Несвободное радио «Свобода» 0


Северо-Кавказская редакция радио Свободы. В центре - редакторы Черкесского вещания Аминат Карданова и Марият Шапсугова.Информация о сложившейся неблагополучной ситуации в черкесской редакции радио "Свобода" облетела просторы интернета и, естественным образом, беспокоит адыгскую общественность. К нам обратились читатели нашей газеты ("Зов"/"Джэ макъ") с просьбой прояснить эту ситуацию. Для начала ознакомим вас, уважаемые читатели, с информацией, поступившей на адыгские интернет-сайты, чтобы картина была полной и понятной всем.

Северо-Кавказская секция радио "Free Europe/Liberty" была открыта в 2002 году специальным биллем конгресса США для распространения идеалов свободы и демократии в регионе вещания, а так же с целью поддержки самобытности национальных культур.

В адыгском мире эта инициатива была воспринята с огромным воодушевлением и энтузиазмом; для народа со сложной и трагической судьбой ежедневное международное вещание представляло новые, доселе невиданные возможности для консолидации расколотого культурного пространства, информационного взаимообмена.

В течение первых трёх лет вещания эти задачи, в целом, были выполнены. Информационная сеть черкесской редакции раскинулась от Нью-Йорка до Стамбула, от Аммана до Москвы, от Брюсселя до Нальчика, от Тель-Авива до Майкопа, Сочи и Черкесска, покрывая все регионы рассеяния многострадальной адыгской нации. Ежедневные новости поддерживали информационное единство адыгов, а специальные культурные программы способствовали возрождению утраченной культуры, установлению трансграничных связей деятелей искусства и науки, историческому просвещению.

К сожалению, несколько лет тому назад всё изменилось. Директор всей Северо-Кавказской секции (которая включает в себя, кроме черкесского вещания, аварский и чеченский сегменты) некто Дукаев Аслан вознамерился изменить тематическое содержание программ; воплощение этой идеи началось с репрессий против журналистов. Под различными надуманными предлогами от эфира были отстранены и уволены корреспонденты черкесской редакции: Абрегов Альмир из Майкопа (Альмир – известнейший историк, последовательно отстаивающий адыгское прошлое Кавказского Причерноморья, всё чаще подвергаемое сомнению современными ревизионистами), Намитокова Роза (очень ценный корреспондент в Краснодаре), Кушхова Жанна (корреспондент в Нью-Джерси, где сосредоточена самая крупная кавказская диаспора в США), Темиров Мурат (редактор и ведущий программ), Кушпова Марина (Черкесск), Хатажуков Валерий (известнейший правозащитник, один из наиболее именитых адыгских журналистов),Текушев Ислам (основатель и главный редактор информационного агентства Caucasus Times), Тлисова Фатима (редактор черкесского вещания), Начо Алим (корреспондент в Бельгии), Емтыл Нурби (известный в Адыгее писатель, блестящий журналист)... Даже этот, далеко не полный список, достаточно красноречив.

В конце концов, однажды директор прямо заявил, что черкесское вещание его интересует сугубо лишь как чеченские новости на черкесском языке. Адыгская общественность не может мириться с подобной нетерпимостью и открытой дискриминацией и выражает свой протест по поводу происходящего с
черкесским вещанием администрации радиостанции «Свобода».

За разъяснением ситуации мы обратились к бывшему сотруднику черкесской секции радио «Свобода» Мурату Темирову:

Со «Свободы» с чистой совестью.

Мне довелось работать редактором и ведущим программ в черкесской редакции радиостанции «Свобода/Свободная Европа» в течение четырёх лет, почти с самого основания Северо-Кавказской службы, частью которой, собственно, она и является. Нужно сказать, само начало ежедневного радиовещания на черкесском языке из Европы предопределило высокий слушательский интерес и вызвало чрезвычайное воодушевление потенциальной аудитории: создание единого информационного пространства для рассеянного по многим странам народа вселяло надежду на скорое воссоединение; возможность делиться радостями и печалями, оперативно обмениваться новостями, узнавать, как и чем живут в разных государствах соотечественники, просто слышать родную речь, или даже находить родственников - так многие представляли себе задачи первого в истории общеадыгского средства массовой информации.

Однако спустя некоторое время стало понятно, что ожидания, по меньшей мере, были завышены. По содержанию новости дублировали не самые свежие материалы гигантов мировой медиаиндустрии. Что касается нечастых программ эндемической тематики, то они, в основном, были пронизаны фальшивым пафосом реваншизма.

Нередко радио становилось выразителем откровенно маргинальных мнений.

Изложенное можно проиллюстрировать множеством примеров, я приведу только пару наиболее характерных.

Так, трагические события 13-14 октября 2005 года в Нальчике директор Северо-Кавказской службы Аслан Дукаев прокомментировал так (буквальная цитата, перевод с английского): "Это балкарское восстание против республиканских органов власти ввиду засилья в оных кабардинского большинства". Трудно сказать, чего в этом изумительном заявлении больше - подстрекательства или невежества; однако учитывая, что комментарий был сделан через несколько дней после событий (17 октября), надо думать, говоривший готовился, а значит произнёс эту ахинею сознательно.

А на прошлогоднюю агрессию Грузии против Южной Осетии тот же самый директор Дукаев отозвался многословной, но куцеватой по смыслу статьёй в духе: "всю эту кашу заварила, без сомнения, Россия". Автор игнорировал такой, например, факт, как постройка грузинскими властями нового морга в Гори, по вместимости значительно превышающего, так сказать, "демографические возможности" этого малонаселённого района. Или то, что в обозе наступавших грузинских частей находились грузовики, полные новеньких грузинских флагов, предназначенных, очевидно, для водружения на "освобождённых" территориях. Эти данные привели позже независимые грузинские СМИ.

