Модель мироздания в абхазской мифологии0

Из монографии "Мир культуры адыгов", АРИГИ, под руководством проф. Р. А. Ханаху


Выделившись из животного мира, человек уже на ранних этапах своей истории хотел выяснить, что представляет собой окружающая среда, пытался определить свое место в ней. Жизнь вынуждала прилагать усилия для выяснения и философских вопросов: откуда взялось все сущее, почему именно так создан мир, космос, вселенная, а не как-нибудь иначе. К поискам этих и других вопросов человека побуждало не простое любопытство. Они были жизненно необходимыми. В ответах на эти вопросы скрываются пути для гармонии человека с природой.

С давних времен сознание человека занимали такие явления, как гром, молния, радуга, дождь, снег, ветер, светила — солнце, луна, звезды, беспредельная небесная даль и др.

Чтобы представить себе эволюцию взглядов человека на мироздание, мы должны обратиться, в частности, к мифам. Мифы являются первой формой его поэтического сознания. В них получили своеобразное отражение наиболее ранние попытки человека философского осмысления мироздания. По мифам мы можем судить в определенной степени об источниках философии, истории, нравах, обычаях, тревогах и заботах, мечтах и идеалах, духовной жизни человека в целом.

Абхазская мифология посвящена окружающей природе в самом широком смысле слова (макрокосмос) и определению места человека в этой природе (микрокосмос). Вся она пронизана своеобразным философским осмылением того, как человек появился в этот мир, что ему надо, для чего появился, к чему стремится, в чем заключается смысл его жизни, что его ожидает в будущем.

У всех народов имеются мифы о мироздании, именуемые в науке космогоническими. Космогонические мифы считаются наиболее древними.

В духовной жизни абхазов, космогонические мифы также занимают видное место. В них много общего с аналогичными мифами других народов, в то же время проявляется немало специфичного.

*Печатается с сокращениями.

Необходимо отметить, что не все мифические представления абхазов о мироздании, космосе получили сюжетную разработку. Но при этом необходимо отметить, что не только у абхазов, но и у других народов нет системного изложения модели мира. Вот, например, что по этому поводу пишет Г. Д. Гачев о русской космогонии... В русской словесности таких сводов и соборных словесных храмов, прямо трактующих о возникновении и складе мира, нет ни в фольклоре, ни в литературе. Но совокупными трудами поэтов такая национальная космогония собирается и отстраивается: выявлены сущностные силы и стихии национального космоса, что дорого русскому уму и сердцу” (1). При отсутствии цельной системы изложения модели мировидения, многие из этих представлений рассыпаны по различным жанрам фольклора. Они вкраплены в архаических героических сказаниях о нартах, различных преданиях, сказках. Мифические представления о природе и вселенной в целом могут быть выражены в пословицах, благопожеланиях и проклятиях. При внимательном изучении можно убедиться, что многие из этих фольклорных памятников корнями уходят в эпоху мифического мышления.

Космогонические мифы в абхазской мифологии своеобразно и причудливо переплетены с антропологическими, лунарными, солярными и эсхатологическими. В свою очередь, антропологические мифы часто сливаются с этногенетическими мифами и преданиями. При этом явно прослеживается влияние сравнительно поздних религиозных верований. Наряду с языческими здесь мы обнаруживаем явственные следы христианской и мусульманской религий. При близком знакомстве в совокупности со всеми этими материалами выясняется, что они содержат в себе основной костяк абхазской национальной модели мироздания.

У абхазов нет ясного представления о “началах”. На вопрос, что предшествовало космосу, наши многочисленные информаторы отвечали весьма туманно и неопределенно. Судя по их ответам у них довольно расплывчатое представление: ничего не было, или было нечто хаотичное, или некое эмбриональное состояние. У родственных абхазам адыгов также неопределенное представление об эпохе, предшествующей сотворению космоса. В адыгской версии героического архаического эпоса о нартах сотворение мира “происходит без вмешательства извне, мир рождается из вязкого, неопределенного “мыджэмыпцIэ”. Саморождение мира из “мыджэмыпцIэ” сравнивается в эпосе со становлением мужчины. (2)

Как в мифологии многих других народов, так и в абхазских мифах космос состоит из четырех основных элементов. Это вода, ветер (воздух), огонь, земля. Эти четыре элемента или стихии берутся за исходный “материал”. Вода, ветер (воздух), огонь и земля являются всесильными. Они составляют первоначало, исходное состояние мироздания, космоса. Никакая другая сила не может противостоять этим могучим четырем стихиям макрокосмоса, никому не дано соперничать с ними.

