Кавказ в топонимике Москвы0


Храм Георгия Победоносца в ГрузинахВ Москве мы проходим по Большим и Малым Грузинским улицам; в суете, поднимая глаза на уличные вывески, ловим себя на том, что, оказывается, сидим в кафе в Черкасском переулке, читаем об улице Алабяна и рассматриваем фото улицы Кадырова, сделанные известными блогерами…

Топонимика Москвы – вместе со сдержанным повествованием Повести Временных лет, книгами Посольского приказа, судьбами сотен ученых, художников, актеров, писателей с Кавказа, написавших в Москве свои самые лучшие произведения – еще одно свидетельство непростых и неоднозначных связей Кавказа и России.

В самом начале февраля я была на грузино-русской свадьбе… Застолью предшествовала церемония венчания. На венчании я была впервые, и этот двухчасовой ритуал, конечно, произвел впечатление – и церковное многоголосное пение, и уникальная живопись храма, и детали и символы обряда, связывающие двух людей в единое целое… Но не меньше завораживает и почти что музыкальное название церкви, где проходил обряд - Храм Великомученика Георгия Победоносца в Грузинах.

Грузинская тема в топонимах столицы – одна из значительных. Большая и Малая Грузинские улицы, Грузинский вал, Грузинский переулок – все эти названия связаны с местностью «Грузины», на которой они возникли. Впервые это название упоминается в 1714 году. В 1725 году в Москву переселились, спасаясь от турецких и персидских захватчиков, грузинский царь Вахтанг Леванович с сыновьями Бакаром и Георгием. Царская семья с огромной свитой более чем 3 тысячи человек была поселена на территории бывшего села Воскресенского. Село Воскресенское ранее принадлежало рязанскому епископу, а в 1729 году перешло к грузинскому царю.

В строительстве жилья представителям грузинского царского дома помогал лично царь Петр II –кроме строительных материалов, Вахтангу была пожалована большая по тем временам сумма —10 тысяч рублей. Постепенно вокруг дома грузинских колонистов сложилась Грузинская слобода. Им были предоставлены особые льготы по государственной повинности, частичное самоуправление, что позволило реализовать серьезные культурные проекты – в частности, переводить на грузинский русскую научную и художественную литературу. В середине XVIII века появилась и улица Грузинская.

В Москве с XV века была известна и постоянная колония армян. Армянский переулок появился в столице в XIX веке. Ранее это переулок назывался Никольским или Столповым – по церкви Николы в Столпах. Поводом для переименования послужило открытие здесь в 1815 году Лазаревского института Восточных языков, созданного на средства богатой армянской семьи Лазаревых. Востоковедение в России тогда развивалось и его поддержка становилась почти что политическим проектом.

Около метро Сокол есть улица Алабяна. Архитектор Каро Алабян – легендарная фигура в истории советской архитектуры. Алабян спроектировал Театр Красной Армии, павильон СССР на Всемирной выставке в Нью-Йорке, руководил проектом восстановления Сталинграда, построил Морской вокзал в Сочи, был главным архитектором Ленинградского района Москвы. Он возглавлял Союз архитекторов СССР и известен тем, что многих собратьев по цеху уберег от репрессий…

Академический Театр Российской армии - один из лучших проектов Каро Алабяна, образец эпохи сталинского ампира. По этой сцене могли скакать лошади, ездить танки и даже самолетыОдин из его знаменитых проектов, не имеющих аналогов в мировой архитектуре – Театр Российской Армии, построенный в форме пятиконечной звезды.

«Звездную» форму театра выбрал сам Иосиф Сталин. Когда ему в 1934 году доложили об идее сооружения Театра Красной Армии, вождь ее одобрил: «Красная Армия заслужила иметь свой театр. Но надо, чтобы облик его был оригинальный, говорящий о принадлежности театра к армии. Пусть здание будет иметь форму пятиконечной звезды».

По поводу формы тетра есть знаменитый анекдот о чернильнице Кагановича. Якобы Каганович, курирующий тогда в Политбюро строительство, разъясняя архитекторам заказ на проект театра, взял со стола чернильницу в форме пятиконечной звезды и обвел будущее место строительства. Профессионалы высоко оценивают архитектуру Театра, говоря, что здание сделано с исключительным мастерством, что соблюдены классические формы и композиции.

Алабян известнен и тем, что, изучив во время поездок за рубеж современные технологии строительства США, Франции, Италии, активно продвигал идеи разработки рационального жилья, чтобы вытащить людей из коммунальных квартир. По этому вопросу у него были принципиальные разногласия с Берия и Кагановичем.


