Блеск и нищета восточной империи 0


Даже популярные во всем мире объекты туристической индустрии
вынуждены искать новые формы привлечения посетителей и идти в ногу со временем.

Расхожее выражение "хорошо там, где нас нет" при серьезном подходе к предмету разговора может стать лучшим стимулом для собственного развития. Мало ведь просто восторгаться увиденным на чужбине – сколько слово "халва" не повторяй, во рту слаще не станет, хочется и жить лучше, чем сегодня, и научиться строить будущее собственными руками. А для этого необходимо не так уж и много – внимательно наблюдать, делать правильные выводы, видеть перспективу и, это непременное условие, работать, работать и работать…
Корреспондент газеты "Шапсугия", побывавший в ряде зарубежных центрах массового туризма, убедился, что главным двигателем развития служит высочайший уровень конкуренции на этом рынке, а делать деньги тут научились буквально на всем.


ФИАСКО НАПОЛЕОНА

Север Израиля. На въезде в небольшой курортный городок Акко, расположенный на берегу Средиземного моря, высится внушительный курган. На вершине рукотворной возвышенности установлена скульптура Наполеона. Город, насчитывающий, как утверждают здесь, порядка пяти тысяч лет, успешно пережил набеги варваров, кочевников, бедуинов, крестоносцев, мамлюков. Выстоял он и перед победоносной армией прославленного французского императора, нацелившегося на арабский восток. Более полугода войска Бонапарта с моря и суши тщетно штурмовали поселение, обнесенное высокими крепостными стенами, ставшее неприступным бастионом на пути грозных завоевателей. Местные гордо рассказывают быль, честно говоря, больше походящую на легенду – "заманиловку" для многочисленных гостей: якобы, сам Наполеон, пораженный героизмом жителей Акко, специально прибыл сюда, чтобы собственными глазами взглянуть на непокорный город. В знак уважения к достойному противнику, он приказал каждому своему солдату взять по пригоршне земли и высыпать в одном месте – таким образом, утверждают хозяева, и появился этот курган, символизирующий беспомощность громадной армии, к тому моменту завоевавшей практически всю Европу, перед славными защитниками города. Сам Наполеон, якобы, взобравшись на вершину холма, долго задумчиво неприятельскую крепость.

Курган Бонапарта давно стал главной здешней достопримечательностью. Ежегодно миллионы зарубежных туристов приезжают в Акко, вся инфраструктура которого, естественно, "завязана" на курортной и туристической отраслях.

Здесь все дышит историей – крепостные стены, архитектура построек, городские улицы, вобравшие в себя яркий колорит минувших эпох и цивилизаций. Даже рынки, кафе и рестораны, в которых всегда многолюдно, расположены в самых знаковых и интересных местах, тоже, естественно, чтобы привлечь больше посетителей. Все это богатство, находящееся под защитой государства, успешно кормит многонациональное местное население, приносит весомые доходы и в казну страны, одним словом, на туристах тут не зарабатывает только ленивый. Услуги экскурсовода, в том числе русскоязычного, стоят в среднем 30 шекелей (порядка 800 российских рублей), такси обходится почти в столько же, сувениры и буклеты – на любой вкус и кошелек. За чашку кофе в ресторанчике с видом на море придется заплатить почти полсотни наших рублей, неплохо пообедать можно и за триста целковых, кормят здесь вкусно и сыто, отдавая предпочтение морепродуктам.

Прогулка по Акко, чем-то напоминает путешествие в Иерусалим – у них много общего, особенно в архитектуре: современная часть города развивается вокруг исторических кварталов, которые причудливо переходят один в другой. Сопровождавший группу из России житель селения Рихания Шаукий Хунэ, не один год работающий в туристической сфере, неспешно вел нас через эти своеобразные порталы времени, рассказывая о прошлом и настоящем жемчужины израильского Средиземноморья. Спустя час мы оказались в местном порту – в живописном заливе видны сотни катеров, яхт и суденышек, мерно покачивающихся на волнах. Часть из них задействована в промысловой добыче рыбы, остальные ориентированы сугубо на туристов. Шаукий предложил нам посмотреть на город со стороны моря, пообещав немало приятных впечатлений.

