Сирийские черкесы и проблема репатриации 0


Сирийский кризис, длящийся уже более года, обернулся для России, кроме всего прочего, новыми проблемами во взаимоотношениях с Северокавказским регионом. Наличие многотысячной черкесской диаспоры в Сирии — фактор, проявления которого следовало ожидать и который сработал в ходе сирийского кризиса. Сегодня активные боевые действия и столкновения происходят в местах традиционного проживания черкесов — Дамаске, Хомсе и Хаме. Уже сметены с лица земли десятки черкесских сел, и сотни их жителей нашли приют в лагерях беженцев в Иордании и Турции.

С конца 2011 г. сирийские черкесы неоднократно обращались к руководству Российской Федерации с просьбой о помощи в возвращении на историческую родину. Однако до сих пор ни внятного ответа, ни четкой позиции Москвы во взаимоотношениях с соотечественниками (не только с черкесами, но и с русскими, дагестанцами, чеченцами, осетинами) в условиях гражданской войны в Сирии не было и нет. Все это порождает новые линии напряжения в и без того непростых взаимоотношениях Москвы и Северного Кавказа. В республиках с черкесским компонентом в населении зреет явное и скрытое недовольство отсутствием официальной реакции, а в Турции, стране с самой большой (до 3 млн) черкесской диаспорой, прошли многотысячные митинги в поддержку репатриации сирийских соотечественников в Россию.

Сирийская проблематика как органичная составляющая черкесского вопроса, уже выведенного за рамки России решением парламента Грузии о признании геноцида черкесов, усиливает также звучание темы «черкесы и Олимпиада в Сочи».

В настоящее время черкесов в Сирии насчитывается, по разным данным, от 90 до 120 тыс., и расселены они в основном в Дамаске, Алеппо и Хомсе. Большие группы черкесов проживают также в городах Минбедж, Ракка, Хама, Новая Кунейтра и др. (точное определение численности сирийских черкесов затруднительно, так как этноним «черкес» охватывает не только собственно черкесов, но и потомков всех мухаджиров с Северного Кавказа, депортированных в ходе Кавказской войны в Османскую империю).

Традиционным занятием черкесов вплоть до последних лет была военная служба. Лояльность и преданность своему правительству и в период османского правления, и во времена французского мандата, и в годы независимости Сирии создала черкесам репутацию законопослушных сирийских граждан. Сегодня традиционная для черкесов офицерская карьера перестала быть приоритетом для поколения 20-40-летних; профессии врача, программиста и адвоката оказалась для них предпочтительнее. Эпоха «черкесов-генералов» в Сирии давно прошла, черкесы уже не являются исключительно военным классом, а их влияние в военной элите Сирии не сравнить с тем, каким они обладали еще двадцать лет назад. Аналитики указывают, что сейчас черкесы не занимают ни одного ключевого поста в силовых структурах и армии Башара Асада. Историк Анзор Кушхабиев, исследователь черкесской диаспоры Сирии, в одном из интервью интернет-изданию «Кавказский узел» сказал, что «к концу прошлого века в вооруженных силах страны было 30-35 действующих генералов-черкесов».

Северный Кавказ по-прежнему воспринимается черкесами Сирии как духовная родина, а идентичность молодых черкесов строится вокруг воспроизводства системы «Адыгэ Хабзэ», основного свода морально-нравственных и мотивационных установлений черкесов. Именно сирийские черкесы и в 1920-х, и в 1960-х годах, после захвата Израилем Голанских высот, направляли обращения в СССР с просьбой вернуться домой. В начале 1990-х годов сирийские черкесы активно работали в Международной черкесской ассоциации — первой легитимной организации, объединяющей черкесов России и диаспоры.

В нынешнем сирийском конфликте черкесы в целом занимают нейтральную позицию, открыто не поддерживая ни повстанцев, ни правительственные войска; среди них есть военные, представители среднего звена офицерского корпуса, которые верны присяге и поддерживают режим Асада, но есть и перешедшие на сторону оппозиции.

