Тяжело быть черкесом0

Большинство черкесских общественников говорят о том, что в России выбрана тактика замалчивания черкесского вопроса. Эта и другие не менее актуальные темы затронуты в интервью с руководителем общественной организации «Хасэ», членом Общественного совета при Полномочном представителе Президента РФ в СКФО Ибрагимом Ягановым.


Встретились с Ибрагимом вечером в городе, он сказал: «Прочитал твою статью про национализм. Зачем тебе разговаривать с дебилом?», на что я ответил: «Ну, ты же не только националист».

- Я сторонник национального движения с 90-х годов. Я всегда был в гуще событий, а это серьёзный опыт. Всегда старался работать на идею.

Только в российской интерпретации национальный вопрос является преступным, а слова национализм и сепаратизм – ругательством.

В Испании национальная партия басков представлена в парламенте. Если тебя не устраивает твоё положение и ты хочешь изменить к лучшему свою жизнь, почему бы это не сделать. Каталония – самая богатая провинция Испании. На основании существующего законодательства Каталония пытается получить независимость от Испании. Если есть возможность, зачем зависеть от кого – то? Сразу приводятся примеры штата Квебек в благополучной Канаде, Техаса в богатой Америке. Там процессы идут в законодательном поле, и это значительно лучше, чем то, что происходит у нас на Кавказе.

Всё это – обсуждаемые вопросы. И бесперспективно пытаться переводить это в криминал и кому-то инкриминировать. Пусть будет всё: и сепаратизм, и национализм, но в рамках закона. Такая деятельность легко регламентируется законом. Вместо этого всё с неимоверными потерями выдавливается из правового поля, а потом героически уничтожается. В итоге, такая тактика грозит уничтожением собственного народа и государственности, чем сейчас и заняты многие российские политики.

В историческую Черкесию входят также территории Ставропольского и Краснодарского края. Фактически, Черкесского населения на этих территориях нет. Извините, если нет национальности, то почему происходит этот процесс? Всё-таки она есть. Мы имеем право на своё жизненное пространство?

А в Дагестане, Чечне, Ингушетии черкесского населения тоже нет. По пальцам можно пересчитать тех, кто ведут там хоть какую-то деятельность. Только в Осетии можно еще встретить черкесов, находящихся на постоянном жительстве. Слава Аллаху, представители всех этих народностей живут в наших республиках. Мы ко всем к ним относимся, как к братьям не только по духу, происхождению, но также и по религии.

Я лично горжусь этим, потому что черкесы всегда относились с уважением к человеку независимо от национальности. И это один из капиталов, потенциалов для дальнейшего развития.

Но неминуемо у нас возникнут трения по экономическим вопросам, они разрешимы и не являются большой проблемой.

То, что в Москве происходит с этими «бритоголовыми» – это не национализм, а фашизм и шовинизм. Национальная идея – совершенно другая идея. Вот в Грузии у власти последние десять лет были «националисты», изменения в демократическую сторону – налицо. Я съездил и посмотрел своими глазами. Грузия уже стала европейским правовым государством. Десять лет назад – это была кузница «воров в законе», был полный правовой беспредел. И за такой короткий срок навели порядок, опираясь на национальную идею.

Лично для меня, если государство, в котором я живу, не называется Черкессия, то мне нет большой разницы, как оно по-другому называется: Россия, Турция или Америка. У меня есть законное право мечтать о государственности также, как «хороший солдат мечтает стать генералом».

Я живу в законодательном поле. Черкесы, как и все народы в мире, хотят жить в демократическом, правовом государстве, где им будут гарантированы все права и свободы. И мы пытаемся не разрушить, а изменить в лучшую сторону это государство и обеспечить себе гарантии.

- C какими организациями сотрудничаешь?

