Сообщаем подробности0


Специальный репортаж "Шапсугии"

УНИКАЛЬНЫЙ ЗАПОВЕДНИК АДЫГСКОЙ КУЛЬТУРЫ
Каждый, кто хоть раз побывал в Кфар-Каме, неизбежно попадает под чарующую магию
ее исторического облика и поддается безграничному обаянию местных жителей
На вопрос, почему черкесы, почти полтора века назад вынужденные искать лучшей доли на чужбине, прошедшие долгими дорогами через Турцию и Балканский полуостров, решили поселиться именно в этих местах, где, кажется, ничто – ни окружающая природа, ни соседние народы – не напоминает об их исторической родине, сами жители Кфар-Камы отвечают по-разному. Одни видят в этом руку судьбы, некий фатализм, мол, иного было не дано. Другие – ищут ответ в исторической плоскости, где однозначных выводов, как известно, изначально быть не может. Вообще, здесь все густо замешано на столь разновеликих, но постоянно пересекающихся векторах – прошлом и настоящем, что делает пребывание в этом селении поистине незабываемым.

ИЗРАИЛЬСКИЙ ОШХОМАХО
Свечка минарета кфар-камовской мечети видна отовсюду. Первый же взгляд на черкесский аул, расположенный практически в самом сердце Земли Обетованной, невольно фокусируется именно на ней. Этому есть вполне логическое объяснение. Мечеть с ее неповторимой архитектурой является своего рода центром древнего исторического квартала Кфар-Камы, именно здесь в 1873 году стали селиться первые черкесы-мухаджиры с Кавказа. За прошедшие годы, невзирая на масштабные перемены в жизни местного населения, многое тут осталось нетронутым, сохранились явственные следы недавнего исторического прошлого, дух той трагической эпохи.
– Хочешь увидеть всю Кфар-Каму – поднимись на минарет, – советует мне пришедший незадолго до начала обеденного намаза, всегда обаятельно улыбающийся эфенди аула Юсуф Ачмиз. Он один из хранителей исторического квартала – и не только, естественно, по долгу своей службы. Оставаться в стороне от происходящего здесь – не принято. Даже местная молодежь и совсем маленькая ребятня, кажется, многое еще не смыслящая в жизни, чувствуют свою высокую ответственность за родной аул. – Обрати внимание вон на ту гору, может, она тебе что-нибудь напомнит…
С двадцатиметровой высоты Кфар-Кама открывает свои самые окраинные очертания. На этой живой карте селения мечеть выполняет функции не только исторического, но и географического центра – отсюда начинается несколько главных улиц, разбегающихся в разные стороны. Хорошо видна строящаяся школа, рядом с ней – культурный центр, стадион. Среди причудливо изогнутых улочек можно разглядеть дома первых поселенцев, давно ставшие достопримечательностями селения и выполняющие роль импровизированных этнографических музеев. Практически прямо у ног – здание муниципалитета, до него отсюда всего пара сотен метров. Смотрю на гору, возвышающуюся неподалеку от селения. В белесой дымке, окутавшей ее вершины, она действительно кажется до боли знакомой. Долго гадать не пришлось – неужели…Ошхомахо, почитающийся адыгами с незапамятных времен?! Конечно, это не более, чем просто аллегорическая картинка, всплывающая из подсознания, но некоторое сходство этой своеобразной израильской копии с величественным Эльбрусом, высочайшей точкой Европы, действительно будоражит воображение.
– Это Джейбль-Шейх, – скажет позже Юсуф. – Может быть, именно в этом и кроется ответ на твой вопрос, почему наши предки когда-то поселились именно здесь? Эта гора, решили они, будет им вечным напоминанием о безвозвратно покинутой родине…
Сама мечеть, построенная более века назад, выполняет роль не только культового сооружения. Многие годы здесь работает воскресная школа для детворы – больше сотни аульских мальчишек и девчонок изучают Коран и культурные традиции ислама. Причем, каких-либо проблем или малейших ограничений последователям мусульманства государство не только не чинит, но и оказывает им всемерное содействие.
– Интерес к Корану у детей очень высок, – рассказывает преподаватель школы Аргун Хутыз. – Да и взрослые не остаются в стороне от традиций ислама, хотя, как и все адыги, особо религиозными их назвать сложно.
В двух красочно оформленных комнатках, где отдельно друг от друга занимаются мальчики и девочки, пусто – летние каникулы как никак, но подростки, проезжающие мимо, обязательно заглядывают внутрь – просто поинтересоваться здоровьем наставника Хутыза и эфенди Ачмиза. Показательный факт, не правда ли?