Черкесская тема

Большой Черкасский переулок в самом центре Москвы.Большой и Малый Черкасский переулки в самом центре Москвы – не единственное топонимическое свидетельство знаменитой эпохи князей Черкасских в России. Мамстрюков переулок (сейчас Мерзляковский), Марфино, Марьина Роща, Останкино и Новогиреево – далеко не полный перечень названий, так или иначе связанных с потомками кавказских родов, служивших России в новое время.

Формирование черкесской диаспоры в Москве начинается в 1550- е годы.

1550-е – время первых кабардинских посольств ко двору Ивана Грозного. Черкесским князьям угрожала евразийская степь в лице Крымского ханства, Ногайской Орды, калмыков, а также Османский халифат и Сефевидский Иран.. Они стремительно искали себе союзников.

Россия для черкесских князей в сложившихся обстоятельствах выглядела как привлекательный внешнеполитический партнер: при Иване Грозном военно-политическое могущество России возрастало, а успешное взятие Казани и Астрахани серьезно повышало интерес черкесов к России в сложной внешнеполитической игре.

В свою очередь, русские бояре одобряли будущий военно-политический союз с кабардинскими князьями, позволивший бы России укрепить южные рубежи.

В 1557 г. группа из пяти черкесских князей прибывает в Москву и поступает на службу к русскому царю. Князей сопровождали дворяне-уорки, представители военного сословия. Появление на улицах Москвы многочисленных всадников в черкесках, идеально державшихся в седле на породистых лошадях, произвело впечатление на современников. Это было далеко не первое кабардинское посольство в столицу, но оно было определяющим.

1557 год по праву считается годом начала формирования черкесской диаспоры в Москве.

В 1557 и 1558 году прибывают два посольства от князя Темрюка Идаровича, князя Малой Кабарды, и князя Тазрюта и перспективы русско-кабардинского союза становятся очевидными.

Как это было принято в средние века и новое время, успешный военный союз закреплялся взаимовыгодным браком - Ивану IV была нужна княжна, представительница сильного и авторитетного княжеского рода.

Вторая женитьба Ивана Грозного была задумана как дипломатический брак. Царь "приговорил послати искати себе невесты (в 1560) Литву и королю о сестре, да к Свейскому королю дочерей смотрити, да в Черкасы у черкасских князей дочерей же смотрити".

Достойную невесту для царя нашли среди дочерей кабардинского князя Темрюка. Белолицая, с точеными чертами лица и блестящими глазами, стройная – Кученей произвела впечатление на послов Вокшенина и Мякинина, посланных русским царем с матримониальной миссией на Северный Кавказ.

Но свою восемнадцатилетнюю дочь Кученей князь Темрюк в Москву не отпустил: у него не было уверенности в серьезности намерений со стороны будущего зятя.

Тогда Иван Грозный приказывает сделать «парсуну» (так назывались в то время портреты) юной княжны. Когда парсуна была доставлена царю, Кученей понравилась Ивану Грозному.

Такой увидел Марию Темрюковну художник Мухадин КишевЛетом 1561 г. обошедшая всех претендентка со своим братом Салтанкулом (в крещении Михаилом) прибыла в столицу. Темрюковичам отвели хоромы возле Кремля и позвали на смотрины к царю. Иван Васильевич «смотрел ее и полюбил», как напишет позже об этом летописец. Царь назвал Кученей Темрюковну своей невестой и по древнему обычаю подарил ей кольцо и платок, шитый жемчугом.

Есть и другая версия знакомства царя с будущей царицей, более романтическая. Будто царь впервые увидел Кученей на соколиной охоте и принял ее за мальчишку-сокольника. В охотничьем азарте царь сорвал с сокольника шапку и увидел перед собой красавицу-горянку. О колдовской красоте горской принцессы сообщают все без исключения источники, даже те, авторы принадлежали к группировкам, не благоволившим Черкасским.

Некоторые биографы Кученей считают, что она – прототип шамаханской царицы из «Сказки о золотом петушке» А. С. Пушкина. И даже если это и не так, вспомним строки Пушкина еще раз – ведь утвердительного ответа или явного отрицания все еще нет.

