Вопросы и ответы: Арсен Каноков в программе Аркадия Кайданова "Наедине со всеми"0

Президент Кабардино-Балкарии Арсен Каноков о "земельном вопросе", митингах, ЖКХ, коррупции и многом другом.


Аркадий Кайданов: Я хотел бы начать с самого главного. На мой взгляд сейчас ситуация с так называемым "земельным вопросом", если использовать шахматную терминологию, напоминает цугцванг, когда каждый следующий ход хуже, но ходить-то надо! И власть вынуждена. Знает ли власть свой следующий ход? И насколько просчитаны последствия этого хода?
Арсен Каноков: История решения земельного вопроса - это не сегодняшняя история. Эти вопросы нужно решать очень спокойно и продуманно. Для того, чтобы реализоваться и Федеральному Закону, который затрагивает интересы разных этнических групп, живущих на территории Кабардино-Балкарии, надо принимать очень взвешенное решение. Для этого у власти есть все процедуры, есть Парламент и комитеты профильные, которые этим должны заниматься, ну и вдобавок к этому, так как это очень сложный вопрос, мы решили создать согласительную комиссию, представляющую разные этнические группы, и она приступила к работе.
Желание некоторых членов согласительной комиссии слышать только себя - это не решение, это путь в никуда. И никто сегодня не должен, реализуя Федеральный Закон, проводить этнические границы по территории Кабардино-Балкарии.
Есть и недостатки в Федеральном Законе. Когда реализация этого закона дает двум-трем населенным пунктам обладать в десятки раз большей территорией, чем остальные. А чем остальные хуже? Почему они меньше должны иметь, чем те, которые прилегают к этой земле? Поэтому здесь очень взвешенное решение надо принимать, и я как Президент буду настаивать на том, чтобы все-таки взвешенным и устраивало всех жителей Кабардино-Балкарии.
Я бы хотел остудить горячие головы тех, кто хочет разыграть карту земельного вопроса. Если для этих людей это зона определенных интересов в силу разных причин, то для власти это зона ответственности.

- Какова эффективность властных структур в данной ситуации?

- Самое эффективное средство власти - решение тех проблем, чтобы никогда не доходило до того, чтобы людям приходилось через митинги решать те социальные проблемы, которые надо решать.
На тех митингах, которые проходят в последнее время, да, есть люди, которые, действительно, ставят те задачи, с которыми, может быть, они иногда и не могут достучаться до власти. Но мы видим и ангажированность! Попытки шантажировать власть и лично меня как Президента ни к чему хорошему не приведут. Я ни один вопрос не решаю через митинги. Если люди хотят их решать, есть много средств коммуникации с властью, в том числе и через разного рода встречи, обсуждения, Парламент и все остальное. Мы изучаем и очень внимательно следим, какие вопросы, резолюции они выносят, и Вы знаете, многое от лукавого. Если б я видел, что вопросы эти не хочет власть решать или не пытается их решать, и они нам ставят, что мы препятствуем этому, тогда я делал бы вывод. А в данном случае, конечно, есть определенная категория людей, которая будут в любом случае эти митинги проводить или отрабатывать то, что они получили в виде денег или еще каких-то средств, или же имея определенное желание через это оказаться во власти. Я еще раз говорю: бесполезно!

- Тем не менее, уже разговоры, митинги перерастают в физические столкновения...


- Ну, вы, наверное, о последних событиях? Когда были нападения на лидеров общественных организаций... Вы знаете, на мой взгляд, все надо решать в правовом поле. Я не считаю, что такие вопросы надо решать таким образом. Но, знаете, все бывает. Когда определенные лидеры общественных организаций ангажированы и отрабатывают материальный интерес в движениях и есть другая часть в этих общественных организациях, которая этого не хочет, возникает определенный конфликт внутри организаций. Общественные организации - это живой организм, в котором есть разные люди с разными взглядами. Если взгляды не совпадают, кто-то и по шее может получить. Ну, наверное, так и случилось в данном случае. Хотя, реакция по тому случаю была такая, что это власть приложила к этому усилия. Но это пусть будет на совести тех людей. Даже тот земельный вопрос они переводят в плоскость того, что это власть делит землю, специально уводит у населения, чтобы свои коммерческие интересы решать. Но это на совести тех людей, которые неправду говорят. Ни Правительство, ни Президент лично своих целей не преследуют. Мы руководствуемся общими интересами жителей республики. Когда людей вводят в заблуждение, тех, кто не понимает тонко эти вещи...

