Во имя духовного единства 0


Черкесская диаспора в Германии обладает большим экономическим, научным и культурным потенциалом. Несомненный интерес в этом плане представляет адыгское землячество в Кельне

Термин «черкесское зарубежье» давно и прочно вошел в научную и исследовательскую литературу. За более чем полутора вековую историю махаджирства адыги, оказавшиеся на чужбине и разбросанные по всему миру, не только сохранили самобытные элементы этнического наследия своих предков, но и создали совершенно уникальный пласт субкультуры – яркий, многогранный и неисчерпаемый. Для исследователей – он представляет собой «неподнятую» целину – работы тут непочатый край. Казалось бы, сколько уже написано на эту тему, а «белых пятен», связанных с наиболее интересными периодами жизни диаспоры, все еще остается немало. Именно поэтому любая новая возможность побывать в среде наших зарубежных собратьев – великолепный шанс воочию увидеть все это изнутри, постараться понять, прочувствовать, что же представляет собой знаменитый адыгский дух, благодаря которому многострадальный народ, насильно расчлененный на части, вопреки всему, продолжает жить, развиваться, неудержимо стремится к духовному единству.


ЧАСТИЦА ДУШИ «НЭФА» ОСТАЛАСЬ В БЕРЛИНЕ

Берлин остался позади. На центральном железнодорожном вокзале столицы Германии делегацию из Адыгеи, направлявшуюся дальше вглубь страны, провожали активисты местного «Адыгэ Хасэ». Народу на перроне собралось немало. Двух дней, а именно столько хореографический ансамбль «Нэф» провел в городе, было вполне достаточно, чтобы люди, до этого не знавшие друг друга, срослись душами крепко-накрепко – даже у мужчин, не склонных к сентиментальности, при мысли о скором расставании слезы наворачивались на глаза. До прибытия скоростного состава «Евростар» еще было время, поэтому волнительное прощание затягивалось – фото на память, обмен адресами и номерами телефонов, цветы, подарки, стремление сказать друг другу все, что не удалось за мгновенно пролетевшие сутки. Дети, конечно, плакали. Это естественная реакция проснувшегося в неокрепших душах этнического самосознания – «мы здесь, а они там», «мы на исторической родине, а они на чужбине», «мы уезжаем – они остаются». Так было везде, куда приезжали юные артисты из Энема – в Сирии, Турции, Израиле, Иордании. В этом и заключается их главная миссия – духовно сплотить свой народ, постараться склеить в общее целое частички некогда единого этноса.

ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ БЕРЛИНА В КЕЛЬН

Нас ждал Кельн. Три дня в городе, давшем миру «кельнскую воду» – ныне широко известную в обиходе под привычным названием «одеколон» и прославленное пиво «Кельш», знакомство с уникальными архитектурными памятниками и средневековыми красотами обещали новые неизгладимые впечатления. Для любого журналиста рабочая командировка в европейскую страну – настоящий подарок, тут, как говорится, есть «где развернуться» – поток информации неисчерпаем, разнообразных тем – «громадье», только успевай записывать. Для корреспондента «Шапсугии», активно изучающего жизнь адыгской диаспоры за рубежом, нынешняя поездка стала, безусловно, особенной – чего тут говорить, оттого и чувства были обострены до предела.

Два часа поездки на скоростном составе пролетели незаметно. Комфорт по-европейски максимальный. За окнами – очаровательные пейзажи провинциальной Германии: небольшие городки, сотни фермерских хозяйств и деревушек, разбросанные среди ухоженных полей и пастбищ. Причудливый горный пейзаж, пусть и заметно отличающийся от привычных картин родной Шапсугии, все равно радовал душу горца, есть во всем этом какое-то совершенно особое очарование.

Заранее мысленно готовлюсь к приезду в Кельн – вспоминаю, что здесь можно посмотреть, с кем повстречаться в первую очередь: не упустить бы самое интересное. В поездке нас сопровождает Фехми Дзыбэ из Франкфурта. Он давний знакомый основателя «Нэфа» Мугдина Чермита, поэтому с гордостью взял на себя непростую функцию гида и переводчика. Фехми, чрезвычайно скромный и немногословный человек, на поверку оказался очень многогранной личностью – ученый-политолог, работает над докторской диссертацией, активист Хасэ, помимо родного адыгского свободно владеет еще тремя языками – английским, немецким и турецким. На концерте «Нэфа» в Берлине Фехми радовался, как ребенок, словно он сам выступал на сцене «Русского дома», старался во всем угодить гостям, одним словом, проявил лучшие черты традиционного адыгства. Пусть Всевышний вознаградит его за труды!

