Эхо незабытого прошлого0


Обложка книгиВ Лазаревском районе прошла презентация книги профессора Даулета Нагучева "Мой аул Хаджико", рассказывающей о вехах истории и современной жизни этого древнего шапсугского селения.

Любовь к родительскому дому, своему аулу и земле предков в каждом человеке заложена на глубоком генетическом уровне, убежден Даулет Нагучев. Она крепкой незримой нитью – куда бы ни забросила судьба – связывает нас с исторической родиной, с далеким детством, дорогими людьми, привычными вещами и явлениями. Проявляются подобные чувства по-разному, но обязательно вырываются наружу: рано или поздно в душах и сердцах пробуждается осознанное стремление к совершению добрых дел, людям свойственно желание изменить окружающий мир, сделать его немного другим – честным, искренним, человечным. Кто-то сажает фруктовый сад, плодами которого радушно угощает односельчан, другой – строит дорогу в горный аул, где родился и вырос, третий – учит детей, кому-то ближе почетная профессия – защищать Отечество. Сам Даулет Махмудович выразил свою безграничную любовь к родному аулу и землякам в новой книге, ставшей не просто летописью – настоящей энциклопедией, в которой собран уникальный этнографический материал. Она обо всем – истории селения, простых человеческих судьбах, семейных династиях, одним словом, о прошлом, настоящем и будущем Хаджико.

Даулет Нагучев, слева, со старейшиной аула Хаджико Салихом СизоСам Даулет Махмудович избрал свой собственный, сложный и тернистый путь в жизни, целиком посвятив себя науке. Спустя годы, паренек из маленького аула Хаджико, привыкший полагаться только на собственные силы, трудолюбие и природный талант, стал уважаемым человеком, ученым-историком, профессором, преподавателем адыгейского государственного университета, имя и заслуги которого широко известны в научном мире. Живет он в Майкопе, но душой – в родной Шапсугии, пользуется любой возможностью побывать на малой родине.

– Здесь мне дороги каждый родничок, каждый камень, каждая тропинка, – признается он. – Общение с аулом и земляками всегда прибавляло мне светлой силы, на которую опирался в тусклые и сумеречные, крайне сложные для меня дни. Этой книгой я хотел засвидетельствовать свою глубочайшую любовь и признательность к родной земле, на которой рос, воспитывался, учился понимать добро и зло, к земле, на которой живут друзья, близкие мне по духу и крови люди, к земле, где покоится прах моих предков…

Работа над книгой заняла пару лет, но идея вынашивалась давно: не один год кропотливо собирался необходимый краеведческий материал, редкие архивные свидетельства и документы, воспоминания старожилов, разнообразная фактическая информация, например, генеалогические древа местных фамильных родов, топонимические названия, семейные фотографии, географические карты и иллюстрации. В итоге получился большой фундаментальный труд, первый подобного рода в истории населенных пунктов Причерноморской Шапсугии. Автор не торопился выпускать в свет свой историко-этнологический очерк, подходя к теме максимально ответственно – очень многое хотелось сказать, о многом написать, важно было ничего не упустить, постараться найти доброе слово для каждого жителя аула, внесшего свой вклад в его развитие, все проверить и перепроверить.

Несомненное достоинство книги – в твердой принципиальной гражданской позиции историка Нагучева. О самых страшных, порой, трагических событиях прошлого своего народа, в контекст которого вписан аул Хаджико, в частности, Кавказской войне и ее катастрофических последствиях, он говорит открыто, честно, без эмоций, порой затмевающих разум, во всем видна рука опытного ученого-исследователя, ставящего своей целью сохранить для нынешних и будущих поколений историческую правду. Она не вписывается в официальную версию, насильно "втиснутую" в современные школьные учебники "Кубановедения" и, тем более, противоречит большинству путеводителей, издающихся в крае, в этом, на мой взгляд, и заключается ее главное достоинство. Работа была проделана колоссальная, объем информации, "перелопаченный" автором, оказался подобен Фишту, издревле почитаемому причерноморскими адыгами.