…Вдруг шатер
Распахнулся… и девица,
Шамаханская царица,
Вся сияя как заря,
Тихо встретила царя.
Как пред солнцем птица ночи,
Царь умолк, ей глядя в очи…

Вскоре по повелению царя Кученей была крещена митрополитом Гурием Казанским и Свияжским и стала называться Марией Черкасской и 21 августа 1561 года была обвенчана с царем Иваном Грозным: «И нача с царицею своею царь и великий князь Иван Васильевич, с великою княгинею Мариею Темрюковною царствовать любезно».

Царица поразила русский двор не только своей красотой, знанием нюансов горского этикета, вполне соответствовавшего возложенной на нее миссии русской царицы, но и тем, что не пряталась в хоромах, не вышивала бисером и, случалось, могла проявлять свой характер.

Облачившись в черкеску, Мария легко могла вскочить в седло и вместе со своим мужем отправлялась на несколько дней на царскую охоту. Как известно, девушки из аристократических черкесских сословий владели оружием и запросто седлали коня, поэтому для самой Марии такое поведение было в порядке вещей.

Если перенести маршруты царских охот на современную карту Москвы, то окажется, что знаменитое Рублево-Успенское шоссе было впервые открыто и освоено ею, Марией –Кученей Темрюковной. Вместе с Иваном Грозным Мария в одежде инокини совершала паломничества к Саввино-Сторожевскому монастырю, около Звенигорода.

Мария была спутницей и верной помощницей царя, хотя нрав его, вопреки надеждам бояр, и не усмирила. Известные русские историки Н.М. Карамзин, С.М. Соловьев описывали Марию как женщину крутого нрава и дали ей немало нелестных характеристик. Они же считают, что Мария инициировала опричнину…


Усадьбы князей Черкасских

Целая группа московских топонимов, которые у всех на слуху – Гиреево, Марьино, Марфино, Останкино и др. – связана с эпохой князей Черкасских в Москве. И хотя в основе этих названий не лежат те или иные слова, указывающие на их кавказскую (черкесскую) принадлежность, так или иначе – они тоже молчаливые свидетели взлетов и падений знаменитого кабардинского клана.

Одна из ярких фигур клана Черкасских – брат царицы Марии Темрюковны, Султануко, или Салтанкул. В крещении он получил имя Михаил, был командующим опричным войском Ивана и главой опричной боярской Думы.

«Фактически, - отмечает историк О.Л. Опрышко, - сын главного князя Кабарды Темрюка Идарова Михайло Черкасский стал первым человеком в государстве после самого царя. Сидел первым в Боярской думе и при перечислении думских списков назывался всегда первым".

Дома Михаила Темрюковича находились на Воздвиженской улице, на месте, где сейчас расположено здание Российской государственной библиотеки

О высоком статусе Михаила Темрюковича свидетельствовало и то, что он был женат на боярыне Юрьевой, племяннице первой жены Ивана Анастасии.

Начиная с Михаила Темрюковича выходцы из Кабарды занимают высокие должности в русской армии. Фамилии Ахамашукова, Чюмахова и Шеретлокова фигурируют в боярских списках того времени.

Практически во всех походах Ивана Грозного – в шведском походе 1540 г., в казанском, (1544), полоцком (1551), ливонском (1568), в походе против польского короля Стефана Батория (1581) фигурируют черкесские воеводы.

Особо надо выделить Дмитрия Черкасского и его отца, Мамстрюка. Мамстрюк - это эпическая натура. Именно его образ сохранился в целом цикле народных поэм, со времен которых богатырь-черкашенин Мамстрюк (Мастрюк) стал изветсным фольклорным персонажем.

Переулок, на котором в 1634 г. жил князь Дмитрий Мамстрюкович Черкасский (сын Мамстрюка Темрюковича), называли Мастрюкиной улицей (1670), Маструковкой (1744), Мастрюковской улицей (1776), Местриковой улицей и Местриковым переулком (1802), Мерлюковским переулком и, наконец, Мерзляковским переулком (1817 и 1821), как он и называется до сих пор.

Вид из Мерзляковского переулка на Храм Вознесения Господня  в Сторожах у Никитских ворот.Один из братьев Михаила (Салтанкула), Хорошай-мурза (в крещении Борис) Камбулатович, был одним из первых владельцев усадьбы Гиреево, находившейся на территории современного района Москвы Новогиреево. Кроме Гиреева, этот кабардинский князь имел крупные поместья в Московском, Рязанском и Медынском уездах.

