Капкан для Канокова0


НальчикСитуация с экстремизмом в Кабардино-Балкарии превзошла самые пессимистичные прогнозы. С начала года эту северокавказскую республику сотрясают громкие убийства и теракты. Пожалуй, кульминацией череды последних нападений стало дерзкая атака группы боевиков на объекты силовых структур в Нальчике. Террористам удалось обстрелять здание ФСБ в самом центре города и уйти незамеченными, несмотря на высокую концентрацию милицейских патрулей в городе, а также у выездов из города.

Это не первый случай, когда совершив дерзкую диверсию или убийство, боевикам удалось скрыться с места преступления. Однако самым громким и резонансным стало убийство троих туристов из Москвы 18 февраля в Баксанском районе республики. Именно после этого преступления Москва решила ввести режим контртеррористической операции (КТО) в двух районах Кабардино-Балкарии.

Последний раз на силовые объекты республики боевики нападали 13 октября 2005 года. Это произошло после назначения президентом КБР Арсена Канокова, бизнесмена из Москвы. Тогда силовикам удалось отразить атаку ценою десятков человеческих жизней – как со стороны боевиков, так и со стороны милиционеров и мирных граждан.

Затем в республике наступило некоторое затишье. Это произошло по двум причинам: во-первых, радикальное крыло кабардино-балкарского подполья было основательно разгромлено и, во-вторых, президент Кабардино-Балкарии Арсен Каноков заявил, что не позволит насилия в отношении правоверных мусульман. Эти два обстоятельства значительно снизили градус напряжения в республике на некоторое время.

Однако спустя четыре года Кабардино-Балкария снова стала ареной для сил, заинтересованных в дестабилизации обстановки в республике. Если в 2005 году в нападении на город были заинтересованы по меньшей мене две стороны – руководство Ичкерии (ныне Имарата Кавказ) и глава МВД Хачим Шогенов, то сегодня в успехе лесных братьев заинтересованы как разные политические силы внутри республики, так и за ее пределами. Это, кстати, в разной степени отметили и глава Кабардино-Балкарии Арсен Каноков и президент России Дмитрий Медведев. Каноков предположил, что за попыткой резкой дестабилизации обстановки в регионе могут стоять «спецслужбы соседних государств», а Дмитрий Медведев обвинил в подрыве опоры канатной дороги в Приэльбрусье криминальные силы.

Однако абстрагируемся от высказываний двух глав и назовем эти самые силы, о которых по понятным причинам открыто, не говорят политики. Все эти силы, одни косвенно, другие напрямую учувствуют в джихаде, которые ведут вооруженные экстремисты в Кабардино-Балкарии.


Начнем с непосредственных исполнителей преступлений.

После смерти лидера кабардино-балкарского подполья Анзора Астемирова, идеолога Имарата Кавказ, кабардинца по национальности, перенявший бразды правления подпольем Аскер Джапуев, балкарец по национальности, своего предшественника превзошел не просто жестокостью и дерзостью преступлений, но смог достичь состояния неуязвимости для своих бойцов.

Это обстоятельство достигло абсолюта после смены руководства МВД Кабардино-Балкарии, которую инициировал министр МВД России Рашид Нургалиев. Место близкого главе Кабардино-Балкарии Юрия Томчака занял начальник криминальной милиции, первый заместитель начальника ГУВД по Кемеровской области Сергей Васильев. За день до отставки Юрия Томчака, 18 ноября на совещании в Пятигорске, министр внутренних дел России Рашид Нургалиев поставил Кабардино-Балкарию в один ряд с Дагестаном и Ингушетией, среди регионов Северного Кавказа с наибольшим уровнем террористической угрозы. Т.е. Юрия Томчака сняли за плохие показатели ведомства в борьбе с экстремизмом.

Все было бы логично. Ведь действительно со смерти Анзора Астемирова боевики достаточно успешно ведут боевые действия в республике, демонстрируя свое превосходство перед силовыми структурами, тем самым показывая несостоятельность региональных властей. Однако на место знающего республику опытного силовика назначают милиционера из Кемеровской области.


Что делает новый глава министерства внутренних дел?

Новоназначенный руководитель МВД КБР в качестве новой меры борьбы с постоянными покушениями на патрульных милиционеров и участковых приказал закрыть опорные пункты милиции. Их просто упразднили. Посты ГИБДД после 12 ночи пустели, открывая дорогу для перевозки оружия и боеприпасов. Так продолжалось несколько месяцев. За это время боевики убили муфтия Кабардино-Балкарии Анаса Пшихачева, черкесского общественного деятеля Аслана Ципинова, главу администрации Чегемского района, расстреляли четырех сотрудников милиции в Чегемском районе и совершили десятки нападений на патрули, убив не один десяток человек. Практически во всех случаях, независимо от места и времени преступления, боевикам удалось скрыться.

