Интервью корреспондента Kavkaznews.net с Общественным Движением «Хасэ» в КБР.0


1. В последнее время, почти каждый день поступают информации из КБР об уничтожении каких - то боевиков, о погибших милиционерах. Из этого складывается впечатление, что ситуация в КБР очень напряженная и взрывоопасная; на ваш взгляд, с чем это связано, и кто за этим стоит? И к чему приведет рост напряженности в республике?

Ибрагим Яганов (председатель общественного движения «Хасэ» в КБР): Ситуация в республике и в г. Нальчике спокойна. Основная масса жителей никакой напряженности не ощущает. Ситуация больше похожа на хорошо налаженный бизнес, чем на какую - то борьбу системы с экстремизмом. Народ практически адаптировался к этой ситуации и особо на нее не реагирует. Полагаю, что до тех пор, пока в федеральном бюджете будет существовать статья «антитеррор», недостатка в террористах не будет. Может быть, это кощунство, но это больше похоже на симбиоз. После профилактических работ, проводимых спецслужбами, неустанно пополняются ряды подпольщиков из числа молящейся молодежи. Необученная и не прошедшая армейскую службу молодежь становится легкой мишенью для специально подготовленных для таких операций подразделений. Также являются легкой мишенью и необученные для ведения антитеррористических операций местные постовые и сотрудники ДПС. При такой обстановке большое финансирование получает и та, и другая сторона. Особенно наблюдается «парад звезд» на погонах, должностей и выплата боевых после каждой подобной операции. При этом ситуация не улучшается, а напротив, ухудшается. Мусульманская молодежь, которая далека от идей ваххабизма целенаправленно загоняется в подполье, а численность спецслужб на территории республики пропорционально растет. Такое положение вещей неминуемо приведет к концентрации больших сил спецподразделений на территории республики, а в дальнейшем и к вводу войск. Кому это выгодно - можно констатировать по - разному, но ни в коем случае не жителям этой республики.

Замир Шухов (заместитель председателя, руководитель молодежного крыла ОД «Хасэ» в КБР): Рост напряженности в среде религиозной молодежи не может радовать никого. Это происходит от постоянных репрессий, которым они подвергаются. Вместо проведения профилактических работ по данному вопросу, у нас в республике почему-то все чаще проводятся «зачистки». Последнее убийство Мурата Ристова вызвало волну возмущений в среде спортсменов и молодежных групп. Никто не может поверить в то, что Ристов имел отношение к радикальным движениям. Все, кто его знал лично, говорят о несовместимости его характера и убеждений с терроризмом. По обращению Ристова в прокуратуру стало понятно, что его загнали в угол действия силовых структур, и он просил о помощи и защиты у властей. Его убийство было итогом незаконных действий и непрекращающегося спектакля, от которого все уже устали. Это лишь один пример того, как наш народ и наша родина теряет свой генофонд и потенциал.
С недавнего времени лидеры национальных организаций и движений попали под «волну» репрессий. Теперь и из нас пытаются сделать экстремистов. Я неоднократно повторял, что наши действия идут в рамках закона и направлены на созидание и строительство взаимопонимания между народом и властями.
Не думаю, что раскачивание этой лодки приведет к чему-либо позитивному. Нам нужна стабильность и спокойная жизнь, никаких дивидендов от нестабильности в КБР простые люди не получают.

2. Насколько эффективно власть республики решает вопрос снижения напряженности? Как вы оцениваете деятельность Арсена Канокова в должности Президента Республики?

Ибрагим Яганов: Власти республики совершенно не имеют каких - либо рычагов влияния на ситуацию. Фактически, во главе духовного управления мусульман КБР находятся некомпетентные лица, которые не имеют какого - либо воздействия и связи с массами. Само управление является аморфной, и кроме духовной поддержки местной власти, никаких других задач в плане идеологии не решает. Лидеры духовенства запятнали себя в финансовых махинациях и уважением в среде мусульманской молодежи не пользуются. Что касается других рычагов, силовых, например, местные власти, в том числе и Арсен Каноков, особого влияния не имеют, ввиду того, что все эти структуры федерального подчинения, и с местными властями никаких согласований не производят.
Замир Шухов: Для снижения напряженности необходимо подключать гражданское общество. Одними усилиями власти проблемы не решить. На сегодня понимание того, что в республике есть общественность, не всегда согласная с действиями властей, почему-то вызывает панику. Хотя роль общественности и заключается в том, чтобы уравновешивать работу государственных органов, защищать и отстаивать права и интересы простых граждан; в КБР этот процесс противоположен общероссийским тенденциям. По всей России институты демократии и гражданского общества набирают силу и становятся основой стабильности в регионах. Когда человек чувствует себя защищенным от любого вида агрессии и незаконных действий, он автоматически успокаивается и занимается бытовыми вопросами. В республиках, где гражданское общество слабое, мы видим, как народ самостоятельно пытается решить свои проблемы, а иногда и приходит к крайним мерам вооруженного противостояния. Власти должны прислушиваться к своему народу.