- Работаю с разными общественными организациями, в том числе иностранными. Сотрудничаю с движением «NoSochi», так как мы против Олимпиады в таких формах. Мы полностью поддерживаем олимпийские принципы. Единственная точка в огромной, холодной России, где субтропический климат и именно там решили провести «зимнюю олимпиаду». А там очень большие проблемы, экологические, этнические, экономические. Именно там, на «Красной поляне», 21 мая 1864 года был подписан акт о покорении и присоединении Кавказа к Российской империи. Олимпийский год, год значимый, исполняется ровно 150 лет с тех трагических для Черкесского народа событий. Для истории – это мгновение.

Мы понимаем, что это был колониальный период для всего мира. Франция колонизировала север Африки, Англия колонизировала Индию, а в Америке был осуществлен «геноцид», масштабов которого еще не знало человечество. Не была исключением и война на Кавказе.

Война, которой в своей истории кавказцы могут гордиться, особенно черкесы. Гитлер простоял против России четыре года, Наполеон полтора. Черкесы воевали 101 год и практически были покорены после эпидемии чумы. Это научно доказано.

Большинство колониальных стран прошли этот период. Они извинились перед теми народами, в отношении которых был совершён геноцид. Сейчас пытаются их интегрировать в свое общество, как-то поддержать, чтобы эти народы возродились и самоидентифицировались.

Но Россия никак не может пройти этот период, в категорической форме отрицая и замалчивая сам факт Кавказской войны.

Придумана теория, что кавказцы и, в том числе черкесы, эмигрировали на восток в Турцию, Сирию, Иорданию исключительно из религиозных побуждений. Думаю, что это не самый лучший метод решения этих проблем.

Хотел бы этим «научным деятелям» предложить – попробуйте у Чукчи или Эскимоса попросить один метр тундры, где в радиусе пятидесяти километров можно найти только один чум. Можем ли мы предложить ему переехать куда-нибудь на Канары, бросить свою родину, или чтобы он отдал добровольно свою землю?

Ни за что. Потому что это его родина. Так как кавказцы могли бросить Кавказ и уехать на Ближний Восток?

Это была трагедия, черкесы были просто изгнаны из своей земли. Это была политика Османской и Российской Империи, их договор. России Кавказ нужен был без кавказцев. А Турции нужны были кавказцы. Эта схема была реализована.

Долг России признать все эти факты и помочь пострадавшим народам.

Особенно актуальна на сегодняшний день помощь сирийским черкесам, которые в очередной раз подошли к рубежу истребления.

- Ты воевал в Абхазии, стал героем, какие сейчас у тебя отношения с этой страной?

- Мы воевали за свободу и независимость Абхазии. В результате политических авантюр между Ельциным и Шеварнадзе малочисленный народ Абхазии был под угрозой уничтожения. У нас не было другого выбора, как встать на их защиту. Я в Абхазии воевал не против грузинского народа, а против Госсовета Грузии.

Тогдашние руководители Грузии готовы были пожертвовать сотней тысяч грузинских солдат, чтобы уничтожить сто тысяч абхазских женщин, детей и стариков. Это было официальное заявление командующего Георгия Каркарашвили.

Я считаю, что это было преступление перед человечеством и, в первую очередь, перед грузинским народом. Это было преступление перед абхазским народом, и исключительно из чувства своего достоинства я не мог сидеть дома и смотреть на все в телевизоре.

Мои корни из Абхазии. Такой нации, как кабардинец не существует. Есть территория, а живут там «адыгэ» и «абазэ» Большинство имеет абазинское происхождение. Мой род тоже, и начало берет именно из Абхазии. Я это все знал, я до войны часто бывал в Абхазии, было много друзей. В Абхазии мы, прежде всего, спасли свою честь и достоинство. А если бы мы тогда этого не совершили, впоследствии с нами разговаривали бы совсем по-другому.

Мы воевали также за свободную независимую Абхазию. По истечении двадцати лет мы видим, что в Абхазии нет ни независимости, ни свободы, ни государства. Даже экономики нет. Фактически, я считаю, что сегодняшние власти Абхазии предали ту идею, ради которой было пожертвовано столькими жизнями, было пролито столько крови.