– Бывали моменты, когда просто опускались руки, – рассказывает Даулет Махмудович. – Мне казалось, что справиться с поставленной задачей не удастся: чем глубже я погружался в работу, тем явственнее начинал понимать, насколько она масштабна, сколько многого мы еще сами о себе не знаем, но остановиться на полпути, бросить начатое – означало предать саму идею, своих односельчан, память о родине предков.

Книга адресована молодому поколениюТеперь в местной средней школе впору вводить новый учебный предмет – "хаджиковедение". Для этого у местных педагогов есть все необходимое: школьный исторический музей, богатейший фактический материал, а теперь еще и книга "Мой аул Хаджико", являющаяся не просто уникальной летописью жизни селения, но и великолепным учебным пособием для детей и молодежи. Безусловно, в ней рано ставить точку. Жизнь продолжается. На смену старшему поколению идет молодое – достойное, талантливое, амбициозное. Новые страницы в летопись аула теперь предстоит вписать именно им.

– Особой своей удачей я бы посчитал, если бы моя книга помогла молодым землякам лучше узнать свои корни, что абсолютно необходимо для сохранения нашей самобытности и исторической преемственности поколений, – признается Даулет Махмудович. – Отцы и деды когда-нибудь уходят, а сыновья и внуки наследуют память о них. Духовное наследство предков питает наши умы, облагораживает наши души и направляет нашу историческую волю. Но молодые наследуют не только память – они наследуют всю родную землю, становясь ее хозяевами. Надо всегда помнить, что Отечество и родную историю не выбирают, выбирают свой путь в истории, творимой сегодня, а выбор объективно связан с осмыслением опыта и уроков прошлого. Тот, кто хочет понять настоящее, должен понять прошлое, питающее его…

Ансамбль Шапсугия тоже поздравил автора и жителей аула ХаджикоПрезентация книги "Мой аул Хаджико", прошедшая в родном селе автора, вызвала огромный интерес у местных жителей, собрала людей самых разных возрастов. Библиографической редкостью сразу стал и сам историко-этнологический очерк Даулета Нагучева, в издании которого наряду с общественным парламентом причерноморских шапсугов приняли участие многие десятки простых людей, – тысячный тираж быстро разошелся по всей Шапсугии. Организаторы встречи – "Адыгэ Хасэ", Центра адыгской культуры и "Чиле Хасэ" Хаджико – постарались превратить это историческое событие в настоящий праздник, в рамках которого состоялась не только встреча с автором, но и концерт народного ансамбля "Шапсугия".

– Сегодня мы до конца не можем осознать всей значимости этой книги, – подчеркнул в ходе презентации глава администрации Лыготхского сельского округа Хамед Харту. – Труд нашего земляка обращен, прежде всего, будущим поколениям, тем, кому предстоит продолжить дело старших, своих предков.

– Значение печатного слова для нас, адыгов, имеет первостепенное значение, – убежден житель аула Хаджико Саид Ушхо, оказавший большую помощь в издании книги. – Сколько уникальных сведений, фольклорных материалов, теоретических и практических знаний, носителями которых были прежние поколения черкесов, мы безвозвратно потеряли! Даулет Нагучев в меру своих сил постарался восполнить этот пробел, внес свою лепту в сохранение нашей этнической самобытности.

– Выход книги "Мой аул Хаджико" стал событием огромной важности не только для жителей аула, но и всей Причерноморской Шапсугии, – отметил председатель "Адыгэ Хасэ" Маджид Чачух, сам уроженец этого селения. – Повышенный интерес к изданию проявили также наши собратья, живущие в адыгских республиках и в странах проживания черкесской диаспоры. Так что громкий голос аула Хаджико благодаря Даулету Нагучеву теперь услышит весь адыгский мир!

Анзор Нибо
Фото автора.  

Комментарии / 0 из 0


    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.