У подножия Альп0


Первая европейская гастроль ансамбля "НЭФ" финишировала в столице Баварии. Местная адыгская диаспора встретила юных артистов с исторической родины особенно радушно.



Танцует ансамбль "НЭФ"!


Два дня в Берлине, три – в Кельне. Концерты, экскурсии, встречи, общение с соотечественниками – впечатлений за это время накопилось столько, что, кажется, лучше уже просто быть не может, чем еще способна удивить Германия? Однако, самое интересное, как оказалось, было только впереди – нас ждал Мюнхен. Древняя столица Баварии, расположенная практически у подножия величественных Альп, является признанным центром мирового туризма – посмотреть здесь, безусловно, есть на что. Для корреспондента "Шапсугии" пять дней, проведенные в этом крупном современном мегаполисе, стали запоминающимися по многим причинам. И дело тут не в банальном любопытстве, свойственном любому журналисту. В Мюнхене сегодня проживает самая крупная в Германии черкесская диаспора. После того, что удалось в прежние годы увидеть собственными глазами в других странах компактного расселения адыгов и абхазов – в Турции, Израиле и Иордании, возможность лично познакомиться с жизнью наших соотечественников в Германии – просто настоящий подарок судьбы. Ради этого сюда можно было отправиться даже пешком.

ХАТКО ИЗ ФРАНКФУРТА

Путь из Москвы в Берлин мы преодолели на комфортабельном авиалайнере. Из столицы Германии вглубь страны – до Кельна – добирались по железной дороге на знаменитом "Евростаре". Далее – в Мюнхен – нам предстоял многочасовой вояж на автобусе. Дорога длиной более чем в пятьсот километров ожидалась сложной и продолжительной по времени – шел мартовский снег, обещавший стать еще одним неблагоприятным фактором, заметно влиявшим на скорость нашего передвижения. Трасса Кельн – Бонн в этот воскресный день была буквально запружена автомобилями, многокилометровые пробки, спровоцированные авариями, угрожали перерасти в настоящий транспортный коллапс, способный надолго застопорить все движение в одну и другую стороны. Рисковать бюргеры не любят, любой, даже малейший дискомфорт в своей налаженной жизни, воспринимают как разрушительное цунами на острове Пхукет. Наш водитель Питер – худой, почти двухметрового роста великан – заметно нервничал, все время посматривая на дисплей устройства системы спутниковой навигации, помогавшей ему ориентироваться на дороге.

Первая по плану остановка в пути запланирована во Франкфурте-на-Майне. Наш друг, гид и переводчик Фехми Дзыбэ, несмотря на ограниченность во времени, настаивает, чтобы мы обязательно побывали здесь. Он живет во Франкфурте, обещает показать университет, где преподает, студенческий городок и главные здешние достопримечательности.

Заезжаем в город. Мост через реку Майн. Исторический квартал. Деловой центр. Спальные районы. Неспешная жизнь, улыбающиеся люди. У входа на территорию университета имени Гете нас встречает Зачерий Хатко. Как и большинство черкесов Германии, он родом из Турции, живет здесь более тридцати лет. Адыгэ Хасэ в городе как такового нет, но местные черкесы – порядка ста семей – образуют вполне активное и сплоченное землячество. Зачерий – один из лидеров франкфуртской диаспоры. Работает на автозаправочном комплексе компании "Shell". Несколько лет назад Хатко впервые побывал на исторической родине – в Адыгее, нашел своих родственников, завязал дружеские и рабочие контакты. Женился на уроженке аула Старый Бжегокай Эмме Хатит. Здесь же познакомился с основателем ансамбля "Нэф", организатором нашего нынешнего визита в Германию Мугдином Чермитом, поэтому приезд соотечественников из Адыгеи он воспринял как личный праздник, сделал все, чтобы нам было интересно. На следующий день Зачерий с супругой приедут в Мюнхен. Будут они и на концерте "Нэфа" – одним словом, сполна выполнили свою миссию гостеприимных хозяев.

Мугдин, рассказывая о Зачерие, настаивает на правильном написании его фамилии – не Хотко, как это принято сегодня повсеместно, а именно Хатко.