Многочисленные прогулочные катера, подобные тем, что есть и в Сочи, выполняют здесь роль своеобразных морских такси: заплатил – катайся на здоровье. Никаких тебе привычных томительных ожиданий – "пока все билеты не продадут", никаких тебе иных проблем и забот. Расценки на этот вид услуг, считает наш гид, довольно приемлемые, но оставляет их в тайне, чтобы ничем не побеспокоить гостей. Наблюдая за тем, как десятки быстроходных посудин с пассажирами снуют вдоль побережья Акко, убеждаемся, что это дело тут действительно выгодное и поставлено на широкую ногу. А почему у нас так нельзя?

Не успел еще наш катер выйти из бухты в открытое море, как из рубки показалась довольная физиономия юного помощника капитана.

– Инглиш? Дойч? Руссо? – весело выпалил он.

Получив ответ на свой вопрос, парнишка мгновенно исчез. Вскоре из динамиков раздались привычные до боли звуки. Стоило ехать за тридевять земель, подумалось в тот момент, чтобы услышать здесь, на просторах Средиземноморья, мелодии и ритмы российской эстрады, порядком поднадоевшие на родине?! Молодежь же, недолго думая, весело пустилась в пляс.

– Капитан говорит, что такую услугу для туристов пока предлагают только на его катере, – говорит Шаукий, разговорившийся с хозяином судна. – Многим это нравится, поэтому гостей у него всегда хватает. Тут вообще каждый старается постоянно придумывать что-нибудь новое, чем можно было бы завлечь клиентов – конкуренция диктует свои законы, а бизнес любит творческий подход к делу…

В СЕРДЦЕ БАХАЙСКОЙ РЕЛИГИИ

– Побывать в Израиле и не увидеть Хайфу – это непростительно?! – житель селения Кфар-Кама Мухамет Ачмиз пообещал показать все достопримечательности главного портового города страны, убежденно считая, что турист из России просто обязан хотя бы раз побывать здесь. Хайфу наш сопровождающий знает великолепно – он много лет возглавлял местное полицейское управление.

Проезжаем современные кварталы, любуемся живописным пейзажем за окном – море, пляжи, песок, развитая зеленая зона, примечательные по своей архитектуре дома, просторные улицы, веселые и довольные люди. Со смотровой площадки город просматривается великолепно: видны изогнутое побережье, промышленный порт, жилые кварталы, высотки отелей, парки и скверы.

– Хайфа – единственный город, где есть подземная канатная дорога, связывающая верхнюю часть города с нижней, – рассказывает Ачмиз. – Есть здесь и свой фуникулер, который пользуется большой популярностью у туристов. И еще один удивительный факт: общественный транспорт работает тут только по субботам, в священный для иудеев день.