ЗВЕЗДЫ, РАССЫПАННЫЕ ПО ЗЕМЛЕ

Сегодня черкесская диаспора в Германии насчитывает почти тридцать тысяч человек. Адыги и абхазы главным образом выходцы из Турции, компактно проживают в Берлине, Кельне, Гамбурге, Бремене, Мюнхене, Манхайме, Франкфурте, Вуппертале, Дортмунде, Дюссельдорфе и их окрестностях.

Самая первая национальная общественная организация черкесов появилась в ФРГ пятьдесят пять лет назад – летом 1953 года в Мюнхене начал свою деятельность «Черкесский комитет за границей», занимавшийся просветительско-культурными задачами. Пятнадцать лет спустя здесь же была учреждена первая в Западной Германии Адыгэ Хасэ. В 1973 году свое землячество создали адыги, проживающие в Кельне. Вслед за этим Хасэ появилось в городке Швельм, а позже и в других областях страны.

Сегодня Адыгэ Хасэ, выполняющие роль образовательно-культурных центров, действуют в семи городах объединенной Германии. Хасэ Берлина возглавляет Фехби Кумук. Фарук Псебланэ – председатель Хасэ Кельна. Лидером наших соотечественников в Мюнхене является Хусни Кардан. Хасэ Ганновера руководит Фарук Цей. Его коллеги Ильхан Оздемир и Юсуф Мукка возглавляют организации в Гамбурге и Вуппертале. Все адыгские Хасэ Германии входят в Федерацию черкесов Европы, президентом которой вот уже много лет является уважаемый старейшина Ихсан Салех Сташ. Он же руководит и Хасэ Бремена.

В разные годы и с разным успехом активисты черкесского общественного движения в Германии издавали газеты, журналы, научно-популярную литературу, в том числе на адыгском языке, создавали курсы по изучению родной словесности и фольклора, а также народных танцев и обрядов, хотя главная их задача заключается в организации разного рода культурных мероприятий с привлечением большого числа соотечественников.

Это лишь некоторые штрихи из истории. Так было в прежние годы, а чем живет наша диаспора сегодня?

ПЕШКОМ ПО КЕЛЬНУ

«Евростар», легко преодолевший более двухсот километров, разделяющие столицу Германии с Кельном, только приближался к конечному пункту нашего путешествия, а дыхание старинного города уже ощущалось даже в мельчайших деталях. Когда же на фоне крупного мегаполиса появились величественные шпили знаменитого Кельнского кафедрального собора, к которому вплотную примыкает площадь железнодорожного вокзала, стало ясно: мы на месте.

Знакомство с хозяевами – активистами Хасэ и представителями адыгской молодежи Кельна – оказалось недолгим. На этот день было запланировано сразу несколько мероприятий – времени в обрез, церемонии решили отложить на потом, так что общаться пришлось уже по ходу дела. Маршрут пролегал по самым живописным местам. Колорит города непередаваем – своеобразная архитектура, впитавшая в себя яркие элементы романского стиля и барокко, узкие улочки, десятки маленьких кафе и ресторанов, живописные кирхи, цветовые фонтаны, зеленые парки и скверы –Кельн великолепен в любое время года.

За час от Кельнского Собора мы неторопливо пешком дошли до Гогенцоллеринг – самого фешенебельного квартала города. Председатель Хасэ Фарук Псебланэ и весельчак Айкут Джанчат, своей величественной фигурой напоминающий добродушного медведя, сразу заинтриговали нас обещанием показать «нечто интересное». Айкут, шедший впереди делегации, был не только великолепным ориентиром – отстать от группы и заблудиться было просто невозможно, но и временами, широко раскинув руки, перекрывал собой узкие улочки, останавливал автомобильный транспорт, тем самым, открывая нам свободный путь через проезжую часть.

