Валерий Хатажуков: «Это настоящая гражданская война»0

Представители различных общественных объединений обсудили на прошедшем в правозащитном центре круг­лом столе обращение Оперативного штаба в КБР и спосо­бы его реализации.


Руководитель центра Вале­рий Хатажуков отметил: «Пока общество не станет гарантом того, что изложенные в обраще­нии обещания будут в полной мере выполняться, ничего из этого не выйдет. Нужна кропот­ливая системная работа, спо­собная преодолеть завалы не­доверия к власти, к силовикам и их методам».

Он подчеркнул, что силовые структуры должны не уходить из правового поля и исключить фа­кты внесудебных расправ: «У нас есть 6 случаев похищения, которые с большой долей веро­ятности могут оказаться внесу­дебными казнями».

По словам Хатажукова, в по­следнее время фиксируются факты ухода молодых людей «в лес» не по причине грубых нару­шений их прав - уходят осоз­нанно, следуя идеологии воору­женного джихада: «Это должно насторожить все общество. Вместе с тем при наличии мно­гочисленных научных структур у нас не проводится никаких ис­следований. Нам неизвестен социальный портрет этих моло­дых людей, причины их ухода. Не занимается этим и Духовное управление мусульман».

Он отметил, что решающую роль в событиях октября 2005 сыграли «пытки и издевательст­ва»; хотя и были «деятели, про­пагандировавшие идеи джиха­да», но это «абсолютно марги­нальные небольшие группы, не пользовавшиеся поддержкой». Отсутствие после 2005 соответ­ствующей работы, по словам Хатажукова, привело к созда­нию «профессионального тер­рористического подполья».

Он подчеркнул, что комиссия по адаптации должна занимать­ся не только теми, «кто может выйти из лесу с автоматом», но проводить большую профилак­тическую работу: «Есть ситуа­ции, когда люди попадают в эти жернова по субъективным при­чинам и возможно остановить этот процесс. Родители тех, кто был убит на Ленина, 38 12 октя­бря, пришли к нам, когда в сен­тябре они и еще два человека ушли в подполье. Мы обрати­лись в комиссию по адаптации, их «пробили» по всем учетам. За тремя из них абсолютно ничего не числилось. Что-то несущест­венное было на Рустама Тохова. Была возможность их легализо­вать, если бы они согласились».

Валерий Хатажуков сооб­щил, что в 2011 погибли 160-170 человек: «Это преиму­щественно кабардинцы и бал­карцы. Сотни детей остались сиротами. Я знаю семьи в Баксане - молочные братья, вырос­ли вместе, а их дети поубивали друг друга. Теперь они стали врагами. Дети погибших поли­цейских воспитываются - хотим мы или нет - в духе: «мусульма­не-сволочи убили твоего отца». А дети мусульман - «менты про­клятые во всем виноваты». Мы закладываем конфликт на деся­тилетия вперед. Это настоящая гражданская война. Если у нас есть инстинкт самосохранения,

По словам Хатажукова, неко­торые силы хотят всю вину за ситуацию переложить на роди­телей членов бандподполья: «Это абсолютно не так. В проис­ходящем виноваты государство и общество. Но многим чинов­никам так просто удобней».

Президент Адвокатской па­латы КБР Хабас Евгажуков от­метил, что идеологическая вой­на была проиграна еще с 90-х годов: «Но если мы будем мол­чать, количество тех, кто в лесу, будет только расти».

По его словам, между сило­выми структурами идет «опре­деленная гонка» - кто больше раскроет преступлений, и дош­ло «до маразма», когда любое общение со своим знакомым -поздоровался, подвез куда-то (даже не подозревая о его це­лях) или дал 500 рублей - рас­ценивается как пособничество терроризму: «Чтобы доказать это, просто подбрасывают па­троны и гранаты, причем одни и те же. У нас есть случаи в судах, когда за одну гранату (номера совпадают) пытаются осудить разных людей. Других открыто забирают, начинают избивать только за то, что они соседи, од­ноклассники, пытаются полу­чить показания и вынуждают также уйти в подполье».

Еще один способ вовлече­ния в подполье: человека про­сят подвезти или в чем-то по­мочь. Он становится свидете­лем преступления - и вынужден уйти на нелегальное положение.