Хайфа считается самым русским городом Израиля. Говорят, каждый четвертый местный житель – родом из бывшего Советского Союза, поэтому привычная речь звучит отовсюду. Магазины, кафе, рестораны, развлекательные центры легко доступны в силу умеренности цен и отсутствия всяческих проблем с языком. Но город известен все же не этим – тут расположен знаменитый мировой центр бахайской религии, считающийся восьмым чудом Света. На строительство великолепного по красоте архитектурного комплекса, состоящего из разного рода строений и девятнадцати террас, плавно спускающихся вниз с вершины горы Кармель, было потрачено около 250 миллионов долларов. В центре всего этого великолепия, поражающего продуманностью линий, законченностью форм и обилием разнообразной зелени, привезенной сюда со всех континентов, расположен храм с золотым куполом, куда съезжаются последователи бахайской веры со всего мира, а их ныне уже более пяти миллионов в 232 странах. Останки одного из ее основателей, по имени Баб, покоятся в здешней усыпальнице. Дворец великолепен особенно ночью, благодаря уникальному освещению.
– Попасть сюда туристу совсем непросто, – рассказывает наш сопровождающий. – Наплыв паломников и гостей из-за рубежа в последние годы был столь внушительным, что под угрозой оказалась вся экосистема комплекса, а сохранению хрупкого равновесия духовного мира человека с гармонией природы бахаи уделяют первостепенное значение. Выход подсказало бурное развитие современных информационных технологий. Теперь здесь установлен такой порядок: чтобы получить право осмотреть эти достопримечательности, нужно заранее отправить sms-сообщение с указанием своих сведений на указанный в рекламных проспектах телефон. День и точное время посещения вам сообщат в ответном sms, остается только купить входной билет. Это позволяет регулировать численность посетителей и не перегружать комплекс. Ни при каких иных условиях подняться по террасам вверх не удастся…

Запретный плод, как известно, слаще многократно. Теперь редкий турист уезжает из Израиля, не побывав предварительно в этом райском уголке, так что с точки зрения менеджмента предпринятый ход оказался максимально эффективным. А может именно на это и рассчитывали хитроумные бахаи?

Для гостей из России, не позаботившихся заранее о получении разрешения на посещение комплекса, бдительные охранники сделали лишь минимальное исключение, дав возможность побывать только на первом уровне из девятнадцати, у нижних фонтанов. Здесь тоже есть много интересного, но на остальное великолепие оставалось лишь смотреть издалека…


ВЧЕРА И СЕГОДНЯ ДРЕВНЕГО ДЖЕРАША

Ближневосточная Иордания располагает двумя экскурсионными объектами мирового уровня. Помимо знаменитой Петры, признанной недавно одной из семи чудес Света, центром массового туризма является Джераш, расположенный в сорока пяти километрах от столицы Хашимитского Королевства – Аммана. Каменный античный город, появившийся здесь более двух с половиной тысяч лет назад, во времена Александра Македонского был полностью разрушен, разделив трагическую судьбу печально знаменитой Помпеи. В отличие от итальянского селения у подножия Везувия, погребенного под раскаленной лавой вулкана, Джераш накрыл обильный селевой поток, вызванный сильнейшими землетрясениями. Этим он и заслужил свое второе название – "Восточной Помпеи".

После гибели города эта местность долгое время была безжизненной. Только в конце 19 века в окрестностях Джераша обосновались около четырехсот черкесских семей, переселившихся сюда с Кавказа. Вскоре здесь появились начальная школа, где местные дети обучались основам письма, арабскому и турецкому языкам, небольшая мечеть, а также рынок и несколько торговых лавок. На новом месте, в тысячах километров от исторической родины, адыги старательно воссоздавали привычные для себя виды хозяйствования и налаживали традиционный уклад жизни. "Живут черкесы в очень чистых кирпичных домах, содержимых в полном порядке, – писал в своей книге "Путешествие в Заиорданье", русский путешественник С.Кобеин, побывавший здесь в 1896 году. – Земля вокруг Джераша очень камениста, но черкесы очень прилежно ее разрабатывают, вырубают леса и большие бревна на своих телегах вывозят в соседний безлесный Хоран, где за него получают хорошие деньги".

Постепенно к черкесским селениям, развивавшимся быстрыми темпами, но жившим изолированно от аборигенов, османские власти стали присоединять соседние населенные пункты с бедуинским и арабским населением, формируя единый административный округ. Руководство территорией доверялось самым уважаемым и авторитетным людям из числа адыгов, наиболее серьезные вопросы решались на народных собраниях – Хасэ, куда избирались представители от каждого селения. "Старшиною как в Джераше, так и над кочующим вблизи бедуинским племенем бени-хасан – черкес Абдул Хамид-бей, очень милый и любезный человек", – вспоминает в своей книге тот же С.Кобеин.

