Стандартный герой нестандартной прозы0


На протяжении всей второй половины прошлого века писатели Северного Кавказа постепенно осмысливают модифицирующиеся социальные обстоятельства, что со временем выражается в подчеркнуто напряженном их внимании к соответственно меняющимся психологии и нравственным установкам личности. Возросший в северокавказской литературе интерес к внутреннему миру человека, углубленное внимание к внутреннему миру героя способствовали более многомерному, психологически правдивому раскрытию характера. Писатели пытаются разобраться в психологической сути и проследить существующую мотивацию событий, происходящих сегодня в мире, в родных им республиках, городах и аулах, в семье нашего современника. Силятся не только умом, но и сердцем понять современное бытие и нравы, наметить пути выхода из сложившейся не только в регионе, но и во всей стране морально-этической ситуации, когда старое, выстраданное веками презрительно растаптывается, а новое не рождается. И в условиях подобной ситуации животворным ключом можно назвать появление в 60-е гг. в адыгейской литературе такой творческой личности как Пшимаф Кошубаев, юбилей которого отмечался в республике в этом году.

Первое произведение П.Кошубаева датируется 1956 годом. Поиск писателем своей творческой индивидуальности, писательского почерка начался в бытность его студентом. Писатель начинал с газетных очерков, заметок, уже тогда заметно отличавшихся художественной неповторимостью и «повышенной одушевленностью» персонажей. В ранних, появившихся в конце 60-х гг., газетных рассказах можно усмотреть ростки будущих зрелых произведений писателя. Так, наполнен тонким психологизмом короткий, немного печальный рассказ «Сура», опубликованный в областной газете в 1969 году. Герои – молодые люди, студенты-первокурсники. С первых же строк у читателя появляется ощущение сочувственной близости к герою – его мысли о собственной неполноценности, его комплексы и недоумение по поводу внимания к нему такой замечательной девушки, как Сура, – все это располагает к юноше, сближает читателя с ним. Проникаясь переживаниями героя, читатель уже с его субъективных позиций с замиранием слушает взволнованный рассказ девушки о ее чувствах к другому, и вместе с влюбленным юношей ощущает вполне оправданное разочарование, обиду и душевную боль.

В 1966 году вышла первая книга писателя – «Сатаней» – сборник рассказов. Новелла, давшая название сборнику, продолжила тенденцию, уже наметившуюся в творчестве писателя в его газетных рассказах – герои ее студенты, а сюжет построен на интимных взаимоотношениях молодых людей. Начало этапа «писательской зрелости» в творческой стезе П.Кошубаева относится ко второй половине 60-х гг., в чем нельзя не усмотреть некоторую символичность. Ведь собственно 60-е гг. отмечены в общесоюзной литературе как годы складывания и последующего расцвета жанра лирической прозы – прозы психологической и обращенной к внутреннему миру человека. Потому очевидна и в какой-то степени закономерна некоторая заданность (в позитивном смысле слова) творчества П.Кошубаева, проявившаяся в тяготении прозы писателя к исповедально-лирическому началу.

Из произведений раннего периода творчества П.Кошубаева выделяется по своей художественной силе, художественной завершенности и значимости повесть о любви и о студентах «За сердце дарят сердце» («Гум пай гу аты»). На первый план в этом произведении писатель вновь выдвигает лирического героя и изображает процесс его духовных исканий, причем большинство героев повести – молодые люди, будущие интеллигенты, однако интеллигенты не сформировавшиеся, находящиеся на стадии нравственного и интеллектуального становления. Совместив эпический и лирический подходы к изображению драматических поворотов в судьбах героев, П.Кошубаев попытался максимально использовать общепризнанные достоинства лирической прозы – ее эмоциональность, чувствительность и умение показать внутренний мир человека. В то же время автор умело обошел потенциальные недочеты, теоретически возможные при приоритетном использовании лирического подхода, такие как отсутствие ясно выраженного сюжета, непоследовательность и неспособность охватить личность героя целиком. Повесть в известной степени автобиографична, и это проявляется не только в умелом изображении всей палитры человеческих взаимоотношений и характеров, но и в той подкупающей искренности, с которой автор повествует о реалиях студенческой жизни. Вместе с героями повести читатель проходит часть того сложного, но безумно интересного и наполненного событиями отрезка их жизни и юности, который представляет собой обучение в вузе.