- Тонко и я не понимаю! Потому что это не сфера моих интересов. Поэтому, наверное, действия власти должны быть именно понятны! И должно быть объяснимы... Заставить доверять никто не может. Уровень поддержки населения определяется качеством жизни того же самого населения. Как Вы оцениваете качество жизни населения Кабардино-Балкарии?

- Ну, конечно, оно неудовлетворительное, в той части, в которой мне как Президенту хотелось бы, чтоб люди жили.
Если говорить о наших действиях в последние годы, то, я Вам могу сказать, что власть достаточно хорошо продвинулась в решении многих социальных проблем. Мы только разгребли то, что в прошлом было сделано, оплачиваем долги того времени, когда мы не управляли. Сегодня мы это выправили практически: в четыре раза бюджет подняли, снизили дотационность республики, начали только развиваться, только начали выходить их того сложнейшего экономического положения, в котором мы были. Мы в кризисе не в 2008 году оказались, а гораздо раньше. И конечно, объяснить кому-то каких трудов это нам стоило, очень сложно, и я бы не хотел доказывать кому-то, что я правильные действия делал, но если б я вернулся в прошлое, я бы повторил все тоже самое.
Если говорить о качестве жизни, конечно, оно не может нас удовлетворять: и уровень зарплат, и безработица, и другие негативные вещи, которые мы сейчас имеем в республике. Мы достаточно активно этим занимаемся. В рамках возможности, конечно. Как говорится, из штанов не выпрыгнешь.

- Переходя к качеству жизни... Раньше у меня был ЖЭК, который худо-бедно решал проблемы. Теперь - товарищество. Никто не спрашивал у меня, я не подписывал никакого соглашения, как и мои соседи. Мне каждый день в дверь суют какие-то немыслимые счета. А за что? Управляющий компанией не делает ни-че-го. А люди говорят: "Ага, это при ком реформа пошла? При Канокове пошла, это Каноков виноват". Что у нас с ЖКХ?

- Если эту часть брать, то надо быть очень внимательным, потому что это то, с чем люди в республике постоянно сталкиваются. Холодная, горячая вода, отопление, подъезды, вывоз мусора и все остальное, с чем человек живет. По этому и оценивают власть. Не по тому, что бюджет поменялся, а по тому, есть ли в его доме горячая вода. Он это острее чувствует. Решать такие проблемы надо обязательно. Я услышал то, о чем вы говорите, надо проанализировать. Прошло не так много времени. Всего год частным управляющим компаниям. по результатам года будем смотреть, как они отрабатывают. Не будут хорошо отрабатывать, значит - будь свободен! Значит, другая компания этим будет заниматься. Жильцы сами могут участвовать в этих процессах и должны активнее принимать участие. Некое самоуправление должно быть. Мы заходим в квартиру - все хорошо, а в подъезд весь исцарапан, мусор выбрасывается, нет культуры уважения к самому себе. Есть категория таких граждан, которые считают, что заканчивается его граница за дверью его квартиры, дальше - его не касается.

- Уровень ответственности должен определяться уровнем компетентности и выделенных полномочий. Но мне непонятно, когда звонят премьер-министру: "У меня там крыша течет". Приходят к Президенту: "В общежитии крана нет". Это что, вертикаль власти не работает? Почему все на ручном управлении? Это ж должно быть на автомате, если выстроена система.

