Черкесский лев 0

Патриотизму, любви к своему народу, земле предков и материнскому языку дети должны учиться у родителей, считают молодые жители Кфар-Камы, супруги Аслан и Ясмин Тлиш


Даже спустя две недели после окончания чемпионата мира по футболу, Кфар-Кама продолжала жить яркими эмоциями и впечатлениями от этого великолепного праздника спорта. Причем, гадать за кого именно болеют аульчане, долго не пришлось – на многих домах висели национальные флаги футбольных сборных, боровшихся за трофей мундиаля в Южной Африке. На некоторых крышах реяли по два, а то и три стяга. Представляю, что творилось там во время трансляций поединков непримиримых соперников, например, Англии и Аргентины, Франции и Италии. Наш бысым Аслан, весело везший своих гостей – телеоператора ГТРК "Адыгея" Мадина Яхутеля и меня – тихими улочками родного селения к своему дому, ко всем этим чудачествам земляков относится спокойно, с некоторой долей снисходительности, мол, пусть себе, это так, пустое баловство, пройдет. Между тем, найти место, где живет семья Тлиш, тоже можно по флагам. Только черкесским.

Уже на подъезде к двухэтажному дому Тлиш, находящемуся на восточной окраине Кфар-Камы, я насчитал три зеленых звездных знамени: один – на высоком шесте прямо у входа, еще два висели высоко над крышей. Всего же их – пять, гордо подчеркнул Аслан, два флага размещены с другой стороны дома, так что все продуманно, мимо не проедешь. В его словах не было и тени бахвальства или желания просто пустить пыль в глаза гостям. В Кфар-Каме вам каждый скажет: хотите найти дом Аслана и Ясмин Тлишей – ориентируетесь прямо на черкесские флаги, их видно издалека.

ДОСТОЙНАЯ СЕМЬЯ

Ясмин Тлиш с матерью и дочерью НальмэсКрасавица Ясмин накрывает стол. Аслан даже во время разговора не сводит глаз со своих детей. Старшая Ясин, ей тринадцать, помогает матери на кухне. Куджан, он только пошел в школу, чуть в стороне – на глаза гостям старается не попадаться, но всегда находится в поле зрения отца, у него свои игрушки. Но все в этом доме крутится вокруг трехлетней Нальмэс. Сейчас она – центр вселенной, самая маленькая здесь, а значит, самая любимая.

Тлиши – во многих отношения показательная семья. В доме царят любовь, согласие и порядок, видно они все привыкли делать вместе: старшие заботятся о младших, юная поросль не отстает от родителей, помогает, чем может.

Аслан родился в городке Элат, закончил местное медресе, в 17 лет перебрался с родителями в Риханию. Там сейчас живут его мать, родные и близкие. Отец умер совсем недавно – в феврале нынешнего года, поэтому в доме нет привычной для многодетных семей шумной суеты. Даже Нальмэс и Куджан, которых, впрочем, никто особо ни в чем не ограничивает, прекрасно понимают: в семье траур, сейчас не до баловства.

– К Кфар-Каме я сразу прикипел душой, – рассказывает Аслан. – Тут для меня все родное: сам аул, его жители, природа. Женившись на Ясмин, а она уроженка Кфар-Камы из рода Горкож, я решил жить именно здесь. На местном кладбище похоронен мой отец, так что я теперь полноправный гражданин этого селения, хотя не забываю и своих корней. При любой возможности стараюсь вырваться в Риханию, благо это не так далеко.

Аслан Тлиш – начальник отделения дорожной полиции, в ведении которого большой участок от Кфар-Камы до… Рихании. Ему всего тридцать семь, он на хорошем счету – добросовестный, дисциплинированный, настоящий профессионал в своем деле, поэтому вполне может сделать великолепную карьеру. Недавно Аслан построил большой двухэтажный дом, счастлив и вполне доволен жизнью.

