Черкесы ждут «Декларации Бальфура»0


В последнее время наблюдается актуализация «черкесского вопроса», содержание которого варьируется в зависимости от множества факторов, включая уровень понимания проблемы, политическую ангажированность, источники заказа на эту актуализацию. Единственное, на чем сходятся все актуализаторы – главные проблемы черкесского народа прямо обусловлены последствиями военных действий, которые царская Россия вела на Северо-Западном и Центральном Кавказе, населенном черкесским народом, в течение почти двух веков, и закончившиеся «парадом победы» в урочище Кбаада 21 мая 1864 года. Опять же в зависимости от различных факторов данные действия называются войной «Кавказской», «Русско-Кавказской» или «Русско-Черкесской», «Отечественной войной черкесов за свободу и независимость», «Мужественной борьбой горцев за выживание». Как бы эта война не называлась, в сухом остатке – уничтожение и депортация 90% черкесского населения Кавказа, современное дисперсное расселение черкесского народа, проживающего в более чем 50 странах мира.

Фундаментальным элементом черкесского вопроса является беспрепятственная репатриация потомков изгнанников – махаджиров либо наличие соответствующей политико-правовой базы, т.е. сама теоретическая возможность репатриации, открытость российских дверей для черкесской диаспоры. Остальные национальные проблемы воспринимаются вторичными и не судьбоносными. На самом Кавказе ныне проживает около 700 тысяч черкесов. Общая численность черкесов в мире оценивается от 3 до 7 миллионов человек, точные данные отсутствуют. Черкесская диаспора является второй по численности после русской диаспорой этнических россиян.

В настоящее время можно наблюдать кристаллизацию и поляризацию позиций по содержательному наполнению и механизмам решения черкесского вопроса. В этом деле можно выделить три подхода, три направления, три центра усилий, стало быть, три группы носителей и исполнителей идей, причем мы рассматриваем черкесский народ в целом – жителей РФ и диаспору.
Первая группа – «патриоты - российские государственники», самая многочисленная и влиятельная, представлена интеллигенцией, студенчеством, молодежью.

Её позиция заключается в том, что решение черкесского вопроса кроется в репатриации махаджиров и создании на приемлемых для Российского государства условиях единого черкесского субъекта Российской Федерации. Эта группа жестко стоит на том, что все проблемы черкесского народа могут и должны быть решены только в рамках Российского права и государства. Если будут задействованы зарубежные институты, то только в роли вспомогательных факторов, но не основных и не приоритетных. Группа выдвигает тезис о том, что Россия – это настолько же черкесское государство, насколько русское или татарское, что десятки поколений черкесов принимали самое деятельное участие в строительстве, укреплении и обороне Российского государства. «Патриоты-российские государственники» выдвигают лозунг «Сильная и единая Черкесия в составе сильной и единой России». Однако, намерение всегда пребывать в российском политическом и правовом поле, быть «Навеки с Россией» жестко соседствует с требованием выполнения Россией всех поставленных условий, т.е. эта группа говорит «Мы готовы и хотим быть в составе России, но в качестве полноценного народа и субъекта Федерации, но не в положении демографических огрызков и лоскутных автономий».

Черкесы – российские государственники предлагают России своего рода пакт – вы возвращаете махаджиров и создаете для нас единый субъект Федерации, а мы создаем пояс безопасности на южных рубежах России, который не смогут преодолеть ни НАТО, ни турки с грузинами, ни экстремисты всех мастей. Кстати говоря, черкесы исторически никогда не нарушали союзнических обязательств и принципов добрососедства перед Россией, не вступали в военные блоки против неё и не предоставляли свою территорию для агрессии на территорию северного соседа. Этот исторический факт дает этой группе надежду быть услышанными и поддержанными со стороны Российского государства. Однако Кремль, возможно, опасается решения черкесского вопроса по сценарию этой группы, предполагая, что усиление черкесов на Северном Кавказе повлечёт рост сепаратистских настроений и созданная руками России единая и сильная Черкесия пожелает в будущем государственной независимости.

Вторая группа – «патриоты независимой Черкесии», малочисленная, но активная, представлена рядом потомков махаджиров и эмигрантов из России новой волны (последних 20 лет), а также радикальными националистами Северного Кавказа.