«ТЕПЕРЬ ТЫ – ГУЧИПС!»
Перед тем как продолжить путешествие по Кельну, обедаем в небольшом турецком ресторане под названием «Фазиль». Несмотря на очевидную проблему – местная молодежь практически не знает родного языка – хозяева и юные артисты «Нэфа» умудряются как-то общаться между собой. Старшему поколению значительно проще – сложностей с языком нет, так что тем для разговора находится немало. После официальной части встречи, появляется возможность осмотреться вокруг.

Балагур Айкут непринужденно рассказывает о своих друзьях по Хасэ, интересуется жизнью собратьев на исторической родине. Обаяние этого добродушного великана столь безгранично, что он сразу становится своим, словно мы знакомы как минимум лет двадцать.

В среде местной адыгской диаспоры Джанчата с гордостью называют «наш Паваротти». Он действительно щедро наделен природой уникальным музыкальным талантом – обладает сказочно красивым баритоном, виртуозно играет на гитаре, синтезаторе, адыгской гармошке. Исполняет современные эстрадные и народные песни на адыгском, английском, итальянском, турецком языках. В ресторане «Фазиль» Айкут три раза в неделю выступает перед публикой и, как уверили меня, пользуется здесь большой популярностью. Джанчат также частый гость на свадьбах, концертах и корпоративных вечерах, где играет все – от классики до джазовых композиций. Он буквально искрится адыгской идей – всегда в центре событий, активный заводила и помощник на всех мероприятиях, проходящих под эгидой местного Адыгэ Хасэ.

– В первый раз я побывал на исторической родине в самом конце 80-х, – рассказывает Айкут Джанчат. – В компании с друзьями приезжал в Нальчик, был и в Краснодаре, но добраться до Майкопа не смог – не было официального разрешения. Сейчас получить визу не проблема, но я не любитель путешествий на самолете, а добираться другими видами транспорта – долго. Хотя разве может быть слишком долгим путь на родину предков?! Я обещаю вам, нынешним летом обязательно поеду в Адыгею!

Он долго и эмоционально рассказывает о поездках в Португалию и Турцию, где принимал участие в международных музыкальных фестивалях, тепло вспоминает и о своем знакомстве со знаменитым певцом и композитором из Адыгеи Нурбием Емижем, несколько лет назад гастролировавшем по Германии.

У Айкута великолепная семья. Красавица-супруга Нэфын, дочери Адыиф и Джанет все эти дни были рядом с нами, морально поддерживали артистов «Нэфа», всячески помогали им, они словно заряжались энергетикой далекой родины, куда так стремится сердце каждого адыга…

– Джанчат, а почему тебя назвали Айкутом? – весело интересуется Мугдин Чермит, пожимая могучую ладонь великана.

– Я родился в Турции, жил среди турок.., – отвечает тот.

– Ты должен носить адыгское имя – с этого дня будешь Гучипсом: у тебя большое и гордое сердце настоящего черкеса! – твердо сказал руководитель «Нэфа».

Подобрать рубашку для новоиспеченного Гучипса Джанчата, как того требует древняя народная традиция, было совсем непросто, но Мугдину это все же удалось сделать – в Германии, как говорится, есть все…

УГОЛОК АДЫГСКОЙ КУЛЬТУРЫ В ЦЕНТРЕ КЕЛЬНА

Какова истинная цель нашего длинного путешествия по Кельну стало понятно, когда мы вошли в трехэтажное здание, расположенное на Гогенцоллеринг, 88. Накануне нашего визита в городе открылась первая крупная экспозиция, посвященная адыгской истории и культуре. В одной из комнат выставлены десятки интересных экспонатов – музыкальные инструменты, одежда, оружие, предметы быта и старины, книги, произведения живописи и народных ремесел. Все эти предметы годами по крупицам собирались активистами Хасэ в среде местной диаспоры, поэтому имеют несомненную историческую ценность. В соседнем помещении работает небольшой магазин, где можно купить вещи с адыгской символикой, а также заказать одежду в традиционном народном стиле и эксклюзивные модельные женские платья с адыгскими элементами.

– Наша выставка ориентирована главным образом на жителей и гостей Кельна, – рассказал организатор и смотритель выставки Билял Мысроко. Он руководит небольшой страховой фирмой, работающей в этом же здании, сам выполняет и функции экскурсовода. – Обилие посетителей, уже побывавших у нас, подтверждает популярность кавказской культуры в Германии. Экспозиция продлится несколько дней, но мы хотим сделать ее постоянно действующей.

