В Бурсе и Инегюле0


Фото черкесских предводителей, живших в устьях рек Псезуапсе и Шахе. Константинополь, 1881 г.Не так давно на чердаке старинного особняка в Стамбуле была найдена уникальная фотография. На пожелтевшем и потрескавшемся от времени снимке запечатлена группа махаджиров с Кавказа. Под ним – надпись на турецком: «Представители первого поколения черкесов, переселившихся в Стамбул в 1880 году». С раритетным фото тщательно поработали специалисты – современная компьютерная техника способна творить настоящие чудеса: черно-белую карточку, сделанную почти сто тридцать лет назад, «почистили», привели в порядок, увеличили и размножили. Редчайшая фотография, никому неизвестная до сегодняшнего дня, естественно, сразу разлетелась по диаспоре. До сих пор турецкие адыги тщетно пытаются ее «расшифровать», чтобы доподлинно установить имена и фамилии тех, кто первыми был вынужден покинуть родину предков.

В офисе Черкесского Хасэ города Бурсы этот снимок висит на самом видном месте – как картина в дорогой оправе. Здесь это не просто редкая историческая фотография, напоминающая о трагической судьбе народа, рассеянного по всему миру, больше реликвия – ее с особым чувством – очень торжественно – вручают наиболее почетным гостям, главным образом, соотечественникам с исторической родины. Так, нынешним летом фото оказалось в Майкопе – ее привез директор Адыгейского республиканского института гуманитарных исследований, профессор Батырбий Берсиров, побывавший в Бурсе вместе с ансамблем «Нэф». Недавно снимок отправился и в Краснодар – его доставил на землю предков руководитель делегации актива Генерального Совета «Адыгэ Хасэ» Краснодарского края Аскер Сохт.


В Хасэ

Встреча в Хасэ Бурсы. Фото первых махаджиров - для Адыгэ Хасэ Краснодарского краяНа встречу с общественниками из Краснодарского края в Бурсу приехали активисты национальных черкесских организаций, действующих в районе Мраморного моря. Эрхан Шао представлял Хасэ Балыкесира, Хусейн Ханту – Адапазара, Сабахитдин Цыргой – города Бига, Батуко Мамхыг – Измита. От имени местных адыгов говорили новый председатель Хасэ Бурсы Левент Тургут (он крупный бизнесмен, руководит фабрикой, на которой собирают легковые автомобили «Рено»), а также его соратники Фиридун Паранук, Филиз Сохт, Исмет Хушт, Деваль Тхаркахо, Дженкар Меретуко, Диляра Шеуджен, Нэшет Мамий, Орхан Бжассо и другие. После предметного диалога по целому ряду острых тем, состоявшегося в отеле-ресторане «Отантик», обсуждение актуальных проблем, волнующих черкесов Турции и их собратьев с Кавказа, было продолжено в офисе Хасэ. Собралось более полусотни человек – старейшины общины, молодежь, актив организации. Было много знакомых лиц, с кем-то довелось пообщаться впервые.

… – Это – Бетретдин Шен – уроженец Дюздже, в прошлом педагог с большим стажем, многие годы руководивший отделом образования в муниципалитете Бурсы. Его мать, кстати, из шапсугского рода Хатхе, – начал представлять по очереди присутствующих Фиридун Паранук. – Это – Махмуд Би. Он выходец из Иордании, историк, писатель, исследователь. Недавно выпустил двухтомник по адыгской истории на турецком языке. Книга вызвала огромный интерес и сразу стала популярной. Это – Сабахитдин Кушха. Он приехал к нам из Кайсери. Рядом с ним – представитель города Бига Нихат Джегуако. А это все наши, местные – Шино Клычба, Метин Сэшхо, Неждет Хут, Оздемир Даур, Нагид Хапепх, Яус Хутыз, Фердан Клыч. У нас еще будет время пообщаться в неформальной обстановке, а сейчас – за дело!


Информации много, чему верить?