– Это один из древнейших адыгских фамильных родов, происхождение которого уходит корнями в эпоху хаттов, являющихся предками современных адыгов, – считает он. – А если это так, почему не подчеркнуть данный факт особо?

НОВЫЕ МЫСЛИ И НАБЛЮДЕНИЯ

После короткого путешествия по улицам Франкфурта, мы продолжаем вояж на Мюнхен. Длительный путь и комфортная обстановка в салоне автобуса дают возможность привести в порядок свои мысли, систематизировать наблюдения последних дней. Времени на размышления предостаточно – до столицы Баварии остается еще, по меньшей мере, часа четыре, поэтому, не торопясь, перелистываю записную книжку, старательно вписываю в нее то, что запомнилось и обязательно пригодится в будущем.

КУЛЬТУРА СБЛИЖАЕТ НАРОДЫ

… Концерт народного ансамбля "Нэф", проходивший в "Русском доме" Берлина, собрал большое количество зрителей. Зал переполнен. Люди спешат занять свои места. В первом ряду, у самой сцены, рядом со мной удобно разместилась семья – отец, мать и трое совершенно очаровательных девчушек. Тихо играет адыгская музыка, до выхода артистов остаются считанные минуты, поэтому малышки проявляют признаки крайнего нетерпения – им просто не сидится на одном месте. Идиллическая картина семейного счастья не может не привлечь мое внимание – очень хочется заговорить с соседями, наладить контакт, взять небольшое интервью. Родители разговаривали с детьми на немецком без малейшего акцента. Явно не русские и не адыги, подумалось. "И почему я не учил немецкий язык в школе?!" – укорял я себя в эти минуты, все пропало: где теперь найти переводчика?

– Аня, хватит, сейчас концерт начнется! – неожиданно для меня произнесла по-русски женщина, пытаясь хоть как-то усмирить самую младшую.

– Так вы знаете русский?! – радостно выдохнул я.

– Конечно, и совсем неплохо! – приветливо с улыбкой ответила собеседница.

Спустя несколько минут удалось узнать самое главное. На концерт ансамбля из Адыгеи семья Новак попала неслучайно. Иво Новак, имеющий немецкие, чешские и испанские корни, живет в западной части Берлина, работает программистом в авиакомпании "Люфтганза". Его супруга, Елена, переводчица. Родилась в Санкт-Петербурге, окончила университет, несколько лет работала в Германии, где и познакомилась с будущим мужем. У них двое детей – 4-летняя Аня и 9-летняя Ева. Третья малышка, Валери, оказалась подружкой младшей дочери, из чистокровной немецкой семьи.

– На концерт ансамбля "Нэф" нас привела Ева, – рассказала Елена Новак. – Она уже два года изучает русский язык на лингвистических курсах в "Русском доме". Ходит сюда по пятницам. Занятия длятся полтора часа. Узнав, что в Берлин приезжает детский танцевальный коллектив из России, она принесла радостную весть домой – мы ждали этого события с большим нетерпением. Для меня выступление юных артистов из Адыгеи интересно еще и по другой причине – моя мама родом из Краснодара, так что эти ребята нам совсем не чужие.

– Вы живете в Германии, в совершенно иной культурной и языковой среде, удается ли приобщить своих детей к родным традициям? Говорят ли они по-русски? – спрашиваю у Елены.

– Дома мы стараемся говорить с дочерьми и на русском, и на немецком. Иво практически свободно говорит по-русски, поэтому проблем в этом плане никаких нет. Старшая дочь довольно сносно объясняется по-русски, младшая пока больше предпочитает немецкий. Вообще мы много слушаем русские песни, смотрим советские кинокартины и популярные мультфильмы. Не пропускаем интересные события, проходящие в "Русском доме". Сюда, на концерт адыгского ансамбля, тоже пришли специально – дети должны знать, что культура России многонациональна и разнообразна. В этом ее истинная красота и сила.