Я никогда не вмешивался во внутренние дела Абхазии, потому что я там не живу. Если бы жил, был бы в гуще событий и меня бы, наверно, давно замочили из-за угла.

- Расскажи о своей поездке в Грузию и признании ею геноцида черкесов?

- Мы в то время мечтали, что Абхазия станет какими-то воротами для нашего этноса в мир. У нас есть выход в мир через Россию, но он очень узкий и жестко контролируется. А здесь мы могли получить свободный выход, но этого не случилось.

И по истечению двадцати лет нам делают предложение в Грузии. Фактически, у исторической Кабарды и Грузии всегда были очень хорошие политические, культурные, торговые и даже военные взаимоотношения. И кроме абхазского вопроса, никаких проблем между Грузией и Кабардой не было. В соответствии с «Адыгэ хабзэ», если человек протягивает тебе руку, ты не имеешь права за нее не взяться. А грузины протянули братскую руку и предложили восстановить былые взаимоотношения.

Я был удивлен, когда нас встретили на самом высоком уровне. Мы встретились практически со всеми, кроме Саакашвили, депутатами, министрами. Когда министр по делам национальности и диаспоры открытым текстом делает заявление, это о чем-то говорит.

А они заявили, что война в Абхазии была трагической ошибкой. В Дагомысе Борис Ельцин и Эдуард Шеварнадзе стравили нас друг с другом, и мы чуть не перегрызли друг другу горло. Никто не собирается отказываться от Абхазии, но силового варианта решения этого вопроса быть не может. С абхазами договоримся сами. Без обсуждения абхазского вопроса, без каких-либо предварительных условий предлагаем восстановить былые дружеские взаимоотношения между Грузией и Кабардой.

А то, что происходит в Абхазии, я не могу понять. При слове “Грузия” там сразу начинается «истерика». Двадцать лет прошло, выросло целое поколение, а эта война почему-то не заканчивается. То, что произошло в Абхазии – это не победа, это успех, и этот успех надо закреплять. А как его закреплять? Надо заканчивать с этой войной, в конце концов. В мире еще не было войны, которая не закончилась бы миром, а абхазская война не заканчивается.

Завтра, если вектор российской политики изменится, а он уже сегодня меняется, что будет делать Абхазия? Получается, что вся эта пролитая кровь была напрасной. Абхазия пытается жить сейчас на «антигрузинской истерии», это было востребовано в России. Но завтра это может быть не востребовано. И российские власти уже не будут оплачивать эту «антигрузинскую истерику».

Но у черкесов много проблем, и мы должны решать свои проблемы, нам надо общаться с миром. А в Грузии у нас объявилась новая перспектива, чего не видно в Абхазии. Народная дипломатия всегда была более эффективной, чем государственная, и мы не можем остаться в заложниках чиновников. Все, что мы делаем, находится исключительно в законодательном поле.

Они нас вообще удивили. Они сказали: «Мы не отказываемся от доли участия в русско-кавказской войне. Очень много грузинских офицеров и грузинской милиции воевали в составе российских войск на Кавказе. И как долю ответственности за это участие в русско-кавказской войне, мы признаем геноцид черкесов. За свои средства ставим памятник жертвам этого геноцида и предлагаем наладить всевозможные взаимоотношения на основании нашего законодательства на самых льготных условиях в области образования, медицины, искусства и всего остального».

Что можно возразить против такой инициативы?

Абхазию на сегодняшний день спасает то, что она не признана. В Конституции Абхазии написано, что президентом Абхазии может быть только этнический абхаз. Это противоречит всем международным нормам по правам человека. Как только Абхазию признают в мировом сообществе, первым вопросом потребуют привести в соответствиие с международными нормами конституцию. А в соответствии с этими нормами президентом Абхазии может быть гражданин Абхазии. Если такая норма в конституции появится, абхазы уже никогда не выиграют выборов.

