «Печатный двор», 2015.
  3. Нало Заур. Нало лъэпкъыр. Нальчик: ООО «Тетраграф», 2012.
  4. АРАН, фонд Е. Н. Кушевой 1914; АРАН, фонд Дружининой Е. И. 411, оп. 4 а, д. 676.

Кабардаиториянаукакнигавоспоминания



Комментарии (0)


    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Вход Зарегистрироваться