Семья Новак наблюдала за выступлением "Нэфа" с чувством нескрываемой гордости – не жалела аплодисментов, подпевала. Через двадцать минут малышки Аня и Ева готовы были сами выскочить на сцену – язык этой яркой частички культуры их далекой исторической родины был понятен детям без каких-либо пояснений…

АДЫГСКАЯ СЕМЬЯ ДЮК
На концерт "Нэфа" в Берлин приехала большая делегация адыгов из Ганновера. Местное Адыгэ Хасэ, которым руководит Омар Тамзок (Цей), одна из активных в Германии, пропустить столь значимое культурное событие наши соотечественники, живущие в этом немецком городе, естественно, никак не могли.

– Я родилась в Нальчике, вышла замуж за немца, восемь лет назад переехала в Германию, – моя новая знакомая Аксана Дюк оказалась руководителем комитета по культуре Хасэ Ганновера. – Дюк – фамилия супруга, я же из кабардинского рода Кодзевых. Юрист по профессии. Приехала посмотреть на юных артистов из Адыгеи с дочерью Фатимой и племянницами – Кариной и Залиной Кушховыми.

По словам собеседницы, в последние годы адыги в Германии стараются более серьезно подходить к вопросам развития национальной культуры. Много делается в этом плане и в Ганновере, где под эгидой Хасэ проходят вечера черкесской культуры, встречи соотечественников, концерты, отмечаются народные праздники.

– По-другому нам здесь жить просто нельзя, – считает Аксана. – Раствориться на чужбине достаточно просто – даже осознать этого не успеешь…

ДЕТИ ОБЯЗАТЕЛЬНО ДОЛЖНЫ ПОЙТИ ДАЛЬШЕ СВОИХ РОДИТЕЛЕЙ!

Накануне отъезда артистов "Нэфа" в Кельн хозяева устроили прощальный ужин. После длительной экскурсии по Берлину мы отправляемся на Эверштрассе, 9. Здесь, в двухэтажном здании, где в будние дни работает детский сад, раз в месяц активисты черкесской диаспоры арендуют помещение. Пока взрослые неторопливо общаются и накрывают столы, молодежь учится танцевать. Зал для занятий хореографией находится этажом выше. Есть здесь свои музыканты, а уж от желающих выйти в танцевальный круг, как мы смогли убедиться, просто отбоя нет. Так будет и в Кельне, и в Мюнхене. Местная адыгская молодежь, в большинстве своем не знающая родного языка, все же старательно подчеркивает принадлежность к этносу, что проявляется буквально во всем, но особенно ярко – в танце, а танцевать здесь умеют практически все.

За молодежным джэгу с участием адыгов Берлина и артистов "Нэфа" с большим интересом и гордостью наблюдает старшее поколение. На почетном месте – уважаемые гости: президент Федерации черкесов в Европе Ихсан Сташ, знаменитая черкешенка Сабагат Дэгуф из Швейцарии, основатель "Нэфа", бизнесмен и меценат Мугдин Чермит. Здесь же за столом и председатель Хасэ Берлина Фехби Кумук.

Танцевальный вечер набирает обороты. "Лезгинка", "Исламей", "Удж", "Тляпариса", "Хакуляш", "Тляпечац" – музыканты только успевают менять одну народную мелодию на другую. Неожиданно в круг, где и так тесно от множества танцующих пар, выбегает малыш. Он только делает первые самостоятельные шаги в своей жизни, но на подсознательном уровне уже ощущает красоту народной музыки – его ноги сами пускаются в пляс. Юный танцор по имени Эмре оказался сыном местного жителя Салима Кобле, где-то рядом была и мать малыша – Айсель.

– Это трудно объяснить словами, – говорит Салим, уроженец турецкого города Мараш. – Я, к сожалению, так и не научился танцевать, но, честно говоря, еле сдерживаю себя – усидеть на месте при звуках нашей музыки просто невозможно! Эмре, видно, пойдет дальше меня. Я сделаю все возможное, чтобы он не мучался в жизни, так как я…

ШКОЛА ЖИЗНИ АНСАМБЛЯ "НЭФ"

