"Союз" против "Конгресса": ситуация в Адыгее перед окончанием полномочий главы республики.0


Константин Казенин, главный редактор ИА REGNUM В 2006 году Республика Адыгея, пожалуй, впервые всерьез стала поставщиком новостей для федеральных СМИ. Причиной послужила значительная напряженность, создавшаяся в связи с идеей объединения Адыгеи и Краснодарского края. В связи с ней в апреле - мае в Адыгее прошел своеобразный "смотр сил", продемонстрировавший, что сторонники и противники объединения с краем имеют достаточно большой потенциал.

В январе 2007 года истекают полномочия президента Адыгеи Хазрета Совмена. Можно прогнозировать, что в ситуации возможной смены власти вопрос о статусе Адыгеи будет поднят различными политическими группами вновь, не в последнюю очередь - ради мобилизации населения для собственной поддержки. Поэтому сегодня представляется важным проанализировать расклад сил, выступающих сторонами в споре о статусе Адыгеи, ставшим основным пунктом политической повестки дня этой республики.

Республика Адыгея: национальный состав, краткая история взаимоотношений с Краснодарским краем

Республика Адыгея по составу населения уникальна среди национальных субъектов РФ: титульный народ, т.е. адыгейцы, составляют в ней, по данным переписи 2002 года, всего 24% населения. Отметим, что само название народа "адыгейцы", принятое в советское время, в значительной степенью является данью существовавшему в СССР административно-территориальному делению (название народа образовано от названия республики). Живущие в республике адыгейцы - часть более крупного этноса, называемого адыгами, или черкесами. Этот этнос включает в себя несколько ветвей, или племен, с незначительной разницей языков. Одной из таких ветвей являются кабардинцы. Таким образом, на сегодня в РФ есть три субъекта, в которых адыги (черкесы) являются титульными - Адыгея, Кабардино-Балкария и Карачаево-Черкесия. Адыги, населяющие эти три республики, осознают свое историческое единство. Свидетельством этому стало, в частности, параллельное создание в этих республиках структур Международной Черкесской ассоциации (МЧА) в начале 1990-х гг. Фактором, напоминающим об адыгском единстве, было и совместное массовое участие добровольцев из трех этих республик в грузино-абхазской войне 1992-93 гг. на стороне близких родственников адыгов - абхазов.

Тем не менее именно Адыгея занимает в адыгском сознании особое место как единственное на карте мира государственное образование, в названии которого - только имя адыгского народа. В XIX веке не менее трех четвертей адыгов эмигрировали со своей родины на Западном Кавказе в Турцию и на Ближний Восток, там сохранилась достаточно сильная культурно и экономически (хотя и не сумевшая найти себе место в сегодняшней северокавказской политике) адыгская диаспора, и ее представители без устали отмечают, какую роль играет для них именно Адыгея. Неслучайно, что когда в 2005-2006 гг. над сохранением республики нависла реальная или мнимая угроза, "Комитеты защиты Адыгеи" были созданы в нескольких странах мира.

Такая роль Адыгеи сосуществует, однако, с огромным численным преобладанием в ней русского населения. Оно, по данным на 2002 год, составляло 64%, или 283 тысячи человек. Причем расселены русские и адыгейцы неравномерно. Русские превалируют в республиканской столице Майкопе, в Майкопском и Гиагинском районах. Почти полностью адыгейскими по составу являются Теучежский, Шовгеновский районы и город Адыгейск (построенный для переселения ряда адыгейских аулов, затопленных при строительстве Краснодарского водохранилища).

За все время своего существования Адыгеи - сперва как автономной области, затем как республики - с 1922 года по сей день она избежала прямых межнациональных конфликтов. Однако конфликтогенным стал сам статус Адыгеи. После многократных перекроек административного деления Северного Кавказа в 1920-30-е гг., в 1937 году Адыгея на правах автономной области вошла в Краснодарский край, границы которого окружают ее со всех сторон. В июне 1991 года Верховный Совет Адыгеи принял декларацию о государственном суверенитете и зафиксировал выход республики из состава края (аналогичные процессы прошли тогда во всех других автономных областях РСФСР).

На протяжении 90-х гг. вопрос о статусе Адыгеи практически не поднимался. В первой половине 90-х в самом Краснодарском крае власть была нестабильна. Избранный в 1996 году губернатором края Николай Кондратенко был известен дружбой с Асланом Джаримовым, бессменно пребывавшим на посту президента Адыгеи с 1992 по 2002 год, и, как считалось, поддерживал адыгейскую государственность. В самой Адыгее Джаримов строил политику с опорой в основном на выходцев из его родного Кошехабльского района Адыгеи (в республике даже была популярна поговорка: "Раньше мы строили коммунизм, теперь - кошехаблизм"). Рост коммунистического электората, прочно разместивший Адыгею в составе "красного пояса" 90-х годов, имел мало последствий для внутриполитической ситуации в республике - коммунисты не были последовательными и активными оппонентами Джаримова.