Почти трехчасовой разговор, в котором принял участие и репатриант из Турции Аднан Хуаде, живущий в Майкопе, оставил двоякие чувства. В последние годы черкесы всего мира говорят о необходимости создания единого информационного пространства, что станет важным делом на пути сближения и консолидации народа, большая часть которого находится в изгнании, кое-что в этом плане сделано, а каков результат? Современные средства коммуникации – интернет и мобильная связь – действительно в значительной степени упростили процесс общения и обмена информацией, особенно в молодежной среде, более открытыми становятся государственные границы – приехать в Россию или побывать в диаспоре теперь не представляет особых проблем, но кардинально ситуация пока не изменилась. Значительная часть зарубежных черкесов имеет представление о происходящем на исторической родине весьма относительное, столь же разрозненной информацией о жизни собратьев на чужбине обладают и адыги, проживающие на Кавказе. Практика показывает: преодолеть этот барьер можно только за счет активизации всесторонних связей и контактов, в личном общении друг с другом. А тем, волнующих наших собратьев, много. На встрече в Бурсе членов делегации из Краснодарского края буквально засыпали вопросами. Что происходит в Кабардино-Балкарии? Каковы перспективы экономического развития Адыгеи? Чем могут помочь власти и национальные общественные организации адыгских республик в вопросах упрощения процесса репатриации и социальной адаптации студентов, обучающихся в местных вузах? Как поставить обмен детскими и молодежными группами на регулярную основу? Насколько заинтересованно российское государство в привлечении иностранных инвестиций и использовании значительного экономического и культурного потенциала зарубежной черкесской диаспоры? Какими проблемами занимаются «Адыгэ Хасэ»? Насколько активно поднимаются острейшие проблемы народа перед руководством России и на международном уровне, в частности, в Европарламенте и Парламентской Ассамблее Совета Европы? Информации вроде много, говорят зарубежные адыги, но она очень противоречивая, ходит много слухов и домыслов, порой, не знаешь, чему верить…

Эти же общеадыгские проблемы предстояло обсудить и в ходе встреч с черкесами, проживающими в городе Инегюль. Туда мы и отправились на следующий день.


Инегюль - Майкоп в миниатюре

Здесь расположено Хасэ ИнегюляИнегюль (турки выговаривают название немного мягче – «Инегёль») оказался значительно ближе к Бурсе, чем казалось раньше. Тридцать километров пути мы проехали минут за сорок. Ландшафт местности привычен для глаза – кругом горы, много зелени, временами автомобильная дорога выписывает почти такие же замысловатые серпантины, как дома, в родном Сочи.

Первым гостей встретил местный житель Хэкки Байдар. Он из рода Хараху, несколько лет возглавлял Хасэ Инегюля, работает советником мэра города. Двумя днями ранее Хэкки сопровождал нас от Стамбула до Бурсы, где мы ненадолго расстались, теперь пришло время новой встречи. Пока едем до офиса Хасэ, Хараху рассказывает о городе и его окрестностях.

– Приглядитесь внимательнее, и вы найдете в нем близкие и родные черты, – советует он. – Наш Инегюль обязательно вам кое-что напомнит…

Достаточно было проехать всего пару городских кварталов – и действительно сразу мелькнула мысль: да это Майкоп в миниатюре! Та же выверенность линий и геометрическая четкость улиц, такая же тихая и неспешная жизнь, радушные и открытые люди, даже в архитектуре много привычных черт. Близнецами два города назвать, конечно, трудно, но побратимами – вполне.

– В городе проживает около 170 тысяч человек, – продолжает рассказ Хэкки. – В пригороде расположены два небольших черкесских селения – Хаджикара и Фындыклы. Нас здесь не так много – порядка трех тысяч, но в данном случае главное не количество, а качество: адыгов здесь хорошо знают, уважают, дружбой с черкесами гордятся. Очень хорошие деловые и дружеские отношения складываются с руководством города. Мэр Алинур Акташ – этнический грузин – активно помогает во всех наших делах, вникает в проблемы, проявляет готовность содействовать в реализации совместных экономических проектов, инвестиционных программ и культурных акций. Он уже бывал в Адыгее, но хочет приехать еще – понравилось. Так же заинтересованно относится к развитию всесторонних связей с Краснодарским краем, Адыгеей, а также другими российскими регионами и губернатор вилайета Бурса Азиз Инджи.

