Адыгский язык с грузинским акцентом 0


Чтобы попрактиковаться в знании адыгского языка, молодой житель Тбилиси Александр Квахадзе специально отправился в черкесскую диаспору Турции. Но желание побывать в Адыгее для него пока остается несбывшейся мечтой.


Алеко Квахадзе… На фото в фэйсбуке молодой парень-грузин в белой черкеске гордо держит в руках зеленый адыгский флаг. На лицо я знаю его давно – пару лет назад небольшое интервью со студентом Тбилисского государственного университета по имени Александр Квахадзе, или Алеко, как зовут его друзья, присланное журналисткой из Краснодара Саидой Панеш, я публиковал в «Шапсугии». Тогда этот материал вызвал заметный интерес у читателей. Факт действительно нетривиальный: обычный паренек, живущий в Грузии, беззаветно влюбился в адыгский язык и фольклор, изучает их на научном уровне, пишет диссертацию. Учитывая нынешние политические реалии в свете обострившегося на международном уровне «черкесского вопроса», Квахадзе сегодня кто-то смог бы заподозрить во всех смертных грехах: мол, зачем ему это? Значит, все неспроста, у него далеко идущие планы, не иначе – шпион. Между тем, кавказские языки в Тбилиси, в том числе убыхский, серьезно исследуются не одно десятилетие – здесь находится традиционно самая сильная кавказоведческая лингвистическая научная школа. Сам Алеко «прикипел» к адыгской речи около четырех лет назад, не имея в ту пору никакого понятия о проблеме геноцида черкесов, которая сегодня на слуху у всех, так что намеренно политизировать данную тему, пожалуй, не стоит.

Я случайно встретил его в Турции. Ансамбль «Нэф», принявший участие в Международном фольклорном фестивале, ежегодно проходящем в городе Ялова, был приглашен на вечерний торжественный прием и ужин от имени главы одного из муниципальных районов Бурсы под названием Османгази Мустафы Дундара. Нас ждали в городском парке, где были накрыты длинные столы. Среди встречавших людей я с удивлением увидел… весело улыбавшегося Алеко! Какими судьбами он здесь – где Тбилиси, а где Бурса?! Как выяснилось, Квахадзе проходил студенческую практику неподалеку отсюда. Узнав о приезде делегации из Адыгеи, он, естественно, сразу примчался на эту встречу.

– Закончив основной курс обучения в университете, я перешел в магистратуру, собираю материал для диссертации, которая будет посвящена адыгскому языку, его диалектам и их распространению в среде диаспоры, – рассказал он. – Мне повезло: в нашем университете действует государственная программа, помогающая студентам получить практические навыки разговорной речи в иностранных языках за границей. Я выбрал Турцию. Здесь у меня есть возможность попрактиковаться в знании турецкого, а заодно и адыгского языков, учитывая, что в этом государстве проживает самая крупная черкесская диаспора. К счастью, приехал не зря: тут много интересного материала, который, несомненно, пригодится мне в дальнейшей работе.

Бурса. Профессор из Адыгеи Батырбий Берсиров и молодой исследователь черкесского языка Алеко КвахадзеАлеко говорит по-адыгски легко, свободно, без особых затруднений. Старательно выговаривает, как бы смакуя, каждое слово, видно, найти достойного собеседника, виртуозно владеющего языком, как например, профессор Батырбий Берсиров, в повседневной жизни ему удается крайне редко. Нечеркесское происхождение Квахадзе выдает только легкий грузинский акцент. Но когда Алеко начинает громко, с чувством собственного достоинства читать наизусть лучшие стихи Машбаша – от настоящего адыга его практически невозможно отличить.

– Моя основная специальность – востоковедение, тюркология, – рассказывает он. – Однажды, это было года четыре назад, нам как-то отменили лекции. Я стоял в коридоре университета один и ждал начала следующего занятия. Мой друг предложил зайти на его лекцию, на кафедру кавказских языков, посидеть на занятии по адыгскому языку. Вела его Тамара Шамильевна Уджуху. Она родом из аула Джиджихабль Республики Адыгея. В советское время студенткой приехала в Тбилиси изучать грузинский язык, вышла замуж за местного парня, и вот уже много лет живет в Грузии. Здесь она преподает адыгский язык в университете и активно занимается общественной деятельностью. В тот день преподавательница разрешила мне присутствовать на ее паре, а затем неожиданно предложила попробовать повторить за ней некоторые адыгские звуки. Тамара Шамильевна была глубоко удивлена тем, с какой легкостью я произносил трудные звуки, которые с трудом поддавались другим студентам.

Так, неожиданный, на первый взгляд, зигзаг судьбы стал для Алеко определяющим в жизни. От своего увлечения он больше не отступал.

– Я быстро «схватываю» языки, – признается он. – За два дня занятий я уже научился свободно читать черкесский букварь, через неделю – писать по-адыгски, еще спустя 9 месяцев – выражать практически любую мысль на адыгском. Ежедневно запоминал по двадцать фраз, пополняя свой словарный запас и тренируя произношение. До совершенства мне, конечно, еще очень и очень далеко, но найти общий язык с черкесами мне уже вполне по силам.

Вплотную занявшись изучением адыгского языка, Алеко начал глубоко интересоваться нашей историей и культурой. После прочтения знаменитой книги Баграта Шинкуба «Последний из ушедших», рассказывающей о трагической судьбе убыхов – коренных жителей Сочи, растворившихся на чужбине, он твердо решил для себя: это его тема.

– Мне очень нравится адыгский язык, – продолжает собеседник. – Его знание крайне полезно для любого лингвиста, потому что в мире найдется немного языков, имеющих столь богатую фонетику и сложный глагол. И потом, грузинский и адыгский языки относятся к одной языковой группе. В разное время известные грузинские и зарубежные исследователи, такие как Михаил Курдиани, Мераб Чухуа, Ян Браун, Рене Лафон и Хайнц Фенрих окончательно доказали родство картвельских и северокавказских языков.

На кафедре кавказоведения Тбилисского государственного университета в настоящий момент преподаются несколько языков, рассказал Алеко. Среди них – абхазский, абазинский, адыгский, убыхский, грузинский, менгрельский, сванский, чеченский, ингушский, осетинский, азербайджанский, аварский, табасаранский и удинский. Лекции и практические занятия по убыхскому языку ведет дочь знаменитого лингвиста Симона Джанашия – Русудан Джанашия.

– Язык убыхов, к сожалению, мертв, поэтому сегодня его изучение ограничивается только грамматическим очерком и лингвистическим анализом текстов, – размышляет Квахадзе. – Большую помощь в исследовательской работе мне оказывают научные труды адыгских ученых-лингвистов, художественные произведения поэтов и писателей, а также интернет, где я нашел немало друзей из числа черкесской молодежи, проживающей в разных странах. Мы регулярно переписываемся, обсуждаем интересные темы и острые проблемы – это общение просто незаменимо для меня. В свободное время с удовольствием слушаю адыгские народные песни и инструментальную музыку, смотрю в записи выступления черкесских фольклорных коллективов.

Побывав в ряде зарубежных стран, Алеко мечтает о поездке в Россию, на Кавказ, в Адыгею. Там у него друзья, знакомые, там можно в полной мере применить накопленные знания, приобрести что-то новое. Но эта давняя мечта все еще остается для парня недостижимой. По политическим мотивам. Усложнившиеся в последние годы взаимоотношения между Россией и Грузией всякий раз заставляют его отложить идею до лучших времен. Только когда они наступят?


Анзор НИБО.
Сочи – Бурса – Сочи.
Фото автора. 


Комментарии (0)



    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Вход Зарегистрироваться