Трагедия в Сирии - не повод для спекуляций0

Интервью председателя ККОО «Адыгэ Хасэ» Аскера Сохт


Собкор: Аскер Казбекович, сайт «Большой Кавказ» опубликовал статью «СИРИЙСКИЕ ЧЕРКЕСЫ КАК ОРУЖИЕ НАЦИОНАЛИСТОВ» кавказоведа Андрея Епифанцева, руководителя аналитического бюро Alte Et Certe - Ваш комментарий к ней.

А. Сохт: Совершенно без эмоций хотел бы заметить, что, на мой взгляд, российскому кавказоведению не известен такой специалист как Андрей Епифанцев в силу совершенно очевидного для меня факта - он не является исследователем и, как следствие, автором научных публикаций. Научное исследование имеет свои принципы построения, анализа, методологию, публицистическая беллетристика А. Епифанцева не имеет к ней никакого отношения. Но мы не можем запретить ему украшать себя важной аббревиатурой, даже если завтра он пожелает зваться графом.

Собкор: Тем не менее, статья опубликована, и в ней автор выдвигает целый набор претензий представителям российских черкесских НПО.

А. Сохт: СВОБОДА СЛОВА И МЫСЛИ — гарантирована Конституцией. В данном случае он пользуется ею в ущерб общественным интересам. Что касается фактов, то А. Епифанцев их фальсифицирует в угоду своим ксенофобским представлениям. Ведь, если бы он опирался на факты, то столь безумных выводов, в частности, «стоит ждать определенного межнационального конфликта», сделать было бы невозможно. В этом вся суть его публикации.

К примеру, А. Епифанцев пишет: «В самих адыгских республиках понимают, что переехавшие сейчас черкесы обживутся, обзаведутся контактами и уедут. И пример этому уже есть. Это аул Мафэ-Хабль, это косовские адыги, которых переселили около 10 лет назад, когда шла война в Косово, за счет российского бюджета и за личный счет тогдашнего президента Адыгеи Совмена. Чуть ли не половина из тех адыгов уехала.»

Обратимся к фактам. Постановление Правительства РФ «О неотложных мерах государственной поддержки переселению адыгов (черкесов) из автономного края Косово (Союзная Республика Югославия) в Республику Адыгея» было принято в 1998 г. Х.М.Совмен возглавил республику Адыгея в 2002 г. В силу чего не имеет отношения ни к переселению адыгов из Косово, ни к строительству аула Мафехабль.

Первые переселенцы из Югославии прибыли в Республику Адыгея 01 августа 1998 г. в количестве 22 семей (86) человек. Вторая группа переселенцев из Югославии прибыла на территорию Республики Адыгея 05.05.1999 г. в количестве 9 семей (24 человека) и третья - 23.05.1999 г. в количестве 19 семей (80 человек). Всего в 1998 – 1999 гг. из Косово в Адыгею возвратилось 190 адыгов.

Шесть смешанных черкесско - албанских семей вернулись в Косово, как только прекратились военные действия в этой стране. Данные семьи прибыли в Российскую Федерацию с целью получения временного убежища в Российской Федерации на период кризиса в автономном крае Косово (Союзная Республика Югославия). По прибытии в Россию с ходатайством о получении гражданства Российской Федерации к органам власти они не обращались.

В настоящее время в Республике Адыгея шестьдесят процентов адыгов из Косово проживает в а. Мафехабль, сорок процентов проживает в г. Майкопе.

За период проживания в РФ создано 20 новых семей, из них с родившимися в Российской Федерации адыгейцами, русскими, армянами - 15, родилось 28 детей.

Три семьи, получившие гражданство Российской Федерации, выехали за рубеж для осуществления предпринимательской деятельности. Они стоят на консульском учете в странах проживания, сохраняют правовую связь с Российской Федерацией, посещают своих родственников в Адыгее. Стремятся реализовать ряд важных для них бизнес проектов связанных с республикой Адыгея.

Высшее образование в Российской Федерации получили 21 человек. Из них врачей 3, инженер-строитель 1, экономистов 4, юристов 2, инженеров-техников 3, преподавателей 5, программистов 1; 2 человека отслужили в вооруженных силах РФ. Привлеченных к уголовной ответственности нет.

Все трудоспособное мужское население косовских репатриантов осуществляет трудовую деятельность. В целом, репатрианты из Косово интегрировались в российскую социокультурную среду. Языком внутри-семейного общения являются русский и черкесский языки.

О каком же бегстве из России адыгов из Косово на этом фоне можно вообще говорить. Новое поколение, родившееся в России, как правило, в смешанных семьях, не имеет представления о Косово. Они давно обзавелись новыми родственными, социальными связями в обществе, где проживают.