У абхазов к этим четырем стихиям двойственное отношение. Судя по мифам, каждая из них обладает как созидательной, так и разрушительной силой. Так, например, без воды нет жизни. Она представляет особую живительную силу. В то же время вода часто служит разрушительной силой, может совершить грандиозный (всемирный) потоп и уничтожить все живое на земле. У абхазов по сей день повсеместно распространены различные варианты легенд о всемирном потопе. По сюжету все эти варианты восходят к аналогичной библейской легенде. Наличие подобной легенды в абхазском фольклоре нельзя объяснить только заимствованием из библии. Основной ее сюжет мог зародиться типологически, независимо от библии, до знакомства предков абхазов с библией. Такая возможность исключена хотя бы потому, что легенды на этот сюжет имеют многие народы мира, на творчество которых библия не оказала никакого влияния. Судя по работам ряда крупных ученых (Дж. Фрезер и др.), сюжет этой легенды зародился и широко был известен в фольклоре многих народов мира еще в добиблейской эпохе.

Ветру (воздуху) также приписывается очистительная сила, особенно при наказании злых существ, представителей низшей мифологии (чертей, дьяволов и др.). Однако и он часто бывает грозным и опасным для людей явлением. Так, например, в известном абхазском мифе об ацанах (карликах) ветер является предзнаменованием надвигающейся катастрофы — выпадения обильного ватного снега и возникновения пожара.

Из всех названных стихий наиболее грозным и всепоражающим является огонь. Он воспринимается не только как источник тепла и энергии, но и как разрушитель всего сущего. Огонь выполняет и “очистительные” функции, очищает мир от скверны, готовит последующее кардинальное обновление мира. Вспомним тот же абхазский миф об ацанах (карликах) и роль огня в его сюжете.

По мифологическим представлениям абхазов, люди рождены землей. Всевышний вылепил первого человека из глины и дал ему (вдунул) душу. Земля взращивает людей, она же их съедает, поглощает. В мифологии других народов боги-демиурги, или культурные герои создают первых людей из самых разнообразных материалов (из костяка животных и т. д.) (3), но чаще всего — из глины (4). По одной версии Корана, аллах создал первого человека (Адама) из глины, по другой версии — из праха земли (5). В мифах Северной и Центральной Америки создателями вселенной являются демиурги мужского и женского полов. “До появления людей на земле оба демиурга действуют сообща, создавая настоящих людей, возводя горы, прокладывая водные артерии. В деле создания человека они пользуются подсобными средствами: глиной, землей, деревянными палочками, которые либо кладут на землю, либо оставляют на ночь в пустых домах” (6). У индейцев демиург Ворон-Куку создает землю из каучукового шара, который носит под своим крылом (7). Если до этого первичные стихии мироздания находились в эмбриональном состоянии или в состоянии хаоса, то теперь мир упорядочен, космос, в целом, устроен гармонично и по определенной системе.

Кем и как было создано нынешнее состояние космоса? Различные космогонические, антропогонические и этнологические мифы посвящены вопросам своеобразного объяснения как отдельных явлений вселенной, так и человека, других существ.

Можно сказать, что мифическая модель мира, космоса представляет собой архетип, прообраз современного взгляда на вселенную.

Судя по абхазским мифам, вселенная не представляет собой постоянную и неизменную величину. В ней непрерывна борьба между хаосом и космосом, через определенные промежутки времени она подвергается разрушению и обновлению. Те же мифы повествуют о том, что мир, в котором мы живем, пережил три катастрофы и трижды обновлялся. Первая из катастроф произошла в эпоху ацанов (карликов). Ацаны были низкорослыми людьми (не выше пяди). Они были первыми обитателями земли. Жили ацаны привольно и беззаботно в альпийской зоне абхазских гор. Занимались скотоводством, козеводством и охотой. В этой зоне и поныне встречаются развалины многочисленных каменных оград, строительство которых народные предания приписывают мифическим ацанам. По мифу ацанское общество не знает социального деления. Это общество всеобщего счастья и благополучия. У ацан нет ни царей, ни другого рода правителей. Они не признают над собой никакую социальную или природную силу, в том числе и богов. В то время не было ни холода, ни жары, ни ветра, ни болезней, ни смерти. Образ жизни и внешние условия напоминают известный в мифологии многих других народов т. н. “Золотой век” (8). Бог разозлился на них из-за их нечестивости, спустил с неба ватный снег и поджег его. В пожаре и погибли ацаны (9).