Инегюль – действительно выгодный экономический партнер. В окрестностях города расположено несколько крупных минеральных источников, благодаря которым он пользуется широкой славой известной бальнеологической здравницы. Как уверяют местные специалисты, по своим природным возможностям Инегюль ничем не уступает знаменитому Горячему Ключу, а по уровню развития курортной инфраструктуры даже превосходит его. Еще одна общая параллель: турки называют курорт Ойлат, а местные черкесы – Псыфабэ («горячая вода»). Это, как известно, исконное адыгское название Горячего Ключа.

Главным направлением городской экономики является мебельное производство – Инегюль можно назвать мебельной столицей Турции. Этим, к слову, в пору существования крупного мебельного объединения «Дружба», некогда поставлявшего свою продукцию по всему Советскому Союзу и за рубеж, был знаменит и Майкоп. Но если мы в одночасье бездумно разрушили все, что имели, то наши географические соседи наоборот – постоянно наращивают. Цифры просто поразительные, вдумайтесь: если сегодня Турция производит порядка десяти процентов мирового объема мебели, то четыре процента из них приходится как раз на Инегюль!

И здесь нам есть чем гордиться: крупнейшими в городе промышленниками, занимающимися производством мебели, являются братья из рода Совмиз. Побывать на их фабрике на этот раз, к сожалению, не получилось – время было очень ограничено, поэтому пришлось довольствоваться чисто визуальным осмотром бизнес империи – она занимает целый квартал, масштабы просто огромные! Как рассказали нам, братья проявляют большой интерес к Адыгее, готовы вкладывать средства в республику, развивать бизнес, создавать совместные предприятия – одним словом, планов много, но с каждым потенциальным инвестором нужно работать очень серьезно и внимательно.

– Ежегодно в Инегюле проходит международный фольклорный фестиваль, собирающий коллективы из десятков стран мира, – рассказывает Хэкки Хараху. – В последние годы он не обходится без артистов из Адыгеи. В прошлом году сюда приезжали «Зори Майкопа», ставшие лауреатами, в нынешнем – хореографический коллектив «Нарт» Адыгейского государственного университета. Судя по тому, как встречают наши ансамбли, местные зрители очень любят черкесскую культуру!


Вопросов пока больше, чем ответов

Встреча в Хасэ ИнегюляНа просторной площади в центре Инегюля рядом с мечетью расположены… два офиса Хасэ. Между ними метров двадцать – небольшой проулок, но ощущение такое, что оба – из разных эпох. Над одним броская вывеска – «Северо-Кавказский культурный центр», над другим – «Центр черкесской адыгской культуры». Еще недавно они были единым целым, теперь – соседи. Это веяние последних лет – данный путь выбирают многие национальные черкесские организации в Турции.

… Небольшое помещение, оформленное в привычном стиле – турецкий и черкесский флаги, географическая карта Кавказа во всю стену, крупные фотографии «Нальмэса» и «Исламея», книжные полки, компьютер – сразу заполнилось людьми. Здесь председатель Хасэ Осман Мышэ (он возглавлял делегацию черкесской молодежи из Инегюля, приезжавшую нынешним летом в Адыгею и Сочи), старейшины Муса Чемсо и Ибрагим Негуч, активисты Форхат Чепсин, Исмаил Харух и Дыжан Тугуз (они тоже приезжали недавно в Причерноморскую Шапсугию). Веселой гурьбой собралась местная молодежь. Начали с привычной церемонии знакомства, затем перешли к предметному диалогу. Проблем, как и везде, много, вопросов – море. Главная тема – перспективы дальнейшего взаимодействия между черкесской общиной Инегюля и исторической родиной. Отдельный пункт – «студенческий»: как получить современное образование в вузах Адыгеи, Кабардино-Балкарии, Краснодарского края, каковы дальнейшие возможности трудоустройства и получения российского гражданства. Людей пугает отсутствие правдивой информации, проявляют обеспокоенность и родители – как будут обустроены дети, не возникнет ли серьезных проблем с их жизнью и учебой?