ЧЕРКЕССКИЙ ЛЕС
Оказавшимся в тысячах километрах от покинутой родины адыгам, начавшим обустраиваться на территории нынешнего Израиля, но во второй половине 19 века принадлежавшей Османской империи, еще долго пришлось отстаивать свое право на существование. Частые набеги арабов требовали от переселенцев постоянной боевой готовности. Это наложило естественный отпечаток на расположение самого селения и образ жизни его обитателей. Аул появился на возвышенности, что давало определенные преимущества в его защите от врагов, и напоминал военный лагерь, занявший круговую оборону. Дома стояли плотно друг к другу, так что сигнал об опасности быстро облетал все селение, которое в одночасье превращалось в неприступную крепость.
С тех прошло немало времени. Изменился мир, иными стали и законы существования людей, реалии повседневной жизни. Хотя навыки самозащиты, взаимная поддержка и постоянная готовность дать отпор недругам, не утрачены адыгами и сегодня. Об этом как-то рассказал старейшина Кфар-Камы Нальчик Ачмиз, много лет возглавлявший местный муниципалитет.
– Лет двадцать-тридцать назад в селении неожиданно началась серия ночных краж, чего прежде никогда не бывало, – говорит он. – Остановить преступления не смогло даже вмешательство полиции. Тогда мы решили своими силами навести порядок в собственном доме. На средства муниципалитета было создано несколько мобильных групп из числа местной молодежи. По ночам они объезжали аул, занимаясь его охраной, проверяли документы у любого, кто встречался им на улицах, выясняли, с какой целью находятся здесь незнакомые люди. Вскоре кражи прекратились: соседи поняли, что связываться с черкесами – себе дороже. Сегодня обстановка у нас спокойная – мы даже дома не запираем на ключ.
Однажды от одного из жителей Кфар-Камы мне довелось услышать рассказ о трагической участи, постигшей адыгское селение Кирбет Черкасс, что значит "Черкесский лес". Этот аул с преимущественно шапсугским населением находился неподалеку от израильского городка Хадера. В начале 30-х годов прошлого столетия его почти полтысячи жителей оказались в эпицентре жесточайшей эпидемии малярии. В непростых условиях чужбины адыгов не спасла даже народная медицина, знавшая немало секретов борьбы с этой болезнью – сказался голод, буйствовавший здесь в те годы. Селение перестало существовать – несколько десятков выживших людей перебрались в Кфар-Каму и Риханию, приютившие соплеменников. На месте Черкесского Леса теперь можно увидеть только старое адыгское кладбище с несколькими сотнями полузаброшенных могил, обложенных камнями…

ЗДЕСЬ ЖИВУТ ЛЮДИ, КОТОРЫЕ СЕБЯ УВАЖАЮТ
За четыре дня, проведенные в Кфар-Каме, удалось побывать во многих местных семьях. Создавалось впечатление, что двери домов просто не закрываются – здесь принято ходить в гости друг к другу, подолгу общаться, поэтому к визитам односельчан и даже незнакомых людей, приехавших с исторической родины, тут привыкли давно. Традиционное адыгское радушие кфар-камовцев столь искренне, что мне ни разу не пришлось испытать знакомое в подобных случаях чувство некоторого дискомфорта пребывания в незнакомой обстановке.
Как внешне, так и внутри дома в ауле не похожи друг на друга. Тут не принято копировать уже привычные облики строений, каждый хозяин пытается найти и находит сугубо свой стиль в архитектуре и дизайне, поэтому в ходе визитов было интересно наблюдать за этим полетом фантазии и стремлением сельчан сделать свое жилище по-настоящему индивидуальным, красивым и комфортным.
Легкая прогулка по улицам Кфар-Камы убедила меня в том, что здесь живут люди, уважающие себя. Слово "чистота" в своем привычном смысле не передает всех оттенков ежедневного уклада жизни местного населения. Здесь СТЕРИЛЬНО чисто. Такое впечатление, что эти улочки и старые кварталы, дома столетней давности и современные каменные коттеджи, чистят щеткой и специальным моющим порошком. Ни разу не видел здесь окурка сигареты, фантика от конфеты, лежащих на земле, или, скажем, пустой пластиковой бутылки, небрежно оставленной где-то в стороне от посторонних глаз, что у нас давно стало, к сожалению, привычным явлением. Поразительно и другое: не довелось понаблюдать за тем, как удается поддерживать такую красоту, кто подметает здешние улицы, куда вывозят мусор, а может, здесь просто не сорят..?
И еще один немаловажный штрих, на мой взгляд, достаточно ярко характеризующий образ мышления и менталитет наших израильских собратьев. Они не только умеренно религиозны, что, безусловно, положительно влияет на их жизнедеятельность и общее мировоззрение, но и является важным механизмом сохранения своего этнического самосознания.
До ближайшего водоема – озера Кеннерет – от Кфар-Камы километров тридцать. На первый взгляд, рукой подать. Зона эта считается курортной, привлекает сюда отдыхающих из разных городов Израиля, но подобно тому, как редко удается сходить на пляж жителям черноморского региона, сами кфар-камовцы бывают тут не часто. Летом зной в Израиле столь нестерпим, что невольно задумываешься, как местным удается спасаться от этой жары?
– Мы эту проблему решили просто, – рассказал наш бысым Мухамет Наш. – Несколько лет назад в ауле построили водный комплекс с бассейном, кафе и большой благоустроенной территорией. Здесь действует установленный распорядок – в один день купаются только мужчины, в другой – женщины, в отдельных случаях вечерами на территории играются свадьбы, молодежные джэгу, народные праздники, собрания, концерты. Да что тут говорить – сами все увидите.
В первый же день приезда народного ансамбля "НЭФ" в Кфар-Каму хозяева устроили торжественный вечер. Собралось много молодежи, познакомиться с членами делегации из Адыгеи пришли самые уважаемые жители аула. Хозяин комплекса Юсуф Цушха, очень скромный и немногословный парень с искренней улыбкой, накрыл столы с угощениями. Официальная часть встречи была сведена к минимуму, трапеза тоже не заняла много времени, зато молодежное джэгу длилось почти до полуночи. Танцевали все – взрослые, подростки, совсем юные кфар-камовцы, по задору и эмоциональности, ничем не уступающие старшим.

