Танцевать надо! Интервью с участницами ансамбля "Адыги". 0


В один из редких солнечных дней декабря я встретился с солисткой ансамбля «Адыги» Аленой Докшукиной и давней участницей ансамбля Мумой Будищевой, чтобы побеседовать об ансамбле, его перспективах и проблемах, прошлом и будущем, а затем поведать об этом гостям Хэку.ру. Проще говоря – взять интервью.


Место встречи было выбрано не случайно. Мы сидели в уютном кафе «T-Bar» на Павелецкой, хозяева которого незнакомые мне кабардинцы. Так что в тот день получилось сделать, как минимум, два полезных дела: побеседовать с девочками и поддержать кабардинского производителя.

Наши четкие намерения провести интервью постепенно расплылись в уютной и стильной обстановке кафе, и встреча прошла за интересной дружеской беседой, не обремененной официозом и всякой политической чепухой. Единственное, что выдавало цель нашей встречи, – это мой скучающий на столе диктофон с горящим индикатором включенной записи. Впрочем, через 5 минут беседы мы сами перестали обращать на него внимание, а еще через 10 к нему охладел и администратор кафе, до этого пытавшийся понять, зачем мило беседующим посетителям включенный диктофон.


Я: Алена, расскажи, с чего все началось? Как ты попала в ансамбль?

Алена: Я познакомилась с Мумой. Она сказала, что существует ансамбль национального танца и что там можно научиться танцевать. Мы пришли, посмотрели. Я решила, что танцевать точно не буду, просто было интересно посмотреть на земляков. Потом подумала, что было бы хорошо просто научиться танцевать для себя, а не для выступления на сцене. Начала ходить на занятия, и оказалось, что, как и я, никто не хочет выступать публично. Все учатся исключительно для себя. Поэтому я решила, что если не я буду танцевать на сцене, то кто? Вот с этого все и началось.

Я: То есть люди посещали ансамбль, как спортивную секцию, чтобы приобрести индивидуальные навыки танца?

Алена: Люди посещали ансамбль просто, чтобы научиться танцевать. В то время никто не думал о том, чтобы куда-то ехать, выступать на каких-то фестивалях.

Мума: Тогда ансамбль выступал на землячествах. Это был период, когда главой Хасэ был Заур Тутов. Он, кстати, и основал наш ансамбль.

Алена: Я этого не застала. Когда я пришла, можно сказать, что ансамбль находился в упадке.

Я: Как «Хасэ» привлекала молодежь в ансамбль?

Алена: Я точно не знаю. В основном, люди узнавали об ансамбле по «адыгскому телефону» от друзей, земляков. Точно так же, как я узнала об ансамбле от Мумы.


Я: Я видел вашу импровизированную репетицию на концерте, посвященном пятилетию ансамбля «Адыги». Мне показалось, что ваши тренировки очень тяжелые.

Алена: Нет. Абсолютно не тяжелые. Если есть желание, то можно научиться танцевать и не обращать внимания на трудности.

Я: С какими испытаниями ты столкнулась, когда только пришла в ансамбль? Что было труднее всего?

Алена: Труднее всего «Къафэ». Хотя особых проблем с освоением танцев у меня не было. Если мне что-то показывают, то я это быстренько повторяю.

Я: Это благодаря хорошей координации движения?

Алена: Да. Я до «Адыгов» занималась танцами. Поэтому могу повторить любые движения.

Мума: У Алены была хорошая подготовка. Она посещала эстрадные танцы.

Я: Кто в то время руководил ансамблем и вообще менялись ли руководители?

Алена: Все то время, что я занимаюсь в ансамбле, руководителем является Эмма Кабертай. Менялись хореографы. Первым при мне хореографом была Зарема Дударова. Ее сменила Марита Хурзокова. Затем пришел Хашао Шидугов, сейчас – Миша Батыров.

Мума: На моей памяти еще был хореограф Казбек Балкаров и гармонист Аслан Дударов. А все начиналось в середине 90-х с другого состава под руководством Заура Кожева.
Тогда в наш ансамбль ходили и осетины, и абхазы, у них своих коллективов еще не было.
Так что мы могли отмечать не пятилетие, а десятилетие.

Я: Танцуете ли вы танцы других народов?

Алена: Иногда танцуем. Но сейчас в репертуаре наших выступлений таких танцев нет. Мы, прежде всего, должны знакомить зрителей с адыгским танцевальным искусством. Но мы, конечно же, изучаем множество движений из других кавказских танцев: дагестанские, чеченские, абхазские, аджарские, осетинские…

Я: Ваши тренировки проходят под живую музыку?

Алена: Сейчас да. У нас есть замечательный пшынауэ Али и «барабануэ» Салим. Был период, когда мы танцевали под аудиозаписи, но учиться танцевать это в любом случае не мешает.

Я: Но тренироваться под живую музыку легче?

Алена: Конечно. Живая музыка придает кураж танцу. Ноги сами просятся в пляс.

Мума: Живая музыка заряжает положительной энергией. И хореографу удобнее сказать музыкантам, что играть, а не перекручивать диск или кассету. Но, вот, например, сейчас мы ставим танец турецких адыгов под 15-ый трек диска «Гухэлъ» Аслана Дударова, и музыка, словно живая, проходит сквозь тебя, не можешь устоять на месте…

Алена: Сейчас многие звонят, хотят прийти в ансамбль и всегда спрашивают, занимаемся ли мы под живую музыку. Если хочешь научиться адыгским танцам, то лучше это делать именно под барабан и гармошку.