И дело не в военном гении лесных братьев, а в том, что, во-первых, у кабардино-балкарского подолья появились информаторы в МВД, во-вторых, потому что в горных селениях Эльбрусского и Чегемского районов подполью обеспечивают тылы местное население, недовольное республиканской властью. В-третьих - новоназначенный министр отдал контроль за основными транспортными узлами командированным в КБР из других регионов милиционерам.

Стоит привести в пример лишь один яркий случай, о котором промолчали российские СМИ. Так, в феврале прикомандированный к МВД КБР милиционер расстрелял в центре города двоих местных силовиков, подоспевших на помощь приезжему коллеге, остановившему управляющую автомобилем в платке женщину. Приняв сотрудников за боевиков, так как последние были в гражданской одежде, но при оружии, гаишник выпустил всю обойму в молодых людей, убив на месте одного и смертельно ранив второго. Это говорит о полном отсутствии координации действий между разными отделами одного ведомства, не говоря уже о координации действии и обмене информации между ФСБ, МВД, и других структур.

Однако главный секрет неуязвимости местных джихадистов кроется не только в непрофессиональной работе силовых структур, в-особенности МВД республики, а в том, что боевики получают информацию о передвижениях силовиков, спецоперациях и зачистках. Именно поэтому им каждый раз удается уходить с места преступления.


Клановые войны в Кабардино-Балкарии

Предшественник Канокова - Валерий Коков был опытным аппаратчиком. При нем в республике сформировались кланы, которые владеют целыми отраслями, контролируют миллиардные потоки. Эти кланы делятся по этническому признаку. При Кокове каждый из кланов знал свое место и его цену. Так, при Кокове туристическая отрасль была отдана балкарцам, место председателя парламента и министерства социального развития и финансов также закрепили за собой балкарские фамилии.

Президентское кресло, силовые структуры, а также нефтепродукты разделили между собой близкие Валерию Кокову кабардинские семьи. Хотя и принято считать, что Валерий Коков на смертном одре способствовал передачи власти в КБР в руки Арсена Канокова, но после этого в республике произошло сращивание кланов и местного криминала, выступивших против кандидатуры нового президента. Сегодня именно эти силы оказывают скрытую поддержку воюющим под зелеными знаменами Имарата Кавказ.

Ни балкарские, ни кабардинские кланы не были заинтересованы в приходе Арсена Канокова, чей бизнес никоим образом не был связан с республикой, а значит, не вовлечен в непрозрачные синдикаты, которыми владели кланы. На Канокова у местных элит не было компроматов, а значит рычагов воздействия. Кроме того, опытный бизнесмен, входящий по версии журнала «Финанс» в список российских миллиардеров, угрожал абсолютной власти кланов в различных отраслях республики. Именно поэтому кланы попытались предотвратить назначение Канокова всеми возможными способами, выдвинувшись несколькими кандидатами от общественных организаций и партий.

Среди них - председатель правительства КБР Геннадий Губин, член Совета Федерации Госдумы РФ Хачим Кармоков, а также Ахмедхан Панежев, руководитель АО «Каббалкрегионгаз».

До этого через свои многочисленные каналы кланы пытались выдвинуть зам. начальника Управления ФСБ РФ по Астраханской области Мухарбия Кумышева, Гендиректора ОАО «Кабардино-Балкарская топливная компания» Валерия Карданова, сенатора Хусейна Чеченова, спикера парламента КБР Ильяса Бечелова. Кто-то отказался сам, а на чьей-то кандидатуре в итоге не договорились кланы. Всем этим фамилиям было что терять и после назначения главой республики Арсена Канокова, кланы попытались поставить нового главу на колени. Так в сентябре 2005 года Арсен Каноков вступил в должность, а 13 октября этого же года местные экстремисты напали на город. Правозащитные организации, такие, как «Мемориал», указывали на то, что нападение было спровоцировано, и силовики знали о нём заранее. Поэтому им удалось накрыть практически все подполье. Ушли только лидеры - Анзор Астемиров и Мусса Мукожев.

Однако вместо того, чтобы отблагодарить главу МВД республики, который руководил отражением атаки, Арсен Каноков добился в Москве его отставки и убедил руководство МВД России назначить на пост главы МВД по КБР Юрия Томчака, которого хорошо знал.

Каноков добивался отставки Шогенова по многим причинам. Главная, пожалуй, в том, что Шогенов был человеком кланов и независимой от президента фигурой. От него зависела безопасность самого президента.