Старейшины Инегюля. Муса Чемсо и Ибрагим Негуч– Эти вопросы волнуют многих, в том числе и меня, – житель Бурсы Фиридун Паранук выполнял не только роль переводчика, но и активно участвовал в разговоре. – В следующем году сын будет поступать в университет, но не определился с местом учебы. Я хочу заранее лично приехать с ним в Майкоп, побывать в университетах, увидеть, в каких условиях живут студенты, с какими проблемами сталкиваются, как их решают. Тут все важно, поэтому необходимо подойти к делу крайне серьезно. Об этом говорят и другие родители – и их волнение вполне понятно.

– Мы не ставим перед собой каких-то глобальных задач, – подчеркнул, отвечая на вопросы соотечественников, Аскер Сохт. – У нас конкретная цель: подготовить реальную программу, которая бы включала самые важные направления сотрудничества – экономику, образование, культуру, молодежные проекты. Только в этом случае мы будем четко представлять общую картину – в чем нуждаетесь вы, и чем мы можем помочь. Кому-то нужны пособия для изучения адыгского языка, другим – практическая помощь в создании бизнеса или получении российского гражданства. В настоящий момент мы, например, плотно работаем над созданием учебника истории черкесского народа для адыгской диаспоры в Турции. Он написан известным ученым-историком Самиром Хотко. Осталось перевести книгу на турецкий язык и уладить некоторые формальности. Думаю, этот учебник станет важным подспорьем для всех, кто интересуется историей черкесов. До сих пор такого пособия – специально разработанного для диаспоры – еще не было.


Однофамилиц Джэма

Буквально через стенку с помещением Хасэ Инегюля расположен «16 канал». Частная телевизионная студия, единственная в городе, на местном уровне не замыкается, активно сотрудничает с крупнейшими государственными и коммерческими спутниковыми телеканалами Турции, так что аудитория у нее довольно обширная.

Хэкки Хараху и Осман Мышэ– Хозяин «16 канала» – наш давний друг, – говорит Хэкки Хараху. – Он – турок, но очень уважает черкесов, без него и его съемочных групп не обходится ни одно наше мероприятие. Пойдемте, Хасан пригласил нас на чашку чая.

На улице в руках юного Эргуна Чемсо величественно зазвучала адыгская гармонь. Хасан, вышедший нам навстречу, услышав знакомые звуки, чуть не пустился в пляс. После небольшой экскурсии по студии на столе рабочего кабинета владельца «16 канала» появляется чай, вода, соки.

– Благодаря Хэкки и его товарищам я часто бываю в вашем Хасэ, мне все интересно, да и сюжеты, связанные с жизнью черкесской диаспоры Инегюля, очень востребованы зрителем. Тем более, нас смотрят не только в городе, – подчеркнул Хасан. – Хочу приехать в Адыгею, познакомиться со своими коллегами, наладить сотрудничество. Думаю, такие контакты будут взаимовыгодными – мы можем наладить регулярный обмен телевизионными материалами.

Хасан Оздемир оказался однофамильцем Джэма Оздемира – депутата Европарламента от германской партии «зеленых». Отличает их одно: у «немца» – глубокие черкесские корни – он из рода Дзыбэ, но объединяет главное – оба широко пропагандируют черкесскую культуру. К слову, Джэм Дзыбэ, родившийся в Турции, – один из организаторов ежегодного Дня черкесов в Европарламенте, где у адыгов есть уникальная возможность показать всему миру свою этническую самобытность и громко заявить о своих проблемах.


Четыре брата

Осман Мышэ – человек далекий от политики. Всю жизнь он посвятил своему давнему увлечению – кулинарии. Страстью к хорошей кухне Осман «заразился» еще в юности, увлек этим и многочисленную родню. Лет пятнадцать назад вместе с братьями Индрисом, Юсуфом и Арифом он открыл в Инегюле первый ресторан. Дело пошло настолько успешно, что вскоре Мышэ открыли второй ресторан, затем третий. Сегодня они владельцы целой сети заведений общественного питания высокого уровня. Жители города ценят не только уют и комфорт этих ресторанов, но и великолепную кухню. Здесь каждый знает: такой кебаб, какой готовит Осман, вы не попробуете больше нигде в Турции.