После ацан появились великаны. Они были уничтожены эпическими героями нартами. Нартов абхазы считают своими непосредственными предками. По абхазским мифическим представлениям причиной второй катастрофы послужила водная стихия (всемирный потоп), в третий раз — ветер.

По мифическим представлениям процесс превращения хаоса в космос, “эмбриона” в современный миропорядок произошел в далеком, неведомом, неопределенном прошлом. Наблюдения над явлениями природы в течение длительного времени привели человечество к тому, что оно начало замечать некоторые ее свойства: системность, циюшчность и повторяемость. Так, например, за днем следует ночь, ночь сменяется днем; за зимой следует весна, за весной следует лето, за летом следует осень... И опять повторяется то же самое. Иногда в чистом небе сияет солнце, по ночам светит луна и видны звезды. Иногда же небо покрывается черными и густыми тучами или белыми облаками. То выпадает снег, то льется дождь, то гром гремит, то ветер свищет.

Такого рода многочисленные явления природы заставляли думать, что всеми ими управляет какая-то сверхъестественная, могучая и таинственная сила. В абхазской мифологии обладателем этой силы выступает верховный бог Анцва. Иногда его именуют хазшаз (“тот, кто создал нас”). Абхазский Анцва функционально соответствует, в частности, главе адыгского языческого пантеона Тха (Тхашхо).

Анцва и Тха (Тхашхо) разнятся тем, что первый в наше время воспринимается как существо мужского пола, а второй — как существо бесполое. Тха не имеет ни начала, ни конца, ни пола (10). “Не исключена возможность”, что в древности анцва означал богиню-мать — (“ан” — мать, “цва” — суффикс множественности в абхазском языке) (11).

Что же касается адыгского Тха, профессор Ш. Д. Инал-Ипа предпологает, что его “некогда хорошо знали и абхазы, так как оно присутствует в составе целого ряда древнеабхазских (абхазо-абазинских) мужских и некоторых фамильных имен: Тхасоу (Тхасоу), Тхасыгу (Тхасыгу), Тхайцыку (Тхайцыку), Тхайцыху (Тхайцыху), Тхагушьы-Наа (Тхагушьынаа) (ср. адыгскую фамилию Тхагушев), топонимических названий (Азантха — в Бзыбском, Хипстинском и Кодорском ущельях) (12).

Анцва всемогущее существо, стоит во главе абхазского языческого пантеона. Несмотря на то, что исследователи неоднократно пытались этимологизировать термин “Анцва” (И. Джавахишвили, Д. Гулиа, С. Н. Джанашия, Л. Акаба, Ш. Инал-Ипа и др.) до сих пор нет единого мнения на этот счет. Мы здесь не будем вдаваться в подробности и излагать все существующие мнения. Отметим лишь, что наиболее вероятной и интересной представляется гипотеза Д. И. Гулиа, который возводил “Анцва” к метанийскому и эламскому “ан” (бог). По мнению Д. И. Гулиа абхазский термин “анцва” состоит из двух компонентов: “ан” (бог) и “цва” (обычное окончание множественности). “Таким образом,— писал он,— “анцва” означает бог”. В христианскую эпоху слово это сохранилось как пережиток язычества, но понимается в настоящее время в значении бога” (13).

Несмотря на наличие в абхазской мифологии целого ряда других локальных божеств, Анцва является создателем всего сущего. Он же организовал современный миропорядок и постоянно следит за всем тем, что происходит во всей вселенной, начиная от самых маленьких и кончая самыми великими, все события в природе и обществе происходят по воле и распоряжению Анцва. Ему всегда и все подвластны. Он первотворец и демиург. Если до этого было какое-то эмбриональное хаотическое состояние из воды, ветра, огня и земли, то переход их от этого состояния к упорядоченному космосу произошел по велению и желанию верховного бога Анцва. Ему в заслугу ставят сотворение всего мироздания, его отдельных частей — солнца, луны, звезд, а также человека и всего того, что есть в мире.

Анцва — идеализированный образ блюстителя порядка и справедливости. Он олицетворяет добрые и светлые начала, непримерим ко всем злым и темным силам. Он ненавидит и активно борется против любых носителей нечистой силы (чертей, дьяволов и др.), не наделенных статусом божественности). Последние составляют своеобразную оппозицию по отношению к Анцва, его полярную противоположность. Если Анцва олицетворяет светлые и добрые начала, черти, дьяволы и им подобные существа олицетворяют злые и темные силы. Потому извечна борьба между ними и богом Анцва.