ДРУЖБА – ГЛАВНАЯ ЦЕННОСТЬ

Я вспоминаю, что в прошлом году, в ходе поездки по Турции мы как-то ночевали в селении Иверону близ города Эрбаа у семьи Тлиш. Достаю газету "Шапсугия" с очерком о турецких Тлишах, чтобы порадовать нашего гостеприимного бысыма, ему, наверняка, будет интересно узнать о своих родственниках в другой стране. Аслан берет газету в руки и уже на первой странице радостно вскрикивает:

Аслан Тлиш, Аслан Мэлиш и Омер Напсо– О, это я на фотографии! А вот Мэлиш и Напсо!

Сначала я не понял, что произошло, потом все постепенно встало на свои места. Делая передовицу для майского номера "Шапсугии" о том, как черкесский мир отметил очередной День Памяти жертв Кавказской войны, нашел в интернете фотографию о мероприятиях, прошедших 21 мая в Израиле. На одной из них – участники конного перехода из Кфар-Камы в Риханию: несколько всадников в черкесках, с зелеными флагами в руках. Печатая фото, я, естественно, не знал, кто именно изображен на снимке, не это было главным. Тут важен сам факт: молодые черкесы решили выразить солидарность со своими собратьями, проживающими в разных странах мира, и таким образом почтить память предков, ставших жертвами самой кровопролитной войны в истории адыгов. Так вот на одном из фото, как выяснилось, был Аслан со своими друзьями.

Аслан Мэлиш со своей семьейВосторженный Тлиш берет в руки телефон и уже через пятнадцать минут в доме собираются его ближайшие друзья-товарищи. Первым приехал Аслан Мэлиш с семьей – супругой Сандрой, дочерьми Даной и Ланой. Следом подъехал Омер Напсо. Ребята по очереди рассматривали газету и радовались, как дети: о них узнали на Кавказе, на исторической родине!

– Я родился как раз 21 мая, – рассказывает Аслан Тлиш. – Когда стал кое-что соображать, начал интересоваться историей черкесов, более глубоко вникал в проблемы народа. Много общался со стариками, читал книги, копался в интернете. С тех пор, вот уже лет пятнадцать, я не отмечаю дни рождения – 21 мая стал для меня днем траура…

Они с малых лет вместе – Аслан Тлиш, Аслан Мэлиш и Омер Напсо. Учились, росли, помогали друг другу. Иначе как братьями себя уже не называют. Так же дружны их семьи – супруги и дети. Они практически не расстаются, видятся по нескольку раз в день, постоянно перезваниваются, одним словом, всегда рядом, общение доставляет им искренне удовольствие.

– Несколько лет назад мы решили возродить коневодство в ауле, – говорит хозяин дома. – Купили лошадей, сообща построили небольшую ферму, по очереди ухаживаем за животными. Сейчас у нас много единомышленников.

Трое друзей сначала увлекли своих сверстников, потом аульчан постарше. Сшили на заказ черкески. Теперь ежегодно 21 мая они собираются вместе, чтобы достойно отметить общеадыгский день памяти и единения.

– Путь из Кфар-Камы в Риханию, где в этом году прошли основные мероприятия, оказался непростым, – признается Аслан Мэлиш. – Это километров девяносто, поэтому дорога должна была занять пару дней. Нужно было предусмотреть все, мы хотели почувствовать себя настоящими горцами-всадниками, без всяких новомодных штучек. Еду готовили в пути, устраивались на ночлег в поле. Получилось именно так, как планировали: добрались вовремя, в Рихании нас встретили достойно, так что все прошло просто великолепно. Не было проблем и с дорожной полицией, ведь нас было больше десятка человек на лошадях, иногда мы занимали всю полосу трассы, не обращая внимания на автотранспорт, но Тлиш был с нами, а он здесь начальник над всеми копами!

Мэлиш – инженер по установке и обслуживанию медицинского оборудования, работает в одной из клиник неподалеку от Кфар-Камы. В разные годы он не раз бывал в Адыгее, нашел своих родственников в Панахесе, некоторое время занимался бизнесом в России. Хотя вспоминать об этом не любит – выгодное дело быстро прогорело, он так и не смог приспособиться к реалиям российской действительности и правилам ведения частного бизнеса в нашей стране, когда всем нужно постоянно "отстегивать" и каждый может "кинуть" на ровном месте.