Каждая зарубежная поездка "Нэфа" помимо всего прочего является великолепной школой жизни для юных артистов ансамбля. Теоретические и практические знания, полученные ими, имеют эквивалент, по своей ценности превосходящий любой золотой песок. Бывая в крупнейших городах мира – Стамбуле, Дамаске, Тель-Авиве, Иерусалиме, Аммане, Берлине, Кельне, Мюнхене, они учатся важнейшим правилам поведения, изучают местные обычаи и нормы морали, знакомятся с требованиями современного этикета, приобретают навыки выживания в условиях незнакомой языковой и культурной среды. В вопросах воспитания всестороннее развитой личности мелочей не бывает, считает Чермит, очень требовательно подходящий к данному процессу. Сегодня за ребят и девчонок из Энема, прошедших через "Нэф", можно не беспокоиться – они знают что можно и что нельзя, знают, как правильно вести себя в любой ситуации, не затеряются в этом жестоком и многообразном мире. Это дает им и определенное чувство свободы: знаешь – значит, предупрежден, то есть имеешь возможность выбрать единственно верный в том или ином случае стиль поведения.

СЕМЬЯ – ПЕРВООСНОВА СОХРАНЕНИЯ РОДНОГО ЯЗЫКА

– Это ваш бысым! – активист Адыгэ Хасэ Берлина Эргун Хуаж показал на невысокого, интеллигентного вида мужчину в очках. Мы в аэропорту столицы Германии. Только что состоялась короткая, но трогательная торжественная церемония встречи прибывшего из Москвы ансамбля "Нэф". Оказать свое почтение братьям с исторической родины пришли человек тридцать – представители адыгской молодежи и черкесской диаспоры. Близится вечер. В ближайшие дни мне и певцу Айдамиру Эльдарову предстояло жить в семье Бекира Абдул-Кадира. Так же по местным семьям были распределены и другие члены нашей делегации.

Мы садимся в небольшой видавший виды "фольксваген" и направляемся в сторону города. Бекир оказался немногословным, но очень доброжелательным собеседником. Не владея адыгским языком, он жестами объясняет нам: мол, не переживайте, потрепите минут двадцать – моя супруга говорит по-адыгски свободно, приедем домой – все будет в полном порядке. За полчаса мы, кажется, проехали пол-Берлина. Бекир обещает показать нам местные достопримечательности завтра, сегодня – нужно отдохнуть с дороги.

Автомобиль Бекира неожиданно останавливается на улице Оснабрюкерштрассе, чистенькой и опрятной, у пятиэтажного дома, своей архитектурой ничем не отличающегося от тысяч таких же, привычных нам, в России. Этот район называется Шарлоттенбург, поясняет Абдул-Кадир, где-то неподалеку некогда находился дворец немецких королей, сейчас здесь можно увидеть исторический музей и знаменитый королевский сад. Неторопливо поднимаемся на последний этаж. Из открытой двери доносятся знакомые с детства каждому адыгу запахи шэляма и халюжа – нас уже ждут.

Хозяйка дома, Сейфджан, очень веселая и общительная женщина, действительно достаточно свободно говорит на родном языке, так что никакого дискомфорта в общении мы в эти дни не ощущали.