Известно, что к оппозиции перешел военный черкесского происхождения Уаил Мирза, ныне спикер Сирийского национального совета, главного органа повстанцев, а шейх Джавдат Саид (Джэудэт Сэхьид-Цей), черкес по происхождению, исламский ученый, имеющий репутацию «сирийского Ганди», открыто оппонировал Башару Асаду. Шейх Джэудэт Сэхьид, известный во всем исламском мире противник насилия, был одним из 20 подписавших открытое письмо, в котором выражена озабоченность насильственными мерами правительства Асада по отношению к гражданам Сирии.

С конца декабря 2011 г. сирийские черкесы стали обращаться к президенту России Дмитрию Медведеву и к руководителям республик, в которых черкесы являются титульной нацией (главе Адыгеи Аслану Тхакушинову, главе Кабардино-Балкарии Арсену Канокову и главе Карачаево-Черкесии Рашиду Темрезову), с просьбой помочь им вернуться на историческую родину в условиях, когда Сирия фактически оказалась на грани гражданской войны.

К настоящему моменту имеется уже семь таких обращений, которые подписали более тысячи человек. Комиссия Совета Федерации, работавшая в Дамаске в марте 2012 г., называет официальное число (200 семей) готовых переехать на историческую родину. Имена подписантов из соображений их безопасности не публикуются. Соответствующие списки были переданы на родину тайно — на людей, высказывающих репатриационные настроения, сирийские власти оказывают давление.

Содержание всех этих обращений примерно одинаково. В самом первом из них, подписанном в декабре 2011 г. 115 сирийскими черкесами, говорится: «В этот тяжелый для нашего народа час единственные, к кому мы можем обратиться с призывом о помощи и спасении, — это Российская Федерация, наши республики в составе России, наши братья и сестры на Северном Кавказе. Наше искреннее желание — это вернуться на землю предков, жить в мире и согласии с нашими братьями и сестрами на Северном Кавказе, в мире и согласии с народами России».

С конца декабря 2011 г. региональные органы власти в Адыгее и Кабардино-Балкарии, а также черкесские активисты, объединенные в координационный совет, сделали ряд принципиальных заявлений по поводу сирийских черкесов, обратились к президенту России, Государственной думе и Совету Федерации с просьбой об оказании содействия переселению соотечественников — адыгов (черкесов), проживающих в Сирии. К Дмитрию Медведеву с аналогичными письмами обратилась и общественная организация «Хасэ» черкесов Австралии, а в МИД России — Федерация черкесских культурных обществ Европы.

В обращении к президенту Медведеву черкесские активисты ссылаются на Конституцию России и федеральный закон «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом» от 24 мая 1999 г. № 99-ФЗ. Этот закон провозглашает одним из принципов государственной политики России «необходимость обеспечения гражданских, политических, социальных, экономических, культурных и иных прав и свобод соотечественников, а также их законных интересов в государствах проживания в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права», а целью государственной политики в отношении соотечественников — «оказание государственной поддержки соотечественникам, в том числе в обеспечении правовой защиты их интересов, а также условий, при которых они могли бы в качестве равноправных граждан жить в иностранных государствах или вернуться в Российскую Федерацию».

В Майкоп 24—25 января 2012 г. прибыла неофициальная делегация черкесов из Сирии для знакомства с возможностями трудоустройства и проживания в Адыгее в случае эвакуации туда их соплеменников. По одной версии, глава Адыгеи Аслан Тхакушинов уклонился от встречи с делегацией, переложив ответственность на чиновников более низкого уровня, по другой — сирийцы сами не заявляли о своем визите как об официальном и не ждали приема у главы республики. Пробыв несколько дней в Адыгее, пообщавшись с общественными деятелями и «косовскими» черкесами — жителями аула Мафэхабль, делегация направилась в Кабардино-Балкарию, где их принял глава республики Арсен Каноков.

Важной вехой в развитии сирийской темы стал съезд общественного движения «Адыгэ Хасэ» Адыгеи 11 февраля 2012 г. в Майкопе, фактически превратившийся в съезд черкесского народа. На съезде присутствовали делегаты от всех черкесских «Хасэ» России, представители властей Адыгеи. Основной доклад на съезде сделал Адам Богус, председатель общественного движения «Адыгэ Хасэ — Черкесский парламент». Он призвал вернуть черкесов Сирии на родину, а также заверил участников съезда, что, «оказавшись в нашем обществе, черкесы сирийской диаспоры смогут быстро адаптироваться, влиться в процессы общественной и государственной жизни, быть полезными народу России и российскому государству». Тема помощи сирийцам была поддержана Адыгейской республиканской общественной организацией греков «Арго», татарским культурно-просветительским обществом «Дуслык».