Собкор: Как Вы прокомментируете обвинения А. Епифанцева, связанные с позицией российских НПО по гуманитарному положению черкесской общины Сирии и проблем репатриации.

А. Сохт: Проблема репатриации черкесов Сирийской Арабской Республики в Российскую Федерацию в условиях внутреннего вооруженного конфликта в САР является исключительно гуманитарной проблемой, оценка которой возможна исключительно на основе принципов и норм гуманитарного права, международных обязательств РФ и внутреннего законодательства нашей страны. Ксенофобия не может составлять суть государственной политики, как бы это не хотелось А. Епифанцеву. Вновь приходится констатировать при этом, что позиция российских НПО так же преподносится А. Епифанцевым с существенными искажениями.

В частности, репатриация черкесов САР в Российскую Федерацию осуществляется в условиях гуманитарной катастрофы в САР, официально признанной международными организациями и Правительством РФ. Черкесские НПО РФ и зарубежья не проводят искусственной агитации к репатриации в Российскую Федерацию, реагируют исключительно на многочисленные обращения сирийских соотечественников. Нам незачем кого- то агитировать. Дай Бог справиться с социальными проблемами тех, кто приезжает.

Часть сирийских черкесов пребывает в Российскую Федерацию в целях получения временного убежища на период вооруженного внутреннего конфликта в САР, выражает намерение сохранить правовую связь с САР, в условиях стабилизации ситуации в САР намерены вернуться в свою страну. Обеспечение прав на гуманитарную защиту данной категории лиц основано на принципах и нормах гуманитарного права, международных обязательств РФ и внутреннего законодательства нашей страны. Эта защита прибывшим в Россию соотечественникам обеспечивается.

Часть сирийских черкесов, прибывших в Российскую Федерацию, выражает устойчивое стремление к установлению правовой связи с Российской Федерацией и интеграции в российское социокультурное пространство с перспективой получения гражданства РФ.
Соотечественники активно изучают русский язык, трудоустраиваются, обзаводятся жильем и т. д. Весь этот процесс проходит в условиях активного партнерства НПО с органами государственной власти. Ни о каком незаконном завозе иностранных граждан в Россию не может быть и речи. При этом стоит подчеркнуть, в равной степени для нас важны как те, кто вернется в Сирию, так и те, кто останется на земле предков.

В многочисленных обращениях черкесских НПО России в адрес властей содержится призыв к содействию репатриации соотечественников, сделавших свободный выбор в пользу правовой, духовной, культурной связи с Российской Федерацией. На наш взгляд, это крайне важно с точки зрения укрепления международного авторитета Российской Федерации, укрепления роли и позиций российских черкесских НПО в международном черкесском движении, пророссийского сегмента черкесской диаспоры за рубежом.

Второй аспект обращений черкесской общественности к российским властям состоит в активной поддержке усилий Российской Федерации по мирному урегулированию кризиса в САР, содействии обеспечения прав черкесского национального меньшинства в САР, связывающего свои перспективы исключительно с САР в рамках процесса внутри-сирийского урегулирования, что в так же полной мере соответствует внешнеполитической стратегии Российской Федерации. Этот аспект деятельности российских черкесских НПО А. Епифанцев естественно не замечает. Что, впрочем, понятно.

Собкор: Хотелось бы услышать Ваш комментарий по данной цитате А. Епифанцева: «Мы уже видели конфликт между некоторыми лидерами общественного черкесского движения, когда некоторые из них пытались говорить, мол, давайте бросим призыв к тому, чтобы другие страны приняли черкесов, в частности Израиль. На что некоторые деятели, в частности Аскер Сохт, сказали: нет, мы переселяем черкесов исключительно в Россию. Это значит, что, если есть возможность, чтобы они переселились в Россию, если они согласны, то мы будем заламывать руки, рвать на себе волосы, говорить о том, как мы переживаем их смерть. Но если они говорят - ребята, там нас убивают, и мы хотим переселиться в Израиль, то эти просьбы до лампочки. Это говорит о том, что не совсем искренние цели преследуются.»

А. Сохт: Как это вообще можно прокомментировать? Во-первых, сама цитата основана на полном непонимании политики Израиля в регионе. Израиль не принимает беженцев из Сирии в принципе. Во-вторых, кто нам, гражданам Российской Федерации, российским неправительственным организациям дал мандат реализовывать некие переселенческие проекты из Сирии в третьи страны? На каком правовом основании? В России нет и быть не может ни одной черкесской неправительственной организации, занимающейся такими проектами на территории третьих стран. Это зона ответственности черкесских НПО стран соседей Сирии. Потому нет и не может быть никакого конфликта.