Ситуация стала постепенно обостряться после избрания президентом Адыгеи в январе 2002 года Хазрета Совмена, крупного сибирского золотопромышленника адыгейского происхождения, до этого в течение десятков лет не жившего в республике. Причин и поводов для того, чтобы поставить вопрос о статусе Адыгеи и ее возможном слиянии с краем, было несколько. Наряду с преобладанием в республике русского населения, играли свою роль и экономические факторы. В начале 2000-х годов, по мере улучшения общей экономической ситуации в стране, стала расти привлекательность Краснодарского края как площадки для инвестиций. Адыгейский бизнес при этом приобрел достаточно сильные позиции в Краснодаре. С другой стороны, Адыгея рассматривалась как территория для деловой экспансии краснодарским бизнесом. Укрепление "горизонтальных" экономических связей давало некоторый козырь сторонникам объединения регионов. Однако взаимоотношения Совмена с теми, от чьей позиции в вопросе статуса Адыгеи зависело много, практически сразу после его избрания стали портиться, как считают многие наблюдатели - по субъективным причинам. Известны публичные перебранки Совмена с краснодарским губернатором Александром Ткачевым, натянутые отношения с федеральными инспекторами по Адыгее в то время, когда полпредство в ЮФО возглавлял еще генерал Виктор Казанцев, пикирование в прессе с новым полпредом Дмитрием Козаком ("и тут появился Козак с саблей", - так описывал Совмен в одном из интервью начало работы полпреда на Северном Кавказе). При этом болезненность темы объединения с краем для властей Адыгеи хорошо осознавалась оппонентами Совмена, которых за несколько лет его президентства набралось немало (см. ниже). Даже если до самого объединения дело не доходит, сам факт широкого обсуждения этого вопроса означает, во-первых, рост политического веса русских организаций республики, прежде всего - жестко оппозиционного Совмену "Союза славян Адыгеи". Во-вторых, общественная дискуссия по поводу объединения не может не привести к активизации радикальных адыгских политиков, что само по себе не может пойти "в плюс" республиканской власти. До весны 2006 года, когда вопрос об объединении вызвал наибольшую напряженность, за пределами республики произошло всего два события, которые могли интерпретироваться как намек на готовность федеральных и краевых властей к "поглощению" Адыгеи краем. В декабре 2004 года губернатор Ткачев заявил, что объединение двух субъектов было бы экономически оправдано. А в январе 2005 года Анатолий Одейчук, до этого бывший главным федеральным инспектором по Краснодарскому краю, решением полпреда Козака стал совмещать обязанности инспектора по краю и по Адыгее. Адыгские национальные активисты сразу увидели в этом предвестие возвращение Адыгеи в состав края. Отношения администрации Совмена с Одейчуком с самого начала сложились тяжело. Однако незамедлительной активной реакции в Адыгее эти события не вызвали - она была "отложена" до весны 2006 года. Прямых внешних стимулов к обострению не было и тогда, однако косвенный стимул был, и весьма сильный. Дело в том, что на прошедших в Адыгее 12 марта 2006 года выборах в высший орган законодательной власти - Госсовет-Хасэ Адыгеи - победу одержали многие оппоненты Совмена, как по одномандатным округам, так и по партийным спискам. Президент получил парламент, в котором лояльно ему около 50% депутатов. Позиции Совмена оказались ослабленными. Кто первым, на этом фоне, поднял вопрос об объединении с краем - сторонники этой идеи или ее противники - точно установить сложно, но политический кризис был спровоцирован. Ожидавшаяся отставка Совмена (о которой он сам заявил в апреле) не состоялась, однако прокатившаяся по республике волна митингов, а также каскад весьма радикальных политических заявлений ясно показал - внутренний накал противостояния по вопросу о статусе республики в Адыгее весьма велик, все основные политические силы, в том числе и те, которые имеют массовую поддержку, рассматривают этот вопрос как ключевой для себя. И можно с уверенностью прогнозировать, что в начале 2007 года, когда истечет срок пребывания Совмена у власти - или раньше, если он решит подать в отставку или поставить перед президентом вопрос о доверии - смена власти будет сопровождаться политическими выступлениями, связанными именно с судьбой республики.

Основные игроки и расстановка сил

"Черкесский конгресс"

С 2005 года основной организацией, ведущей публичную борьбу с проектами объединения Адыгеи с Краснодарским краем, стало общественное движение "Черкесский конгресс". Оно было сформировано по инициативе группы адыгской интеллигенции, политически активной с начала 90-х гг., но никогда не бывшей во власти. Родоначальники конгресса участвовали в мобилизации адыгских добровольцев для помощи Абхазии во время войны 1992-93 гг. Те события стали самой яркой страницей в истории адыгского национального движения постсоветского времени, любой их участник автоматически приобретает особый авторитет.

Среди лидеров конгресса - Мурат Берзегов, художник-оформитель из Майкопа, Альмир Абрегов - историк по образованию, директор Национального музея Республики Адыгея. У истоков конгресса стояли также некоторые известные в республике писатели и журналисты.

Перечислим основные публичные шаги "Черкесского конгресса":

30 декабря 2004 года "ЧК" провел заседание, на котором резко осудил выступления краснодарского губернатора Ткачева об экономической целесообразности объединения Адыгеи и края. Было подчеркнуто, что Адыгея как отдельное государственное образование было создано не во имя экономической целесообразности, а "в знак признания неотъемлемого права, выстраданного адыгским народом, на свою государственность, которая необходима ему для самосохранения" (Мурат Берзегов).

