Коренное переселение: Черкесы добиваются ускоренной репатриации в Россию.0

Из Сирии в Россию продолжается репатриация этнических черкесов, покинувших Россию в XIX веке в результате Кавказской войны. К концу лета число репатриантов может достичь нескольких тысяч человек. Это происходит на фоне актуализации так называемого «черкесского вопроса» на всех уровнях — за последние два месяца его обсуждали в Совете федерации РФ, Общественной палате РФ, а также в Европарламенте. “Ъ” выяснял, нужна ли России эта репатриация и как она повлияет на проведение Олимпиады в Сочи.


Сирийские черкесы начали возвращаться в Россию с весны этого года — они живут в гостиницах и санаториях в Кабардино-Балкарии и Майкопе, без статуса и ясных перспектив. Тем не менее из-за продолжающейся войны в Сирии количество желающих уехать в Россию растет. Представитель «Международной черкесской ассоциации» в Москве (МЧА) Андзор Кабард рассказал “Ъ”, что это лето станет рекордным по переселению — это связано с окончанием учебного года. По словам Кабарда, к концу лета количество переселенцев может достичь нескольких тысяч человек. «Репатриация напрямую связана с целым комплексом проблем, которые принято называть «черкесским вопросом»,— говорит Андзор Кабард.— И этот вопрос за полтора года до Олимпиады в Сочи стал особенно острым — не столько из-за признания грузинским парламентом геноцида черкесов Российской империей, сколько из-за войны в Сирии».

Принято считать, что Грузия в отместку за признание Россией Абхазии и Южной Осетии решила «раскачать» Кавказ черкесской темой. Глава черкесской общественной организации «Адыгэ Хасэ» Краснодарского края Аскер Сохт полагает, что в этом вопросе Грузия всего лишь помогает США: «Ослабить Кавказ сегодня легче всего через черкесский вопрос». В свою очередь, Андзор Кабард считает, что если бы черкесской проблемы не было вовсе, то «никому — ни США, ни Грузии — не удалось бы проблему раскачать».

По мнению господина Кабарда, признание грузинским парламентом в 2010 году геноцида черкесов Российской империей сделало этот вопрос политическим, а не маргинальным, как это было до сих пор. В середине июня в Европарламенте прошел седьмой по счету Черкесский день, впервые целиком посвященный теме XXII зимних Олимпийских игр в Сочи в контексте «черкесского геноцида». Один из докладчиков, профессор Occidental College в Аризоне* Уолтер Ричмонд, презентуя свое объемное исследование, заявил, что «геноцид в соответствии с Конвенцией ООН «О предотвращении и наказании преступлений геноцида» был совершен русскими войсками против черкесского народа между октябрем 1863 и апрелем 1864 года». По мнению ученого, это подтверждают архивные данные: в докладах верховного главнокомандующего Великого князя Михаила, начальника штаба генерала Александра Карцова, командиров Николая Евдокимова, Бабича, Тихоцкого и Геймана говорится, что «проведение этнических чисток в горах Черкесии приведет к массовой гибели людей». «Но операции были одобрены военным министром Дмитрием Милютиным,— утверждает докладчик.— Во время этих акций имели место многочисленные убийства безоружных мужчин, женщин и детей при помощи холодного и огнестрельного оружия». Исследователь приводит итоги своих подсчетов жертв войны: «По моим умеренным оценкам, в период с октября 1863 по апрель 1864 года погибло 320–400 тыс. черкесов. Еще больше умерло по дороге в Турцию и после прибытия туда — число погибших достигло 625 тыс. человек. Исходя из того, что на 1860 год население Черкесии было 1,5 млн человек, а ежегодные темпы его годового прироста составляли два процента, нынешнее население Черкесии должно было достигнуть 30 млн человек. В отличие от этого, фактически черкесское население во всем мире составляет от 4 до 6 млн человек и только 700 тыс. из них проживает в России». Заканчивая свое выступление, профессор призвал международное сообщество предпринять «все усилия до начала Олимпийских игр» и обратить внимание на «гримасу времени, которая вот-вот обнаружится в Сочи»: «Спортсмены со всего мира будут соревноваться и праздновать свои победы в том месте, где напрасно погибло так много невинных мужчин, женщин и детей, в тот год, когда будет отмечаться 150-летие этой трагедии».