Данная группа нацелена на полное отделение исторической Черкесии от России и делает ставку для достижения этой цели на страны и блоки, заинтересованные, как минимум, в ослаблении России, как максимум, в ее расчленении. Соответственно, группа тесно вовлечена в работу и инкорпорирована в пропагандистско-идеологическую систему оппонирующих России блоков, вероятно ее участие в деятельности создающихся под независимую Черкесию общественных структур, базирующихся за пределами РФ.

Эта группа заявляет, что черкесский народ обречен на ассимиляцию и деградацию, если не создаст независимое государство на Северном Кавказе, для чего следует использовать как мирные, дипломатические средства, так и вооруженную, партизанскую борьбу. Данная группа может вступить во временный союз с религиозными радикалами, уже ведущими диверсионно-партизанскую войну против России, поскольку долгосрочного союза между секуляризованными традиционалистами-националистами и религиозными фундаменталистами по определению быть не может.

Третья группа – «послушные патриоты», относительно многочисленна, но достаточно быстро теряет позиции и влияние, особенно в молодежной среде, представлена, в основном, правящей элитой черкесских национально-государственных образований и общественными структурами, близкими к власти.

Данная группа является продолжателем идеологии взаимоотношений «старшего русского народа и младших братьев – этнических меньшинств», интересы, объемы и содержание этнических притязаний которых определяются исключительно в Кремле, даже в том случае, когда Кремль ошибается и вредит сам себе и государственным интересам России, как в текущее время, так и в долгосрочной перспективе.

Проблема этой группы в том, что назрел кризис во взаимоотношениях поколений. Старшее поколение, составляющее ее костяк, теряет авторитет и влияние в обществе, а притока молодых «кадров» не наблюдается. Напротив, молодежь, подвергающая полной обструкции «старших», пополняет ряды первой и второй групп. Этот процесс «размежевания поколений» обусловил создание новых общественных структур, в которых состоят лица не старше 40-45 лет, много молодежи до 30 лет, т.е. самая активная и дееспособная часть населения. Воодушевленная поддержкой, которую Россия оказала Абхазии, большая часть молодежи примыкает к первой группе, надеясь, что Россия проявит к черкесам такое же доверительное отношение, как и к родственным им абхазам, и окажет покровительство в решении проблемы единения черкесов Кавказа и репатриации потомков махаджиров.

Изложенные факты приведены для одной цели – необходимо оценить риски и возможное развитие событий при доминировании позиций той или иной группы, причем риски и для России, и для черкесов, попытаться определить оптимальную форму поведения и взаимодействия для обеспечения баланса интересов и безопасности всех сторон.

Начнем с третьей группы. Очевидно, что она доживает свой век и уступает позиции первым двум группам, активно сталкивающим ее с общественно-политической сцены. Поэтому сама возможность ее доминирования сводится к нулю и оценивать риски, сопряженные с ее существованием, не имеет смысла. Однако, здесь следует учесть, что те, кто покинет ряды «послушных патриотов», примкнут скорее к первой группе «патриотов - российских государственников», нежели ко второй - ультра-националистов.

Риски, связанные с ростом влияния второй группы, особенно в смычке с религиозными радикалами, как для черкесов, так и для России, разрушительны. Превращение до сих пор мирного черкесского элемента в агрессивный и воинствующий и его неизбежный в этом случае симбиоз с подобными же элементами Восточного сектора Северного Кавказа превратит регион в один пылающий костер. Начнется полномасштабная Кавказская война-2, модифицированная в средствах и целях, сопровождаемая информационно и дипломатически сообразно условиям и возможностям 21 века, которая поглотит большие людские, военные и экономические ресурсы России. Излишне говорить о том, что такой сценарий может кардинально изменить структуру Российского государства, политической и финансово-экономической системы, повлечь соответствующие катастрофические последствия. Северный Кавказ, ставший единой зоной военных действий и нестабильности, может стать детонатором коренной ломки геополитической ситуации не только на Кавказе и прилегающих зонах, но и во всем мире. Но этот сценарий будет катастрофичным не только для России, но и для самих черкесов. Перед угрозой развала страны Кремль примет самые жесткие меры для локализации сепаратизма и не постоит перед ценой, не будет оглядываться на мировое общественное мнение. В переводе на человеческий язык это означает, что черкесы понесут такие людские, материальные и политические потери, которые создадут такую ситуацию, о которой мечтал в свое время князь Голицын, хотя и в отношении армян: «Я успокоюсь лишь тогда, когда в музее Тифлиса будет выставлено чучело армянина - в доказательство того, что на Кавказе когда-то жили и армяне». В случае с черкесами, возможно, кроме чучел в музеях, о них будут напоминать какие-то остатки народа, но черкесы навсегда уйдут с политический и исторической сцены как народ, имеющий возможность строить свою собственную судьбу и идти по своему пути, в том числе в рамках Российского государства.