В апреле 2005 года "ЧК" совместно с основной адыгской национальной организацией "Адыгэ-Хасэ" (см. о ней ниже) выступил с инициативой созыва чрезвычайного съезда адыгского народа. К протестам по поводу заявлений Ткачева прибавились заявления о том, что в республике невозможно проведение референдума о ее будущем. В связи с референдумом лидеры "ЧК" заявили: "Референдум о статусе республики в Адыгее не может быть проведен по той причине, что речь идет о реализованном адыгским народом праве нации на самоопределение, которое зафиксировано в международных законодательных актах, подписанных Россией, в Федеративном договоре и Конституции РФ. И лишение этого права народа с помощью большинства некоренного населения республики следует рассматривать как форму геноцида". Тема геноцида стала с тех пор ключевой в выступлениях "ЧК". Ср. более позднее высказывание Берзегова по поводу референдума и геноцида: "Но если речь вести о процентах, то нужно говорить и о том, почему коренное население в Адыгее в меньшинстве. Мы знаем, что в результате Русско-Кавказской войны более 90% адыгов были истреблены или депортированы на чужбину. Поэтому референдум в данном случае просто бесчеловечен".

В мае 2005 года, когда конфликт Совмена с тогдашним составом республиканского парламента чуть не привел к досрочному роспуску последнего, члены "ЧК" подписали обращение к Совмену и депутатам с требованием воздержаться от конфронтации "в трудное для Адыгеи время, когда статус республики поставлен под угрозу".

В июле 2005 года "ЧК" выступил против строительства в Майкопе памятника Николаю Чудотворцу.

В сентябре 2005 года по инициативе "ЧК" в ряде комитетов Госдумы РФ началось изучение вопроса о признании геноцида адыгского народа в 19 веке. 30 октября "ЧК" направил обращение по этому поводу к президенту Путину, в котором говорилось: "До настоящего времени адыгский этнос выступал одним из стабилизирующих факторов на Северном Кавказе и играл заметную роль в создании положительного имиджа новой России в глазах мирового сообщества, и, прежде всего, стран рассеивания. К сожалению, вся эта работа может оказаться напрасной из-за невнятной политики федерального центра. Самая активная часть адыгского этноса - молодежь, как в России, так и за рубежом может пересмотреть свое отношение к политике России на Северном Кавказе. И одним из показателей этого являются события в г. Нальчике, где придание религиозного оттенка произошедшему неверно. По нашим сведениям это был акт отчаяния и протеста молодежи в условиях безысходности и невозможности как экономической, так и политической самореализации. Примером ошибочного подхода в национальной политике федеральных властей является принятие Закона о референдуме в Республике Адыгея, дающего возможность инициировать ликвидацию республики... Исход данного референдума заранее предрешен. При этом не учитывается тот факт, что это может вызвать протест адыгов, которые в результате включения Республики Адыгея в состав Краснодарского края в форме муниципального образования окажутся на обочине экономической, политической жизни в новом субъекте федерации. Упразднение статуса Республики Адыгея усугубит ситуацию на Северо-Западном Кавказе, а также изменит отношение многочисленной диаспоры, которая считает своей родиной Республику Адыгея, Северный Кавказ." В январе 2006 года Комитет Госдумы по делам национальностей дал отрицательное заключение по вопросу о признании геноцида адыгов.

В апреле 2006 года "ЧК" активно выступил против отставки Совмена, вопрос о которой решался в ходе его встреч в Москве.

В мае 2006 года "ЧК" в числе ряда других организаций созвал Чрезвычайный съезд адыгского народа. Съезд принял резолюцию, ключевой пункт которой был предложен Берзеговым: вопрос о статусе республики не выносится на референдум, в противном случае адыги отказываются от участия во всеобщем голосовании. Заметим, что ко времени проведения съезда вопрос об объединении двух регионов уже как будто был снят с текущей повестки дня: во всяком случае, о нецелесообразности объединения к тому времени успели заявить многие федеральные чиновники.

Перечисленные шаги дают достаточно полное представление об идеологии "ЧК". Говоря о политическом потенциале этой организации, следует в первую очередь отметить, что она не имеет сетевой структуры, то есть представительств в районах и аулах Адыгеи. В этом ключевое отличие от основной адыгской национальной организации, функционирующей в республике с начала 90-х - "Адыгэ-Хасэ". Финансовые возможности "ЧК" невелики. По нашим данным, надежда создателями организации возлагалась на поддержку со стороны адыгской диаспоры Турции и Израиля, некоторые активисты "ЧК" приложили немало усилий к тому, чтобы наиболее богатые предприниматели диаспоры начала инвестиционные проекты в Адыгее. Однако практического выхода все это, по разным причинам, почти не имело. "ЧК" не смог принять какого-либо самостоятельного участия в выборах парламента Адыгеи в марте 2006 года.