После посещения Джераша весной 1924 года путешественница из Великобритании Эрскин Стенарт отмечала, что черкесы трудолюбивы, честны, гостеприимны, а их внешность и этнический характер заметно отличаются от арабских.

В течение длительного периода времени черкесским переселенцам приходилось отстаивать свои новые земли от притязаний соседей – друзов, бедуинов и феллахов. Споры из-за земли были затяжными, часто перерастали в вооруженные конфликты, по своим масштабам вполне сопоставимыми с настоящими боевыми сражениями, становились причиной кровной мести, затягивавшейся на долгие десятилетия. Часто в этих противостояниях власти поддерживали именно черкесов, которые никогда не шли на захват чужих территорий, но умело и мужественно защищали свою, подтвердил славу доблестных воинов. Спустя время именно этот факт стал поводом для более широкой мобилизации местных адыгов на военную государственную службу.

Несмотря на существующие сложности и проблемы Джераш рос, развивался, постепенно превратившись в город средних размеров. В 20-е годы прошлого столетия здесь начались первые археологические раскопки. Постепенно под слоем земли, песка и камней ученые обнаружили два античные амфитеатра, религиозные храмы, римские бани, ипподром, башни, площади, фонтаны и несколько кварталов. Работы продолжаются и по сей день, поэтому туристы могут воочию наблюдать за процессом возрождения погребенного города – этим, кстати, и пользуются здесь, умело подогревая интерес к объекту, ныне раскручиваемому во всем мире. Каждый год Джераш заметно меняется, открывая людям свои новые тайны, а это лучшая реклама для любознательных путешественников.

Сегодня в Джераше проживает всего около трехсот адыгских семей – полторы тысячи человек. Еще пятнадцать-двадцать лет назад их было как минимум в три раза больше. В связи с конфликтами на Ближнем Востоке в Иорданию хлынули массовые потоки беженцев. Часть из них осела в Джераше. Да и набиравший обороты процесс урбанизации поставил местных черкесов перед фактом: жизненного пространства тут оставалось все меньше и меньше, что заставило их уезжать в более благополучные места. Теперь Джераш, население которого насчитывает почти 20 тысяч, считается преимущество арабским и мало чем отличается от других городов Иордании.

"СЫНОВЬЯ" ОСТАПА БЕНДЕРА

Жители современного Джераша "кормятся" только за счет приезжающих туристов – торговля тут развита значительно лучше прочих видов жизнедеятельности. О предприимчивости местного люда хотят настоящие легенды – тут умудряются продавать практически все. Даже песок под ногами…

В прошлом году один мой знакомый вернулся с Домбая. Не будучи любителем сувениров, он все же привез с собой одну любопытную вещицу – обычную с вида пластиковую бутылку из-под минеральной воды. На этикетке гордо значилось: "Горный воздух". Туристам, трепетно восхищающимся красотами природы, ушлые местные торговцы, как бы в шутку, но на полном серьезе, объясняют: вот приедешь в свою загазованную всякой ерундой Москву (Питер, Ростов, Магадан и т.д.), зайдешь в квартиру, откроешь нашу бутылочку и сможешь полной грудью дышать чистейшим воздухом с Домбая! Стоит это удовольствие что-то около пятидесяти рублей. Мелочь, на первый взгляд, но дело Остапа Бендера живет и процветает! Многие из покупателей приобретают это чудо изобретательности, тихо посмеиваясь в усы, как некий безобидный сувенир. Точно так же гордо рассудили и мы с приятелем, мол, только у нас в России так умеют. В Джераше я убедился, что свои "сыновья" великого комбинатора здравствуют и здесь. На небольшом рынке, расположенном у самого входа в каменный город – через него туда и обратно обязательно проходят все туристы – можно купить практически все. Самый ходовой сувенир… изогнутые стеклянные бутылочки с обычным песком. По желанию клиента внутрь закладывается этикетка с указанием его фамилии, имени и даты посещения Джераша – тут тебе и память на всю жизнь, и песочек в довесок. Стоит это удовольствие что-то около 3-5 динаров (почти сто наших рубликов) в зависимости от объема тары. Вот уж воистину: не закончился бы песок под ногами, а "лопухи", падкие на диковинки, всегда найдутся…

