Исторический оптимизм0

Безграничную любовь к историческому прошлому адыгского народа и культуре предков житель иорданского города Зарка Аднан Афэмэжоко выразил вполне конкретным образом, превратив свой дом в настоящий этнографический музей


Семья Афэмэжоко– Знакомые арабы поначалу удивлялись: что ты строишь, что это за знаки на окнах, к чему все это? – рассказывает Аднан. – Теперь в округе все знают, где находится "Черкесский дом"!

Трехэтажный особняк семьи Афэмэжоко виден издалека, неудивительно: он весь буквально испещрен адыгской символикой. На воротах, входной двери, на каждом из десятков окон – стилистически изображены главные элементы черкесского флага – три стрелы с двенадцатью звездами. Многие жители, проходя мимо, обязательно останавливаются, подолгу рассматривают диковинное строение, кто-то фотографируется на память, это место действительно сразу приковывает взгляд – дом Аднана стал достопримечательностью всего квартала.

– Эту идею я вынашивал много лет, – признается хозяин. – Потеряться среди других, раствориться в общей массе очень легко, особенно здесь, в Зарке, где черкесов нет так много, а как подчеркнуть нашу самобытность, как выразить красоту и неповторимость адыгской культуры? Лучше нашего флага, доставшегося от предков и являющегося гордостью всей нации, трудно что-то придумать. Так что гадать долго не пришлось…

Выбранный стиль не очень практичен – на палящем солнце звезды и стрелы, покрашенные в желтый цвет, быстро выгорают, поэтому Аднану приходиться терпеливо – раз в три месяца – вооружившись кисточкой и краской, подобно художнику-реставратору, вручную делать косметический ремонт. Но он и его домашние не ропщут: любые издержки того стоят: их дом самый красивый и нарядный в этой части Зарки, да и положение обязывает – черкесы и в Иордании – черкесы.

Аднан производит впечатление очень счастливого и успешного человека: у него все продуманно, логично, четко. Одним словом, порядок полнейший. Он и преуспевающий бизнесмен – владеет фабрикой, специализирующейся на производстве изделий из железа, и глава большой семьи: любящий муж, отец троих детей. Дочь Сара удивительно похожа на Аднана, сыновья Юсуф и Дунай – точные копии матери, Лины, а это, как известно, очень добрый знак.

Много лет назад Аднан Афэмэжоко неожиданно увлекся адыгской историей. Для него самого это, как раз, неожиданностью не стало – он и раньше проявлял интерес к данной теме, удивило то, во что это хобби в итоге "вылилось".

– Я стал серьезно изучать все, что связано с нашим народом, – рассказывает Аднан. – Собирал книги, вырезки из газет и журналов, воспоминания очевидцев, музыкальные записи, старые фотографии, географические карты, коллекционировал редкие вещи, предметы быта, одежду, заказывал архивные материалы не только здесь, в Иордании, но и в Англии, Германии, много сувениров привозил из поездок по Кавказу. Постепенно появилось столько интересных материалов и экспонатов, что в моем рабочем кабинете они уже не помещались.

Так, комната за комнатой, дом Афэмэжоко стал превращаться в музей. Теперь весь второй этаж представляет собой сплошную историко-этнографическую экспозицию. Сейчас ему и здесь тесновато: пришлось занять даже лестницу, ведущую на третий этаж – чего здесь только нет!

– Чем больше я погружаюсь в эту тему, тем больше понимаю, насколько много еще предстоит сделать, – признается Аднан. – Это необъятный, глубокий и очень разнообразный мир, тут работы и для моих детей с лихвой хватит. Все это я затевал во многом ради них – тут важен пример старших, теперь думаю, дети обязательно продолжат начатое мной.

Юсуф и Дунай, особенно шустрая и смышленая Сара, действительно проявляют нескрываемый интерес к увлечению отца. Они живут в уникальном заповеднике, где трепетно хранится многовековое духовное наследие предков, значит, также глубоко, как и родитель, проникнутся этим духом, станут достойными продолжателями семейной традиции. Верным помощником супруга является и Лина. Она из рода Сташ, родилась в ауле Сальманийе, на Голанских высотах, до замужества жила в Сирии.

– Интерес Аднана к адыгской культуре, ко всему, что связано с Кавказом, отнюдь не случаен, – убеждена она. – Во-первых, это один из механизмов нашего этнического самосохранения на чужбине. Во-вторых, – способ самореализации. В-третьих, в нем рано или поздно обязательно должны были "сыграть" "творческие" гены бабушки. Она в свое время являлась очень знаменитой в Иордании мастерицей – владела древним черкесским искусством золотого шитья. Таких здесь уже, к сожалению, не осталось…

Своей аккуратностью и пунктуальностью Афэмэжоко напоминает немцев. Все предметы в его импровизированном музее занимают положенное им место, поэтому при необходимости находятся сразу. Архивные материалы распределены строго по тематике и содержатся в больших папках: "Адыгея", "Кабардино-Балкария", "Карачаево-Черкесия", "Диаспора", "История", "География", "Экономика", "Культура", "Спорт". Тщательно, как в настоящем архиве, в отельной картотеке расписаны персоналии: первые черкесы-поселенцы в Иордании, крупные фамильные династии, наиболее уважаемые адыги – это самое полное на сегодняшний день частное досье.

Немало сил Аднан потратил на сбор и систематизацию информации о соотечественниках, погибших в разных войнах, в частности, в Азии и на Ближнем Востоке. Этот серьезный исследовательский труд позволил сохранить фамилии не только тысяч черкесов и абхазов, но и других выходцев с Кавказа – дагестанцев, чеченцев, ингушей и осетин, сложивших головы на чужой земле. Скорбный мартиролог, охватывающий огромный – более семидесяти лет – исторический период, сейчас существует в виде рукописи, автор мечтает издать его, поэтому продолжает работать над столь важной темой.

– Огромным подспорьем для меня стал интернет, – говорит хозяин дома. – Я "копаюсь" в архивах, фондах библиотек, внимательно изучаю черкесские сайты на разных языках, слежу за тем, что обсуждает молодежь, стараюсь быть в курсе всего происходящего в адыгском мире. Сейчас я уже не представляю своей жизни без компьютерных технологий, удивляюсь, как мы жили раньше, не имея этого?

Удивительная штука: будучи представителем старшего поколения, "не замеченного" в особой дружбе с интернетом, Аднан чувствует себя в этой стихии легко и непринужденно. Он имеет свои персональные странички в популярных социальных сетях, выставляет фотографии, сделанные на разного рода общественно-культурных мероприятиях, проходящих в диаспоре, загружает видео. Одним словом, является достаточно уверенным и продвинутым пользователем.

В беседе с гостями хозяин дома намеренно обходит стороной адыгские проблемы. Нет, он не боится и не сторонится их – иначе, наверное, не стал бы заниматься тем, что делает уже многие годы. Аднан сознательно оставляет острые темы "на потом", не скрывая своего природного оптимизма. В этой жизни каждый должен заниматься своим делом, подчеркивает он. Мало просто вырастить сына, построить дом и посадить дерево. Нужно сначала создать территорию адыгства вокруг себя. И начинать необходимо со своей семьи, со своего дома, а только потом выходить на улицу и идти в Хасэ. Мы слишком много тратим сил и времени на рассуждения, споры и лозунги, считает Афэмэжоко, на остальное – самое главное – нас потом, как правило, уже не хватает…


Анзор НИБО.
Сочи – Зарка – Сочи.
Фото автора. 

Комментарии / 0 из 0


    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.