Наши правовые возможности состоят лишь в осуществлении совместно с органами государственной власти Российской Федерации репатриации и социальном обустройстве соотечественников, прибывших в нашу страну.

Как вообще возможно «заломать руки» иностранному гражданину, привести его в Россию да еще и насильно удерживать его? Что за абсурд?

Собкор: Как вы относитесь к идее А. Епифанцева совместно с российскими властями способствовать созданию каких-то зон мира, невоюющих зон внутри самой Сирии, и перевозить туда черкесов?

А. Сохт: Если есть возможность создать в Сирии некую зону мира, я хотел бы, что бы там оказался весь сирийский народ. Если рассуждать серьезно, то А. Епифанцева не может вносить таких предложений по определению. Он не является представителем Правительства России или Сирии. На фоне его недавних обвинений Президента РФ В.В. Путина в развале государства на сайте АПН эта претензия вещать от имени государства выглядит комично.

Сама идея создания неких «гуманитарных зон» в Сирии инициируется США и их союзниками. Это лишь новое прочтение темы. Суть этой идеи состоит в ограничении суверенитета Сирии и формировании неприкасаемых Правительством Сирии зон для концентрации оппозиционных группировок и террористических групп, активно засылаемых в Сирию. Здесь нет никакой заботы о черкесах.

Собкор: А. Епифанцев утверждает, что «люди, которые приезжают, уже не черкесы. Это турки, арабы и кто-то еще. У них совсем другой менталитет, они не говорят на языке, за редчайшими исключениями».

А. Сохт: Вы знаете, за последний год мой родной аул Панахес посетило больше журналистов, чем за всю его историю. «Российская газета», «Russia Today», «ВГТРК», телекомпания "Мир" и многие другие. Ими написаны прекрасные статьи, сняты великолепные документальные фильмы о репатриантах, сохранивших родной язык, культуру, ценности. Эти люди встречались, общались с переселенцами. Но ни с одним переселенцем не встречался А. Епифанцев.

Я думаю, это проблема ксенофобского мировосприятия. Таким людям можно только выразить сочувствие. Обратите внимание, он ни разу не вспомнил о русских в Сирии. Возможно, он просто ненавидит всех вокруг. Но это уже не наша проблема.

Собкор: В чем, на Ваш взгляд, состоят интересы Российской Федерации в черкесском направлении?

А. Сохт: Коренные национально-государственные интересы Российской Федерации состоят исключительно в реализации эффективных государственных мер по обеспечению прав на репатриацию в Российскую Федерацию незначительной части черкесской общины САР, стремящейся к интеграции в российское социокультурное пространство. Крайне важна защита и покровительство тем, кто стремится получить временное политическое убежище в России с перспективой возвращения в САР в условиях стабилизации ситуации в САР в комплексе с активным участием России в урегулировании сирийского кризиса, обеспечения прав и интересов черкесского национального меньшинства в САР в посткризисный период. Данные меры окажут колоссальное влияние на многомиллионную черкесскую диаспору за рубежом, объективно заинтересованную в активном российском присутствии в регионе.

Не стоит забывать, что Российская Федерация - единственное государство современного мира обладающее реальным политическим, культурным, лингвистическим инструментарием поддержания черкесской идентичности.

Динамично развивающиеся экономические связи Российской Федерации со странами проживания черкесской диаспоры, особенно Турции, открывают для черкесской диаспоры ранее невиданные возможности укрепления своего положения в социально-экономической структуре своих стран, что ясно осознается в диаспоре.

Поэтапное, системное развитие многосторонних связей с черкесской диаспорой за рубежом, формирование, структурирование, патронаж лояльного сегмента черкесской диаспоры зарубежья в долгосрочной перспективе способны повлиять на глобальный стратегический выбор стран проживания черкесской диаспоры. Упустить этот исторический шанс, оставаясь в плену мифов и фобий, по существу равнозначно подыгрыванию геополитическим противникам.

На этом объективном фоне крайне важно задуматься о восприятии современной внешней и внутренней политики Российской Федерации в черкесской диаспоре за рубежом, объективно оценить потенциал масштабного сотрудничества с черкесской диаспорой зарубежья, ее коренные интересы и реальные устремления. Важно осознать - сирийский кризис не является неким историческим рубежом, за которым завершается политический и исторический процесс в чрезвычайно важном для национально-государственных интересов Российской Федерации регионе. 

войнапанахесрепатриациясириятурция


Комментарии / 0 из 0


    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.