Спустя десять минут мы уже сидели за большим праздничным столом. Сейфджан знакомит нас. Бекир, рассказывает она, родом из турецкого города Кайсери. Его мать из адыгского рода Хатко, отец – из осетинской фамилии Дзасоховых. Тридцать лет назад семья переехала на заработки в Германию. Здесь Бекир закончил школу, институт, стал дипломированным инженером-строителем. В юношеском возрасте он танцевал в ансамбле кавказского танца берлинского общества черкесской культуры, активистом которого был его отец. Свободно знает осетинский, понимает по-адыгски. Знает осетинский и младший брат Бекира – Недждет. Ему уже за сорок, но он все еще не женат, сетует Сейфджан. И это, по ее словам, в среде местной адыгской диаспоры далеко не редкость. Пока молодые парни прочно "встанут на ноги" – обзаведутся хорошей работой, домом и другими благами цивилизации, для многих время уходит безвозвратно. Сама Сейфджан из вилайета Узун-Яйла, с гордостью причисляет себя к роду Хатукай. С Бекиром они познакомились десять лет назад, создали семью, воспитывают двух мальчиков-двойняшек. Одного отец назвал Осет (это сокращенный вариант названия республики Осетия), второго Дэниз. Малыши готовятся к школе, очень активны, довольны жизнью.
– Я родилась в адыгском ауле, росла в среде, где привыкли отмечать народные праздники, играть свадьбы, хоронить умерших так, как это издавна делали наши предки, – рассказывает хозяйка. – Быт, традиции, язык – у нас все было точно таким же, как и на исторической родине. Благодаря этому я с детства знаю родной язык и даже здесь в Германии, где живу уже более десяти лет, стараюсь его не забывать.
Как часто, к сожалению, бывает, дети осетина Бекира и черкешенки Сейфджан, оказавшиеся в эпицентре двух культур, не восприняли ни одну из них. Мать и отец, сами владеющие родными языками, вынуждены с горечью констатировать серьезный пробел в воспитании собственных малышей, в настоящий момент разговаривающих только на немецком.
– Это большая и, пожалуй, самая острая проблема для нашей диаспоры, – признает Бекир и по пальцам перечисляет знакомые ему местные черкесские семьи, в которых дети могут говорить на адыгском языке. – Оказавшись в чужой стране, мы, взрослые, вынуждены отдавать все свое свободное время решению бытовых вопросов, зарабатывать, обустраиваться здесь. Времени на остальное хватает все меньше. Но это не оправдание. Если дети не знают родного языка – целиком наше с Сейфджан упущение, теперь нам самим нужно постараться исправить положение.

То что дети в столь раннем возрасте очень восприимчивы к языкам и вернуть детей в лоно народной культуры еще есть шанс, наглядно доказал Айдамир Эльдаров. Вечерами, общаясь с хозяевами, он просто сажал по очереди малышей на свои колени и мягко заставлял их повторять вслед за ним простые слова и предложения, типа "это – папа", "это – мама", "меня зовут Осет", "я – черкес". В течение двух "уроков" братья уже достаточно легко считали по-адыгски до пяти, а если закреплять эти знания в ежедневном режиме?!

– Перебравшись в Германию, мы оказались оторванными от привычного образа жизни, – вспоминает Сейфджан. – Нам не хватало общения, хотелось услышать родную музыку, адыгскую речь, потанцевать. Это сейчас немного проще стало – адыгов в Берлине уже немало, а было время, когда любая вещь или предмет, хоть как связанные с адыгской тематикой, могли вызвать у нас слезы ностальгии…

Несколько лет назад Бекир случайно оказался на международной торговой выставке, проходившей в столице Германии. Среди многочисленных стендов он неожиданно увидел образцы продукции знаменитой фирмы "Меркурий" из Черкесска. Накупил всего, что здесь было.

– Он увидел главное слово – "Черкесск", для него этого было вполне достаточно, – весело рассказывает его супруга, показывая нам бутылку с минеральной водой, произведенной на родине предков. Она до сих пор хранится в доме Абдул-Кадира, как напоминание, как реликвия, как самое дорогое…

"МЫ – ВМЕСТЕ!"

На концертах "Нэфа" можно было увидеть весь цвет черкесской диаспоры Германии и соседних европейских стран – политиков, бизнесменов, ученых, общественных деятелей, представителей творческой интеллигенции. В Кельне, например, мне посчастливилось познакомиться с уроженцем адыгского селения Кфар-Кама Кубаном Хатукаем. Он родился в Израиле, но сейчас живет в голландском городе Мазайк. Занимается вопросами архитектурного проектирования. Во время прошлогоднего визита ансамбля "Нэф" в Кфар-Каму и Риханию Кубан уехал в Голландию буквально за несколько дней до нашего приезда – работа есть работа. Чтобы возместить упущенное, на сей раз он специально приехал на концерт, преодолев на автомобиле несколько сотен километров, разделяющие Голландию с Германией.

– Наши дети просто великолепны! – восторженно скажет после концерта Хатукай. – Они –наше будущее, наша радость и гордость. Был момент, когда я даже расплакался – от наплыва чувств, вызванных ярчайшей красотой и величием нашей древней адыгской культуры…

– Это нужно обязательно хотя бы один раз увидеть! – поделились своими впечатлениями от выступления коллектива из Адыгеи представители абхазской диаспоры Германии Хибла Амичба и Зекки Капба. – Предки оставили нам богатейшее духовное наследие, уникальную и совершенно неповторимую культуру, которую необходимо сообща и очень бережно хранить. Наша сила – в единстве – этому мудрому завету мы должны следовать неукоснительно!

