Новые материалы о роде князей Бековичей-Черкасских0

Из журнала “Генеалогия Северного Кавказа” (выпуск 4/ 2003)


Князья Бековичи-Черкасские - один из самых известных кавказских родов, отрасль многочисленного и разветвленного рода кабардинских князей, связанных общим происхождением от некоего Инала, которого древние родословцы называют египетским султаном, а современные исследователи владетельным кабардинским князем, жившим в XV веке. Непосредственно князья Бековичи-Черкасские являются потомством Салтана-бека Аслана-мурзы, княжеское достоинство которого в пределах Российского государства было подтверждено указом царя Федора Алексеевича 12 декабря 1691 года.

Князьям Черкасским посвящена обширная историческая и генеалогическая литература и создается ощущение, что она исчерпывающе раскрывает прошлое рода. Однако на практике это оказывается не совсем верным. В 1915 году известный генеалог Сергей Васильевич Любимов (1872-1935 ), специализировавшийся на изучении титулованных родов, напечатал поколенную роспись князей Бековичей-Черкасских. Она была создана на основе широкого круга опубликованных и архивных источников, но, привлекая материалы архивов Департамента геральдии и Ставропольского дворянского собрания, исследователь не использовал документы из некоторых других хранилищ, в частности из архива Московского дворянского собрания. Между тем, в нем имеются сведения, позволяющие дополнить и уточнить опубликованную поколенную роспись.

В феврале 1796 года капитан армии князь Владимир Александрович Бекович-Черкасский просил внести его род в дворянскую книгу Московской губернии, что было сделано 20 марта того же года, и в апреле проситель получил подтверждающую этот факт грамоту.

Причем внесен он был в четвертую часть книги, предназначавшуюся для иностранного дворянства, что вполне соответствовало практике рубежа XVIII-XIX веков, когда бытование в семье легенды о выезде являлось достаточным основанием для получения статуса иностранного рода.

Следующим представителем семьи, записанным в родословную книгу Московской губернии, стал племянник предыдущего, впоследствии действительный статский советник, камергер и сибирский губернатор князь Петр Дмитриевич Бекович-Черкасский, обратившийся с соответствующим прошением в феврале 1832 года. В том же месяце его просьба была исполнена . В отличие от дяди он попал в пятую часть “дворянской книги”, в которую вносились титулованные роды. Таким образом, в конце XVIII - первой половине XIX века была оформлена юридически принадлежность рода к московской дворянской корпорации.

Через несколько лет тот же князь П. Д. Бекович-Черкасский пожелал причислить себя и своих сыновей Семена в Дмитрия еще к рязанскому дворянству; 21 июля 1838 года. Рязанское дворянское собрание вынесло определение об этом .

Однако при ревизии определений дворянских собраний, проводившейся в 1820-1840-е годы, в деле князей Бековичей-Черкасских обнаружились формальные недостатки. В 1843 году оно вернулось в Московское дворянское собрание для составления мотивированной документами родословной.

Сохранившиеся дела дворянского архива содержат неизвестные данные о генеалогическом составе, имущественном и служебном положении князей Бековичей-Черкасских. Так, в имеющейся схеме рода у князя Николая Александровича, женатого на графине Наталье Андреевне Ефимовской, состоявшей в дальнем родстве с императорской семьей, показаны три сына: Иван, Николай и Григорий, а С. В. Любимов называет другие имена: Николай, Василий и Федор . Этот вопрос нуждается в дополнительном изучении на основе архивных материалов.

Схожая ситуация сложилась с детьми князя Петра Дмитриевича. Имеется копия метрического свидетельства о рождении у него в Москве, в доме тестя С. Ф. Аладьина, 11 января 1827 года близнецов Семена и Дмитрия, названных в честь своих дедов с отцовской и материнской сторон. С. В. Любимов, упоминая те же имена, датой рождения Дмитрия указывал 1833 год, отмечая его смерть в детстве . Возможно, ввело в заблуждение смутное известие о третьем сыне князя - Николае, зафиксированном в формулярном списке отца. Он был моложе братьев на два года и также, как и Дмитрий, рано умер.

Архивные материалы позволяют добавить к родословной два женских имени. “Раздельный акт 1792 г. свидетельствует”, что у князя Александра Александровича Бековича-Черкасского кроме сыновей были две дочери -девицы Анна и Елизавета, не упомянутые С. В. Любимовым .