3. В прошлом апреле состоялся форум кабардинского народа. Главной темой на этом форуме был земельный вопрос. Кроме «дежурного» заявления ничего не было принято форумом. На ваш взгляд, каково самое оптимальное решение земельного вопроса в КБР? А если власть поступит иначе, к чему это приведет?

Ибрагим Яганов: В республике идет повальный захват недвижимости и земельных ресурсов со стороны вернувшихся из Москвы коммерческих структур и их сподвижников. Фактически, на сегодняшний день все кроме земли приватизировано, и приватизировано очень узким кругом коммерсантов, многие из которых давно не живут на территории республики, а другие и не жили вовсе. В результате, в республике создалась напряженная ситуация. Отдельные этнические группы пытаются отстоять свои права, в том числе и кабардинские общественные организации. В процессе неограниченного кредита доверия к вновь назначенному президенту А.Б. Канокову исчезли последние признаки гражданского общества, особенно в адыгской среде. В декабре месяце прошлого года были предприняты очень слабые попытки воссоздания институтов гражданского общества и обсуждения проблем, связанных с земельным вопросом на уровне руководителей адыгских общественных организаций. Была попытка созыва съезда кабардинского народа, которая была принята в штыки органами власти. Съезд плавно перешел в круглый стол, потом в форум, а позже в согласительную комиссию. Многие общественные деятели КБР считают, что выходом из сложной ситуации по земельному вопросу может быть только частная собственность на землю. Механизмы и формы реализации данной идеи могут быть совершенно разными для разных районов КБР. Органы власти утверждают, что жители республики не в состоянии обработать и сохранить эту землю, что земли мало, и раздавать ее в частную собственность недопустимо. А президент республики полагает, что в республику необходимо пригласить крупных сельскохозяйственных инвесторов, к примеру, огромный свиноводческий комплекс, построенный в Прохладненском районе, для создания новых рабочих мест. Такие комплексы требуют огромные территории земель сельскохозяйственного предназначения, и это приведет к отторжению земель близлежащих сельских поселений. Такое развитие событий приведет к полному уничтожению малых сельхоз производителей, а местное население будет вынуждено устраиваться на работу в эти комплексы; ввиду большого использования технологий, количество рабочих мест там будет минимальным; или же по старой утвердившейся традиции, местные жители начнут уезжать на заработки в Москву.
Замир Шухов: Мы остались недовольными результатами форума. Это мероприятие не отразило действительных настроений в народе и не представило в полной мере весь спектр мнений по решению земельной проблемы. Активным образом укрываются факты нарушения закона чиновничьим аппаратом; простых сельчан и землепользователей обманывают и обкрадывают. Сельская молодежь поголовно спивается или уезжает за пределы республики, потому как не видит перспективу жизни в селе. Не имея земли, эти люди не смогут прокормить свои семьи и обеспечить себя жизненно необходимыми ценностями. Земля должна быть в распоряжении тех, кто на ней работает. Путей реализации земельной реформы несколько, но самое главное – это чтобы любое решение было принято, основываясь на мнении населения, проживающего в районах КБР.


4. Недавно вы объявили о создании новой общественной организации под названием «Хасэ». Каковы главные цели этой организации?

Ибрагим Яганов: Главные цели ОД «ХАСЭ» таковы:
А) Частная собственность на землю.
Б) Исполнение пунктов закона о местном самоуправлении по разграничению полномочий между отдельными ветвями власти.
В) Принятие закона об отгонном животноводстве с учетом исторической традиции общественного пользования пастбищами.
Г) Как национальное достояние, определить коневодство приоритетной отраслью сельского хозяйства республики.
Д) Развитие конного спорта и адыгского института наездничества.
Е) Сохранение культурных традиций и национального языка.