Присутствовавший в Европарламенте глава черкесской общественной организации «Адыгэ Хасэ» Краснодарского края Аскер Сохт полагает, что это эффектное выступление «только подтверждает заинтересованность США в раскачивании черкесской темы». В то же время черкесский активист признает: «Проблема есть, и отчасти она заключается в том, что российские черкесы боятся или не хотят ездить на такие мероприятия. Возможно, их присутствие и выступления изменили бы информационное поле, сформированное в Европе вокруг черкесской проблемы».

В российской черкесской среде нет единого мнения по вопросу геноцида: лидер общественного движения Кабардино-Балкарии «Хасэ» Ибрагим Яганов (см. интервью) считает, что термин необходимо юридически закрепить, а Аскер Сохт убежден, что тема геноцида давно закрыта: еще Борис Ельцин принес свои извинения народам, пострадавшим в Кавказской войне (см. справку), а парламенты Адыгеи и Кабардино-Балкарии в начале 90-х даже приняли законы о геноциде.

Однако практически все российские черкесы сходятся в одном: тема «геноцида» — всего лишь вопрос трактовки истории, и она давно ушла бы в прошлое, если бы сегодня «черкесский вопрос» позитивно решался. По мнению собеседников “Ъ”, суть «черкесской проблемы» сегодня — наличие многомиллионной диаспоры за рубежом, которой закрыта дорога на историческую родину. «Пока эти люди не получат официального права вернуться в Россию, черкесский вопрос не будет решен»,— полагает господин Яганов.

Особенно остро проблема репатриации зазвучала с началом гражданской войны в Сирии. В конце прошлого года несколько сотен сирийских черкесов обратились к властям России с просьбой предоставить им возможность вернуться в Россию. В республиках Северного Кавказа черкесские организации провели съезды, на которых приняли обращение к президенту и премьеру России.

Зимой этого года в Совет федерации обратился парламент Адыгеи с просьбой направить в Сирию официальную делегацию, а весной делегация Совета федерации вылетела в Дамаск — чтобы ознакомиться с ситуацией и возможностями для эвакуации. А потом в СФ под председательством спикера Валентины Матвиенко прошли слушания, где разработали рекомендации к главам регионов, в которых компактно проживают черкесы: руководству Кабардино-Балкарии, Адыгеи и Карачаево-Черкесии предложили разработать государственную программу по переселению соотечественников из-за рубежа, а также открыть в республиках центры временного размещения беженцев. По словам Аскера Сохта, республиканские власти до сих пор этих рекомендаций не выполнили, и репатриация происходит исключительно в частном порядке: приезжающих принимают у себя местные жители, а их социальным обустройством занимаются общественники на частные пожертвования. Как пояснили “Ъ” в парламенте Адыгеи, причиной такой «нерасторопности» может быть настороженное отношение силовиков, которые опасаются притока граждан исламской страны на Кавказ.

— У властей и силовых структур нет никаких оснований опасаться репатриантов,— полагает черкесский активист из Нальчика Руслан Кеш.— В черкесских диаспорах во всем мире важнее всего национальные традиции, а не религиозные.

— Черкесы могут предложить России купирование исламского глобального проекта на Кавказе,— убежден и Андзор Кабард.— В черкесской культуре разделение религии и светского права задано изначально, в отличие от восточно-кавказских народов, и это фундаментальное различие. Черкесы могут стать основой секулярного демократического российского государства на Кавказе.