– Об Адыгее у меня остались очень добрые воспоминания, – признается Аслан. – Свой день я начинаю с чашки кофе и просмотра программ республиканского телевидения в интернете, так что, в принципе, в курсе всего, что происходит на исторической родине. Я постоянно думаю о возвращении на землю предков, но пока к этому серьезно не готов – "подниму" детей здесь, а там видно будет…

Бывала на Кавказе и его супруга Сандра. В юности она увлеченно занималась спортом, в начале 90-х в составе баскетбольной команды Кфар-Камы приезжала на тренировочные сборы в Причерноморскую Шапсугию, провела почти две недели в поселке Лазаревском. Ей, безусловно, есть что вспомнить: впечатления отложились в сознании очень ярко, образно, такое не забывается.

Омер Напсо тоже при деле: он работает в одной из газораспределительных компаний, снабжает несколько селений, в том числе Кфар-Каму, баллонами со сжиженным газом. Трудовой день нормированный, говорит он, зарплата неплохая, много свободного времени. У него тоже дружная семья – супруга Нура, работает в муниципальном Хасэ Кфар-Камы, двое малолетних сыновей, Нарт и Аслан, ходят в детский сад.

Мы быстро сдружились. Вечерами семьи Мэлиш и Напсо собирались у Тлишей, засиживаясь до поздней ночи, чтобы гости с Кавказа не скучали, нам действительно было интересно вместе – неделя пролетела незаметно.

АСЛАН И ЕГО ПСЫЧЕ

Аслан со своей Псыче и музыкант Гисса АбидНаутро после нашего приезда в Кфар-Каму Аслан Тлиш вернулся домой с красными глазами. Отшутился, мол, не выспался, дежурил в ночь. Позже за завтраком Ясмин невольно проговорилась: в полночь во время задержания машины, которой управлял пьяный водитель, один из арабов, сидевших в преследуемом автомобиле, прыснул в глаза напарнику Аслана слезоточивым газом из баллончика. Тот сразу отключился, но Тлиш, не смотря на собственную боль, каким-то чудом умудрился скрутить двум нарушителям руки и доставил их в полицейский участок. К таким происшествиям, впрочем, здесь, похоже, давно привыкли, даже сама супруга Аслана, всякий раз с волнением провожающая его на службу, рассказывает обо всем вполне обыденно, с улыбкой на лице. А может, просто хочет лишний раз с гордостью подчеркнуть смелость мужа?

– Чтобы продвинуться по службе, нужно быть на голову, даже на две лучше других, – размышляет Аслан. – Если на одну должность претендуют несколько кандидатов и среди них будет еврей, место отдадут, естественно, ему. Поэтому нам нужно постоянно доказывать, что мы сильнее, профессиональнее, надежнее остальных. Это, безусловно, очень хороший стимул, наверное, именно поэтому черкесам удается служба в израильской армии и полиции.

… Мы едем по аулу. Аслан обещает показать нам нечто интересное. На въезде в Кфар-Каму, в поле, стоит ферма. Нам туда.

– Сейчас увидите мою Псыче, – говорит наш бысым, с трудом скрывая собственное нетерпение. – Выходные – для меня настоящий праздник, первым делом я сразу рвусь сюда…

Шестилетка Псыче почувствовала хозяина на расстоянии – ее громкое радостное ржание было слышно уже на подъезде к ферме. Под эти звуки, люди, сидевшие в тени навеса, радушно встали. О, и тут наши: профессор Батырбий Берсиров и музыкант Гисса Абид неторопливо пили чай в компании кфар-камовцев Омера Ачмиза, Пшимафа Хахо, Фуаза Хутыза и Рустама Апшева, присматривающих за животными. В таком кругу время бежит незаметно.

Псыче, о которой Тлиш нам рассказывал часами, действительно оказалась настоящей красавицей! Видно, в ее жилах течет благородная кровь. Она умна, грациозна, покорна, да и кличка "говорящая". Лошадь сильна, вынослива и, как говорят, очень быстра. Увидев хозяина, Псыче сразу увела его в дальний конец вольера – очень ревнует к другим животным.