По-видимому осознавая скудость своих организационных и финансовых резервов, примерно с середины 2005 года "ЧК" стал проводить большинство своих акций в сотрудничестве с "Адыгэ-Хасэ". Однако вопрос о взаимосвязи и отношениях этих двух организаций вовсе не прост. "Адыгэ-Хасэ" имеет свои организации во всех районах Адыгеи, а также во многих аулах (эта сеть не раз использовалась для решения разнообразных задач, связанных со всенародными выборами). Структуры "Адыгэ-Хасэ" есть и в других республиках Северного Кавказа, населенных адыгами, а также в Краснодарском крае и в зарубежных странах, где имеется адыгская диаспора. В составе "Адыгэ-Хасэ" немало состоятельных адыгских бизнесменов. Разветвленность структуры, многочисленность и большое количество людей с высоким уровнем личного влияния в республике делают "Адыгэ-Хасэ" достаточно рыхлой в политическом отношении организацией. Вряд ли, например, можно однозначно ответить, находится ли "Адыгэ-Хасэ" в оппозиции к нынешней адыгейской власти или же поддерживает ее. Среди депутатов нынешнего состава адыгейского парламента есть "хасисты", в целом лояльные республиканской власти - например, член фракции "Единая Россия" Аскер Шхалахов, а есть в числе депутатов и представители "Адыгэ-Хасэ", настроенные оппозиционно, как глава краснодарского "Адыгэ-Хасэ" Азмет Схаляхо, бывший глава Тахтамукайского района Адыгеи Асланбий Нагой. Адыгейское "Адыгэ-Хасэ" в целом как организация никогда не выступала против Хазрета Совмена, несмотря даже на то, что в 2003-04 гг. значительную часть ее актива составляли люди, "обиженные" президентом - например, снятые с заметных должностей (главой организации в июне 2003 года стал бывший пресс-секретарь Совмена Аскер Сохт; однако с 2005 года организацию возглавляет директор Адыгейского республиканского Института гуманитарных исследований Асхад Чирг, фигура гораздо менее негативная для республиканских властей). Что касается "ЧК", то, с одной стороны, в наиболее острые моменты весны 2006 года эта организация наставила на том, что до решения вопроса о статусе республики вопрос об отставке Совмена должен быть снят. С другой стороны, известно, что во время различных попыток объединить республиканскую оппозицию, имевших место как перед, так и после выборов парламента Адыгеи в марте 2006 года, представителей "ЧК" приглашали к диалогу. То есть "ЧК" сохраняет имидж структуры, далекой от республиканских властей. Последнее, впрочем, не означает, что позиция "ЧК" не оказывает влияния при принятии Хазретом Совменом некоторых кадровых решений. Так, 17 сентября 2005 года советник Совмена, доктор социологических наук Айтеч Хагуров выступил в газете "Советская Адыгея" с большим интервью, в котором критиковал некоторые стороны деятельности "ЧК" - и вскоре был уволен.

"Говорящие головы" "Черкесского конгресса" отличаются от известных представителей "Адыгэ-Хасэ" тем, что до начала своей публичной активности в 2004 году не были известны в политике, не имеют отношения и к серьезному бизнесу. Они стали как бы "людьми ниоткуда", вышедшими на авансцену в критический момент с лозунгом спасения адыгской государственности. Вполне возможно, что на это создателями "ЧК" и делался расчет - "Адыгэ-Хасэ" представлялось им слишком "старой" и неповоротливой структурой, чтобы стать рупором национальной борьбы (примечательно, что до создания "ЧК" его основатели пытались организовать под своим контролем майкопское городское отделение "Адыгэ-Хасэ", но это начинание не увенчалось успехом). Вместе с тем, очевидно, что идейных разногласий между "ЧК" и "Адыгэ-Хасэ" не зафиксировано, и можно говорить о существовании двух внешне независимых друг от друга организаций, готовых продолжать борьбу за государственность Адыгеи - одной большой сетевой структуры и одной компактной идеологической команды.

Таким образом, за государственный статус Адыгеи сегодня есть кому бороться. И при всей неоднозначности своих взаимоотношений с республиканскими властями, защитники адыгской государственности не допускают никаких разночтений в вопросе о том, кто их главный оппонент - это "Союз славян Адыгеи".

"Союз славян Адыгеи"

Общественная организация "Союз славян Адыгеи" была сформирована практически сразу после выхода Адыгеи из Краснодарского края в 1991 году. Ее лидеры - старожилы республиканской политики Нина Коновалова и Владимир Каратаев. Оба они были депутатами Госсовета-Хасэ (парламента) Адыгеи прошлого созыва, Коновалова прошла в парламент от одномандатного округа в Майкопе и в 2006 году, Каратаев в 2006 году проиграл. Коновалова участвовала и в президентских выборах 2002 года, набрала тогда 10% голосов (участвовать в президентских выборах 1997 года лидеры "Союза славян" не могли, поскольку тогда в республике действовал закон, согласно которому, любой кандидат в президенты обязан был владеть адыгейским языком).

Основная идеология "Союза славян" не претерпела изменений со времени создания этой организации: "славяне" считают, что Республика Адыгея представляет собой этнократический режим, не учитывающий интересов большинства, и заявляют о необходимости вернуть Адыгею в состав Краснодарского края.