Я: Как давно ты занимаешься?

Алена: Четыре года.

Я: Можно ли сказать, что ансамбль прогрессирует? Ты говорила, что когда пришла, вас было очень мало. А сколько сейчас?

Алена: Прогресс, конечно, есть. Сейчас нас уже больше сорока. Основной состав 14-16 человек. Остальные занимаются для себя. Но если они продвигаются в танцах, то тоже попадают в основной состав. Растет наша младшая группа. Многие уже на наших глазах перешли в старшую. Сейчас у нас новый хореограф из Кабардино-Балкарии Миша Батыров. Он нам очень нравится. Мы ставим новые танцы, переходим на более высокий профессиональный уровень. На репетициях он выкладывается на «все сто», и мы стараемся.

Я: Благодаря чему такой прогресс?

Алена: Благодаря нашим стараниям, спонсорам, руководителю ансамбля Эмме Кабертай. За эти четыре года мы бы без спонсоров не выжили. Надо оплачивать зал, труд музыкантов, хореографов, костюмы и т.д. Пользуясь случаем, хочу сказать спасибо Арсену Канокову, Олегу Калибатову, Мухарбию Черкесову.

Я: Алена, расскажи, пожалуйста, про фестиваль в Греции? Как вы туда попали?

Мума: Поездку на фестиваль в Грецию мы выиграли на конкурсе национальных танцев в Москве «Кавказ танцует мирно».

Я: А кто еще там танцевал?

Мума: Все. Практически все национальные коллективы Москвы.

Я: Кто оплачивал вашу поездку?

Мума: Пребывание в Греции оплачивала принимающая сторона. Нам еще давали суточные – 3 евро в день. Большую часть стоимости билетов оплатили наши спонсоры. Остальное мы сами.

Я: Вам понравился фестиваль?

Алена: Да. Очень! Мы до сих пор вспоминаем, как все было хорошо. Конечно, было много курьезов. Сейчас для нас это приятные воспоминания. Кроме «Адыгов», там были еще коллективы из Турции, Сербии и Черногории, Индонезии, Польши, других районов Греции. Мы представляли на фестивале Россию.

Я: А «Адыги» грекам понравились?

Алена: Да. Мы были самым ярким коллективом. Ребятам из других ансамблей и зрителям очень понравились адыгские танцы, костюмы.

Мума: Многие подходили, просили с нами сфотографироваться или померить наши костюмы. Был один грек, который приходил на все концерты, говорил нам: «Queens! Queens!» и как-то, встретив в городе, подарил нашим мальчикам из ансамбля арбуз… Вообще греки очень гостеприимный народ. Если мы заходили в магазин, нас хвалили, говорили, что видели наше выступление (или, например, сообщали, что сегодня собираются пойти…) Мне на рынке один торговец подарил три килограмма нектаринов, когда узнал, что мы из Руссии (так по-гречески Россия). Много было забавных случаев. Подходили греки из Абхазии, которые уехали во время войны. И, как в фильме «Мимино», спрашивали, достроили ли мост, или еще что-то…

Я: Эта поездка была в 2004 году. Вы планируете еще съездить куда-нибудь за границу?

Алена: Если получится, то обязательно. К нам поступает очень много предложений. Нас звали в Чехию и Турцию, в Испанию и Португалию, в Италию и даже в Японию. Но дальше Греции мы пока никуда не ездили.

Я: Почему?

Алена: Во-первых, подводит материальная база. Во вторых, почти все мы студенты и не можем пропускать учебу. Поэтому мы можем ездить только летом или на зимних каникулах. А на короткие зимние каникулы наши танцоры предпочитают ехать домой на Кавказ.

Я: У вас есть какие-нибудь пожелания для самих себя, для ансамбля?

Алена: Конечно. Нам бы очень хотелось иметь зал, откуда нас не выгонят. Хотелось бы, чтобы проблемы с финансированием были решены, так как расходов у ансамбля много.

Мума: Ансамбль очень важен для нас. Здесь люди не только учатся танцам, но и просто общаются, знакомятся. Мы как дружная семья. Хотелось бы, чтобы «Адыги» выросли. Чтобы в основном составе было больше пар. Мы рады всем новичкам. Всех желающих приглашаем в ДК «Соколиная гора» по адресу: Проспект Буденного, 32, метро «Шоссе Энтузиастов», оттуда - на любом трамвае в сторону центра до остановки «Пр.Буденного, дом 49». Там сразу увидите 3-этажное белое здание. Мы вас ждем по субботам с 16 до 20 и по воскресеньям с 13 до 19. Приходите!
Не надо стесняться! Учиться танцевать можно и нужно в любом возрасте, чтоб потом на свадьбе или на землячестве блеснуть своим умением.

На этом мы завершили разговор об ансамбле «Адыги». Я поблагодарил Алену и Муму за приятную беседу.

Сердце радуется, когда я вижу, как красиво и темпераментно танцуют наши парни и девушки на землячествах в Москве. За эту радость говорю «большое спасибо!» тем людям, которые принимают активное участие в судьбе ансамбля «Адыги». Это действительно то дело, за которое стоит уважать и благодарить. Желаю ансамблю, как сказала Мума, «вырасти» во всех отношениях.
Дальнейших вам успехов, «Адыги»!





SAH специально для Хэку.ру
© aheku.net 2005 

Комментарии / 0 из 0


    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.