Наконец, проблема сирийских черкесов обсуждалась спикером Совета Федерации Валентиной Матвиенко на встрече с сенаторами от северокавказских республик. По итогам встречи делегация сенаторов от республик Северного Кавказа и представителей парламентов этих субъектов федерации вылетела в Дамаск и проработала в Сирии с 16 по 19 марта 2012 г. Делегацию возглавил сенатор от Кабардино-Балкарии Альберт Кажаров.

Выделю наиболее важные и принципиальные положения, зафиксированные в официально опубликованных выводах и рекомендациях делегации.

Политическая позиция черкесской общины в отношении Российской Федерации охарактеризована как пророссийская, черкесы Сирии поддерживают усилия России по недопущению иностранного вторжения в страну. В документе также содержится анализ положения черкесской общины Хомса. Тамошняя ситуация оценивается как гуманитарная катастрофа (утрата жилья, голод, отсутствие медицинской помощи), делегация зафиксировала также факты репрессий по отношению к черкесскому населению со стороны оппозиционных сил (угрозы, похищения, пытки, убийства).

Относительно возможной массовой эвакуации сирийских черкесов делегация отметила, что старшее поколение сирийских черкесов сдержанно отнеслось к идее эвакуации на Кавказ, тогда как молодежь эмоционально и решительно заявила о желании вернуться на родину.

В выводах и рекомендациях указывается, что основными препятствиями к реализации права на добровольное переселение в Россию представителей черкесской диаспоры Сирии являются «отсутствие в Республике Адыгея, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии региональных государственных программ по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом; сложность с оформлением виз в РФ в силу отнесения Сирии МИД РФ к категории миграционно-опасных стран; отсутствие сирийских паспортов у части черкесской диаспоры Сирии; высокие цены визовых платежей; крайне высокие консульские платежи при обмене паспортов гражданина РФ, получении гражданства РФ детьми смешанных семей, подтверждении гражданства РФ».

Делегация предложила инициировать обращения в Правительство РФ о включении Адыгеи, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии в Государственную программу по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом; поддержать инициативу указанных республик и обратиться в Правительство РФ с предложением открыть там центры по приему беженцев и вынужденных переселенцев; совместно с МИДом изучить предложение об отмене визовых платежей для соотечественников, проживающих в Сирии; обратиться с предложением проработать механизмы проведения экстренной гуманитарной эвакуации в Россию представителей черкесской диаспоры Сирии, оказавшихся в сложной гуманитарной ситуации и выразивших добровольное согласие на переселение.

Однако, несмотря на большое количество обращений в Москву и резонанс, который получила тема сирийских черкесов в европейской и американской прессе, официальной государственной реакции пока нет. Официальные аналитики пугают экспортом через сирийских черкесов исламского радикализма и даже духа «арабской весны» и ближневосточной нестабильности. Эта тема заслуживает специального анализа, но отмечу следующее: сирийские черкесы обладают иммунитетом против исламского радикализма, они на опыте 1980-х годов (когда силами черкесских генералов был подавлен мятеж «Братьев-мусульман» в Хаме) знают, к каким последствиям приводят проповеди возможности переустройства мира на пути вооруженного джихада. Наконец, «Адыгэ Хабзэ» адаптировал не противоречащие ему исламские нормы и сам по себе всегда был системой, сдерживающей религиозный радикализм. Последнее проявилось хотя бы в том, что в течение 1990-х годов, когда весь Кавказ стоял перед угрозой распада, сильный и неангажированный черкесский активизм не продуцировал ни одной идеи, направленной на разрушение государства. Сотни представителей черкесской диаспоры, живущих или получающих образование на родине, удержались от восприятия идей исламского радикализма даже тогда, когда под их влияние попали некоторые черкесы, родившиеся и выросшие на Кавказе.

