Интервью адвоката Руслана Коблева о нападении на Заура Тутова и участников ансамбля "Адыги".0


РУСЛАН КОБЛЕВ: "ЕСЛИ БЫ НЕ ТУТОВ, УГОЛОВНОЕ ДЕЛО ПО ФАКТУ НАПАДЕНИЯ
НА РЕБЯТ-АДЫГОВ ДАЖЕ НЕ БЫЛО БЫ ВОЗБУЖДЕНО"

Со времени хулиганского нападения на министра культуры Кабардино-Балкарии Заура Тутова (он уже выписался из больницы, где прошел курс лечения от полученных травм, и уже приступил к работе) и юных артистов танцевального ансамбля "Адыги", произошедшего в Москве 1 апреля, прошло достаточно времени, чтобы выяснить, как идет следствие и каковы юридические перспективы уголовного дела, возбужденного столичной прокуратурой по факту этого ЧП, вызвавшего широкий общественный резонанс. Своим мнением по обозначенным вопросам мы попросили поделиться известного правозащитника, управляющего партнера адвокатского бюро "Коблев и партнеры" Руслана Коблева, представляющего в суде интересы Заура Тутова.


– Руслан Пшимафович, вы сами изъявили желание защищать в суде интересы Заура Тутова или подобное обращение к вам поступило?
– Конечно, мне сделали такое предложение.
– Каковы, на ваш взгляд, перспективы этого уголовного дела, есть ли какие-либо сложности?
– Пока сложностей нет. Следствие идет своим чередом. Считаю, все пока рассматривается объективно. Арестованы три подозреваемых в нападении, им уже предъявлены обвинения. Убежден, что их действия следствием квалифицированы правильно.
– Намерены ли вы просить суд дать оценку действиям правоохранительных органов? Говорят, наряд милиции, прибывший по вызову на место происшествия, не предпринял никаких мер к хулиганам, и даже, как утверждают пострадавшие, поддержал столь вопиющие действия националистов?
– Все свидетели происшествия дали показания и утверждали, что на месте ЧП сотрудники милиции повели себя, мягко говоря, некорректно. Делом по факту нападения на Заура Тутова и артистов танцевального ансамбля "Адыги" занимается прокуратура, поэтому она намерена дать оценку и действиям стражей порядка. Что касается работы прокуратуры, то она ведется должным образом и я, по просьбе Тутова, отметил высокую оперативность и слаженность действий ее сотрудников, занимающихся этим уголовным делом.
– Руслан Пшимафович, скажите честно, если бы в тот вечер на месте происшествия не оказался министр Заур Тутов, следствие предприняло бы столь активные действия по поиску и наказанию хулиганов, или все же свою роль сыграл тот факт, что от рук злоумышленников пострадал республиканский чиновник?
– Конечно, я твердо убежден, что правоохранительные органы серьезно взялись за расследование ЧП именно из-за того, что пострадал чиновник высокого уровня. Я также считаю, что следствие работает столь активно, потому что данный факт получил широкую общественную огласку, в том числе в столичной и региональной прессе, а также в среде адыгской диаспоры Москвы. Немалую роль сыграло и то, что к решению проблемы подключился президент Кабардино-Балкарии. Если бы не все это – уголовное дело в отношении националистов даже не было бы возбуждено, тем более не дошло бы до суда.
– Часто ли вам в процессе адвокатской деятельности приходится заниматься подобного рода уголовными делами, связанными с преступлениями, совершенными на национальной почве? А вообще вы сами, как житель Москвы, чувствовали неуважительное к себе отношение, сталкивались ли когда-либо с проявлениями ксенофобии или национализма?
– Нет, сам я лично, конечно, с подобным никогда не сталкивался, но по практике знаю, что столь вопиющие факты встречаются часто. В том числе это все чаще позволяют себе сотрудники правоохранительных органов. Что касается моей профессиональной деятельности, скажу прямо, такого рода уголовные дела для меня редкость, я больше занимаюсь уголовными делами по преступлениям, совершенным в сфере экономики. А экономика, как известно, не знает национальности.
– Скажите, а как московские адыги восприняли произошедшее, звонят ли люди, пытаются ли как-то морально поддержать Тутова и пострадавших ребят?
– Я все это время был рядом с Зауром Тутовым и видел, насколько случившееся искренне возмущает людей. Конечно, в больницу, где находился министр культуры Кабардино-Балкарии, часто приходили или звонили по телефону его друзья, знакомые, коллеги. Среди них было много известных в сфере культуры и искусства людей, посчитавших своим моральным долгом поддержать Заура.
– Какого наказания вы намерены требовать для подсудимых?
– На эту тему мы не раз разговаривали с Зауром Тутовым, его мнение одно: он не хочет "крови", но настаивает на всестороннем и внимательном рассмотрении происшествия, а также наказания, соразмерного содеянному, причем, не учитывая при этом, кто пострадал – министр культуры или обычный человек – гражданин России.
– Известна ли дата, когда состоится суд?
– Конкретное число пока не известно. В данный момент идет следствие, изучаются результаты судебно-медицинской экспертизы, которая оценивает тяжесть нанесенных пострадавшим телесных повреждений. Процесс не затягивается, но в любом случае, думаю, суд состоится не ранее июня.
– И последний вопрос, Руслан Пшимафович. Многие сегодня в России считают, что фашизм, ксенофобия, национальная, расовая или религиозная нетерпимость – прямой путь к развалу страны, являются благодатной почвой для конфликтов и противостояний. Нужно ли, на ваш взгляд, чтобы остановить этот беспредел, ужесточить существующие законы или ныне действующая нормативно-правовая база позволяет адекватно наказывать тех, кто провоцирует подобные опасные явления?
– Я твердо убежден, что ничего ужесточать не нужно – существующее российское законодательство способно реально повлиять на ситуацию. Было бы, как говорится, желание. Чтобы навести порядок, а также остановить национализм раз и навсегда, необходима только политическая воля государства, а ее пока нет…

Беседовал Анзор НИБО
Газета Шапсугия 

Комментарии / 0 из 0


    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.