Хабас Евгажуков рассказал о трех жителях КБР, которые доб­ровольно сдались в 2010. При­сяжные в июне 2011 признали их виновными по некоторым пунктам обвинения и пришли к выводу, что они заслуживают снисхождения. Суд приговорил их к 4 годам, хотя мог вынести наказание в 8-15 лет. Вместе с тем Евгажуков отметил, что все трое находились под подпиской о не­выезде, следственный комитет был не против того, чтобы им вынесли условное наказание, такого же мнения первоначаль­но придерживалась и прокура­тура: «Но в последний момент, видимо, вмешалась неведомая сверхъестественная сила из Москвы».

Советник Уполномоченного по правам человека в КБР Мустафа Таукенов сообщил, что омбудсмен обратился к Владими­ру Лукину с просьбой направить президенту России прошение о помиловании трех вышеназван­ных жителей КБР.

Профессор КБГУ Мурат Хоконов, поддержав обращение ОШ, подчеркнул: чтобы оно сра­ботало, этот процесс не должен замыкаться на органах власти и силовых структурах, он должен проходить под общественным контролем: «В противном слу­чае нет никаких гарантий, что в отношении сложивших оружие будут применяться правовые методы. Только общественный контроль, публичное обсужде­ние и озвучивание фактов могут быть гарантией от деструктив­ного развития событий».

Председатель обществен­ной организации «Матери КБР за права и свободы граждан» Марьям Ахматова «самой глав­ной причиной» ухода «в лес» на­звала «пытки и беспредел» си­ловиков: «Да, мусульмане раз­ные. Есть те, кто уходит по каким-то своим соображениям, но большинство - после того, как избивают в отделах полиции. В Баксане последний раз так уш­ли 10 человек. Им легче умереть на улице от пули, чем еще раз попасть туда. Если это не пре­кратится, я не думаю, что кто-то будет сдаваться».

Она обратила внимание, что забранных из дому молодых лю­дей двое-трое суток не могут найти родители, адвоката, кото­рого наняли родственники, к ним близко не подпускают: «А за трое суток молодые люди под­писывают все, что нужно. Если это будет продолжаться, все призывы - пустой звук».

Марьям Ахматова отметила, что во время спецоперации ро­дителей не задействуют и не предпринимают мер, чтобы участники бандподполья сда­вались: «При такой ситуации бу­дут уходить, и этому процессу конца и края не будет. Самое страшное - уходят совсем мо­лодые. Они безбашенные, у них и характер другой».

Она указала на бездействие Духовного управления в этом направлении: «Мы их просили разъяснять молодежи, что такое джихад, но они и этого не де­лают».

Представитель Координаци­онного Совета адыгских обще­ственных объединений Муаед Чеченов предложил в каждой структуре, куда могут обратить­ся те, кто хочет сдаться, назна­чить конкретных должностных лиц, возложив на них персо­нальную ответственность.

Член Общественной палаты КБР издатель Мария Котлярова заявила, что общество не знает всей правды о том, как проходят спецоперации и насколько «справедливо и законно погиба­ют эти люди»: «Мы не знаем, кто такие «люди, занимающиеся джихадом». Я только слышу од­но и то же: с одной стороны, это обыкновенные бандиты, с дру­гой, когда их убивают, мне не встречались люди, которые го­ворили бы о них плохо. Наобо­рот, когда их обрисовывают, возникает образ ангела. Точно так же бывает, когда погибнет полицейский. Это тоже очень порядочные люди. И у тех, и у других дети. Они даже живут ря­дом, их дети ходят в один садик. Матери встречаются там, испу­ганно смотрят друг на друга».

Мария Котлярова поддержа­ла обращение ОШ, но призвала структуры, занимающиеся этой проблемой, дать ясную картину происходящего: «Общество не может судить по каким-то полу­намекам. Где у нас конфликто­логи? Я не владею ни одной цифрой, ни одним доказатель­ством того, почему эти люди там находятся. Я только слышу: уходят все более молодые и, кстати, все более благополучные и обеспеченные. Обострен­ное чувство справедливости толкает их туда, где они занима­ются не тем, чем надо. Значит, у них нет возможности занимать­ся тем, чем надо. Это безрабо­тица, невозможность получить образование или после его по­лучения устроиться на работу. Я за обращение, но нужна полная ясность. Тогда общество будет знать, на какой базе им сплачи­ваться, за что бороться и против чего выступать. Иначе граждан­ская война не закончится ни завтра, ни послезавтра».

Олег Гусейнов
Газета Юга №43(972)
Источник: http://zapravakbr.ru 

войнакбр


Комментарии / 0 из 0


    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.