Фонд импровизированного музея продолжает пополняться, но для более серьезного развития этого проекта ее организаторы рассчитывают на помощь с исторической родины. В этом деле, по словам Фарука Псебланэ, окажется полезной любая информационная поддержка со стороны национальных музеев, работающих в Нальчике и Майкопе. Доброе начинание, столь важное для широкой пропаганды нашей этнической культуры за рубежом, нужно обязательно продолжить – в этом здесь убеждены все.

Пока члены делегации из Адыгеи осматривали выставку – здесь появились новые лица. Неожиданно замечаю гостей из Нальчика – старейшину Аднана Махмуда из рода Хачецук и активиста Международной черкесской ассоциации Анатолия Кодзокова. Выясняется, что до возвращения на историческую родину в начале 90-х Аднан почти сорок лет прожил в Германии, поэтому хорошо знает местную тему. Естественно, оказавшись в родном городе, он не мог не посетить интересную выставку.

В наш разговор неожиданно вмешивается зажигательная адыгская музыка. Айкут, простите, Гучипс Джанчат взял в руки гармошку, сыграл несколько аккордов, хотел было остановиться, но ему не дали – молодежь сразу пустилась в пляс. Зажигательное импровизированное джэгу закончилось только часа через полтора – от желающих выйти в круг отбоя не было!

СЕМЕЙНАЯ ДИНАСТИЯ ГАРМОНИСТОВ

Лидер Хасэ Кельна Фарук Псебланэ оказался очень общительным собеседником, обладающим ярким даром рассказчика. Его неспешная речь завораживает сразу, адыгский язык – сочный и образный, проникает в самое сердце.

В первый же день пребывания в Кельне мы оказались в здании местного Хасэ, расположенном на улице Боннер Уолл, 39, где состоялся вечер знакомства. Тут яблоку негде было упасть. На встречу с членами делегации из Адыгеи пришли более полусотни человек. Каждый пытался найти среди гостей своих родственников, да и недостатка в темах для разговора, естественно, не было. Молодежь с нетерпением ждала своего часа – уже тихо «пела» гармонь, раздавался пока негромкий ритм пхачича и доула – «назревало» джэгу. Незнакомый молоденький паренек, игравший на аккордеоне, творил настоящие чудеса – даже сложные мелодии в его исполнении звучали на удивление чисто, он, радуя других, видно и сам получал от музыки истинное удовольствие.

– Это мой сын Мурат, – гордо говорит Фарук. Позже выяснится, что отец играет не хуже сына, более того – сам сочиняет и поет песни.

Предметно поговорить на эту тему мы сможем только на следующий день, когда хозяева будут показывать нам местные достопримечательности – Фарук сядет за руль автомобиля, а времени в нашем распоряжении будет вдоволь.

– Я родился и вырос в Турции, – рассказывает Псебланэ. – С детства мечтал научиться играть на адыгской гармошке. Семья жила бедно, денег на покупку инструмента у родителей, естественно, не было. Вообще в те годы гармошка считалась настоящим раритетом, истинным богатством. Например, на шесть окрестных адыгских селений, в районе, где я жил, был всего один инструмент. Если где-то затевалась свадьба или молодежный вечер, аулы отправляли представительную делегацию в деревню, имевшую гармошку, с просьбой одолжить ее на время. Получить заветный инструмент удавалось далеко не всегда, поэтому зачастую приходилось пользоваться подручными средствами – мы просто громко подпевали танцующим, используя пхачич. Мне же повезло больше остальных – я дружил с сыном хозяина гармошки. Со школы мы сразу бежали к нему в аул, он выносил ее на улицу, я же, пока родителей друга не было дома, часами учился играть. Тогда же поклялся, что у моего сына подобных проблем не будет.

Спустя много лет, уже в Германии, у Фарука родился сын. Мальчик только делал первые шаги, когда отец купил ему детскую гармошку. Вскоре к своему удивлению он заметил, что малолетний Мурат издает на инструменте вполне осознанные звуки. В четыре года у мальчонки был уже первый настоящий аккордеон, в семь – он легко играл на нем сложные партии. Сегодня Мурат Псебланэ считается наиболее одаренным гармонистом-самородком в среде местной адыгской диаспоры, обладающим уникальным в своем роде музыкальным слухом, что позволяет ему всего по нескольким аккордам легко исполнять даже незнакомые мелодии.