Свой бизнес братья назвали просто «Дёртлер» – что на турецком значит «четыре брата». Семейное дело продолжает развиваться – сейчас в их команде трудятся дети, зятья, невестки, племянники – больше десятка человек.

– Побывав летом в Краснодаре, я специально обошел несколько местных заведений, которые позиционируют себя как рестораны турецкой кухни. На самом деле ни одно из них таковым не является – вывеска одна, – рассказывает Осман. – Знакомые, живущие и работающие здесь, выходцы из Бурсы и Инегюля, наперебой предлагают: открой свои фирменные рестораны в Краснодаре и Майкопе – отбоя от посетителей не будет. Поначалу я напрочь отказывался, а теперь думаю: почему бы и нет?

В Хасэ Осман пришел не так давно, сменив на этом посту Хэкки Хараху. На родном языке он, как и все его братья, говорит свободно, мыслит здраво и мудро. Мышэ, в первую очередь, бизнесмен, поэтому знает цену времени – не любит пустые разговоры и словопрения, у него все четко, конкретно: минимум слов – больше реальных практических действий. Этим он руководствуется и в жизни, и в бизнесе, и в общественной работе. А, может, именно такие люди сегодня и нужны нашему национальному движению?



Старые - новые знакомые

Дорога на родину предстояла долгой: Инегюль – Бурса – Стамбул – Краснодар – Сочи. До аэропорта Сабихи – более трехсот километров, оттуда самолетом до Пашковского, а там еще дальше на перекладных. Где-то на окраине Бурсы делаем короткую остановку. Хэкки Хараху ведет нас в большой торговый центр «Оздилек», обещая познакомить с интересными людьми. Пьем кофе в уютном кафе, ждем.

Джевад Берзег - второй слева и Абрек Биж - третий слева– Знакомьтесь: Джевад Берзег, – представляет Хэкки подошедшего к нам управляющего «Оздилека». – И это тоже наш парень – Абрек Биж.

Джевад по-адыгски практически не говорит, а вот молодой Биж изъясняет легко. Еще лучше он знает русский – несколько лет учился в Нальчике. Хотел остаться, но был вынужден вернуться в Турцию. Не так давно проходил стажировку в одной из крупных российских компаний, специализирующейся на организации сети заведений быстрого питания, работал в Москве и Казани. Я его точно уже где-то видел – лицо больно знакомое. Вскоре выясняется: прошедшим летом, объезжая вместе с «Нэфом» окрестности Бурсы, мы встречались в одном из здешних адыгских селений. Салам еще раз, Абрек!


Тернистая дорога домой

… Краснодар не принимал из-за густого тумана. Где-то над морем самолет неожиданно повернул обратно в Стамбул, предстояло коротать часов десять в аэропорту. «Убивали» время кто как мог: разговаривали, шутили, дремали, «наматывали» круги по зданию аэровокзала. Благо компания подобралась стоящая – особо скучать не пришлось. На следующий день уже в воздухе мысленно прокручивал события прошедших дней, раз за разом пересматривал одну из редчайших фотографий, которые удалось найти в Бурсе. Она была сделана в Константинополе ровно сто тридцать лет назад, в 1881 году, но важнее другое: в отличие от снимка, обнаруженного в Стамбуле, люди, изображенные на этом уникальном фото, известны поименно. Это все легендарные исторические личности: натухайский князь Карбатыр Заноко, его сподвижник Хаджи Хануко Салатчери, вождь псезуапсинских шапсугов Хаджи Тугуруг Заурбек, а также четыре брата из убыхского рода Шхапли, до Кавказской войны жившего в низовьях реки Шахе. У каждого из них была своя судьба, своя собственная дорога на чужбину. Вновь увидеть после долгой разлуки землю предков им так и не довелось, но снимок, возможно, последний при их жизни, все-таки вернулся на родину…

Анзор НИБО.
Сочи – Стамбул – Бурса – Инегюль – Сочи. 

диаспора турция


Комментарии / 0 из 0


    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.