Новые сведения имеются о супругах князей Бековичей-Черкасских. В частности, устанавливается фамилия жены князя Владимира Александровича, которую С. В. Любимов называл просто Надеждой Степановной. Она была урожденная Рахманова, владела собственным домом в Москве и 25 душами дворовых людей. Жена князя Петра Дмитриевича Мария Семеновна, урожденная Аладьина, более состоятельна. За ней числилось 506 крестьян в Вязниковском уезде Владимирской губернии и 193 крестьянина в Зарайском уезде Рязанской губернии. Владение последним имением стало, видимо, причиной желания князя П. Д. Бековича-Черкасского быть причисленным к рязанскому дворянству.

Теперь известно также имя матери князя П. Д. Бековича-Черкасского, жены князя Дмитрия Александровича Бековича-Черкасского, отсутствующее в росписи С. В. Любимова. Ее звали Варварой Николаевной. В 1823 году принадлежавшие ей имения в Нерехтском и Гадичском уездах Костромской губернии были “полюбовно”, т. е. без судебного спора, разделены между мужем и детьми. Из этого факта становится известным, что к тому времени князь Д. А. Бекович-Черкасский был еще жив (у С. В. Любимова единственное сведение о нем относится к 1798 году) и имел чин коллежского асессора.

Архивные материалы позволяют выявить ошибки в датах. Выяснилось, что дочь князя П. Д. Бековича-Черкасского родилась в Москве 7 июля 1830 года, а не 6 июня, как указал С. В. Любимов на основе “Московского некрополя”. Замуж за директора Московского архива Министерства иностранных дел, тайного советника барона Ф. А. Бюлера она вышла не в 1855 году, а 11 января 1856 года. Бракосочетание состоялось в Санкт-Петербурге.

Обширные сведения о службе князей Бековичей-Черкасских дают их формулярные списки, хранящиеся в Российском государственном военно-историческом архиве и Центральном историческом архиве г. Москвы.

В поколенной росписи совершенно отсутствуют сведения о князе Николае Николаевиче Бековиче-Черкасском, биография которого оказалась хотя и короткой, но примечательной. Он родился около 1791 года, в службу вступил в 1808 году в Волынский уланский полк, участвовал в русско-турецкой войне, совершив походы в Молдавию и Валахию. За штурм крепости Ловчи в 1811 году произведен в корнеты. С началом Отечественной войны 1812 года князь Н. Н. Бекович-Черкасский был командирован для вербовки солдат, набрал в Нижегородской губернии отряд из 50 человек, который обмундировал и снарядил за собственный счет. В декабре 1813 года произведен в поручики, в апреле 1814 года переведен в Конно-егерский полк и в декабре того же года уволился, как сказано в документах, “за болезнью”.

На военном поприще начиналась служебная карьера и других представителей рода. Двоюродный брат предыдущего, князь Николай Дмитриевич Бекович-Черкасский, вступал в службу в 1814 году подпрапорщиком привилегированного Лейб-гвардии Преображенского полка. Он был хорошо образован, знал французский, немецкий и английский языки, что способствовало его скорому переходу в Коллегию иностранных дел. Несмотря на молодость князь Н. Д. Бекович-Черкасский обладал значительным состоянием, владея в Костромской губернии 500 душами крестьян.

Его родной брат, уже упоминавшийся нами князь Петр Дмитриевич, в 15 лет начал службу в свите Александра I по квартирмейстерской части. В апреле 1815 года он командирован в Главную квартиру императора, “при котором находился до вступления своего в парях”, затем командирован в квартиру фельдмаршала М. Б. Барклая де Толли, затем переведен в 3-й резервный кавалерийский полк, из которого уволен осенью 1817 года в связи с необходимостью заняться делами имения. Впоследствии князь П. Д. Бекович-Черкасский служил чиновником дипломатического ведомства, канцелярии московского вице-губернатора, советником Московской палаты гражданского суда. Уже в юности владея французским, английским, немецким и итальянским языками, он продолжал заботиться об образовании, в 1824 году получил аттестат Московского университета. В 31 год пожалован своим первым придворным званием камер-юнкера.

О дальнейшей успешной карьере князя было упомянуто выше.

Изученные архивные материалы помогают уточнить и скорректировать историю рода князей Бековичей-Черкасских в генеалогическом и просопографическом отношениях. Это еще раз доказывает непосредственную связь точности исторического знания с количеством и качеством привлеченных источников, выдвигает задачу как можно более полного выявления архивных материалов, касающихся генеалогии кавказских родов.

Комментарии / 0 из 0


    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.