Единственными "говорящими головами" "Союза славян" были и остаются Коновалова и Каратаев - другие представители этой организации широким слоям избирателей практически неизвестны. Главным рупором "славян" является газета "Закубанье", выходящая 2 раза в месяц тиражом 3-5 тысяч экземпляров (лидеры "Союза славян" неоднократно заявляли, что, по их оценкам, каждый экземпляр газеты читает не менее 10 человек). На протяжении многих лет позитивной репутации Коноваловой и Каратаева среди русского населения способствовало и то, что они регулярно ведут прием населения в небольшом офисе "Союза славян" в центре Майкопа, оказывая помощь по самым различным вопросам, включая вопросы ЖКХ, выплаты пенсий и т.п. Вплоть до выборов 2006 года, когда "славяне" выступили в союзе с одной из федеральных партий, они не обладали заметными финансовыми ресурсами и постоянной сетевой структурой. Издание газеты "Закубанье", весьма небогатой по полиграфическому воплощению, на протяжении многих лет было практически единственной формой публичной активности, которую мог себе позволить "Союз славян". При этом деятельность союза почти полностью ограничивается тремя муниципальными образованиями Адыгеи: помимо города Майкопа, это Майкопский и Гиагинский районы, где преобладает русское население. Перед каждыми выборами лидерам "Союза славян" удавалось создать крепкую группу активистов, работающих главным образом на энтузиазме. По сведениям из окружения Совмена, после парламентских выборов марта 2006 года президент, недовольный не очень уверенным выступлением республиканских единороссов, призывал их "учиться у Коноваловой", как выигрывать выборы.

В отношении Хазрета Совмена лидеры "Союза славян" были настроены достаточно негативно еще до его избрания, хотя сам Совмен в своих выступлениях перед выборами 2002 года отзывался о своем сопернике Нине Коноваловой максимально корректно и даже доброжелательно - видимо, с целью расположить к себе русский электорат, что ему тогда, в целом, удалось. Во время президентства Совмена "славяне" главным образом подчеркивали преобладание адыгейцев на руководящих постах.

Позиции президента Совмена

Политическое положение Хазрета Совмена было объективно непростым с первых месяцев его президентства. Победив на выборах в 2002 году, он не имел в республике своей команды, но при этом не желал и опираться на прежнюю, "джаримовскую" бюрократию. В 2002-2003 годах в его кадровой политике можно было увидеть две линии. Первая и основная состояла в назначении на руководящие посты в республике людей, близких президенту еще по сибирскому бизнесу. Таковыми назначенцами были премьер Геннадий Микичура, министр финансов Татьяна Кириллова, советник президента Шамсутдин Тугуз. Именно Тугуз считался наиболее влиятельным в республике чиновником, пользуясь в первые два года президентства Совмена эксклюзивным "доступом к телу". При этом в адрес Тугуза звучали многочисленные обвинения в лоббизме и создании преференций для некоторых бизнесменов, в том числе и во время ликвидации последствий масштабного наводнения летом 2002 года. Существенно, что Тугуз достаточно быстро испортил отношение с адыгейским движением "Адыгэ-Хасэ", что сразу осложнило взаимоотношения с национальными активистами и самого Совмена. Отставке Тугуза в январе 2004 года предшествовало крайнее обострение отношений между ним и некоторыми членами республиканского правительства. Еще раньше, в 2003 году, расстался Совмен и с другим "сибиряком" - премьером Микичурой.

Даже на фоне небогатого кадрового "урожая", который принесла Совмену Сибирь, еще более скромные результаты дала ставка на своих адыгейских земляков. Совмен по происхождению - шапсуг. Шапсуги относятся к одному из адыгских племен, но исторически проживали на черноморском побережье Кавказа, на территории Адыгеи их мало. В этом была исходная слабость Совмена по сравнению с предыдущим президентом Джаримовым, как уже упоминалось - в огромном количестве возводившем на высокие посты в республике своих земляков из Кошехабльского района. На министерских постах - не самых, впрочем, влиятельных - в 2002-2004 годах появились некоторые шапсуги, в частности, известно о покровительстве, которое Совмен оказывал шапсугской фамилии Жанэ, но даже в тот момент "шапсугский фактор" не стал определяющим в республиканской политике - да и вряд ли мог стать, учитывая крайне маргинальное положение шапсугов внутри Адыгеи. С начала 2004 года, особенно после отставки всесильного Тугуза, все без исключения наблюдатели отмечали нарастающий хаос в кадровой политике президента Адыгеи. Увольняемые министры закономерно пополняли ряды реальной или потенциальной оппозиции. Единственной стабильной фигурой в высшем республиканском чиновничестве оказался руководитель администрации президента Талий Беретарь (бывший председатель Конституционного суда республики), который считается основным "мотором" республиканской власти. В результате, несмотря на преобладание адыгов в республиканском руководстве, Хазрет Совмен так и не вошел в роль объединителя хотя бы адыгской части населения республики. По состоянию на лето 2006 года можно выделить по крайней мере следующие силы, оппонирующие ему, среди адыгов:

1. Братья Мухарбий и Нальбий Тхаркаховы - одни из наиболее влиятельных людей республики во времена Аслана Джаримова. Как и бывший президент, родом они из Кошехабльского района. Нальбий Тхаркахов является главой района, Мухарбий Тхаркахов в парламенте предыдущего созыва возглавлял одну из двух палат (был смещен с этого поста, но восстановился в должности через суд). Влиятельность братьев Тхаркаховых основана прежде всего на контроле над Кошехабльским районом - наиболее благоприятной в сельскохозяйственном отношении частью республики. Правда, влияние их там не является стопроцентным - в марте 2006 года по одному из одномандатных округов Кошехабльского района Мухарбий Тхаркахов не прошел в парламент, уступив кандидату от "Единой России". Партийным проектом братьев Тхаркаховых является адыгейское отделение Аграрной партии России. В парламенте она имеет фракцию из шести депутатов (четыре адыгейца, двое русских), от публичных заявлений по вопросу о статусе Адыгеи аграрии и их фактические лидеры, как правило, воздерживаются. Тем не менее оппозиционность аграриев по отношению к республиканской власти во время предвыборной кампании 2006 года была очевидна как никогда. В феврале Верховный суд Адыгеи принял решение снять аграриев с выборов под формальным предлогом. Впоследствии Верховный суд РФ это решение отменил, однако аграрии в своих агитационных материалах напрямую указывали, что за попытками снять их с выборов стоит руководитель администрации Совмена Беретарь.