– Учитывая, что все мы работаем за пределами Кфар-Камы, кормить лошадей приходится по очереди, – рассказывает Тлиш. – Поначалу их тут было совсем немного, теперь уже больше десятка. В ближайшее время животных еще прибавится.

Он очень тщательно ухаживает за своей Псыче: кормит, поит, обтирает, внимательно следит за ее здоровьем. Та отвечает ему взаимной любовью, привязанностью и безграничной преданностью. Не выдержав, Аслан одним прыжком взбирается на лошадь. Сидит верхом, как влитой, даже без седла держится уверенно – настоящий джигит! В такие минуты он напоминает знаменитого Льва черкесов – Керандука Берзека, непобедимого отважного убыха, выигравшего не одно сражение и павшего на поле боя вместе со своим верным конем. И это не просто внешнее сходство со знаменитым героем Кавказской войны. У Тлиша даже имя подходящее – Аслан, что значит, лев! А уж то, что он черкес по крови и духу – нет никаких сомнений.

ПОМОГАЯ ДРУГ ДРУГУ

– Поехали, я вам покажу Кфар-Каму! – Аслан просто не знает, как нам угодить. – Хотите, я вас в Назарет свожу, хотите – в Риханию поедем. Есть желание – в Тель-Авив или в Хайфу махнем. Вы только скажите, что вам нужно…

Садимся в электромобиль – такие есть тут практически в каждом дворе. Передвижение на нем удобное, тихое, комфортное – одно удовольствие. Аул нам уже знаком почти в деталях, ориентироваться в хитросплетениях местных улочек теперь совсем нетрудно, но отказаться от возможности вновь насладиться здешними колоритными пейзажами, просто нет сил.

– В последние пятнадцать-двадцать лет Кфар-Кама бурно развивается, – рассказывает наш бысым. – Это видно и по самому аулу, и по уровню благосостояния людей. Селение разрастается, хорошеет, у нас очень много молодежи, так что перспективы самые большие. Как-то я заметил одну очень интересную деталь. Обычно как бывает: людям свойственно завидовать успехам или удачам других. Тут же все по-другому. Стремясь к лучшей жизни, жители Кфар-Камы не теряют время на то, чтобы изводить себя слепой завистью, они всячески пытаются "подтягиваться" за другими. Сосед живет хорошо – аминь! – и я буду жить не хуже, рассуждают они. Здесь стыдно жить плохо. Это очень хороший принцип, заставляющий всегда быть в движении и постоянно трудиться, а тот, кто любит работать, плохо жить не может, тем более, здесь, в Израиле. При этом местные жители стараются помогать друг другу, в первую очередь, тем, кому трудно, у кого в силу разных причин, не все складывается удачно…

Вопреки расхожему мнению, мол, адыгам не свойственна деловая хватка, жители Кфар-Камы вполне успешно занимаются малым бизнесом. Сегодня аул с населением в три тысячи человек вполне самодостаточен: тут можно купить практически все – от продуктов питания до строительных материалов. Небольшие магазинчики, частные лавочки, кафе, пиццерии, рестораны – дело поставлено серьезно и на широкую ногу. Сейчас на шоппинг к черкесам приезжают даже жители окрестных селений, а уж в шабат – еврейскую субботу – тут можно встретить сотни людей. Трудно поверить, но в Кфар-Каму теперь едут даже из отдаленных районов страны. Особенно по вкусу соседям, прежде всего, евреям, древний колорит черкесской культуры и знаменитая адыгская кухня.

