Аскер Сохт: Адыгея – «перемены» без перемен0


Аскер СохтРеспублика Адыгея – один из регионов юга России, обладающий уникальным потенциалом развития, что обусловлено относительно стабильной социально-политической ситуацией, удобным географическим положением, высоким кадровым потенциалом трудовых ресурсов региона.

Черкесская диаспора за рубежом, обладающая высоким инвестиционным, интеллектуальным и демографическим потенциалом, при эффективно выстроенной государственной политике также может рассматриваться как важный ресурс развития Адыгеи.

Указанные объективные предпосылки в течение последних десятилетий не стали фактором развития региона исключительно по субъективным причинам. Адыгея остается высоко дотационным регионом, с отрицательными демографическими показателями, крайне низкой инвестиционной привлекательностью, «стареющей» инфраструктурой.

Современный народно-хозяйственный комплекс республики не обеспечивает занятости значительной части населения Адыгеи, что вызывает отток трудовых ресурсов, в основном в Краснодарский край, стимулируя «старение» населения, одновременно «превращая» ряд районов республики в «спальные» районы Краснодарского края. В то же время, обеспечение занятости значительной части населения Адыгеи в Краснодарском крае, амортизируя острые социальные проблемы, обеспечивает относительную социально-политическую стабильность в республике.

Основная причина современного депрессивного положения Адыгеи – качество региональной власти. За последние четыре года в республике выстроена властная вертикаль, основанная на семейно-клановом принципе, что не было характерно для Адыгеи фактически с момента ее образования. Характерными признаками системы власти в республике, на мой взгляд, являются замкнутость, низкая профессиональная компетентность, мотивированность бюрократии коррупционными клановыми интересами, чудовищная коррупция.

По существу коррупция в Адыгее проникла во все сферы социальной жизни. Более того коррупция стала восприниматься в обществе как норма, что является крайне опасным симптомом. В то же время, высокий уровень коррупции в Адыгее наносит большой психологический ущерб, повышая социальную депривацию в результате низких в среднем доходов населения республики.

Высокий уровень социальной депривации особенно опасен для полиэтничных территорий, к которым относится Адыгея, поскольку здесь чувство несправедливости происходящего легко переводится (канализируется) в сферу межэтнических отношений.

Исполнительная властная вертикаль в Адыгее, легитимированная федеральным назначением главы региона, прикрываясь «волей» федерального центра, подмяла ветви региональной государственной власти, региональные отделения политических партий, встроив их в действующую систему власти, минимизировала влияние институтов гражданского общества, сведя на нет всю систему сдержек и противовесов регионального уровня. В результате общество по существу отчуждено от государственного управления, а правоохранительная система стоит на страже интересов не общества, но правящего клана. Однако эта система лишь «карточный домик» который развалится при первом реальном «дуновении ветра».

В целом система управления регионом, институционально не обеспечивая выявление и разрешение системных проблем республики, оказалась замкнута исключительно на обслуживание клановых интересов кучки людей. К тому же выстроенная в Адыгее властная вертикаль объективно не может ставить перед собой задач модернизации и развития региона в силу иных целей и задач клана.

Системный кризис, поразивший республику, вызывает особую обеспокоенность на фоне актуализированной во многом внешними факторами «черкесской проблематики».

Общеизвестно, что Российская Федерация, благодаря советскому наследию, выступает единственной страной в современном мире, обладающей всем необходимым инструментарием (политическим, научным, культурным, лингвистическим, интеллектуальным) для удовлетворения национально-культурных запросов черкесов. В значительной части этот инструментарий сосредоточен в Республике Адыгея.

Однако отсутствие системного подхода в вопросах взаимодействия с черкесской диаспорой, целенаправленное самоустранение властей от любой проблематики не имеющей «коррупционного ресурса», привело к тому, что Российская Федерация, обладающая потенциалом формирования политической повестки дня в этом вопросе, стала объектом грубого внешнего давления.