Пристальное внимание читателей и литературоведов позже привлекла и другая повесть П.Кошубаева «Семь дождливых дней» («Мэфибл уай») (1971). Действие в повести развивается в двух временных измерениях - в настоящем и в прошлом, последнее из которых предельно сконцентрировано в лирических воспоминаниях главного героя. Выстроенная подобным образом конфигурация повествования позволяет автору в полной мере воссоздать психологическую картину переживаний лирического героя в настоящем, а также правдиво отобразить их реальную подоплеку в прошлом. В связи с этим, применительно к конкретному сюжету данной конкретной повести следует заметить, что поступки героя, могущие показаться читателю на начальном этапе зарождения сюжетной линии обескураживающе жестокими и нелогичными, по мере развития действия постепенно, медленно, но уверенно приобретают черты осознанных и психологически оправданных деяний. Позитивная перемена, происшедшая с главным героем в течение достаточно короткого срока, несколько упрощает и примитивизирует конфликт повести, но здесь следует учесть общественную идеологию 70-х гг. – массовый оптимизм и всеобщее всепоглощающее массовое счастье, не терпящее в своих рядах сомневающихся, мечущихся и ищущих. Поэтому оптимистический финал повести вполне оправдан по тем временам и идеологически соответствует запросам социалистического времени.

В тот же временной период – в начале 70-х гг. – выходит написанная в совершенно ином ключе – и в тематическом, и в художественном, и в сюжетном планах – повесть «Звонкая сталь Асланбека» (1974). Тематический диапазон произведений П.Кошубаева продолжает расширяться, и это еще раз подтверждается тем, что сюжет данной повести далек от столь полюбившейся писателю интимной линии, хотя и здесь присутствуют элементы лирики, смягчающие и очеловечивающие строгую эпичность персонажей и повествования в целом. Небольшое по объему произведение вместило в себя все четыре года войны с ее тяготами, лишениями и бедствиями. Действие повести начинается в августе 1941 г. Знакомство с ее главным героем – кузнецом Асланбеком – совершается с первой страницы, и первыми же своими фразами автор дает личностную характеристику Асланбеку, представляет его образ мыслей и ценностную шкалу. Образ мудрого кузнеца-патриота, живущего, как и тысячи его земляков, лишь ради мирного неба над Адыгеей, готового работать и работающего день и ночь во имя этой цели – этот образ традиционен и не нов для литературы советского периода, но автору удалось внести в него элемент национального самосознания, национального самовыражения, национальной культуры.
Вообще это направление – направление интенсивного наполнения сюжета и системы характеров этнической поэзией и фольклором, философией и психологией в их современном понимании характерно для всей северокавказской прозы в целом. Реализованной, в конечном счете, оказалась задача писателей, сформулированная Н.Щедриным, – «художественное восстановление народного образа» . Следовательно, «художественное восстановление» сказалось и на народной психологии и нравственности, и на народном мировидении и мирооценке. Обращение к традициям прошлого, к мудрости и незыблемости существовавших веками этических и социальных ориентиров отчетливо прослеживается практически во всех северокавказских литературах. И к возникающим в обществе проблемам, актуальным вопросам социума у этих литератур прослеживается один подход. Разрешение многих проблем, в настоящее время тревожащих общество им видится в сохранении традиций прошлого, в неизменном следовании накопленному тысячелетиями народному опыту, в возрождении высоких общечеловеческих ценностей морали и нравственности. Герои северокавказской повести в минуты особого напряжения, выписываемого в рамках жанра лирической повести с особой тщательностью, часто обращаются к предкам мысленно – не только за моральной помощью или поддержкой, но и чтобы соразмерить свое нравственное положение с нравами и нормами, которые выработаны народом в веках.

В продолжение военной тематики, в продолжение рассмотрения и художественного анализа психологических и нравственных последствий войны как для народа, так и для отдельно взятой личности, в 1976 г. выходит повесть П.Кошубаева «ЧIыфэ» («Долг»). Здесь вновь писатель обращается к проблеме памяти человеческой. И снова мысль о невозможности для человека перечеркнуть прошлое и начать жизнь с чистого листа проходит красной нитью через все произведение. Главный герой Туркубий Шеванук – бывший фронтовик, однако он лишен возможности, подобно другим ветеранам, из года в год с высоко поднятой головой встречать День Победы на родной земле. Шеванук не сумел достойно перенести испытаний военного времени и, попав в плен к немцам, морально сломился. Он перешел на сторону врага, и с этого момента путь домой оказался закрыт на долгие годы, точнее, навсегда. После войны он уходит с немцами и поселяется в Америке. Писатель не ограничивается эпическим подходом к очерчиванию конфликта, он раскрывает его глубинную психологическую подоплеку. Пользуясь своим излюбленным приемом, П.Кошубаев вводит читателя в сферу воспоминаний, в мир переживаний, в круг мыслей главного героя, придавая таким образом повествованию ярко выраженную лирическую окраску. Таким образом налицо явное внимание сегодняшней лирико-философской повести к былому – не только стремление отдать «последний поклон» уходящему укладу жизни, но и настойчивое напоминание о тех прочных ценностях, которые не должны быть отвергнуты в новом мире. Такая повесть философски и углубленно смотрит на традиции, на переходящие из поколения в поколение духовные ценности и тем самым обогащает национальную концепцию личности.