"У НАС НЕ ПЬЮТ…"
Частые рабочие командировки кроме своих очевидных преимуществ – ярких впечатлений, интересных наблюдений, разнообразной познавательной информации, новых частных и деловых контактов, естественно, имеют и определенные издержки. Признаться, всегда нелегко выполнять представительские функции, особенно на торжественных банкетах и в ходе длительных неофициальных встреч, где нужно говорить тосты, поддерживать разговор, улыбаться, а когда дело до рюмки доходит, тут вообще начинается самое сложное – хоть вообще на фуршеты не ходи…
Кфар-Кама стала единственным местом, где дышалось по-настоящему свободно.
– Не обижайтесь, но я хочу сразу предупредить: у нас не принято употреблять спиртное, – мягко намекнул нам с Мугдином Чермитом по дороге к своему дому Мухамет Наш. – Отношение к алкоголю в нашем селении особое, его тут не признают, не пьют вообще…
Как легко стало на душе в этот момент! Только здесь, в Кфар-Каме, я увидел, что взрослые люди – мужчины зрелого возраста, умудренные годами старики и молодежь – вполне могут обходиться без спиртного, что обычное человеческое общение на разные темы, кстати, совсем далекие от скабрезности, присущей ограниченному парами алкоголя мышлению, может быть увлекательным и без дополнительного допинга, а свадьбы, вечеринки, народные и семейные праздники интересны сами по себе, а не благодаря выпитой бутылке…
Я совсем далек от мысли, что здесь живут одни аскеты и пуритане, намеренно ограничивающие себя в "маленьких" радостях, наоборот, кфар-камовцы ведут очень активный и насыщенный образ жизни. Просто духовные ценности и нравственные категории, которым можно посвятить свое существование на этой бренной земле, у людей бывают совсем иными, не зацикленными на спиртном…

"НАС СПАСЕТ ВЗАИМНОЕ ОБЩЕНИЕ…"
Объявленный сольный концерт "НЭФа" собрал на открытой площадке культурного центра Кфар-Камы, внешне напоминающем амфитеатр, более полутысячи зрителей. Увидеть коллектив из Адыгеи, в разные годы побывавший в Турции и Сирии, сюда приезжала и делегация из Рихании во главе с председателем местного Хасэ Мамдухом Гишем – через день нам предстояло отправиться в это селение и провести там еще три незабываемых дня.
В атмосферу этого праздника народной культуры, интерес к которому подогревал тот факт, что "НЭФ" стал первым самодеятельным коллективом с исторической родины выступавшем здесь, ранее в аул приезжали только прославленные "Нальмэс" и "Исламей", было решено привнести и сугубо местный колорит: открыл концерт танцевальный ансамбль Кфар-Камы под названием "Типсэ", исполнивший несколько хореографических композиций. С коллективом, основу которого составляют, главным образом, студенты, работает хореограф, дагестанец по происхождению, Владимир Азаев. Ансамбль самобытный, интересный, желания танцевать у его артистов хватает с лихвой. Но сами кфар-камовцы связывают будущее "Типсэ" с хореографом-черкесом, который смог бы "подтянуть" ансамбль, вывести его на качественно новый уровень, создать для него настоящую – адыгскую – народную программу. Предварительные переговоры на этот счет уже ведутся.
Затем на сцену вышли танцоры из Энема. Сказать, что их выступление, несмотря на вполне естественное волнение, было зажигательным – ничего не сказать. "НЭФ" выдал полуторачасовую программу с хореографией, исполнением старинных адыгских народных песен, чтением лучших поэтических стихотворений современных адыгских авторов. Вдохновенно пела и заслуженная артистка Адыгеи Сима Куйсокова.
– Нас, адыгов, разбросанных по всему миру, спасет только взаимное общение, – подчеркнул один из организаторов визита ансамбля "НЭФ" в Израиль Мухамет Наш. – Вы подарили нам настоящий праздник танца, музыки, культуры и искусства.
– Вы дали нам возможность вновь вспомнить о древних нартах, о том, насколько красива и многогранна древняя культура нашего народа, – отметил, обращаясь к юным танцорам "НЭФа", Мамдух Гиш. – Рихания с нетерпением ждет вас…
– Этот концерт, да и сам визит в Израиль, важен для нас по многим причинам, – считает основатель ансамбля "НЭФ", депутат Госсовета-Хасэ Республики Адыгея Мугдин Чермит. – Во-первых, это нужно нашим детям – они должны знать, поддерживать друг друга. Во-вторых, наша цель – привлечь внимание общественности к острейшей проблеме, волнующей адыгов всего мира – усугубляющемуся процессу ассимиляции и утере родного языка…
Концерт плавно перешел в молодежное джэгу участием артистов "НЭФа", "Типсэ" и многочисленных зрителей, завершившееся уже за полночь.