Убедительное подтверждение этому – прошедшая в Государственной Думе РФ в мае текущего года первая в истории встреча российских парламентариев с лидерами черкесской диаспоры. Важнейшее мероприятие федерального уровня в полной мере было проигнорировано региональными властями, депутатами Государственной Думы, членами Совета Федерации от Республики Адыгея. На фоне острой полемики в обществе по различным аспектам «черкесской проблематики» в 2011 г. органы власти Адыгеи, проявив беспрецедентную политическую близорукость, по «итогам встречи в Госдуме» отказывают национальному черкесскому ансамблю из Иордании в проведении концертного турне по республике, прерывают визит детей черкесской диаспоры из г. Бурса (Турция) в республику.

Все это, безусловно, ведет к дискредитации усилий федерального центра по выстраиванию позитивного сотрудничества с черкесской диаспорой за рубежом.

В черкесской диаспоре непоследовательность и безынициативность, а порой неприкрытое хамство региональных властей, воспринимается как прямая установка федерального центра. Этот тезис, обосновывая свою бездеятельность, бесстыдно активно эксплуатируется чиновничеством Адыгеи в своих контактах с черкесской диаспорой. Тем самым формируется среда для негативного восприятия Российской Федерации в целом, ее политики в отношении соотечественников за рубежом. Наметившиеся тенденции, на фоне подготовки Зимних Олимпийских игр в г. Сочи в 2014 г., возрастающей региональной активности Грузии, ряда европейских и американских политических структур, имеют ярко выраженный негативный характер, несут в себе потенциальные угрозы безопасности и стабильности в регионе.

В конечном итоге неминуемый выход на европейские и американскую политические площадки «черкесской проблематики» в политизированном контексте создаст непрогнозируемые внешнеполитические и внутриполитические риски. Очевидно, что вызовы такого уровня действующая региональная власть Адыгеи в принципе не в состоянии ни осмыслить, ни тем более разрешить. Тем более объективно власти Адыгеи работают именно на развитие худшего сценария.

Таким образом, относительная социально-политическая стабильность в Адыгее не должна затмить потенциальных угроз и системных проблем региона.

Крайне востребованы ясные, четкие, адресные критерии функционирования региональных властей, восстановление на региональном уровне конституционной системы сдержек и противовесов ветвей государственной власти с обеспечением эффективного контроля за их исполнением.

Системный характер коррупции в республике, то есть пораженность коррупцией всех сфер социальной жизни требует чрезвычайных мер федерального вмешательства направленных на декриминализацию власти и общественной жизни в Адыгее.

Применительно к «черкесской проблематике» востребована четкая позиция федерального центра об ответственности региональных властей как за общественно-политическую стабильность в субъекте Федерации, так и за развитие масштабного, последовательного, конструктивного сотрудничества с черкесской диаспорой в рамках государственной политики РФ в отношении соотечественников за рубежом. При этом важны действенные механизмы контроля реализации государственной политики РФ в этой сфере. Критерием оценки эффективности при этом должна выступать степень влияния на общественно-политические процессы в черкесской диаспоре, масштаб и качество реализуемых программ сотрудничества с черкесской диаспорой.

Системные проблемы региона в свою очередь неразрешимы исключительно кадровыми перестановками в рамках многократно отработанного «кадрового резерва».

Состоявшаяся пролонгация действующей власти в Адыгее – грубейшая ошибка федерального центра, что может привести к острейшему политическому кризису, который будет иметь ярко выраженный международный аспект.

Очевидно, что в этом кризисе не заинтересовано наше общество. Демонополизация общественно-политической жизни страны по итогам выборов в Государственную Думу РФ, создала новую реальность, открывает перспективы перемен на региональном уровне. Несмотря на тот факт, что надежды общественности республики на очевидно востребованные перемены не произошли в рамках нынешнего политического процесса, нельзя допустить наложения региональных проблем на современный политический процесс в стране.

Страна входит в режим новой политической компании связанной с выборами Президента РФ. Она определит стратегию развития страны на ближайшее десятилетие. Очевидно, что в политическое пространство прорываются силы, для которых лозунг «чем хуже, тем лучше» является нормой, что очевидно не соответствует интересам нашего народа. Постановка в конструктивном русле всего комплекса региональных проблем перед федеральным центром возможно лишь после марта 2012. Эта констатация должна определить ближайшую политическую повестку дня в Адыгее.

© Natpress.ru 

Комментарии / 0 из 0


    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.