– Мурат давно хочет вернуться на историческую родину в Адыгею, чтобы реализовать свою мечту – выступать в составе знаменитого «Нальмэса», – рассказывает Фарук. – У него для этого есть все задатки, важно ими правильно воспользоваться. Сейчас он заканчивает учебу, получит специальность инженера-электрика, так что в любом случае без куска хлеба на земле предков не останется. Я же всячески поддерживаю его стремление.

ЦЕНТР ПРИТЯЖЕНИЯ

Для выступления «Нэфа» в Кельне был выбран «Энгельсхоф» – крупный гостинично-развлекательный комплекс на Оберштрассе, 96. Созвучие его названия с фамилией одного из отцов приснопамятного коммунистического учения, как выяснилось, далеко не случайно. В стародавние времена эти строения действительно принадлежали одной из ветвей семейства Энгельсов, относящейся к древнему германскому дворянскому роду. Сегодня комплекс, сохранивший некоторые элементы традиционной средневековой архитектуры, ориентирован главным образом на туристов и любителей клубного отдыха. Концертный зал, вмещающий 450 мест, достаточно уютен – просторная сцена оборудована самой современной светотехнической и звуковой аппаратурой, небольшой бар создает великолепные условия для приятного времяпрепровождения.

В день концерта в Кельне выпал обильный снег. Это обстоятельство, впрочем, не помешало зрителям заполнить просторный зал «Энгельсхофа» – люди спешили сюда, шли целыми семьями, чтобы посмотреть на выступление танцевального коллектива из Адыгеи, кстати, первого ансамбля, приехавшего с исторической родины. Было немало гостей из многих окрестных городов и даже других стран Евросоюза. Как и в Берлине, полуторачасовой сольный концерт «Нэфа» стал центром притяжения представителей адыго-абхазской диаспоры.

АДЫГСКАЯ КУЛЬТУРА БЕЗ ГРАНИЦ

Благодаря заранее размещенной в Интернете информации о гастролях «Нэфа» в Германии, многодневный вояж подопечных Мугдина Чермита в Берлин, Кельн и Мюнхен не остался незамеченным и в других странах Европы, где компактно проживают наши соотечественники.

Накануне выступления артистов из Энема в «Энгельсхофе» сюда специально прибыла группа молодых активистов «Адыгэ Хасэ» из французского города Лион. Шапсуг Эркут Эстатль, кабардинец Самед Карданов, абазин Чингиз Ашуа и осетин Сергей Легкоев преодолели на автомобиле путь до Кельна за семь часов. Отсутствие государственных границ между странами Евросоюза значительно облегчает передвижение на большие расстояния, так что каких-либо проблем подобные путешествия не вызывают.

– Мы узнали о приезде «Нэфа» из глобальной компьютерной сети, – рассказал Сергей Легкоев. Он уроженец Владикавказа, три года назад перебрался на постоянное место жительства во Францию. Вот уже пару лет активно сотрудничает с танцевальным ансамблем Хасэ Лиона «Сипсэ», попутно обучает желающих игре на осетинской гармошке. Его друзья – Ашуа, Карданов и Эстатль, выходцы из Турции, родным языком не владеют, поэтому «отдуваться» за всех в интервью газете «Шапсугия» пришлось именно Сергею, великолепно знающему русский язык. – Очень хотели попасть сюда, для чего заранее заказали билеты по Интернету – интересно было самим посмотреть на знаменитый молодежный ансамбль из Адыгеи, о котором в диаспоре знают практически все.

ВИЗИТ, ВСТРЯХНУВШИЙ ДИАСПОРУ

Случайностей в жизни не бывает – пути-дороги даже незнакомых людей, разделенных тысячами километров, рано или поздно имеют обыкновение пересекаться. В ноябре прошлого года в «Шапсугии» был опубликован материал, рассказывавший о Дне черкесов, прошедшем в Европарламенте. Статья, присланная нашими друзьями из молодежной организации «Всемирное адыгское братство», принадлежала автору, выступившему под псевдонимом «adyg-evropa». Кто скрывается за ним, было неизвестно, но раздумывать – печатать или не печатать материал – долго не пришлось: тема оказалась интересной, актуальной, поэтому сразу нашла свое место на страницах газеты.