Замир Шухов: Помимо внутриреспубликанских вопросов перед нами стоят и общенациональные проблемы. Особенно это волнует именно черкесскую молодежь, которая видит будущее своего народа как единое целое. Процесс консолидации, роста национального самосознания и участия молодежи в решении важных вопросов уже пошел. Мы будем стремиться укреплять отношения с зарубежной диаспорой, помогать процессу репатриации. Направим свои усилия на сближение и взаимопомощь между черкесами и другими народами РФ. Будем помогать в созидательном строительстве здорового общества, знающего свои законные права и обязанности.

5. Сегодня в адыгском мире нет ни одной политической партии. Большинство «Адыгэ Хасэ» в диаспоре являются благотворительными организациями. А в адыгских республиках Северного Кавказа все «Адыгэ Хасэ» в том числе МЧА, решили не заниматься политикой, несмотря на то, что все проблемы адыгского народа появились в результате политического решения Самодержавия. Не созрела ли идея создания Адыгской национальной партии отражающей интересы адыгского народа на родине и в диаспоре?

Ибрагим Яганов: В соответствии с существующим законодательством, создание политической партии по национальному признаку на территории РФ является незаконным. Тем не менее, учитывая проблемы, существующие в адыгском мире, такая партия крайне необходима. Полагаю, что создание такой партии за пределами исторической родины будет неэффективным, в виду того, что такая партия преимущественно будет заниматься проблемами адыгов, проживающих на территории, на которой она зарегистрирована и функционирует. Идеи возрождения нашей нации могут быть реализованы только в пределах исторической родины. Действия таких партий должны регламентироваться существующими международными законодательными актами и должны быть вполне легальными и на территории Российской Федерации. В связи с чем полагаю, что крайне необходимо активизировать действия в рамках существующих в России крупных политических партий демократического толка. Полагаю, что интересы не только адыгов, но всех национальных меньшинств России могут быть учтены только в демократических политических партиях. Действия институтов демократии на территории КБР на сегодняшний день являются аморфными, и о серьезном сотрудничестве с такими партиями на сегодняшний день говорить не приходится. Членов этих партий больше интересует личная карьера, нежели интересы народа.
Замир Шухов: К большому сожалению, некоторые общественные деятели думают о политике только как об инструменте борьбы за власть и состояние. На самом деле, политика – это сфера взаимодействия государства и общества. Причем одной из главных составляющих этого взаимодействия являются именно общественные объединения, наряду с властями и партиями. Если общественники не будут представлять интересы народа, то кто тогда это будет делать?
Я согласен с тем, что «Адыгэ Хасэ» не может участвовать в парламентских выборах, но загонять собственные национальные общественные организации в рамки культурно-развлекательных коллективов – это дорога в никуда.
«Адыгэ Хасэ» может и должна влиять на происходящие в республиках события. Закон дает все права общественности на отстаивание интересов народа. В этом и заключается основная роль «Адыгэ Хасэ», которую в последнее время деформировали до неузнаваемости. В неумелых руках общественные организации теряют свой авторитет, значение и не имеют положительных результатов в работе.

6. Как вы относитесь к идее объединения РА, КБР, КЧР в едином субъекте РФ? И насколько реально осуществление этой идеи в нынешних политических и межнациональных условиях?

Ибрагим Яганов: К идее объединения РА, КБР и КЧР в единый субъект в составе РФ отношусь весьма положительно как к далекой перспективе. До объединения территорий трех республик, где компактно проживают адыги крайне необходимо объединить сам народ. Для объединения народа, адыги должны принять единое самоназвание, единый литературный язык и утвердить единую национальную идею. К великому сожалению, в процессе политики Российского самодержавия, на сегодняшний день один народ разъединен не только территориально, но и идейно. И пока народ не един в своих целях и задачах, говорить о каком-то территориальном объединении рано.
Замир Шухов: Единство черкесов на исторической родине – это мечта каждого адыга. Положительная идея объединения черкесов в единый субъект в составе РФ часто искажается недоброжелателями и представляется в виде национального сепаратизма или ликвидации национально-территориальных образований. Напротив, сама идея объединения РА, КЧР и КБР основывается на объединении всех народов населяющих эти республики, укрупнении маленьких дотационных регионов и создании единого, экономически стабильного и сильного субъекта на южных границах России. Параллельно с процессом репатриации черкесской диаспоры тема объединения республик может стать ключом к стабильности на Северном Кавказе. Этот процесс является очень сложным, многофакторным и отчасти вызывает опасения у власти. Идея поддерживается большим количеством молодежи и должна, все – таки, быть вынесена на обсуждение экспертами и профессионалами, прежде чем муссироваться в народе. В таких серьезных вопросах не должно быть места для манипулирования общественным мнением и запугивания властей «страшилкой» о «Великой Черкесии от моря до моря». Все, кто этим занимается, являются провокаторами и врагами демократии; хотят ослабить государство, закладывая «мины замедленного действия» в общественное сознание.