Туризм стал настоящим локомотивом для развития экономики аула. Черкесский ресторан Паша и Нафсет Тхаухо, а также два частных этнографических музея – Азми Тхаухо и братьев Зухера и Закерия Тхаухо стали основой для появления здесь целой экскурсионной индустрии. Постепенно в число местных достопримечательностей добавился исторический квартал Кфар-Камы и знаменитый дом Шхалаховых. В выходные здесь играет адыгская музыка, танцуют молодые парни и девушки в национальных костюмах, можно покататься на лошади и сфотографироваться в черкеске, приобрести сувениры. На небольшом рынке продаются мед, адыгские сладости и специи, одним словом, дело находится для всех. За небольшую плату всю Кфар-Каму можно объехать на конной кибитке, слушая адыгские мелодии. Местные жители научились зарабатывать вполне неплохо, мыслят современно и креативно.

– Нам самим иногда приятно просто не спеша побродить с детьми по старому кварталу, с которого когда-то началась Кфар-Кама, – признается Аслан Тлиш. – Так что я вполне понимаю людей, с удовольствием приезжающих сюда. За такое удовольствие не жалко заплатить деньгами…

КОМПЬЮТЕРНЫЙ БИЗНЕС СЕМЬИ КОБЛЕ

Пример грамотного построения семейного бизнеса – магазин "Computer Hause" братьев Кобле в Кфар-Каме, куда нас завез Аслан Тлиш. Молодые талантливые ребята – Али и Адам – открыли небольшой салон компьютерной техники семь лет назад. Начали с малого, постепенно, шаг за шагом, расширяя частное дело. Теперь у них полноценный магазин, построенный по принципу "все для компьютера" – от мелочей и аксессуаров до полноценных "умных" машин, оргтехники и расходных материалов. Они внимательно следят за новинками и последними веяниями в этом направлении, так что как только какая-нибудь интересная вещица появляется на рынке, ее можно будет найти и здесь, "у Кобле". К слову, мгновенно побивший все рекорды популярности во всем мире планшетник Айпэд от Apple я впервые увидел именно в Кфар-Каме.

– Дела идут неплохо, грех жаловаться, – рассказывает Али Кобле, дипломированный инженер-компьютерщик. – Мы начинали на свой страх и риск, немногие из аульчан верили, что тут, на месте, можно выгодно заниматься продажей компьютеров и прочей техники. Сейчас среди наших постоянных покупателей не только наши земляки, но и жители других селений.

Вместе с Али и Адамом в магазине работают их супруги – Зарема Бганэ и Розалина Тхаухо, а также племянник Осман Шоген. Семейный бизнес процветает, давно пора расширяться, убеждены братья, помещения уже маловаты.

Осматривая небольшую технологическую "империю" братьев Кобле, я поймал себя на мысли: если смогли они, почему это невозможно у нас? В адыгских аулах побережья, даже достаточно крупных и более или менее экономически развитых, в лучшем случае можно найти один-два продуктовых магазинчика, типа советских сельпо, и пивной ларек – неизменный атрибут нашей повседневной действительности. В Кфар-Каме без спиртного обходятся легко, а вот зарабатывать деньги научились при помощи своих рук и интеллекта…

НУЖНО СМОТРЕТЬ В БУДУЩЕЕ

Мы продолжаем путешествие по Кфар-Каме. Развивая начатую тему, связанную с бизнесом, Аслан Тлиш хочет познакомить нас с молодыми ребятами, которые только начинают собственное дело. Они в самом начале пути, поэтому хочется узнать, что движет ими, чем решили заняться, с какими проблемами столкнулись, как их решают.

– Это Адам Напсо, а это Куджан Тхаухо, – представляет нам односельчан Аслан.

Мы подъехали в разгар дня, работа кипит. Во дворе дома, у дороги, парни вовсю орудуют бензопилами и электросваркой, в середине небольшой поляны уже возвышается какая-то диковинная конструкция из железа и дерева. Отвлекать ребят не хочется, но любопытство пересиливает. С другой стороны, беседа – своего рода короткий отдых, перерыв, а без него в тридцати пяти градусную жару никак нельзя, успокаиваю я себя.

– Здесь будет цветочный павильон, – рассказывает Адам Напсо. – Спрос на семена цветов, саженцы декоративных растений и кустарников в ауле всегда высокий. У нас любят зелень, тенистые аллеи, газоны, клумбы, беседки, но за посадочным материалом приходится ездить в город. А это дополнительные расходы, да и неудобно. Поэтому идея открыть магазин, где можно будет купить все для озеленения дома или двора, появилась как-то сама собой.

