Пируэты на хрупкому сочинскому льду 0


В 2014 году Сочи, известный российский черноморский курорт, будет принимать у себя Зимние Олимпийские игры, которые станут символом того, что Россия занимает всё более уверенное положение на международной арене. Право организовывать у себя Олимпийские Игры - несомненно, великая честь для любой страны; однако эта честь может повлечь за собой и выходящие за привычные рамки внутренними и внешними сложностями. В частности, расположение города на территории, которую черкессы считают своей родиной, оживит основную цель исторически задавленной, пережившей депортацию нации: добиться признания геноцида в отношении черкессов, осуществить репатриацию и воссоединение черкесского народа.

Историческая территория Черкессии сегодня раздроблена на несколько районов, входящих в состав Российской Федерации. Но никто не забыл о том, что последней столицей независимой Черкессии был город Сочи. С места, где в нынешнем городе-курорте расположен морской порт, черкесов вывозили в Оттоманскую Империю. И центр Зимних Олимпийских Игр 2014 года, Красная Поляна (по-черкесски, Кбаада), это место, где 21 мая 1864 года состоялся парад российских войск в честь окончания войны с черкессами. По прихоти истории, Зимние Игры будут проходить здесь в 2014 году, в 150-ю годовщину поражения Черкессии.

Российская сторона не отрицает исторической реальности. Например, того ужасного факта, что российский генерал Засс построил изгородь вокруг своей резиденции из черепов черкесов; что генерал Евдокимов бросил детей из разрушенной черкесской деревни в яму и сжёг их там заживо, что черкесы тысячами гибли от голода и жажды на берегу Чёрного моря, куда их оттеснили российские войска.

Однако проблема в том, каким словам обозначать эти отвратительные факты: называть ли эти события просто «войной» или «геноцидом». Российские политики до недавнего времени играли в «молчанку», избегая как отрицать, так и принимать версию о геноциде в отношении черкесов. Характернейший пример этой «политики замалчивания»: когда в январе 2006 года общественные организации Черкессии обратились в российский парламент с просьбой о признании геноцида в отношении черкесской нации в XIX столетии, члены парламента ответили, что черкесов не было среди людей, депортированных в Сталиным в ХХ веке. Много говорилось о том, что этот ответ был просто смешон; однако мало кто отметил тот факт, что члены парламента предпочли показаться смешными, лишь бы не давать отрицательного ответа.

Эта «политика замалчивания» была нарушена в феврале этого года, когда черкесы США во время Зимней Олимпиады в Ванкувере выступили с протестом, обратившись к миру с посланием: «если вы позволите, чтобы Игры 2014 года проводились в Сочи, ваши лыжники будут кататься по могилам наших угнетённых предков». В ответ на это российский посол в Вашингтоне заявил, что «геноцида в отношении черкесов не было», и что все подобные предположения «не имеют под собой основы».

В интересном ракурсе проблема предстала после российско-грузинского конфликта в августе 2008 года. После войны, в ходе которой стало совершенно ясно, что спорные территории для неё потеряны, Грузия выработала так называемую «политику симметрии» по отношению к России: то есть политику поощрения антироссийских сепаратистских движений на Северном Кавказе. Грузинский парламентский комитет, например, уже постановил соответствующим письмом завязывание отношений с республиками Северного Кавказа.

Весной нынешнего года черкесские активисты, исходя из этой политической платформы, уже обратились к грузинскому парламенту с просьбой об официальном признании факта геноцида в отношении черкесского народа. Если бы Грузия действительно решилась на этот шаг, это поставило бы Россию в трудное положение: тогда оказалось бы, что она проводит Олимпийские игры на земле, где был совершён геноцид, только что признанный государством-членом ООН. Это стало бы таким же бельмом в глазу для России, как признание армянского геноцида явилось источником великого раздражения Турции.

Кстати, хотя поначалу Россия отнеслась к этой стороне черкесского вопроса сугубо отрицательно, позднее, в 1990-х годах, были сделаны и некоторые положительные шаги в направлении признания исторической истины. Например, слово «геноцид» звучало в некоторых парламентах российских автономных областей, Кабардино-Балкарии (в 1992 году) и Адыгеи (в 1996). В 1994 году Ельцин сам обращался к российским черкесам с примирительными заявлениями. Так что, если Москва решит переменить свою политику, есть прецеденты, на которые она могла бы опереться.

Однако на пути подобного изменения политического курса стоит немало препятствий. Во-первых, надо отметить, что черкесский мир никогда даже не пытался найти компромисс с Россией. Попросту говоря, черкесское требование можно выразить следующим образом: «Россия, ты убивала нас и ссылала – признай это!».

С точки зрения же России, есть ещё вопрос о репарациях, который признание геноцида черкесского народа с неизбежностью поставит. Россию, ещё не оправившуюся от кризиса, совсем не вдохновляет пример Германии, десятилетиями расплачивающейся за последствия еврейского Холокоста. Для России могло бы оказаться катастрофичным, если бы после признания черкесского геноцида подобные требования предъявили бы казаки, татары, поляки и другие народы. Тем не менее, история формирования Российской империи и советского государства настолько полна подобных жестокостей, совершённых в отношении различных этнических групп, включая и сам русский народ, что современные руководители России не смогли бы всем возместить нанесённый ущерб, даже если бы захотели.

Так как же можно сдвинуть дело с мёртвой точки? Несомненно, многое зависит от достижения консенсуса между Россией и черкесским народом. Но некоторые совсем простые моменты могли бы оказаться полезными для обеих сторон.

Во-первых, я бы сказал, что черкесской стороне стоит успокоить страхи Москвы, связанные с экономической стороной вопроса, отказавшись от всех претензий на денежную компенсацию. Во-вторых, все обиды и жалобы должны быть оформлены в виде официального документа, в форме своего рода общественного договора. В нём должны быть изложены, помимо признания факта геноцида, две основные черкесские проблемы: репатриация и воссоединение нации. Я полагаю, должен быть издан закон и разработана государственная программа по репатриации черкесской диаспоры на родной земле. По моему мнению, все черкесские области должны быть объединены в единую Черкесскую Республику в составе Российской Федерации.

Если застарелые проблемы, благодаря доброй воле с обеих сторон, окажутся разрешёнными, трудно даже представить себе, какое стабилизирующее влияние окажет объединённая Черкесская Республика на обстановку на юге России. При подобном развитии событий праздник в Сочи 2014 года смог бы перейти из разряда событий, чреватых отрицательными последствиями, напряженностью и грустными чувствами, в прекрасное празднование новой России, показывающей пример разрешения давних проблем.

Суфьян Жемухов

Оригинал публикации: Skating on thin ice in Sochi

© inoСМИ.ru 


Комментарии (0)



    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Вход Зарегистрироваться