Сергей Арутюнов Член-корреспондент РАН, заведующий отделом Кавказа Института этнологии и антропологии РАН 0


Решение о создании особого округа – это, в принципе, правильное решение. Это давно нужно было делать, потому что Кавказ по своему удельному весу в политических проблемах перевешивает весь остальное Южный округ, и перевешивает значительно. Понятно, почему это было сделано – хочется отделить Сочи от всех этих проблем, поэтому Сочи – это не Кавказ, Кубань – это не Кавказ. Но никуда не денешься, это Кавказ.

Так что, конечно, в округ нужно было включать и Кубанский край, и республику Адыгею. Другое дело – Ростовская область. Сосредоточение каких-то центральных кавказских структур и вообще включение области в Кавказ было искусственным. Оно было понятно в 20-е годы, когда Харьков был столицей Украины. Но это анахронизм. Во всяком случае, после Великой отечественной войны Ростовский край – это никакой не Кавказ. И все кавказские структуры оттуда надо было уже в 50-е годы убирать. Они там не должны оставаться, они к Кавказу никакого отношения не имеют. Конечно, ростовчанам хочется, чтобы у них был какой-то кавказский университет, кавказский институт, какие-то кавказские центры. Но центром, наверное, должен был бы быть не Пятигорск, а скорее Ставрополь, изходя из географической или геополитической конфигурации.

Почему Хлопонин? Можно было бы Дерипаску или ещё кого-нибудь. Более-менее успешный бизнесмен и более-менее успешный менеджер. И правильно, потому что всё-таки центр решения – это экономика. Справится ли он с экономикой? Время покажет. В Красноярском крае вроде бы более-менее справлялся, хотя при нём там происходили техногенные катастрофы. Значит, он не уследил за неумеренной эксплуатацией того изношенного ресурса, который там имелся. Конечно, трудно требовать от человека, чтобы он был семи пядей во лбу и всё предвидел. Очевидно, что экономический менеджер он неплохой, как, впрочем, каждый олигарх. Человек, который не может быть хорошим экономическим менеджером, олигархом не станет, ясное дело.

Выбор из кого назначать достаточно узок – крупных фигур в России мало. Экономика экономикой, но экономика влияет на общественные отношения через институт государства. И чтобы она правильно влияла, должен быть институт правого государства. Без этого ничего не будет, без этого будут боевики, и никуда от них не деться, всё будет продолжаться. Без правового государства не появится средний и малый бизнес, который нужен везде в России. Но на Кавказе он нужен в особенности.

На Кавказе нужно особое внимание уделять развитию здорового, контролируемого самоуправления, не говоря уже о пересмотре некоего национального размежевания. Я не имею в виду перекраивание границ республики, хотя рано или поздно осетинско-ингушский вопрос придётся решать, он никуда не уйдёт. И размежевание Ингушетии и Чечни тоже будет сложной вещью. Пока ещё никто к нему не приступал, там не демаркирована граница. Не демаркировать нельзя, а когда начнут демаркировать, то поднимется вой с обеих сторон.

Нет, я говорю о том, что я говорил лет 15-16 тому назад. Нужно кантональное устройство для этих субъектов федерации. Нужно не районное, а кантональное устройство с более-менее этнически однородными кантонами – поменьше, чем нынешние районы, и иначе конфигурированными.

Этим Хлопонин заниматься не будет. У него, наверное, соответствующей извилины в его очень хорошем мозгу всё-таки нет. Это самый главный вопрос – какие у него извилины? Не те, которые нужны на Кавказе. Нназначить вице-королём Кавказа какого-нибудь аварца или чеченца нельзя. Аушева, может быть, можно было бы, но в виде исключения. Вообще, конечно, это должен быть русский, еврей или татарин, но это должен быть такой русский, еврей или татарин, который вырос на Кавказе.

Первым президентом Бурятии был Леонид Потапов. Он легко выиграл эти выборы, и он был, в общем, неплохой президент. Он умно изничтожил одной фразой четырёх своих конкурентов-бурят. Он предложил им дебаты на телевидении на бурятском языке. Они тут же сели и заткнулись, потому что он мог это себе позволить, а они не тянули, не могли. А он вырос в бурятском селе. Русский, который вырос в бурятском селе – это самый хороший президент для Бурятии. И русский, который вырос где-то на Кавказе, хотя бы даже в Баку или Тбилиси… Горбачёв был бы очень хорош на этом посту. Должен быть человек, который с малых лет с молоком матери всосал в себя всю сложность кавказских взаимоотношений.

Я японист по образованию. До того, как приехать в Японию, я много читал про Японию. Все говорили, что у японцев всё шиворот-навыворот, всё наоборот, и европейский человек никогда японца не поймёт. Приехал. Меня поразило то, что меня ничто не удивляло. Всё то, что казалось европейцам, прочитанным мной авторам, шиворот-навыворот, было для меня совершенно нормально, ожидаемо. Я не мог понять, в чём дело. Потом понял – я вырос на Кавказе, а социальная структура, этикетные отношения, ценности кавказских народов более-менее такие, как у японцев.

Потом я понял, что, скажем, адыгский рыцарский кодекс – это точь-в-точь самурайский кодекс, вплоть до того, что некоторые формулировки дословно совпадают, потому что социальная обстановка, уровень развития феодализма, в котором ещё до сих пор пребывает какой-то этаж японского и кавказского подсознания, именно таков. Если бы мы могли проникнуть в подсознание Ричарда Львиное Сердце, то там мы нашли бы те же самые шестерёнки. Но после Ричарда Львиное Сердце прошло уже больше 600 с чем-то лет.

Этим вещам не научишься, тем более что Хлопонин никогда и не пытался им учиться. Он о них и не слышал даже, и понятия не имеет. И если мы с ним встретимся тет-а-тет, и я ему всё это на пальцах разложу – ну нет у него извилины, которой он бы это мог понять, при всём моём к нему уважении, как к бизнесмену, умному человеку, администратору и т.д. 


Комментарии (0)



    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Вход Зарегистрироваться