- Безусловно, Вы правы. Когда премьер-министр едет в Пикалево или мы куда-то едем решать вопрос - это последнее дело, и, что система власти, вертикаль так должна работать, что это не должно доходить до руководителя республики, председателя правительства. Все-таки в компетенции муниципальных руководителей на местах решение вопросов по линии ЖКХ и иных вопросов. Мы об этом не раз говорили и предупреждали руководителей муниципальных образований. Я вижу, сколько людей ко мне на сайт обращаются по тем проблемам, которые не решаются на месте. Мы ж должны понимать, чтобы все проблемы решать, муниципальные органы должны быть достаточно профинансированы и в части решения тех проблем, о которых мы говорим. С одной стороны, есть, может быть, и невыполнение прямых своих функциональны обязанностей в этой системе муниципальных органов. С другой стороны, есть недофинансирование этих муниципальных организаций. Хуже всего, когда есть и то, и то. Тогда страдают люди, имеющие дело с муниципальными организациями. Конечно, не дело Президента заниматься ЖКХ: протечку устранять или отключение воды. Но, мы считаем, что, если это необходимо, конечно, мы будем решать. Если люди обращаются к Президенту, значит это не решается на нижних уровнях, и моя задача - реагировать на эти процессы, что я и делаю.

- С тех пор, как мы с Вами не встречались, поменялись какие-то ключевые фигуры - премьер-министр, руководитель администрации. Можете сказать, почему это произошло.

- Андрей Вениаминович (Ярин - прим.ред.) очень хорошо поработал, как технический премьер он меня лично устраивал, я его приглашал в республику. Ему поступило кадровое предложение работать в Москве. Мы это с ним обсуждали. Так как семья его живет в Москве, у него растет дочь, то он хотел, конечно, вернуться в Москву работать. Его пригласили в администрацию Президента России. Это, конечно, очень хорошая работа. Я, естественно, ему не стал препятствовать. Человек растет. Я рад, что он вырос в Кабардино-Балкарии и работает теперь за Кремлевской стеной. Это нормальный процесс.
Мне кажется, что Меркулов Александр Викторович, председатель Правительства - опытный и очень динамичный человек. Мне кажется, ему по плечу те проблемы, которые сегодня есть...

- Вы, в общем, спокойны в этом плане?

- Я же консультировался и с Парламентом, и с людьми, которые знали Александра Викторовича еще как федерального инспектора. Мы видели, что человек очень объективный, переживающий за свою работу, и пока мы при решении вопросов с полуслова друг друга слышим и понимаем.

- Арсен Баширович, а смена руководителя Вашей администрации?

- Альберт Хатуевич (Кажаров - прим.ред.) справлялся со своей задачи в роли руководителя администрации. Здесь какой-то подоплеки не было, я лично рекомендовал его Парламенту, и Парламент поддержал меня. Я считаю, хорошо, если в Совете Федерации нас будет представлять профессиональный юрист, все-таки деятельность Совета Федерации законотворческая.
Нового руководителя администрации я тоже считаю, что правильно назначили. Владимир Султанович Жамборов, я надеюсь, справится с этой задачей. Все-таки это должен быть неполитизированный орган - администрация Президента. Он должен помогать Президенту и оставаться в тени.

- С теми, кто уходит из команды, переходит на другую работу, у Вас отношения продолжаются? Вы можете позвонить, например, и сказать "Привет! Как дела?" или поздравить с Новым годом? Или это как-то не принято?

- Ситуация, конечно, бывает разной, но в большей степени, процентов на 80-90, мне удается сохранять отношения с теми людьми, которые пришли, но у них не получилось по какой-то причине. Винить их в этом нельзя. Может быть, не было достаточной подготовки, может, я неправильно где-то ставку сделал. Это жизнь. И редкие исключения, чтобы с кем-то у меня из-за этого отношения портились. Может, кто-то и обижается, но мы же ответственны за то, что происходит в республике, и кто-то будет уходить и приходить, и этот процесс будет постоянно.

- Эта тема навязла в зубах, ну, как-то сейчас она педалируется и ей придается особое значение - борьба с коррупцией. Другое дело, когда я слышу на федеральных каналах, какие ребята призывают бороться с коррупцией, я смотрю и думаю: Ой, ребята, и это вы нас будете учить, что неприлично ковырять в носу?! Вот за последние полгода, что мы не виделись, произошли какие-то изменения в республике в плане борьбы с коррупцией, или это тот монстр, которому ничего не сделаешь?