Знаешь такой анекдот интересный: «Как вы думаете, кто сможет поддержать в этой ситуации абхазов? – Грузины, живущие в Гальском районе».

Притом Грузия считает территорию Абхазии оккупированной территорией Грузии. Все лица, которые живут на этих территориях, считаются гражданами Грузии. И ввиду того, что они живут на оккупированных территориях, они пользуются неимоверными льготами, правом на бесплатное образование, правом на бесплатное медицинское обслуживание, правом на бесплатное жилье. 60% товарооборота Абхазии идет из Грузии. Потому что граница на грузинской стороне предпочтительнее, чем граница на российской стороне, которая погрязла в коррупции. Я видел в Тбилиси автомобили с абхазскими номерами. Даже страшно представить себе, чтобы в Сухуми появилась машина с грузинским номером.

- Совсем недавно ты опять ездил в Грузию. Поменялось ли отношение к черкесскому вопросу со сменой Правительства?

- После парламентских выборов в Грузии и смены правительства встал вопрос о смене курса грузинского правительства, особенно в отношении Северного Кавказа. Все считали, что правительство, которое возглавил Бидзина Иванишвили, повернет отношение к северному Кавказу в кардинально противоположную сторону.

Тем более, что после выборов пошли уже всем известные события противостояния, начались уголовные дела над членами правительства Саакашвили, в итоге, запустили процедуру закрытия фонда «Кавказ». А фонд «Кавказ» в Тбилиси работает уже несколько лет, он обучал десятки студентов, не только из КБР, но из Дагестана, Чечни и других регионов. Отношение к Фонду натолкнуло нас на мысль, что Черкесский центр тоже будет закрыт. Тем более, что из Москвы прозвучали требования отказаться от признания геноцида черкесского народа в русско-кавказской войне.

Был вечер в черкесском центре, посвященный Аджуг-Герею (Лохвицкому). Он получился довольно-таки хороший, люди выступили, и мы воочию увидели, что интерес к черкесам и черкесскому вопросу, независимо от политической конъюнктуры, у грузинского общества очень большой. На вечере также была презентация новой книги «Черкесская культура», которую подготовил к публикации Нугзар Антилава. Книга, правда, на грузинском языке и существует в электронном виде, но сказали, что в ближайшее время опубликуют ее сначала на грузинском, потом на английском, а потом и на русском языке.

После этого я был в Тбилисском государственном университете, у меня сложились с ним теплые отношения. Университет сейчас работает над одной конной программой, возрождение тушинской породы лошадей, у них она практически на грани исчезновения. В ближайшее время мы постараемся направить туда абитуриентов для учебы.

На лето запланирован целый ряд мероприятий, будет работать целая школа для потенциальных абитуриентов, которые могут потом поступить в Тбилисские ВУЗы. В общей сложности, можно уверено сказать, что культурные, научные и образовательные контакты, которые традиционно всегда были между Грузией и КБР до начала грузино-абхазской войны, восстанавливаются. Эта поездка была для нас очень важной, мы для себя четко уяснили, что Черкесский центр в Тбилиси продолжает свою работу.

- Какие у тебя взаимоотношения именно внутри черкесского движения?

- Оно разное. Международной черкесской ассоциации просто нет. Это общественная организация, а общественная организация обычно возникает тогда, когда у какой-то общественности возникают проблемы, которыми власть не может заниматься ввиду того, что она власть. Не всю же политическую арену может охватить власть. Есть некоторые моменты, которые она не может осуществить в силу своей сущности. Вот этими вопросами и должна заниматься общественность.

Если эта общественная организация попадает под управление власти, она просто исчезает. Никакая власть не даст возможности какой-нибудь общественной организации заниматься теми вопросами, которыми власть не хочет и не может заниматься.

В результате этого, в 2000 году, когда власть взяла под жесткий контроль Международную черкесскую ассоциацию, она ее просто уничтожила. Поэтому я не вхожу в эту организацию, и для меня она не существует.