В настоящее время в Кабардино-Балкарию и Адыгею приехали по трудовым и туристическим приглашениям более 400 сирийских черкесов. Все они добирались за свой счет или при помощи черкесских бизнесменов из России. Их размещением, питанием, предоставлением им медицинской помощи занимаются (организационно и в меньшей степени финансово) государственные структуры, такие как Комитет по делам национальностей, связям с соотечественниками и средствам массовой информации и Центр адаптации репатриантов в Адыгее. Основная нагрузка ложится на общественные организации — Международную черкесскую ассоциацию и общественную организацию «Пэрыт» в Кабардино-Балкарии. Практически все приглашения, по которым люди смогли выехать из охваченной войной Сирии, оформлены активистами «Пэрыта». Тема отмены или хотя бы снижения высоких визовых платежей, которую поднимали члены делегации Совета Федерации, работавшей в Дамаске 16—19 марта 2012 г., а также участники слушаний в Общественной палате России весной 2012 г., не получила развития. На фоне активности Украины и Армении, пославших несколько самолетов для эвакуации своих граждан и соотечественников из Сирии, красноречивое молчание Москвы (о котором известный политолог и журналист Авраам Шмулевич, занимающийся черкесской темой, сказал, что «это и есть позиция») только способствует появлению новых претензий.

Кабардино-Балкария, на которую легла основная тяжесть работы по приему «сирийцев», уже исчерпала свою квоту для приглашения иностранцев (именно в таком качестве — как иностранцы, но не как соотечественники — сирийские черкесы приезжают на историческую родину) по трудовым приглашениям, и сегодня поток беженцев, который усилился после окончания учебного года, перенаправляется в Адыгею, обладающую по сравнению с Кабардино-Балкарией гораздо более скромными финансовыми ресурсами. Людям, не получившим в течение трех месяцев разрешение на временное проживание, приходится выезжать из России (обычно они едут в Абхазию или Южную Осетию) и въезжать в нее вновь.

Чем может обернуться дальнейшее молчание Центра по поводу проблемы сирийских черкесов? Думаю, его последствия будут гораздо более далеко идущими, чем представляется на первый взгляд. Пока очевидно, что эта тема будет приобретать новые звучание и резонанс, в том числе и в черкесской диаспоре. Новые интернет-сообщества и общественные организации диаспоры, прежде всего в Турции (среди них выделяются «Патриоты Черкесии»), проявляют невиданную прежде активность в формировании смыслов черкесского вопроса и репатриации как главного вектора его развития. Если в 1980-е и даже в 1990-е годы взаимодействие черкесов России с сирийской диаспорой носило номинальный характер и к тому же осложнялось бюрократическими препонами, то сегодня Интернет сделал общение безграничным и стал одним из факторов, преодолевающих разрыв в коммуникациях между черкесами России и диаспоры. Facebook стал инструментом мобилизации черкесских активистов, а закрытые черкесские сообщества в этой сети — площадкой, где обсуждались организация, медиапродвижение и другие аспекты акций в поддержку репатриации сирийских черкесов в Турции и в Москве.

Еще год назад тема эвакуации сирийских черкесов, как ни цинично это звучит, давала Центру уникальный шанс для демонстрации широкого жеста и проявления доброй воли по отношению к соотечественникам, что привело бы к резкому снижению черкесской политической активности по поводу Олимпийских игр в Сочи. Сегодня, похоже, именно эта тема станет главным катализатором протестных настроений и обеспечит рост репутационных рисков для России. Можно обратить внимание на то, что призывы о возвращении сирийских черкесов на родину стали частью других протестных лозунгов американских черкесов (потомков именно тех сирийских черкесов с Голанских высот, которым было отказано в 1960-х годах в возвращении в СССР), организовавших антироссийские флешмобы во время Олимпиады в Лондоне. То, что подобных флешмобов до конца олимпийского 2014 г. будет немало, не подлежит сомнению.

Наима Нефляшева — старший научный сотрудник Центра цивилизационных и региональных исследований РАН.

© Московский центр Карнеги 

адыгеякабардарепатриациясирия



Комментарии (0)



    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Вход Зарегистрироваться