2. Группа сторонников ректора Майкопского Государственного Технологического Университета, депутата Госсовета-Хасэ Асленчерия Тхакушинова. Потенциал Тхакушинова как политика определяется двумя факторами. Во-первых, по оценкам многих наблюдателей, он тесно связан с рядом успешных адыгских бизнесменов, работающих в Краснодаре (некоторые из них также являются депутатами республиканского парламента). Во-вторых, влияние Тхакушинова предопределено его ректорским постом - на Северном Кавказе по-прежнему весьма престижным. При этом Тхакушинов не скрывает своей независимости от главы республики. У него нет своего партийного проекта, но известно, что при его участии делались попытки объединить республиканскую оппозицию. К консультациям приглашались все, включая представителей "Черкесского конгресса", но без участия "Союза славян".

3. Главы местного самоуправления. Помимо Нальбия Тхаркахова в Кошехабльском районе, есть и другие главы местного самоуправления, настроенные по отношению к Совмену оппозиционно. Это, в частности, глава второго по значению республиканского города Адыгейска - Ким Мамиёк. Он возглавлял город при Джаримове, затем потерял свой пост, а на всенародных выборах летом 2005 года вернул его, несмотря на то, что Совмен тогда активно рекомендовал другого кандидата. Неприязненные отношения Совмена и Мамиёка фактически стали публичными. Город Адыгейск, населенный почти исключительно адыгами, имеет большие обороты торговли, будучи расположен рядом с крупной автотрассой. Остается максимально независимым по отношению к Совмену и руководство Теучежского района. До парламентских выборов район возглавлял Рашид Мугу, известный в республике как экономист и как человек, близкий активным участникам черкесского национального движения. Теперь он избрался в парламент, но, как предполагают, ему будет по силам пролоббировать избрание на вакантное место главы района "своего" кандидата. Мугу неоднократно выступал с критикой республиканского законодательства, в частности Закона о местном самоуправлении (по поводу него он даже жаловался в Конституционный суд Адыгеи, но безуспешно). 4. Депутаты республиканского парламента. В адыгейской его части, кроме уже упомянутых Ткахушинова, Мугу и депутатов от Аграрной партии, стоит упомянуть следующих парламентариев, заведомо неподконтрольных Совмену: краснодарский бизнесмен Гисса Бастэ (фракция КПРФ), известный крайне критическим отношением к президенту республики (коммунисты в ходе предвыборной кампании 2006 года вообще очень открыто критиковали исполнительную власть республики); Азмет Схаляхо (фракция аграриев) - руководитель Краснодарской городской организации "Адыгэ-Хасэ", активист национального движения, близкий ряду краснодарских адыгских бизнесменов, непримелющих Совмена, а также к известному тренеру, двукратному чемпиону мира по борьбе Арамбию Хапаю, который принимал активное участие в создании адыгского национального движения в начале 90-х и который занимает позицию несотрудничества по отношению к Совмену; Асланбий Нагой ("Единая Россия") - бывший глава Тахтамукайского района, жестко конфликтовавший с Совменом по поводу судьбы одного предприятия на территории района; и некоторые другие. Вышесказанное демонстрирует также и то, что адыгейская "Единая Россия" не является монолитной группой поддержки Совмена - в ее фракцию входят и депутаты, в том числе адыги, настроенные скорее оппозиционно (хотя есть в ней, безусловно, и депутаты-адыги, близкие президенту - например, Юрий Удычак, которого в 2005 году Совмен поддерживал на выборах мэра Адыгейска; Мухаммед Ашев, победивший на выборах депутата в Кошехабльском районе давнего президентского оппонента Мухарбия Тхаркахова). И сам лидер республиканского отделения "Единой России", спикер Госсовета-Хасэ Руслан Хаджибиёков вовсе не является "человеком Совмена". Он стал занимать в республике видные должности еще при Джаримове. При этом в адыгских околополитических кругах именно Хаджибиёков, наряду с Тхакушиновым, называется потенциальным кандидатом в президенты в случае ухода Совмена.

Что касается поддержки Совмена, высказанной в критический период весны 2006 года движениями "Адыгэ-Хасэ" и "Черкесский конгресс", то она носила ярко выраженный ситуативный характер: в заявлениях этих движений подчеркивалось, что в данный момент отставку Совмена неприемлема, так как поставит под угрозу существование республики. Учитывая, что еще в 2003 году "Адыгэ-Хасэ" в своих изданиях позволяло себе критиковать тогдащнюю "правую руку" Совмена - Шамсутдина Тугуза, нет оснований утверждать, что поддержка Совмена со стороны этих движений является стабильной и долговременной.