7. Все попытки репатриации адыгов на историческую родину остались в рамках мечты и желаний. Пассивность диаспоры и адыгских республик не сдвинули ни на шаг это движение, наоборот замечается спад количества репатриантов. Даже появились мнения, что пора прекратить поднимать этот вопрос в нынешних условиях. Согласны ли вы с таким мнением или у вас есть свое видение?

Ибрагим Яганов: Нет. С таким мнением я не согласен. Цели переселить всю диаспору на историческую родину нет. Особенно, в последние годы создалась тенденция возвращения лиц пенсионного возраста. И на сегодняшний день желающих вернуться на историческую родину немало, в том числе и в кругах молодежи. Но отсутствие государственной политики по возвращению адыгов на историческую родину сильно деградирует и больно бьет по этому делу. Необходимо создать хорошие условия, а также законодательную базу для возвращения лучших представителей диаспоры. Неоднократно руководители общественных организаций обращались к руководству республики с просьбой создать законодательную базу и условия для упрощенного получения вида на жительство и гражданства для репатриантов. На сегодняшний день они не просят материальной поддержки, а только законодательной. Тем не менее, их принимают на общих условиях. Полагаю, что репатрианты, возвращающиеся на историческую родину, не могут быть приняты в республике на тех же правах, что китайцы, торгующие на рынках в Нальчике.
Замир Шухов: Проблема не столько в пассивности, сколько в отсутствии инструментов взаимодействия диаспоры и кавказских республик. Связь между нами не структурирована и не имеет постоянной поддержки. Нет специальных органов, организаций или представительств, в обязанности которых будет входить работа по репатриации. В свое время Международная Черкесская Ассоциация занималась этими вопросами, но ресурсы общественной организации ограничены, штат сотрудников недостаточный для проведения серьезной работы. В наших республиках должны быть государственные органы, чьей обязанностью будет налаживание отношения с диаспорой, работа с приезжими репатриантами и прямая помощь им во всех вопросах. В свою очередь, руководства стран проживания черкесов должны создать подобные органы и у себя в Турции, Иордании, Сирии, странах Европы и т.д. Должно быть, прежде всего, взаимодействие на межгосударственном уровне.
Процесс возвращения черкесов на историческую родину должен быть инициирован обеими сторонами. Дело общественности - поднимать эти вопросы, дело государства - их решать.

8. В последнее время больше стали появляться голоса в поиске поддержки у США и запада в решения адыгского вопроса, в связи с отсутствием желания у Кремля заниматься проблемами адыгов. На ваш взгляд, где находится ключ решения адыгского национального вопроса?

Ибрагим Яганов: Ключ решения адыгского национального вопроса находится только на исторической родине. Ввиду того, что историческая родина адыгов находится в составе РФ, основные проблемы должны быть решены именно Кремлем. Мы можем рассчитывать на поддержку США и ряда европейских стран, где проживают адыги, но искать ключ для решения адыгского национального вопроса в этих странах считаю ошибочным. Мы не можем стать разменной монетой в борьбе великих держав за сферы влияния, ввиду даже своей элементарной малочисленности. На сегодняшний день, мы не можем влиять на политические процессы, происходящие в мире; наша основная задача – сохранить свой народ, язык и культуру в современном мире.
Замир Шухов: Не сказал бы, что у Кремля отсутствует желание решать проблемы адыгов, скорее черкесы еще не до конца сформулировали и расписали все свои требования так, чтобы предпринимать какие - то решения; необходимо для начала определить чего хочет народ. Всем известно, что государственный аппарат помимо бюрократических заморочек еще является и очень неповоротливой машиной. Пока проблема дойдет до нужных лиц, проходит слишком много времени. На сегодняшнем этапе черкесы формируют свою национальную идею, уже четко вырисовываются направления, но окончательный «документ» не готов.
Для выработки правильного пути развития черкесского народа в Российской Федерации мы должны усердно работать. Привлечение зарубежных экспертов к этой работе возможно, но для нас важнее выработать внутренние схемы взаимодействия и диалога черкесов и федерального центра. Ситуация меняется, мы это видим. Диалог все-таки начал налаживаться и мы надеемся, что он приведет к конструктивным результатам.


7 июня 2009 г.
Пресс служба ОД «Хасэ» 

Комментарии / 0 из 0


    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.