Булат Халилов: «Мы даем людям классный звук и отличную музыку» 0

Булат Халилов, один из основателей музыкального этнографического лейбла «Ored Recordings» рассказал о жизни проекта и поделился планами на будущее.


- Булат, сколько у «Ored Recordings» было выездов с лекциями, семинарами и концертами в этом году?

- Этот год у нас был самым насыщенный по фестивалям, лекциям и концертам. Даже, не было экспедиций, хотя, это наше основное занятие. Не могу посчитать, сколько было мероприятий, но самое основное – это фестиваль «Летняя платформа» в Нальчике и к нему два препати с лекциями. Мы наконец-то смогли использовать весь свой имеющийся организационный опыт у себя дома. Раньше получалось, что мы побывали везде, а в Нальчике ничего не делали.

Кроме этого, важнейшим событием для лейбла стал фестиваль «Fields» в Москве. Это фестиваль «изобретателей музыки», как они себя называют. Там мы представили двух артистов: Заура Нагоева и «Jrpjej». Еще на «Fields» играли free jazz, экспериментальную музыку из Индонезии, электронную музыку из Ирана и, вообще, много интересного. И там царила та атмосфера, которой мы сами всегда добиваемся на наших мероприятиях. Можно сказать, что «Fields» стал для нас «фестивалем мечты».

Потом мы поучаствовали с лекционной программой в фестивале новой независимой музыки России «Боль». Там мы были в одной обойме, например, с Монеточкой и Shortparis. Т.е. с исполнителями абсолютно другого направления. Это хорошо показывает, что традиционная музыка существует не только в ДК, но и на фестивалях, куда люди приходят в первую очередь слушать музыку, а не на мартышек смотреть.

Далее на Moscow Music Week мы показали французов «S'adouno» и выступили с лекцией.

В общем, этот год был для нас очень важным в плане налаживания связей и презентации самих себя широкой публике.

- Когда вы планируете вернуться к экспедициям?

- Если все пойдет по плану, то в ближайшее время мы поедем в Краснодарский край к шапсугам, а оттуда в Адыгею, в аул Уляп.

В Уляп мы хотим попасть уже давно. У нас, даже, выходил бутлег с оцифровкой уляпских частушек. Мы назвали их «черкесским шансоном».

- Кто приходит слушать традиционную адыгскую музыку, когда вы привозите её в Москву и другие российские города?

- Прежде всего это открытые люди, которые интересуются музыкой. Они не приходят слушать именно черкесов – им интересна сама музыка. Если бы мы привозили татарскую или русскую традиционную музыку, то они все равно пришли бы её слушать.

Есть, конечно, небольшая доля экзотики в том, что мы с Кавказа. Многие думают, что у нас есть только Хабиб. И им без разницы, что он не из Адыгеи и не из Кабарды. Т.е. кого-то привлекает то, что мы с ними общаемся на одном языке. Для них это – экзотика. Но большинство все-таки ценит то, что мы даем людям классный звук и отличную музыку, которая эстетически, действительно, очень крутая. Наших артистов приходят слушать и композиторы, и профессиональные музыканты с той же мотивацией, с которой ходят на концерты классической музыки.

Как-то «Jrpjej» в рамках проекта «Портал» выступали на радио в Нальчике. Кто-то из слушателей позвонил в студию и задал примерно такой же вопрос: «Как люди на фестивале «Fields», которые не понимают по-черкесски и не находятся в национальном адыгском контексте, реагируют на творчество группы. Тогда на вопросы отвечал Тимур (Кодзоков - AH). Он сказал, что москвичи – самая лучшая публика, которая у нас была. Почему? Потому что, существуя вне национальной традиции, они находятся в чисто музыкальном контексте. Они не знают то, про что эти песни, но знают, как слушать музыку. Они более свободны. К некоторым черкесам это тоже относится. Т.е. это не вопрос национальности. У нас очень разная аудитория. Есть и совсем дремучие люди. Как-то в Питере на одном мероприятии меня попросили «как кавказца» подпеть суфийский зикр русским музыкантам.

- Сколько сейчас с вами сотрудничает музыкантов?

- Вопрос в том, можно ли включать в этот список всех музыкантов, которых мы когда-либо записывали? Многим из них было просто приятно, что мы интересуемся их музыкой. Они нас приняли, дали себя записать. Но дальнейшее сотрудничество по разным причинам им могло быть не интересно.

Раньше мы плотно сотрудничали с Хьэгъэудж, Казбеком Нагароковым, сейчас с «Jrpjej», Зауром Нагоевым. Очень активно работаем с человеком, который стоит у истоков нашего лейбла и сильно на него влияет – с Замудином Гучевым. Хотя, на фестивали Замудин не ездит. Работаем с французским «S'adouno».

Надеемся на сотрудничество с Альбиной Ходжевой и Аминат Добаговой. Они из Черкесска и известны только в своем узком кругу, но скоро мы выпустим их альбом.

Мы как-то записывали абазинскую музыку в исполнении Сони Шафтиковой и потом Альбину Ходжеву. Она взяла с собой за компанию сестру Аминат. И когда Аминат запела, мы поняли, что это тот самый голос, который мы ищем – не эстрадный, не попсовый, естественный. Сейчас мы везем их в Новосибирск. Если все сложится хорошо, то продолжим с ними работать.

Еще один важный для нашего лейбла человек – это Артур Абидов.

К сожалению,  пока мы не можем обеспечить людям хорошие и постоянные гонорары и они вынуждены ходить на работу, зарабатывать на жизнь. Поэтому, не всегда могут с нами ездить на фестивали.

- Есть ли у лейбла планы по выпуску альбомов на физических носителях?

- Англичане выпустили две кассеты с нашими сборниками. В этом году в Бельгии вышел винил с калмыцкими записями. И еще бельгийцы хотят издать антологию «Ored Recordings».

Все прошедшие фестивали дали нам возможность подумать, как развиваться дальше. Мы планируем плотнее работать и с iTunes и с физическими носителями. Очень многое зависит от того, сможем ли мы монетизировать свою деятельность.


Заур Нагоев и «Jrpjej» на фестивале «Fields» в Москве 11.08.2019.

музыкаOred RecordingsфестивальконцертлекцияНальчикМосква



Комментарии (0)


    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Вход Зарегистрироваться