– Проблема только в нас самих – было бы желание чем-то заниматься, – считает Куджан Тхаухо. – Никаких иных сложностей практически нет. Конечно, нужны деньги для начального "рывка", но и их найти можно. Главное, не давать себе лениться, нельзя расслабляться: движение – это жизнь. Да и о будущем нужно подумать: сейчас ты молод, полон сил, а через десять-двадцать лет что будет?

Они все делают собственными руками – тщательно, старательно, аккуратно, получая от своего труда искренне удовольствие. Интересные идеи появляются уже в процессе работы, признаются будущие партнеры по бизнесу, это и привлекает, заставляет постоянно что-то придумывать. Не скучно, одним словом. Счастливы люди, которые занимаются делом, которое им нравится, не правда ли?

ФИЛОСОФ УМАР

Дважды побывав в Кфар-Каме, я успел объехать и обойти ее практически вдоль и поперек. Чистенькие тихие улочки, ухоженные дворы, красивые дома, приветливые и очень гостеприимные люди – здесь о каждом можно очерки писать. Однажды, бродя с Асланом по старой части аула, в районе мечети я наткнулся на интересный дом, сразу привлекший мое внимание. На фасаде двухэтажного особняка был изображен огромный черкесский флаг. Сразу сработал журналистский инстинкт – здесь обязательно можно найти что-то интересное.

У входа в дом сидела пожилая женщина с малолетней девочкой на руках. Малышка еще ходить не научилась, но строгая бабушка ей что-то вполне серьезно объясняла, видно, жизни учила непоседливую внучку. Прислушался к их "взрослому" разговору. О, как прекрасен адыгский язык, особенно в такие трогательные моменты!

– Здесь живет Умар Наго – говорит Аслан. – Примечательный человек, настоящий уникум. Зайдем?

Хейретдин Шхаляхо и Умар НагоНаго был дома. Он не производил впечатления разговорчивого человека, но аппетит, как известно, приходит во время еды. Мы пробыли у него в гостях почти час, и еле ноги "унесли", его невозможно остановить.

Когда-то Умар вполне успешно занимался бизнесом – владел магазином в Кфар-Каме, но в один день решил в корне изменить свою жизнь: начал философствовать.

– Дела шли очень хорошо, стабильно, – рассказывает Наго. – Я построил дом – у меня все было. Потом серьезно задумался над тем, ради чего я живу. Всех денег, естественно, не заработаешь, того, что есть у меня сейчас, вполне хватает всем: моей семье, детям и внукам. Я же хотел почувствовать вкус настоящей жизни – неспешной, без суеты. В конце концов, нашел то, что искал.

Теперь Умар – знаменитый в Кфар-Каме мастер на все руки: пилит, точит, вырезает. Он стал настоящим специалистом по дереву. Своими руками Наго делает уникальные вещи – макеты старинных черкесских кораблей, оружие из дерева и стали, предметы адыгского быта. Все это не для продажи, говорит он, – для души и сердца. Кое-что дарит своим гостям и односельчанам, остальное собирает в отдельную коллекцию. Сегодня весь дом семьи Наго превратился в настоящий музей.

– Только сейчас, в свои преклонные годы, я осознал смысл жизни, – признается мастер. – Нужно заниматься тем, что любишь и обязательно быть полезным людям. Все остальное – профанация и самообман…

ПЕРЕД ВСЕВЫШНИМ ВСЕ РАВНЫ…

Завтра уезжаем в Риханию. Аслан задумчив. За прошедшую неделю мы настолько сдружились, что он и нас, наравне с Асланом Мэлиш и Омером Напсо, называет своими братьями. Пока накрывается большой стол – на кухне колдуют Ясмин и Сандра, решаем еще раз вместе проехаться по Кфар-Каме.