Это больше напоминает ностальгический клуб. Одни и те же лица приезжают раз в три года на протяжении двадцати лет. Их принимают на государственном уровне, везде возят. По возвращении к себе домой они рассказывают, как их принимали тем, кто не в состоянии приехать и посмотреть своими глазами, а таких очень много.

И последние события вокруг МЧА: «назначение» Хаути Сахрокова её Президентом, его сомнения относительно «геноцида черкесов» – лишнее подтверждение моих слов.

То, что Арсен Каноков заявил, что кандидатура Сахрокова была согласована чуть ли не с Путиным, это вообще не лезет ни в какие ворота. Почему Каноков должен согласовывать кандидатуру руководителя общественной организации с Путиным? Власть имеет право во всё это влезать? Каноков не имеет ни морального, ни юридического права назначать президента МЧА.

В России происходят очень серьёзные процессы, и мы не можем туда вмешиваться. Мы не можем ни развалить её, ни спасти от развала. Наша задача сейчас выжить. Сохраниться как этнос, сохранить свои традиции религию, культуру, территорию.

- Какие проекты планируешь реализовать в этом направлении?

- Сейчас работаем над проектом, который по-кабардински называется «Зек1уа» – поход. Это был целый институт у черкесских дворян, которые составляли военное сословие.

Я предложил учредить ежегодный традиционный конный поход на Эльбрус с восхождением в честь первого восходителя Килара Хаширова.

Княжеская фамилия сейчас уже никакого значения не имеет. До такой степени кавказская война, а потом и большевики всё перемешали, что наши знаменитые фамилии растворились.

В этом году проведём первую экспедицию. Стыдно жить у подножия Эльбруса и ни разу туда не подняться. В Нальчике очень немногие могут кататься на горных лыжах, в то время как у нас самые лучшие трассы в России.

Эти вещи надо культивировать, воспитывать элиту. Элита это не тот, кто на «мерседесе» ездит, а тот, кто ездит верхом, кто может подняться на Эльбрус, у кого есть такая потребность. С этими людьми надо работать.

По данному проекту сотрудничаю с пятигорским отделением «Русского географического общества», действительным членом которого являюсь.

- Не думаешь о том, что могут повториться провокации, конфликты, как в ситуации вокруг «Канжальского похода»?

- Если бы эту экспедицию возглавлял профессионал, не было бы никаких проблем. Мы как раз в это время были в другом походе, вдоль оборонительной линии. И у нас никаких трудностей не было, потому что мы всё делали в соответствии с «Уорк хабзэ». Организаторы похода должны были выставить посты, а на рассвете двинуться в путь.

Пусть все делают такие походы, балкарцы, казаки, индусы, для которых Эльбрус тоже мифическая гора. И мы с удовольствием поможем в проведении подобных мероприятий. Зачем возводить это в национальную проблему? Это варварство, грязная дешёвая политика. Надо уходить от этого нацизма. И в наших походах могут принять участие все желающие независимо от национальности.

Как ты относишься к идее укрупнения регионов?

Это неизбежно. Удельные княжества, которые мы сейчас имеем, сыграли очень плохую роль. Отмена прямых выборов привела к наместничеству. Наместники решают все вопросы в угоду тех, кто их назначил, а мнением народа они интересуются в последнюю очередь. Их не выбирали, они не зависят от народа.

Я обсуждаю эти вопросы со своими друзьями среди терского казачества, есть взаимопонимание с балкарцами и карачаевцами. Об этом много говорят первые лица страны: Владимир Путин, Валентина Матвиенко, Александр Хлопонин.

Думаю, это вполне здравая мысль, заслуживающая более детального рассмотрения. Возможно, это самый эффективный способ разорвать кланово-коррупционные связи, которые сложились в республиках СКФО среди чиновников и силовиков.


Тимур Куашев

© Кавказская политика 

геноцидрепатриацияяганов


Комментарии / 0 из 0


    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.