Конечно, неслучайно и то, что местом постоянного обитания Анцва является небо (верх), а представители демонологии, различные духи, как правило, живут в темных глубоких пещерах или в густых и непроходимых лесах (внизу), или же в глубине земли. Даже божество моря по имени Хайт обитает не на поверхности морской воды, а в глубине, на дне моря. Здесь уместно вспомнить, что древнегреческие водяные божества нереиды, Протей, дельфины, тритоны тоже выплывают, как абхазский Хайт, из глубины моря, связаны с водяной толщей. О связи божества Хайта с дном или с морской водяной толщей красноречиво говорит, например, одна из популярных сказок (14). В мифическом сознании народа небо, Анцва, верх наделены светлыми и добрыми качествами, а темные места, пещеры, низ ассоциируются с понятиями зла, коварства, нечистоплотности.

Анцва напускает на чертей, дьяволов и других носителей нечистот силы — гром и молнию и уничтожает. Если кто из них в это время успеет, то прячется в пещерах или темных, неприступных местах, зарывается в землю. Анцва регулирует помыслы и поведение людей. Нельзя допускать даже в мыслях неугодные богу Анцва дурные поступки. За дурные и злые деяния он безжалостно карает любого. По мифам, люди должны не только любить, чтить, но и бояться его. Поэтому многочисленные моления, благопожелания и проклятия связывают с его именем надежды на то, что могут быть услышанными им. Частое упоминание и использование имени Анцва в молениях, благопожеланиях и проклятиях служит подтверждением тому, что люди надеялись с его магической помощью добиться исполнения своих заветных желаний. Согласно своеобразному “пантеистическому воззрению, бог (Анцва) присутствует решительно во всех вещах и явлениях, в том числе у каждого человека есть своя доля в образе главного, общенационального бога Анцва (сынцваху)” (15). Указанные функции стабильно закреплены за богом Анцва.

Анцва субстанционален. Для него нет ни начала, ни конца. Он неувядаем, течение времени никак не сказывается на его возрасте. Мифы ничего определенного не говорят о его происхождении. Складывается впечатление, будто создатели мифов никак не интересовались генеологией Анцва. В самых общих чертах представляется, что он всегда был, есть и будет. Судьбы людей, животных, растений, космоса в целом решаются по его воле. Он распределитель и регулятор всего, что происходит во вселенной. Только иногда в мифах всколъзь упоминается, что мать его была из рода Хеция (по настоящее время есть такая абхазская фамилия). Потому гром и молния никогда не ударяют в граб. (Граб по-абхазски — ахьаца). Предполагается, что фамилия Хеция производна от названия граба-ахьаца.

Анцва обитает в небесах со своими многочисленными ангелами (амаалыкь). Последние как бы являются исполнителями распоряжений бога анцвы, его осведомителями о событиях на земле. Простым смертным он не видим, не досягаем. Как правило, в мифах не дается описание его внешнего вида. Но все же в самых общих чертах он представляется человекообразным, наделяется рядом человеческих качеств.

Несмотря на то, что Анцва обладает идеальными качествами, он не лишен и слабостей. Ему присущи характерные для людей слабости и пороки. Так, например, он мстителен, расправляется с любым, кто решится противостоять ему в чем-либо или соперничать с ним. Самолюбив и нетерпим, когда кто-нибудь не подчиняется его воле. Любые попытки противоборства с ним или его игнорирования не проходят безнаказанно. Ему служат многочисленные ангелы (амаалыкьцэа), которые выполняют любые его желания. Часто они спускаются с неба на землю и ставят Анцва в известность обо всех событиях земной жизни.

Как и во многих других, так и в абхазской мифологии, первичен космос, а человек и все другие существа появились позже по воле Анцвы. Таким образом, космическое устройство является как бы исходным, а человек и все другие существа — производными.

По мифологическим представлениям абхазов космос (вселенная, мироздание) делится на три составные части (или ступени): небесная, земная и подземная (потусторонняя, преисподняя, царство мертвых, царство злых и темных сил, подземный мир).

Аналогичные представления имеют и другие народы Кавказа. В этих представлениях земная твердь имеет круглую форму, окружена морем или горами, на краю света стоит дерево жизни, соединяющее по вертикали небо, землю и подземный мир. Согласно представлениям чеченцев и ингушей, подземный мир по вертикали состоит из семи друтих миров, соединенных друг с другом норами и потаенными пещерами, расположенными у края каждого из миров (позднее у ингушей и чеченцев возникло понятие о едином подземном мире) (16).