Сегодня Тлиш немногословен. Видно, очень переживает: все ли гостям понравилось у него в доме, не обидел ли чем? Мы успокаиваем бысыма: о таком гостеприимстве мы и мечтать не могли, все хорошо, достойно, по-адыгски. Тлиш радуется, как его малышка Нальмэс любимой кукле. Он сразу прибавляет газу, но за пределы допустимых шестидесяти километров в час не выходит: рефлекс полицейского срабатывает мгновенно.

Кладбище Кфар-Камы– Когда становится тяжело и муторно на душе, я иду на кладбище, – признается Аслан. – Сердце успокаивается, мысли сразу просветляются. Там покоится мой отец. Он всегда был рядом со мной, помогал советами, поддерживал в трудную минуту. Его очень не хватает, поэтому я стараюсь часто приходить к нему…

На аульском погосте тихо. Аслан переступив порог кладбища, останавливается у первой же могилы и, закрыв глаза, начинает молиться. Осматриваю захоронения. Их много, но памятников нигде нет, только на дальней окраине замечаю несколько плит с надписями на арабском. Я видел черкесские кладбища в Турции, Иордании, на Голанских высотах, но в Кфар-Каме все по-другому. Как же люди различают, кто и где похоронен?

– У нас считают так: перед лицом Аллаха все равны, – говорит Тлиш. – У одних есть родственники, у других их не было или уже не осталось. И кто тогда за них помолится? Поэтому в Кфар-Каме издавна заведено, что плиты на могилах не устанавливают: если молишься здесь, то за всех умерших без исключения, словно за своих близких…

В Рихании, как удалось выяснить позже, традиции захоронения иные, чем в Кфар-Каме. Но тоже с глубоким философским и религиозным смыслом. На новом кладбище селения у каждой могилы стоит памятник, хотя все плиты совершенно одинаковых размеров. Глава Рихании Самир Гиш пояснил: богатый ты или бедный, старый или молодой, но там, перед Всевышним, все одинаковы, поэтому погост – не место для соревнований между родственниками кто кого перещеголяет, это кощунство над памятью усопших. Все должно быть предельно скромно и достойно…

"РОДНОЙ ЯЗЫК – НАША ДУША"

Вечером за столом собрались все: семьи Аслана Тлиша, Омера Напсо, Аслана Мэлиша, их родня. Дети, естественно, ужинали за отдельным столом. Прислушиваюсь к их веселому щебетанию, вновь приятно удивляясь тому, насколько чисто и свободно они говорят на родном языке. Вот оно, настоящее счастье: в подрастающем поколении, знающем древний язык своих предков!

– Это должно стать системой, твердым правилом для всех, – убеждена Сарет Горкож, мать Ясмин. Она из рода Ачмиз, преподает адыгский язык и литературу в школе Кфар-Камы. – Ребенок должен расти в атмосфере народной культуры, тем более, если он живет в ауле. Нельзя все отдавать на откуп семье, хотя ее роль в данном процессе, конечно, наиглавнейшая. Телевидение, радио, книги, окружающая среда, детский сад, школа – все важно. С малых лет детям необходимо внушать: не знать язык предков стыдно, не быть черкесом по своему менталитету и мироощущению – непозволительно. Когда гармония в отношениях между поколениями нарушается, это, в первую очередь, сказывается на родном языке, он постепенно уходит. Чтобы внуки знали материнский язык, его обязательно должны знать родители – эта вечная цепочка жизни, не раз проверенная временем…

В семье Аслана и Ясмин эту связь между поколениями хранят особенно трепетно. Ясин, Куджан и Нальмэс великолепно говорят на родном языке. Аслан сначала сшил черкеску себе, теперь готовится это сделать для сына. Через пару-тройку лет в вольере рядом с Псыче обязательно появится еще одна лошадь – для Куджана, обещает отец. В традиционном адыгском духе под бдительным присмотром Ясмин воспитываются и девочки. Так что все вполне гармонично: черкесский флаг над домом Тлиш не будет спущен никогда!

Анзор НИБО
Сочи – Кфар-Кама – Сочи.
Фото автора. 


Комментарии (0)



    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Вход Зарегистрироваться