"АДЫГЭ ХАСЭ" ДЖЕРАША
Приезд ансамбля "НЭФ" и корреспондента газеты "Шапсугия" в Джераш состоялся накануне ответственного выступления в Аммане. Перед этим мы уже успели побывать в знаменитой Петре, поэтому некоторое представление о стране, где проживает достаточно большая черкесская диаспора, уже имели. И здесь, в Джераше, нас ждали новые интересные встречи. Особенно полезной в плане знакомства с повседневной жизнью соотечественников обещала стать встреча с активистами местного Хасэ.
– Ваш приезд – важное событие для нас, – сказал, обращаясь к соотечественникам с исторической родины, лидер Хасэ Али Шоген. Как и большинство черкесов Джераша, он говорит на кабардинском диалекте с легким, еле уловимым акцентом. – Не часто нам, к сожалению, выпадает возможность для общения с собратьями, живущими на земле предков, а это придает нам силы, вдохновляет на дальнейшую работу.
В Хасэ Джераша порядка 400 человек. Все активнее в процессе участвует молодежь, рассказывает Али. Главная задача, стоящая перед организацией, входящей в Центральное Адыгэ Хасэ Иордании, предельна ясна – сохранение этнической самобытности представителей диаспоры, популяризация среди населения родного языка и культуры. В этой области проблем немало, считает он, на адыгском в Джераше теперь говорят очень и очень немногие…

Шоген, на правах хозяина, знакомит нас со своими земляками и коллегами по Хасэ – Кайсамом Дышеч, Халидом Довжоко, Нарзаном Быж, Мазиром Хацуко, Мухамедхяром Тугужуко и представителями местной черкесской молодежи. Позже Тугужуко, кстати, работающий гидом в одной из экскурсионных фирм Джераша, и повел нас по каменным лабиринтам "Восточной Помпеи", попутно эмоционально рассказывая о прошлом и настоящем родного города.

– Главным культурным событием в Иордании на протяжении многих последних лет становится традиционный фестиваль искусств, проходящий здесь в конце августа, – говорит Мухамедхяр, показывая нам издалека величественный античный амфитеатр с многочисленными каменными ярусами для публики, на просторной арене которого выступают артисты со всей страны. Это яркое музыкальное действо, по словам нашего сопровождающего, собирает более восьми тысяч зрителей. – Один из десяти дней фестиваля целиком посвящается черкесской культуре. Поверьте, тут есть на что посмотреть!

Попасть на фестиваль нам было, к сожалению, не суждено – до него оставалось около недели, нам же нужно было уезжать уже через пару дней, но о том, как он прошел позже сообщили наши иорданские друзья. Более шестидесяти (!) автобусов со зрителями из числа черкесской диаспоры были отправлены сюда Центральным Адыгэ Хасэ Иордании только из Аммана! Достойно представили адыгскую народную культуру и артисты хореографического ансамбля "Аль-Джил аль-Джадид", а также сольные исполнители – более двух часов здесь звучала черкесская музыка и песни, шло молодежное танцевальное джэгу, за которыми наблюдали туристы со всего мира.

Анзор НИБО.
Сочи – Акко – Хайфа – Джераш – Сочи.


израильский городок Акко.


архитектурный комплекс бахайской религии в Хайфе.


главные ворота древнего Джераша.


ансамбль "НЭФ" и представители черкесской диаспоры Иордании в Джераше.


улица Джераша.


встреча с активистами Хасэ Джераша.


черкесы Джераша 


Комментарии (0)



    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Вход Зарегистрироваться