Однако перед репатриантами много препятствий, в том числе законодательных. «Противодействия тем, кто хочет перебраться в Россию из Сирии, сегодня на федеральном уровне нет»,— заявил “Ъ” член Совета федерации Альберт Кажаров, признавая при этом, что есть проблемы законодательные. Те, кто уже прибыл в Россию из Сирии, имеют загранпаспорта, они получили визы в российском посольстве в Дамаске и встали на учет в ФМС РФ. По закону в течение полугода им могут предоставить статус переселенца. Однако, по словам господина Кажарова, в Сирии около двух тысяч человек хотят уехать в Россию, но далеко не все имеют загранпаспорта или необходимую сумму денег — они никогда не выезжали из страны, а теперь не могут оформить документы, потому что из-за войны все госучреждения в регионах закрыты. Не у всех есть деньги — визы стоят дорого, билеты на самолеты тоже. На выезд одного человека нужно примерно $1–1,5 тыс. А если в семье шесть-семь человек, это в условиях войны, когда люди бросили свои дома и имущество, неподъемная сумма. В конце мая в Общественной палате РФ прошли слушания, где обсуждали необходимость государственной поддержки репатриантам — по мнению многих участников обсуждения, необходимы законодательные поправки, которые упростили бы процедуру возвращения черкесов в Россию. По словам региональных депутатов, сирийские черкесы подпадают под новый закон о соотечественниках, поправки в который внес Дмитрий Медведев в 2010 году, однако для них до сих пор действуют те же правила, что для обычных иностранцев, желающих переехать в Россию. Аскер Сохт, в свою очередь, полагает, что закон о соотечественниках не работает не только в отношении черкесов, но и в отношении русских в Сирии (см. интервью).

«Чем дольше затягивается решение вопроса по репатриации, тем хуже эмоциональный фон вокруг черкесской темы,— считает Андзор Кабард.— Еще полгода, и это может стать серьезной проблемой».

Обострение черкесского вопроса за полтора года до Олимпиады в Сочи заставило обратить внимание на проблему даже проправительственные круги. Так, в конце мая известный ученый-кавказовед, директор Института этнологии и антропологии РАН Валерий Тишков заявил на научной конференции, что Олимпиаду 2014 года в Сочи должны открыть черкесы — как коренной народ. Ученый приводит в пример Олимпиаду в Канаде, право открытия которой предоставили представителям коренных народов. «Если власти не учтут этот момент, то они будут иметь большие проблемы»,— считает господин Тишков. По его мнению, в современном мире многие страны пытаются «не нивелировать этнические различия, а сохранить их и обратить в свою пользу».

В свою очередь, в оргкомитете «Сочи 2014» “Ъ” заявили, что заинтересованы в «демонстрации культурных особенностей всех национальностей, населяющих регион проведения Игр, в том числе и культуры черкесского (адыгского) этноса как коренного народа Российского Причерноморья», так как это соответствует «сложившейся практике, духу и принципам Олимпийской хартии МОК».

— Церемонии открытия и закрытия Олимпийских и Паралимпийских игр в Сочи пройдут в западной части Главного Кавказского хребта, на олимпийском стадионе «Фишт», что в переводе с адыгского означает «белая голова»,— рассказали “Ъ” в оргкомитете.— Сценарий церемонии до самого ее начала является тайной, детали традиционно не раскрываются. Однако адыгские мотивы присутствуют в оформлении Игр — как и мотивы других народов Кавказа (см. справку).

Однако, по мнению Андзора Кабарда, культурный черкесский фактор в Олимпиаде мог решить проблему год назад, но не сегодня: «Сейчас, когда в Сирии война, черкесский танец на открытии Олимпиады — это как вишенка на торт, который достанется другим».

Разрешить проблему, по мнению черкесских активистов, может только репатриация. «Это сложный вопрос, и вернутся единицы,— говорит эксперт.— Но важно, чтобы черкесы во всем мире знали, что дорога на родину для них открыта».


© Коммерсантъ
Фото: Мария Заикина/Коммерсантъ

*Примечание aheku.net: Профессор Уолтер Ричмонд закончил Arizona State University (Финикс, Аризона, США). В настоящее время работает в Occidental College, который располагается в Лос Анджелесе (Калифорния, США). 

геноцидзападный кавказкавказская войнарепатриациясирия


Комментарии / 0 из 0


    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.