"У НАС НЕТ ПРОБЛЕМ…"
– Отношение к черкесам в Израиле подчеркнуто уважительное, – считает секретарь Хасэ Кфар-Камы Азми Тхаухо. – Селения растут, развиваются. Например, у муниципалитета Кфар-Камы с трехтысячным населением свой бюджет – 13 миллионов шекелей, что равняется приблизительно двум миллионам долларов. Главу местной администрации мы выбираем сами раз в четыре года. Есть школа, детский сад, культурный центр, стадион, этнографические музеи, развивается экскурсионный бизнес. Государством созданы великолепные условия для сохранения нашей этнической культуры, в первую очередь, родного языка. Без проблем, конечно, не обходится, но жаловаться не на что.
– Уже одно то, что у нас, в маленькой Кфар-Каме, в разные годы неоднократно бывали многие руководители страны, в том числе премьер-министры Израиля Ицхак Рабин, Эхуд Барак, Ицхак Шамир, Ариэль Шарон, Шимон Перес, Эхуд Ольмерт – говорит о реальном отношении властей страны к нам, – считает присоединившийся к разговору Мухамет Наш, полковник израильской армии в отставке.
Вспоминается основательное и эмоциональное выступление на Конгрессе Международной Черкесской Ассоциации, проходившем в мае прошлого года в Стамбуле, руководителя официальной делегации адыгов Израиля Нальчика Ачмиза. Старейшина Кфар-Камы говорил о современной жизни соотечественников на Земле Обетованной, о поддержке, оказываемой государством в самых разных сферах деятельности. Тогда запомнилась ударная фраза из его пламенной речи – "У нас нет проблем…". В ходе неформального разговора с Нальчиком, очень уважаемым в среде диаспоры и на исторической родине человеком, состоявшегося уже после заседания форума, удалось выяснить, что черкесов, проживающих в Израиле, волнуют те же проблемы, что и всех нас. Но в отличие от других соплеменников у них больше прав на оптимизм. И вот почему.
Адыгам Израиля удалось решить, пожалуй, главную национальную проблему – сохранения своей этнической самобытности. Здесь, на чужбине, они создали все благоприятные условия для широкого вовлечения детей и молодежи в родную культуру, что делает Кфар-Каму и Риханию совершенно уникальным заповедником адыгской культуры. Трудно поверить, но в этих аулах на народном языке говорят практически все – от малых детей, только осваивающих устную речь, до стариков! На чистом адыгском языке без каких-либо "примесей" свободно разговаривают все и везде, как дома, так и на улице. В понимании наших израильских соотечественников именно этот фактор – степень владения родным словом – является определяющим показателем истинного адыгства. И ни что иное. Бывая среди взрослых жителей Кфар-Камы, наблюдая за игрой детей на улицах, прислушиваясь к веселому общению молодежи, раз за разом невольно сравнивал увиденное с тем, что ныне имеем мы, живущие на родине предков. Сравнение далеко не в нашу пользу…

(продолжение следует).

Анзор НИБО.
Сочи – Краснодар – Тель-Авив – Кфар-Кама – Сочи.


эфенди Юсуф Ачмиз.


"НЭФ" перед концертом.


дорожные указатели в Кфар-Каме.


дом Мухамета Наш.


старинные улочки Кфар-Камы.


зрители концерта.


на въезде в Кфар-Каму.


старинные улочки Кфар-Камы.


старинные улочки Кфар-Камы.


танцует "Типсэ" 

Комментарии / 0 из 0


    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.