…Во время разговора с Сергеем Легкоевым к нам подошел молодой мужчина. Представился – Заур Темирканов. Родом из Нальчика, живет с семьей в пригороде Кельна. Уже после пяти минут общения выяснилось, что мой новый знакомый – тот самый «adyg-evropa», участвовавший в празднике адыгской культуры, состоявшемся осенью в Брюсселе.

– Уникальность «Нэфа» в его многоплановости: ваши дети не только танцуют, но и поют, читают стихи на родном языке, – поделился своими впечатлениями после концерта Заур. – На моей памяти это первое столь крупное культурное мероприятие, проходившее в последние годы в Кельне. Визит ансамбля из Адыгеи буквально встряхнул нашу диаспору, вновь продемонстрировал, насколько мы все нуждаемся в живом дружеском общении. Надеюсь, будет и продолжение…

ШАПСУГИ И В КЕЛЬНЕ – ШАПСУГИ

Тщетно пытаясь найти своих однофамильцев в Турции, Израиле и Иордании, я все же лелеял робкую надежду, что в Германии мои поиски, так или иначе, увенчаются успехом. К сожалению, и здесь не повезло. Но, как известно, нет худа без добра. Среди зрителей, присутствовавших на концерте «Нэфа» в Кельне, мне удалось встретить немало представителей распространенных в Причерноморской Шапсугии фамилий.

…– Среди вас есть Ачмизы? – спросила обаятельная женщина, подошедшая к юным артистам ансамбля, чтобы поблагодарить их за зажигательное выступление на сцене.

Она выглядела по-настоящему счастливой, несла цветы, хотела обнять каждого из детей. Сейфги Ачмиз родилась в турецкой Бурсе. Уже несколько живет в Кельне. Воспитывает двух детей – сына Алту и дочь Дуйгу.

– Я единственная здесь, в Кельне, из рода Ачмиз, – с сожалением говорит она. – Скучаю по нашей родине, хочу хотя бы еще раз увидеть дорогую сердцу Шапсугию…

…В перерыве концерта я услышал до боли знакомый шапсугский говор. Невысокий смуглый мужчина, в облике которого с трудом угадывались привычные адыгские черты лица, эмоционально рассказывал друзьям, насколько его потрясло увиденное на сцене.

– А ты откуда родом? – неожиданно поинтересовался он у корреспондента «Шапсугии». – Из Сочи? У вас ведь тоже Басто живут?

Ибрагим Басто, инженер-техник по специальности, приехал на концерт «Нэфа» из Дуйсбурга. Его супруга, Мушарраф Туркав, домохозяйка, как и муж родилась в турецком городе Балыкесир. Сыновей четы Басто, Эльбруса и Жанката, в зале, к сожалению, не было – очень хотелось и на них посмотреть.

– Не беспокойся, они обязательно увидят концерт в записи, – пообещал Ибрагим. На следующий день, провожая юных артистов «Нэфа» в Мюнхен, он с трудом сдерживал горькие слезы…

…Шапсугский род Хапий – один из уважаемых на Черноморском побережье. Достойные представители этой фамилии из горного аула Тхагапш, снискали себе славу талантливых врачей, спасших не одну сотню человеческих жизней. Как оказалось, Хапиев, в большинстве своем ныне живущих в Турции, судьба забросила даже в далекую Германию.

Зекай Хапий все дни пребывания делегации из Адыгеи в Кельне, бросив свои дела, постоянно был рядом с нами – он словно не мог наговориться на родном языке. За выступлением «Нэфа» шапсуг наблюдал вместе со своей супругой Лилией, уроженкой турецкого Самсуна.

– Мой отец из рода Куадже, мать – представительница фамилии Тхагуш, – рассказала Лилия. – Они часто вспоминали о некогда покинутой родине, о красоте которой много слышали от старших. У родителей не было возможности побывать на родной земле – они нам завещали сделать это …

Неизбывная тоска по земле предков, надрывающая душу и сердце, преследует наших собратьев постоянно. А ведь, чтобы утолить эту жажду, нужен один решительный шаг – просто вернуться в свой далекий и близкий Хэкуж…

Анзор НИБО,
г.Кельн. 


Комментарии (0)



    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Вход Зарегистрироваться