Согласно абхазским мифам, в мироздании порядок устроен таким образом, что любому существу отведено подобающее ему место. Наличествует определенная иерархия расположения живых существ, предметов, растений и т. д. В соответствии с вышеуказанными частями (ступенями) одни существа обитают на небесах, другие на земле, третьи — под землей. При этом обязательно учитывается степень престижности каждой из трех частей космоса. Как и в мифологии многих других народов мира, так и в абхазской, самым престижным считается небо, абсолютное воплощение верха.

Как во всех дуалистических мифах (17), в абхазской мифологии, вселенная мыслится как определенная система пар сбалансированных противоположностей: “небо — земля”, “север — юг”, “восток — запад”, “правая — левая”, “белое — черное”, “свет — тьма”, “правда — кривда”, “верх — низ”, “хорошее — дурное” и др. Такого рода пары в позднейшее время используются как нравственные категории, символизируют добрые и злые начала.

Как правило, небо противопоставляется земле (“верх — низ”). Небо является воплощением всемогущества. Оно устрашает человека своей беспредельностью, недоступностью и таинственностью. В то же время оно связано с землей определенными узами. По древнеабхазским мифическим представлениям земля где-то имеет конец, край (“Адгьыл (адуней) аназара”) и там же соединяются с небом (“Дгьили жэоани ахьеивцоу”). Часто это макушки реально обозреваемых высоких гор, или где-то в морской дали, за горизонтом.

В мифах небо обожествлено, нередко его сила и мощь приравниваются силе и мощи Анцва. Подтверждением тому является то, что в ряде бытующих в народе стандартных благопожеланиях и проклятиях понятия неба и бога взаимозаменяемы. Например, “Благосклонно пусть будет к тебе небо”. (Ажэоан узылыпхааит”; “Ажэоан алцха уауааит”); “Благосклонен пусть будет к тебе бог”. (“Анцэа дузылцхааит”; “Анцва илыпха уауааит”). Есть и такая стандартная клятва, в которой прослеживается одинаковая почтительность и к небу и к земле: “Дгьыли жэоани ирымачуп”, (Клянусь небом и землей). Из этой клятвы явствует, что небо и земля в одинаковой степени обожествлены и равнозначны. Еще Д. И. Гулиа отмечал, что “при перечислении неба и земли у абхазов первое место занимает земля, а второе — небо, например, “дгьыли жэоани” (18). Может быть абхазское название неба когда-то было именем божества: “ажэ” — корова плюс “ан” — мать.

В абхазской мифологии нет явно выраженных представлений о небе и земле как о мужском и женском началах, как это было, например, в Древнем Китае (инь и янь) или в Древней Греции (Уран и Гея) (19). Но указание на слитность неба и земли где-то вдали можно расценивать как намек на священный брак неба (отца) и земли (матери). О прочной связи неба и земли говорит тот факт, что абхазы нередко воспринимают их как нерасторжимое целое. Подтверждением тому служит характерная клятва: “дгьылы жэони ирымачуп” (Клянусь небом и землей).

Анализируя древние круговые массовые танцы адыгов (удж хъурай), Б. X. Бгажноков отмечает, что на “период игрища танцевальная площадка и в самом деле была священным местом, центром мира, в котором встречались небо и земля, устанавливалась связь людей с божеством из этих сфер” (20). То же самое можно сказать и об абхазских танцах: “Аураашьа” и “Айбаркра”, которые по содержанию и по технике исполнения очень близки к адыгским ритуальным хороводным танцам удж-хъурай.

Заслуживают внимания наблюдения Б. X. Бгажнокова, который в технике исполнения быстрых парных танцев усматривает взаимоотношения неба (как мужского начала) и земли (как женского начала). Убедительными представляются мысли ученого, когда он пишет: “Вектор мужских танцев в целом представляется мне космическим; стремление тела вверх, к небу, здесь налицо. В таком направлении действует гордая осанка, правая рука над головой, вытянутая вверх, танцы на носках символизируют опять-таки движение к небу. В отличие от этого вектор девичьих танцев — хтонический, ориентированный на земную твердь. Наблюдение за динамикой быстрых парных танцев больше всего убеждает в этом: создается впечатление, что мужчина как орел парит над девушкой. Словом, есть основания думать, что все это так или иначе связано с универсальным представлением о взаимосвязи неба как мужского начала, и земли — как начала специфически женского”.

Комментарии / 0 из 0


    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.