Рост влияния первой группы и ее поддержка Москвой – самый оптимальный вариант для всех сторон. Эта группа, ориентирующаяся на деятельность в российском правовом поле и тщательно избегающая любых движений, способных «подставить» черкесский народ под молот войны, является самой конструктивной и перспективной для Москвы.

Черкесский вопрос зреет и решать его придется в любом случае, поэтому лучше опереться на тех, кто видит будущее Черкесии в рамках Российского федеративного государства. В ближайшем будущем будут набирать обороты 2 партии – партия войны – сторонники независимой Черкесии, и партия мира – сторонники единой Черкесии с широкой автономией в составе единой России. Причем партия войны среди черкесов – это не партия тех, кто осмысленно толкает свой народ на войну, а тех, кто не понимает, что движение в сторону независимости Черкесии синонимично ее окончательному уничтожению. Они, как малые дети, наивно полагают, что Россия может развалиться сама и относительно бескровно подобно тому, как это произошло с СССР. А вот партия войны - «доброжелателей» со стороны – это уже организованный вектор силы, пытающийся направить в «нужное» русло национальные чувства черкесского народа. В любом случае, контрольный пакет акций в решении черкесского вопроса находится в руках Москвы. Как она им распорядится, покажет время. Будем надеяться, что Москва сделает правильный выбор и правильные ставки. А у черкесов, как сказано на одном из популярных форумов, выбор прост: «Мы боремся либо за независимую Черкесию, либо за единую Черкесию в составе России, но с широкой автономией, либо ни за что не боремся и сидим тихо. Все остальное – детали, все остальное делается. Я выступаю за 2 вариант - широкую автономию ЕЧ в составе РФ, поскольку 1 и 3 варианты - смерть черкесов, 1- быстрая, 3 - медленная. Я выбираю жизнь. Но не жизнь ценой достоинства, а жизнь, основанную на уважении к моему народу, его интересам, неотъемлемым правам и свободам».

Главный вопрос строительства новой Черкесии – репатриация представителей черкесской диаспоры, поскольку демографическая проблема – это основная угроза, которая висит над черкесами. Она обусловлена тем, что на исторической родине проживает менее 15-20% этноса, происходит интенсивная ассимиляция, уровень естественного прироста практически нулевой в отличие от других народов Кавказа. Сохранение имеющихся тенденций может привести к демографической катастрофе. Такие же процессы происходят среди черкесской диаспоры, которая, несмотря на многочисленность, теряет язык и культуру, национальную идентичность в целом. Спасти ситуацию может только создание Российским государством политико-правовых и практических условий (вопросы гражданства РФ, статуса соотечественников и репатриантов, абсорбции и т.п.) для беспрепятственного возвращения черкесов на историческую родину. Речь идет именно о создании условий, а не о немедленном и массовом переселении. По оценкам экспертов большинство диаспоры намерено оставаться в странах проживания даже при получении возможности репатриации. Однако в идеологическом плане сама эта возможность, предоставленная Россией, будет иметь решающее значение в формировании имиджа страны, восприятии её как защитника национальных интересов черкесского народа и охранителя национального очага, восстановившего историческую справедливость в отношении пострадавшего в результате Кавказской войны народа.

Показательно, что черкесская диаспора всегда демонстрировала лояльность Российскому государству и не предпринимала враждебных в его отношении действий. Единственная мощная волна протеста в ее среде, прокатившаяся в 2006 году, была вызвана информацией о возможности упразднения Республики Адыгея путем объединения с Краснодарским краем. Однако мотивы диаспоры прозрачны и обоснованы, поскольку Республика Адыгея рассматривается как духовный и культурный центр черкесов всего мира, символ надежды на исторический ренессанс народа, подвергшегося изгнанию. Утеря этого центра стала бы подлинной национальной трагедией черкесского народа, большая часть которого проживает за пределами Российской Федерации.