Таким образом, можно констатировать, что Совмен, с одной стороны, однозначно не принимается русским национальным движением Адыгеи, а с другой - имеет достаточно сложные взаимоотношения со многими адыгейскими политиками, будучи далек от полного контроля за их деятельностью. В случае нового обострения ситуации вокруг статуса Адыгеи, ее нынешний президент, скорее всего, не сможет выполнить роль не только арбитра, но и полномочного лидера одной из сторон противостояния.

Говоря об экономической стороне деятельности Совмена, следует отметить, что, в отличие от ряда других республики Северного Кавказа, в Адыгее не создана система "экономической вертикали", при которой все значимые промышленные предприятия через родственников и других доверенных лиц подконтрольны главе республики. Владельцы большинства предприятий Адыгеи не связаны с Совменом и его командой. Сказанное относится, например, к таким майкопским предприятиям, как ОАО "Майкоппромсвязь", ОАО "Редукторный завод "Зарем" - там, по нашим данным, структура собственности в течение президентства Совмена не претерпела изменений. На майкопском >ЗАО "Картонтара" уже после избрания Совмена появились собственники из Москвы, но к команде президента они отношения не имеют. В целом несколько большую активность проявил Совмен в отношении предприятий, находящихся за пределами Майкопа. Так, он настоял на переводе в республиканскую собственность крупного консервного завода в поселке Яблоновский Тахтамукайского района, на чем, как уже упоминалось выше, "заработал" конфликт с тогдашним главой района Асланбием Нагоем. Однако будущее данного предприятия сейчас неясно. В 2003 году Совмен активно поддерживал смену собственника на Гиагинском сахарном заводе, но в настоящее время предприятие остается в трудном положении. Еще одно крупное предприятие республики - ООО "Майкопский ликероводочный завод", избежав процедуры банкротства, перешло в руки депутата Госсовета-Хасэ Аслана Хашира, ранее уволенного Совменом с поста министра экономики.

При определенном росте экономических показателей Адыгеи за время президентства Совмена, не оправдались те ожидания, которые активно "витали в воздухе" в первый период его нахождения у власти. Эти ожидания были связаны со строительством автомобильной дороги из Майкопа через плато Лагонаки и Большой Кавказский хребет к Сочи. Многократно говорилось о том, что такая дорога позволит объединить туристические возможности Сочи и Адыгеи, существенно увеличит число посещающих республику горнолыжников, вообще "подтянет" инфраструктуру Адыгеи до уровня Большого Сочи. С самого начала признавалось, что строительство дороги - проект дорогой и экологически небезупречный. Отказ от данного проекта руководством республики озвучен не был, однако о каких-либо практических подступах к его воплощению речи не идет уже минимум два года.

Таким образом, президент Совмен, в свое избранный при поддержке подавляющего числа избирателей, не сумел войти в привычную на Северном Кавказе роль "хозяина" республики, оставив вне своего контроля большие пласты политической и экономической жизни Адыгеи. Это делает ограниченным его влияние и в случае обострения конфликта вокруг статуса Адыгеи.

Выборы Госсовета - Хасэ и вопрос о статусе республики

Прошедшие 12 марта 2006 года выборы в Госсовет-Хасэ Адыгеи продемонстрировали серьезный раскол электората в вопросе о статусе республики. Это видно очень большой разнице между результатами голосования в муниципалитетах с преобладанием русского населения - городе Майкопе, Майкопском районе, Гиагинском районе - с одной стороны, и во всех остальных частях республики - с другой. В этой связи совершенно справедливым представляется замечание майкопского политолога, аналитика Центра Карнеги Олега Цветкова: "Избирательные кампании и выборы, являясь кульминацией политических процессов и завершением их очередного цикла, указывают на то, что межэтническая проблематика актуальна для жителей республики, хотя республиканские власти всегда говорили, что межэтнических проблем в Адыгее нет".

Выборы впервые проводились на смешанной основе - 27 депутатов избирались от одномандатных округов, 27 - от партий. При этом "Союз славян" выступил в списке Российской объединенной промышленной партии (РОПП). Первоначально отделение этой партии в Адыгее создавалось при поддержке Российского Союза промышленников и предпринимателей. В предвыборный список РОПП вошли, в частности, владелец нескольких сельхозпредприятий Игорь Ческидов, директор ООО "Адыгэлектромонтаж" Геннадий Дудинов, директора ряда других предприятий. Решение о совместном выступлении "промышленников" и "Союза славян" было принято в декабре 2005 года. Тем самым "Союз славян" впервые за свою историю смог опереться на достаточно серьезную финансовую базу. Предвыборная риторика "промышленников" в основном была сформирована лидерами "славян" Коноваловой и Каратаевым (как уже упоминалось, сами они оба баллотировались в одномандатных округах, при этом Коновалова одержала победу, а Каратаев проиграл и оказался за бортом парламента). Результаты РОПП в части республики, где преобладает русское население, превзошли все ожидания: в городе Майкопе РОПП получил 19,23% голосов (отстав только от "Единой России", которая получила 23,07%), в Майкопском районе - 18,39% (второе место; у "Единой России" - 21,36%), в Гиагинском районе - 17,8% (второе место; у "Единой России" - 34,89%). Во всех прочих муниципальных образованиях результаты РОПП были гораздо скромнее. Пятипроцентный барьер удалось преодолеть еще в Тахтамукайском (7,63%) и Красногвардейском (7,5%) районах, где имеется достаточно представительное русское меньшинство. В других муниципалитетах результаты РОПП такие: город Адыгейск - 0,78%, Кошехабльский район - 4,57%, Теучежский район - 0,21%, Шовгеновский район - 2,74%.