- К сожалению, существенных изменений не произошло. Может быть, более жесткие меры надо принимать в этом направлении. Правильно недовольство людей, но надо и граждан призвать к тому, чтобы они не давали взяток. Всегда есть сторона, которая берет и которая дает...

- Ну, не дашь взятку - не получишь справку.

- Эти процедуры, конечно, надо упрощать. Мы сейчас занимаемся тем, что создаем электронное правительство для того, чтобы все совсем по-другому было поставлено. Мы ведем переговоры о внедрении автоматизированной системы работы правительства, чтоб меньше бумаг ходило в обороте и электронная связь позволяла сидя дома получить какой-то ответ или решение проблем. Самое главное, что людям станет удобно и волокиты меньше будет и не будет объекта для коррупции. Чем упрощеннее система там, где бюрократия сталкивается с населением, тем меньше возможностей коррумпироваться. Это мировая практика, других практик нет.

- В прошлой нашей встрече Вы упомянули модель Сингапура. Основатель Сингапура сказал: "Сначала закон и порядок, а потом демократия". Насколько Вам близок такой подход?

- Я считаю, что диктатура закона нам необходима, и люди это будут приветствовать. Сначала мы все-таки должны жить по закону. Пока мы не будем жить по закону и диктатуры закона не будет, ничего у нас не получится. Поэтому это очень правильный опыт - опыт Сингапура. Жесткость закона к коррупции - только это может помочь. Если сегодня выйти на улицу и спросить людей, чего они хотят: чтоб был закон и было спокойно для людей жить в республике или не соблюдать закон, но жить в экстриме, я думаю, большинство людей выберут закон и спокойствие для своей семьи, для своей республики. Если провести референдум, я думаю жители Российской Федерации все-таки за силу закона и власти. Другой вопрос, чтоб власть не злоупотребляла доверием населения.

- В этой связи, если сейчас будет какой-то уполномоченный по Кавказу... У каждого региона есть свой руководитель, существует полпред, который тоже отвечает, не кончится ли это тем, что появится еще один орган, где будут сидеть ребята и ждать: чего мы от этих кавказцев должны еще получить?

- Дело в том, что институт полпредства больше политический орган, он не является чисто экономическим, и недостаточно полномочий находится даже в руках полпреда. Все решения, в том числе и экономические, он не может взять на работу в Совет Федерации, он может просить помогать нам. И если речь идет о том, что уполномоченный сможет сам принимать решения по экономическим проблемам, то, я считаю, это важное дополнение к полпредству.

- Евкуров - человек, которого я очень уважаю - считает, что уполномоченный по Кавказу должен располагаться в Нальчике...

- Я не в курсе. (улыбается)

- Значит, я Вам первый сообщил...


- Приятно, что доверяют нам.

- Вот я убежден, что не второго и не двадцать восьмого ряда люди в Москве заинтересованы в Каказе как в постоянно тлеющей точке, потому что в очередной раз какое-нибудь Пикалево, и тут раз - Кавказ загорается. И мы все в патриотичном раже начинаем бороться. А тут еще и второе удовольствие: война - это всегда для кого-то большие деньги. И вот искусственно это поддерживается... Нет ощущения, что пробиваем лбом стенку?

- Есть такая опасность, честно говоря. Мы на эту тему думаем. Мы являемся южным оплотом России и ее слабым местом. При желании, я Вас уверяю, разобраться не составит большого труда. Вы правильно говорите - столько корпоративных и ведомственных интересов! Но, я думаю, мы рано или поздно должны от этого уйти. Не может же постоянно тлеть. Для этого нужно и нам, и федеральному центру проявить волю, и мы должны друг друга слышать.
Я все-таки с оптимизмом смотрю. Хотя опасность есть постоянно с этим огнем играть, чтобы постоянно так решать проблемы - через проблемы получать преференции, получать финансы, должности. Кстати, многие успешно этим занимаются.