Репатриация некоторой части диаспоры укрепила бы генофонд черкесского народа, создала бы гарантии его физического сохранения, связала бы сотни тысяч граждан Турции и Ближнего Востока кровно-родственными узами с гражданами Российской Федерации, сделала бы их послами доброй воли в этих странах. Черкесская диаспора уже выступила в роли естественного союзника России во время событий августа-2008 вокруг Абхазии и Южной Осетии и может и далее оставаться в этом качестве при соответствующем отношении. Чем больше внимания Российское государство будет уделять решению национальных проблем черкесского народа, тем тверже и с большей заинтересованностью диаспора будет лоббировать интересы России.

В свою очередь Российская Федерация смогла бы решить важнейшую задачу на Северном Кавказе. Черкесский этнический элемент, глубоко инкорпорированный в российское общество, лояльный ему, благодарный за оказываемую поддержку и связанный с Российским государством бессрочным договором в силу перманентности этой поддержки и взаимных интересов, послужил бы мощным сдерживающим фактором, препятствующим центробежным и деструктивным силам. При этом следует учитывать, что черкесы и абхазы происходят от одного протонарода, являются этнически и ментально практически единой общностью и проявляют в кризисных ситуациях этническую солидарность.

Оказав черкесам помощь в репатриации, послав им ясный сигнал о том, что они являются для Российского государства защищаемым им «своим» народом, как и народы Южной Осетии и Абхазии, Россия замкнула бы на Юге страны пояс безопасности, состоящий из преданных ей абхазского и черкесского народов, на пространстве, включающем Абхазию, Краснодарский край, Адыгею, Карачаево-Черкесию и Кабардино-Балкарию. При этом в качестве дальнего дружественного пояса Россия получила бы черкесскую диаспору Турции и Ближнего Востока. Важно и то, что единая и сильная Черкесия стала бы стабилизирующим фактором на всем Кавказе.

Специфика ситуации заключается в том, что интересы Российского государства и черкесского народа совпадают и гармонично сочетаются, что создает гарантии прочности такого союза народов, его бессрочности и эффективности. Что касается сепаратизма сильной и единой Черкесии, об опасениях которого говорилось выше, то его не будет по одной простой причине. Новая Черкесия будет слишком тесно вплетена в тело России экономически, этнически и территориально, чтоб в чей-то воспаленный мозг пришла идея резать по живому телу своего же народа. Этого не понимают лишь те, кто очень далек от темы.

Подводя черту под вышесказанным, хотелось бы перечислить вопросы, которые могут быть решены лишь при поддержке Москвы и которые являются ключевыми в направлении черкесской тематики в стабильное русло, отвечающее долгосрочным интересам и черкесов, и России:

1. Восстановление единого этнонима (унификация) для обозначения адыгов (черкесов), проживающих в Российской Федерации, признание органами государственной власти Российской Федерации их этнического единства
(www.elot.ru/main/index.php?option=com_content&task=view&id=1196&Itemid=71; www.elot.ru – Перепись 2010).
2. Создание межгосударственных координационных органов республик Адыгея, Карачаево-Черкесия и Кабардино-Балкария для решения гуманитарных вопросов по сохранению и развитию черкесского этноса.
3. Создание федеральной политико-правовой и финансовой базы для репатриации черкесской диаспоры - потомков махаджиров.
4. После соответствующего подготовительного этапа, включающего достижение договоренностей с народами и группами, чьи интересы будут затронуты, - создание единого черкесского субъекта Российской Федерации.

Один из черкесских активистов, формулируя идею черкесского аналога сионистского движения, нацеленного на обретение черкесами мира своего национального очага, сказал так: «Эльбрус – наш Сион, Сочи - наш Иерусалим, Хабзэ – наш Талмуд». Остается добавить, что в этом смысле было бы хорошо, если Москва, выступившая в XIX веке в роли Рима, в веке XX1 станет для черкесов Организацией Объединенных Наций. Но прежде будем ждать «Декларации Бальфура» - сигнала о готовности к диалогу, но не через 10 или 50 лет, а «здесь и сейчас», ибо дорога ложка к обеду и уходящее время работает против всех нас.


Хамид Бжахо.
Адыгея. Июнь 2009 г. 

Комментарии / 0 из 0


    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.