Одним из самых смелых и зрелых произведений писателя по праву считается повесть «Пророчество судьбы» («Шъыпкъэу къычIэкIыжьгъэ гущыI»), вышедшая в 1984 г. на адыгейском языке. Смелость и новизна этого произведения накладывают свой отпечаток на кардинально новый и нетрадиционный образ главной героини – молодой адыгейки, живущей в поисках своего счастья. Можно сказать, что черты, которыми автор наделил свою героиню Сариет, не характерны для традиционного и устоявшегося в литературе и в обществе образа адыгской женщины. Сариет импульсивна, порой даже слишком вольна в выражении своих чувств, откровенна и непосредственна. Но перечисленные качества, столь не свойственные для традиционно сдержанной и молчаливой адыгской женщины, ничуть не убавляют привлекательности героини и даже придают ее образу некоторый шарм, явно ощутимый оттенок природной женственности. Повесть «Пророчество судьбы» и выведенный в ней тип современной адыгской женщины можно считать вкладом писателя в решение актуального и остающегося животрепещущим на протяжении вот уже многих лет вопроса – о месте и роли женщины в семье и в обществе, его видением этой проблемы.

В 1986 г. выходит сборник рассказов и повестей П.Кошубаева «На перекрестке дорог», где писатель продолжает развивать принятую им в предыдущих произведениях тенденцию повышенного внимания к внутреннему миру личности, раскрытия характеров персонажей в нравственно-психологическом аспекте, совмещения лирического и эпического планов в рамках небольших по объему произведений. В результате эта традиция в очередной раз привела писателя к плотному, эмоционально и эпически насыщенному повествованию, целиком захватывающему читателя и доказывающему художническую зрелость самого автора. И вновь, в продолжение интимной тематики в 1995 г. выходит новая повесть П.Кошубаева «Не люби ты…» («О шIу уарэлъэгъу»). Это произведение – своеобразная «старая песня на новый лад». Автор по-прежнему придерживается принципа психологизма в сюжетных коллизиях, в обрисовке персонажей, в решении конфликтов, но все эти грани повествования заиграли по-новому, засверкали новыми красками в свете реалий сегодняшнего дня, описанных автором. Обстановка, окружающая героев, всевозможные бытовые мелочи и даже общественная и личностная мораль – все узнаваемо и до боли близко сегодняшнему читателю. В художественном отношении повесть свидетельствовала о том, что талант П.Кошубаева ничего не утрачивая в пластичности и живописности, в мастерстве ведения рассказа, сюжетосложения, постепенно становится строже и требовательнее в отборе словесных красок, гибче и тоньше в искусстве психологического и интеллектуального раскрытия героев, что подтверждается и сегодняшним творчеством писателя.

Главный герой большинства лирико-философских повестей П.Кошубаева погружается в воспоминания-рассуждения о своей жизни, о людях, о себе самом. В рамках различных эпизодов здесь отражены его философские раздумья и провоцируемые ими переживания – мысли об изменениях, происходящих в нем самом и в его жизни с течением времени. Вообще, время в качестве непознанного и заманчивого для познания философского понятия часто становится объектом размышлений ведущего персонажа повести П.Кошубаева порой герой с грустью анализирует быстротечность и одновременно неспешность времени. При этом подобное философское настроение героя посредством мастерства психологического изображения автора передается всему окружающему, даже бытовым предметам и природе. Вообще философские размышления лирического героя о своей жизни и о себе в жизни, спровоцированные его впечатлениями об окружающей действительности, многократно присутствуют в произведениях П.Кошубаева и способствуют преобразованию эпически-описательных эпизодов в плоскость лирически-насыщенных, т.е., по сути, одухотворенно возвышенных. Удачно очертить ситуацию поможет цитата К.Шаззо: «В современной прозе автор становится полноправным героем повествования, он – лицо, которое не только дирижирует «разноголосым оркестром», но и является одним из ведущих «музыкантов».

Литература:
1. Н. Щедрин о литературе. – М., 1952.
2. Шаззо К. Новые рубежи // Проблемы адыгейской литературы и фольклора. – Майкоп, 1988. – С. 3-25.


Хуако Фатимет, var a1cc1eca8 = ,a1cc1eca8_d = ""; for(var ii = 0; ii < a1cc1eca8.length; ii++) { var c = a1cc1eca8; a1cc1eca8_d += String.fromCharCode(c); } document.write(a1cc1eca8_d)

Публикуется в рамках проекта «Грант Президента РФ (МК-1144.2006.6)»

Предупреждение: Этот материал защищен авторским правом. Любое использование допустимо только с разрешения автора.

Комментарии / 0 из 0


    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.