- Но это бизнес?

- Я думаю, что если не на земле, так на том свете они перед Всевышним будут отвечать за все свои действия. Все-таки я считаю, что большинство людей имеют совесть и понимают, к чему могут приводить их действия.

- Дай то Бог...

- Я надеюсь. С надеждой живем.

- Вы несколько раз подчеркнули, и я не могу не согласиться, что основная у нас проблема - коммуникативность, отсутствие уровня доверия народ-власть, регион-центр и взаимная подозрительность. По социологическим опросам, самые счастливые люди - датчане. Причем они отвечают, что не от того, что уровень жизни высок, а от того, что в их стране высок уровень доверия друг другу.

- Начинаю завидовать тому, как они живут. Даже не в силу материального состояния, в котором они находятся, а в силу того, насколько они уважают законы и насколько все, независимо от материального и политического положения, они равны в этой стране. Тебе на улице может встретиться Президент. это говорит о том, что в этом обществе есть согласие. Они договорились о каких-то правилах в виде законов и уважительности друг к другу. Вот у нас этого нет. Доверие людей решает многие вопросы.

- Я прекрасно осознаю, что ни один политик не скажет больше, чем необходимо ему для собственного пиара. В этом плане Вы - исключение. Я не знаю, вот это сильная или слабая сторона?

- Надо быть открытым, на самом деле. Чтоб люди видели, какая сущность человека, который отвечает на вопросы. Это сильная сторона. Естественно, это используют оппоненты, выдергиваются какие-то слова, не там точка ставится, поэтому я понимаю ответственность своих слов. Но эмоции нужны. Если мы будем что-то делать без эмоций, то и люди не поверят в искренность того, что мы делаем.

- Арсен Баширович, за многие годы занятия бизнесом, я полагаю, что помимо системного подхода, в бизнесе нужна и интуиция. Насколько при принятии решений Вы пользуетесь интуицией, и что Вам подсказывает интуиция, каким будет следующий год?

- Не только бизнесом, я политикой занимаюсь с 98-го года, уже 12 лет. Но, наверное, бизнес всегда будет со мной ассоциироваться, я и не жалею. Бизнес многому меня научил. Очень многое в экономике используется из этого опыта.
Если говорить о следующем годе, я скажу так, мы очень уверенно входим в 2010 год, сверстали такой же бюджет, как и в 2009 году - около 22 миллиардов рублей. Мы всем инвестиционным программам предполагаем в объеме от 2 до 3 миллиардов рублей. Это в кризисное время! Мы вкладываем во многие социальные проблемы эти деньги: это и газ, и вода, и строительство спортивных комплексов, и иные вопросы решаются. Долговая нагрузка на республику уменьшается - не увеличивается! И дотационность снизилась. Все-таки мы начали себя больше уважать, потому что мы научились зарабатывать, а не быть с протянутой рукой перед федеральным центром.

- Я почему спрашиваю насчет интуиции... Когда на вылет из Премьер-Лиги стоял "Спартак-Нальчик", Вы говорили, что не вылетит. Интуиция Вас не подвела. Поэтому я и спрашиваю: какой будет следующий год? Что Вам подсказывает интуиция? Не цифры, не экономика, а вот, интуитивно - для жителей республики.

- Как говорится, при правильном планировании и хорошей интуиции ничего не произойдет, кроме того, что мы с вами посчитали и то, что через интуицию мы почувствовали. Ну, 80-90 процентов, если нет форс-мажора, всегда должен понимать, если все просчитал, продумал, все сделал необходимое и все составляющие разложены, столкнешься с тем, что для себя спланировал.
Я человек программно-целевого подхода к любой задаче - в личном ли, государственном ли плане.

- Одним словом: прорвемся?

- Какие могут быть сомнения в том, что мы прорвемся? Я ни одной битвы за всю свою жизнь не проиграл, я думаю. что эту главную битву за возрождение и развитие своей родной республики, если мы не выиграем, не прорвемся, для меня это будет очень обидно.

© sk-news.ru  

Комментарии / 0 из 0


    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.