Борис Камбулатович был женат на Марфе Никитичне Романовой-Юрьевой. Род его жены восходит к первым Романовым и ее родственные связи впечатляют: Марфа Никитична - дочь боярина Никиты Романовича Захарьина-Юрьева, родная сестра патриарха Филарета, двоюродная сестра царя Федора Иоанновича и тетя первого русского царя из династии Романовых Михаила Федоровича.

Их сын, князь Иван Борисович Черкасский возглавлял 4 приказа, в 1633-42 годах был фактическим руководителем русского правительства и самым богатым человеком Москвы. Ему принадлежало Останкино.

Иван Борисович был крупным феодалом, владельцем 25 тысяч десятин земли и более 15 тысяч зависимых от него крестьян. Иван Борисович был женат на кабардинке, привезенной его родственниками из Кабарды. Ее имени не сохранилось. Детей у Ивана Борисович не было, и все состояние семьи перешло к его сестре Ирине и ее детям. Княжна Ирина Борисовна Черкасская вышла замуж за боярина Федора Ивановича Шереметева. Усадьба Гиреево досталась Шереметьеву как приданое его жены.

С родом князей Черкасских непосредственно связана и знаменитая подмосковная усадьба Марфино. Это имение принадлежало воспитателю Петра I князю Борису Алексеевичу Голицыну, назвавшего свою усадьбу Марфино в честь своей любимой дочери. Княжна Марфа Борисовна Голицына была замужем за одним из самых знаменитых кабардинцев – князем Александром Петровичем Бековичем-Черкасским.

Каменный Храм Живоначальной Троицы, построенных одним из князей Черкасских в Останкино вместо деревяного, стоит до сих порВ XVII веке Марьиной Рощей, Останкино и Троицким также владел представитель рода Черкасских князь Яков Куденетович Черкасский (до крещения Урускан-мурза). В названии Марьина Роща воплотилось имя Марьи, дочери князя Я.К. Черкасского.

При царях Михаиле Федоровиче и Алексее Михайловиче Яков Куденетович возглавлял два приказа - Стрелецкий и Иноземный. Как воевода участвовал в походах Алексея Михайловича, в том числе по освобождению городов Смоленска, Минска и Вильно. Богатство его было баснословным: десятки тысяч десятин земли, 50 тысяч крепостных в 18 уездах.

«Яко дворовой воевода властно как генералиссимус, и сей чин редкому давался, при царе Алексее Михайловиче был князь Яков Куденетович Черкаской…», - писал историк В.Н. Татищев.

Один из сыновей генералиссимуса Я.К. Черкасского – князь Михаил Яковлевич, унаследовал от отца многочисленные деревни и, кроме того, он владел еще и «Русским Версалем», подмосковной усадьбой Архангельское, которое М.Я Черкасский получил Архангельское как приданое своей жены княжны Марфы Яковлевны Одоевской и владел им вплоть до 1703 года. После него имение досталось князьям Голицыным, а затем княжескому роду Юсуповых.

Князь Михаил Яковлевич при Петре I был губернатором Сибири. Этот пост унаследовал его сын, князь Алексей Михайлович Черкасский (1680-1742), в конце жизни – президент Коллегии иностранных дел, носивший звание Великого Канцлера России. Дочь князя А.М.Черкасского княжна Варвара Алексеевна (1711-1767), была в то время самой богатой невестой России.

Она вышла замуж за графа Петра Борисовича Шереметева и принесла ему в приданое все московские владения князей Черкасских, в их числе Останкино, Вишняки и Перово.

По преданию, Кусково получило свое название от слова «кусок», так граф Петр Шереметьев называл свою родовую собственность. Участок действительно был небольшим, а вся земля вокруг принадлежала князю А.М. Черкасскому, и в сравнении с его огромным имением, которое составляли почти все ближние села и деревни, окружавшие Кусково, оно, действительно, смотрелось как «кусочек».

Историк Самир Хотко пишет, что «на протяжении почти двух столетий - с 80-х годов XVI в. и по 1776 г. - на территории Кремля стоял Черкасский дом с огромным подворьем, что напоминает Скотланд Ярд ("Шотландский двор") в Лондоне. В общей сложности в XVII в. Москве и других городах могло одновременно находиться до 5000 черкесов», большинство из них были представителями аристократических фамилий.

Наима Нефляшева
Из блога "Северный Кавказ сквозь столетия"

© Кавказский узел

фото с сайтов
http://moscow-live.ru
http://lifeglobe.net/blogs/details?id=346
http://fototerra.ru/Russia/Moskva/Stvo99-7401.html
 

кавказмосквачеркасские


Комментарии / 0 из 0


    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.