О Хибле я много слышал в прежние годы. Она давно живет в Германии, занимается наукой, преподает в университете города Андернахта, расположенном в восьмидесяти километрах от Кельна. Вышла замуж за абхаза из Турции Зекки Капба. Вот уже несколько лет Амичба, очень интеллигентный, начитанный и разносторонне развитый человек, является полномочным представителем Министерства иностранных дел Республики Абхазия в Германии, преуспела и на этом поприще.

– Работы, конечно, хватает, – рассказала Хибла. – Много сил отнимает преподавательская деятельность – в университете я веду спецкурсы по изучению русского и немецкого языков, а также языкознание. Большой объем деятельности необходимо вести в должности полпреда, но эти направления работы, какими бы сложными они ни были, приносят мне истинное удовлетворение, что, безусловно, немаловажно для любого человека.

НАЧАТЬ НИКОГДА НЕ ПОЗДНО

К вопросам организации работы Адыгэ Хасэ необходимо подходить очень серьезно и комплексно, считает лидер адыгского землячества в Кельне Фарук Псебланэ. Непременное, самое важное условие эффективной деятельности любой общественной организации – наличие собственного помещения, иначе ничего не получится, убежден он. Будет свое помещение – постепенно обязательно "прирастет" и все остальное. Псебланэ трижды прав. Из семи Адыгэ Хасэ, действующих в разных городах Германии – в Берлине, Мюнхене, Бремене, Ганновере, Гамбурге, Вуппертале и Кельне – свой офис есть только у Фарука и его единомышленников (остальные – вынуждены арендовать помещения по мере необходимости, что очень и очень накладно). К этому они терпеливо и настойчиво шли не один год, но своего все же добились. Сегодня в помещении Хасэ, расположенном на улице Боннер Уолл, 39, есть все – большой зал, кухня, рабочий кабинет. Вечерами тут всегда многолюдно. Молодежь приходит музыку послушать и потанцевать, люди старшего возраста пообщаться, да новости обсудить. Интересно проводят время и женщины – у них есть возможность поучиться друг у друга секретам приготовления блюд национальной кухни.

Именно тут, в Кельне, Хасэ, в нынешнем году отмечающее свой 35-летний юбилей, стало настоящим культурным центром, местом притяжения всех представителей диаспоры. Кстати, такая организация работы позволила Фаруку Псебланэ и его коллегам наладить начальный процесс обучения адыгских детей родному языку. Профессиональных преподавателей тут пока нет, поэтому приходится обходиться собственными силами. Помогают учебные пособия, изданные на исторической родине и на средства диаспоры. Среди наиболее популярных – разговорники, созданные учеными Батыраем Озбеком (он многие годы жил с семьей в Германии, а недавно перебрался в Майкоп) и Фахри Хуажем. Они просты, удобны и понятны. По ним дети и подростки учатся устной родной речи, а также приобретают навыки чтения и письма. Немало преуспела в этом юная жительница Кельна Жанет Джанчат, дочь нашего хорошего приятеля Айкута, активиста местного Хасэ. Осваивать премудрости адыгской словесности она начала не так давно, но положительные результаты уже налицо. Главное, как говорится, нужно начать…

(продолжение следует).

Анзор НИБО.
Сочи – Берлин – Кельн – Мюнхен – Сочи.


житель Франкфурта Зачерий Хатко.


Аксана Дюк (Кодзоева) с дочерью Фатимой,
а также племянницами Кариной и Залиной.


семья Новак.


Салим и Айсель Кобле с сыном Эмре.


председатель Хасэ Берлина Фехби Кумук.


Кубан Хатукай.


лидер Хасэ Кельна Фарук Псебланэ


юная Жанет Джанчат с немецко-адыгским
разговорником


Хибла Амичба и Зекки Капба


Фото автора. 

Комментарии / 0 из 0


    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.