Что касается "Единой России", то, несмотря на многонациональный состав ее списков, уровень ее поддержки в районах с преобладанием адыгского населения был в целом существенно выше, чем в районах с преобладанием русского населения. Так, в Теучежском районе партия получила 59,75% голосов, в Шовгеновском - 56,94%, в Красногвардейском - 56,61%, в городе Адыгейске - 42,86%. Можно предположить, что такой результат был предопределен членством в "Единой России" многих представителей республиканского руководства: один этот факт указывал на то, что данная партия никак не может быть сторонником ликвидации Республики Адыгея.

Все приведенные цифры вполне красноречиво свидетельствуют об оформившемся на электоральном уровне противопоставлении "русской Адыгеи" и "адыгской Адыгеи".

Результаты выборов в некоторых районах стали свидетельством политической слабости Совмена. С одной стороны, главы муниципальных образований в ряде случаев смогли обеспечить весьма высокий процент "своей" партии, победа которой никак не входила в планы республиканского руководства. В частности, в городе Адыгейске, мэр которого Мамиёк является активным членом республиканского отделения КПРФ, коммунисты получили 37,33% (при общереспубликанском результате 14,88%). А в Кошехабльском районе "отличились" аграрии, поддержанные главой района Нальбием Тхаркаховым - они взяли там 33,75% (при общереспубликанском результате 11,25%). С другой стороны, оппозиционные Совмену кандидаты прошли в ряде районов, где главы, как считается, лояльны республиканским властям. Один из таких районов - Красногвардейский. В нем весьма уверенную победу одержал оппонент Совмена Асланчерий Тхакушинов (см. о нем выше).

Ближайшая перспектива

Что может послужить новым поводом для обострения обозначенного конфликта?

Во-первых, истечение в январе 2007 года срока президентских полномочий Хазрета Совмена. Пока можно предполагать, что по крайней мере на уровне полпредстав президента РФ в Южноме федеральном округе Совмен не получит поддержки как кандидат на новый срок. Однако если он все же решит попытаться сохранить свои полномочия или хотя бы передать их преемнику, то очевидно, что для политического торга с Ростовом-на-Дону и Москвой в качестве наиболее весомого аргумента он будет использовать внутреннюю ситуацию в республике, якобы способную взорваться после его отлучения от власти. При этом просто поддержка адыгской элиты не станет автоматически "козырем" для Совмена: как было показано выше, эта поддержка далеко не монолитна. Президенту придется предпринимать сознательные усилия для того, чтобы хотя бы на какой-то момент консолидировать адыгских бизнесменов и общественных деятелей "под себя". Для этой цели, тема грозящего объединения Адыгеи с Краснодарским краем будет наиболее уместным инструментом (другим инструментом может стать реальная или вымышленная угроза назначения главой республики политика неадыгской национальности).

Будет в 2007 году и еще один повод для обострения отношений между организациями, выступающими за и против объединения с Краснодарским краем - это выборы главы Майкопа. Победа на этих выборах кандидата, поддержанного "Черкесским конгрессом" и "Адыгэ-Хасэ", практически исключена по причине преобладания в Майкопе русского населения. Вместе с тем, репутация нынешнего главы города Николая Пивоварова (члена регионального политсовета "Единой России") пострадала после того, как в марте 2006 года Майкопский городской суд признал незаконным повышение в городе тарифов на услуги ЖКХ. Интересно, что в вопросе о тарифах Пивоваров почти в равной мере подвергался критике и "Союза славян", и "Черкесского конгресса". Однако на новых выборах, вероятно, активнее против Пивоварова будет выступать "Черкесский конгресс". Активно сочувствующий "ЧК" видный член "Адыгэ-Хасэ", бывший депутат республиканского парламента Аслан Безруков, которому весной 2006 года прокуратура Адыгеи предъявила обвинения в мошенничестве, был организатором многих выступлений против Пивоварова во время "тарифного" конфликта. Вместе с тем, по нашим данным, "Союз славян" готов поддержать Пивоварова в случае, если активную линию против него поведут адыгские активисты. Угроза политизации выборов главы Майкопа, их погружения в контекст межэтнических проблем будет тем вероятнее, чем живее на тот момент будет тема возможного объединения Адыгеи и края.

Выводы

Все приведенные выше факты, на наш взгляд, позволяют подвести следующие итоги:

1. Активные сторонники и активные противники объединения Адыгеи с Краснодарским краем имеют достаточно ясную национальную акцентуацию, вследствие чего любые попытки реализации этой идеи чреваты межэтническими осложнениями.

2. И адыгские, и славянские организации имеют достаточную инфраструктуру для проведения различных акций и для донесения своей позиции до жителей республики. При этом территории их влияния почти не пересекаются.

3. Республиканской власти в большей степени созвучна позиция адыгских национальных организаций, однако ее контроль за ними весьма относителен.

4. Адыгская элита республики в политическом и экономическом плане довольно раздроблена, однако именно идея борьбы за статус республики является для нее наиболее мощным объединителем, который наверняка попытаются использовать в своих целях все наиболее активные претенденты на пост главы Адыгеи.

(c) ИА REGNUM 

Комментарии / 0 из 0


    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.