С первых же дней Арсен Каноков, как того и опасались кланы, приступил к инвентаризации республиканской собственности. В поле зрения опытного бизнесмена сразу попали горнолыжный курорт Приэльбрусье, а также бензозаправочные станции, принадлежащие ОАО «Кабардино-Балкарская топливная компания», директором которой является Валерий Карданов. Многомиллиардные отрасли ровным счетом не платили в бюджет республики ни рубля, обогащая фамилии-бенефициары. При Кокове была создана система, при которой крупные предприятия платили налоги не в казну, а прямо на стол президенту Кабардино-Балкарии. Каноков попытался исправить это положение, но наткнулся на сильное давление из Москвы со стороны Юрия Лужкова: у бывшего московского градоначальника был бизнес с местными главами районных администрации и крупных винно-водочных предприятий, таких как глава Чегемского района Михаил Мамбетов, убитый местными боевиками в феврале 2011 года за отказ платить дань.

Главные финансовые войны происходили за горнолыжный курорт Приэльбрусье, так как кроме доходов от туризма, в регион направлялись многомиллиардные финансовые потоки из федерального бюджета.

Балкарские кланы смогли отстоять часть объектов на Южном склоне Эльбруса, однако часть перешла в собственность республиканских властей или компаний, близких к президенту Канокову. В ответ балкарские кланы инициировали многочисленные акции балкарской общественности в Москве и Приэльбрусье.


Национальная карта

К реализации этой идеи подключилась влиятельная в республике «Газета Юга», принадлежащая вышеупомянутому местному олигарху, главе ОАО «Кабардино-Балкарская топливная компания» Валерию Карданову. Также значительные финансовые средства получила общественная организация «Совет старейшин балкарского народа» за усилия по дискредитации главы Кабардино-Балкарии на федеральном уровне и дестабилизации общественно-политической ситуации внутри республики. Приведу последнее письмо организации, поступившее в нашу редакцию (орфография и пунктуация сохранены):
«26 февраля стало известно об отставке президента Карачаево-Черкесской республики Бориса Эбзеева. За день до этого ушел со своего поста губернатор Камчатского края Алексей Кузьмицкий. Вместе с тем, вызывает недоумение тот факт, что президент Кабардино-Балкарии Арсен Каноков, продемонстрировавший абсолютную неспособность справляться с возложенными на него задачами, продолжает занимать свой пост. Несмотря на то, что почувствовавшие свою безнаказанность бандиты фактически взяли под свой контроль несколько районов республики, ежедневно в КБР звучат выстрелы и взрывы, погибают не только сотрудники силовых структур и главы администраций, но и далёкие от политики мирные люди, в том числе московские туристы, гости, статус которых всегда был исключительно высок для местного населения. Благодаря действиям, а точнее бездействиям господина Канокова, республика стоит на пороге гражданской войны».
В ответ на все это Каноков направил федеральные финансовые потоки на неосвоенный соседний Северный склон Эльбруса. Разработку склона выиграла компания «Интеррос», принадлежащая Владимиру Потанину.

В 2007 году люди Канокова предприняли попытку захвата управления ОАО «Кабардино-Балкарская топливная компания», однако прямое вмешательство крупных чинов из Москвы охладило пыл президента. Кланы начали искать слабые места у власти, чтобы использовать их как рычаги давления на Канокова. На этот раз ставка была сделана на экстремизм, который после разгрома 13 октября 2005 года существовал в латентной форме.

Неизвестно, когда кланы и местный криминал, представленный кабардино-балкарским подпольем, начал плотно работать над дестабилизацией обстановки ради достижения общей цели – смещения Канокова, однако очевидно, что возглавивший «валайат Кабарды, Балкарии и Карачая» балкарец Аскер Джапуев превзошел своих коллег в Чечне, Ингушетии и Дагестане именно с того момента, как был уничтожен Анзор Астемиров, который осуществлял иную джихадистскую доктрину – во всяком случае, туристическая инфраструктура не рассматривалась в законной военной цели.

Сначала убийство охотников из Ставрополья, потом - убийство туристов из Москвы. Все эти преступления были направлены не на установление шариатских законов в Кабардино-Балкарии, а именно на подрыв доверия к главе Кабардино-Балкарии со стороны российского руководства. Заказчики прекрасно понимали, что убийство туристов в зоне горнолыжного курорта федерального значения, куда приезжают любители горного отдыха со всех концов России и европейских государств, не входит в рамки допустимых рисков, определенных российскими элитами на Кавказе.

Одним словом, лишенный рычагов воздействия на местное МВД, находящийся в конфликте с балкарским меньшинством, представители которого сегодня образуют костяк валайата Кабарды, Балкарии и Карачая, и не имеющий «силовых» полномочий глава Кабардино-Балкарии Арсен Каноков попал в капкан. Высвободиться из которого без потерь ему вряд ли уже удастся. По мнению местных наблюдателей одним из возможных сценариев Москвы может стать назначение на его место военного или силовика, по примеру Ингушетии.

Не исключено, что им окажется начальник Департамента по противодействию экстремизму МВД России Юрий Коков, который устроил бы местные кланы.


Мурат Карданов,
28 Февраля 2011, Нальчик,

©Caucasus Times
На фото Нальчик (автор Борис Леваков). 

Комментарии / 0 из 0


    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.