Общеизвестно, что к войнам готовятся все стороны, но развязывает войну наиболее безответственная, что и было монстроидально продемонстрировано г-ном Саакашвили.

Упомянутые факторы естественным образом выразились в снижении интереса к программам черкесской редакции: ныне количество их слушателей, по данным объективного контроля аудитории, очень невелико, да и эти скудные цифры лишь отражают допустимую статистическую погрешность.

Резюмируя, можно заключить, что черкесское радио на "Свободе" не состоялось. Предпосылок тому было немало, можно выделить несколько: кадровая чехарда, тематическая тенденциозность, косность формы и речевая (диалектная) разноголосица.

Но основной причиной такого провала является отсутствие общей концепции вещания как следствие непрофессионального руководства.

Чтобы быть более объективным в оценке работы черкесской студии радио «Свобода» мы связались с экспертом-переводчиком программ на черкесском языке, который в течение 6 лет работал в центре независимой оценки программ Радио Свобода и имя которого мы не будем разглашать.

"Я получила их программы для обработки в самом начале вещания. Первые шаги, как всегда, робкие, и нарекания, естественно, были. С 2003 года начался расцвет службы: стали появляться в эфире материалы не только корреспондентов из Кабардино-Балкарии, Адыгеей и Карачаево-Черкесии, Ставропольского края, но и из многих стран, где проживает наша многочисленная диаспора. Казалось, времени в коротком 15-минутном блоке всем не хватит.

Но со временем география репортажей стала сужаться, и случилось даже так, что из эфира пропали репортажи Валерия Хатажукова и Зарины Кануковой из Нальчика. Их работы были одними из самых лучших как по актуальности, так и по содержанию. Тем самым из информационного поля выпал самый большой регион на территории России, где проживает адыгское население. Далее, один за другим, из эфира стали пропадать и репортажи других корреспондентов из Адыгеи, Бельгии, Карачаево-Черкесии. На студии так же прекратила работу редактор и ведущая Фатима Тлисова, а после и Мурат Темиров.

После ухода Тлисовой Ф. и Темирова М. язык вещания, в буквальном смысле слова, изменился. Да и не только язык, а качество, содержание и тематика самих программ тоже изменились. Дело в том, что в эфире стал преобладать не всем понятный кабардино-черкесский язык, а различные наречия нашего многообразного адыгского языка – нередко это были диалекты отдельных поселений, но вовсе не канонический литературный язык. Таким образом, еще большая часть потенциальных слушателей лишились возможности слушать программы этой службы. В основном программы состояли из международных и общероссийских новостей, с которыми слушатели и так могут познакомиться из огромного ряда других источников. Такое информационное наполнение вещания начисто перечеркнуло сам смысл существования и работы черкесской студии.

По моему мнению, самой большой проблемой на протяжении всех лет работы службы была кадровая. После личного посещения главного офиса радио «Свободы» в Праге эти доводы лишь подтвердились. Как известно кадры решают всё, и этот вопрос оказался в нашем случае многогранным. Главными ответственными сотрудниками были именно редакторы, которые работали непосредственно в Праге, и для этой работы к ним предъявлялись очень высокие требования: отличное владение письменной и устной речью 3-х языков – русского, черкесского и английского, аналогичный опыт работы, поставленная речь и многие другие аспекты.

Из разговора с сотрудником кадровой службы Радио Свобода, Келли Джефферс мне стало известно, что главным камнем преткновения для них стало именно малое количество кандидатов, которые при наличии многих необходимых качеств и требований никак не соответствовали одному, самому главному критерию, каковым является хорошее владение устной и письменной речью трех языков одновременно.

Сам же Дукаев Аслан, руководитель Северо-Кавказсого сервиса, всячески отмахивался от достойных кандидатов. Ему не нужны были на студии сотрудники со своим мнением или те, кто владеет английским языком и может напрямую обратиться за разъяснениями или же с жалобой непосредственно к вышестоящему руководству. Ему угодны только полностью управляемые люди, которые в конечном итоге зависят от его сугубо личного, субъективного мнения. Возможно, он просто боится, что его подсидят. Не понятно так же, каким образом Дукаевым А.выявлялся уровень владения адыгским языком кандидатами, когда он сам является чеченцем по национальности и, само собой, не знает адыгских наречий. По мнению многих, он – примитивный шовинист.

К сожалению, приходится признать:, на сегодняшний день среди нас, адыгов, очень много тех, кто свободно говорит на английском, не говоря уже о русском, но вот родным, в той степени, которой требует высокопрофессиональная редакторская и журналистская работа, владеют немногие. Из числа тех немногих черкесов, которые были приглашены на стажировку в Прагу, почти никому не был предложен постоянный контракт, хотя среди них были люди полностью соответствующие заявленным требованиям; без объяснения причин всем им просто отказывали. Тем же, кого принимали на работу, предлагалось подписать трудовой договор с открытой датой, а это значит, что в любой день сотрудник может быть уволен без объяснения причин. В сложившейся ситуации черкесское вещание стало заложником мнения одного человека, который своей "грамотной и продуманной" кадровой политикой, злоупотребляя своим служебным положением, целенаправленно свел на нет смысл существования черкесской студии".

Неудачный опыт черкесской "Свободы" явил насущную необходимость собственного панадыгского электронного медиасредства, однако для осуществления подобного масштабного проекта требуются значительные затраты. Уже много лет этим вопросом занимается известный меценат, писатель и режиссёр Мухадин Иззат Кандур; и именно с целью поддержки независимых журналистов была создана и успешно функционирует Пражская школа журналистики. Мы приглашаем потенциальных партнёров к сотрудничеству по данной программе.

Заира Долова 


Комментарии (0)



    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Вход Зарегистрироваться