Константин Казенин. Карачаево-Черкесия в 2007 году: основные игроки и ставки. 0


Среди всех республик Северного Кавказа в Карачаево-Черкесии вопрос о власти стоит сегодня наиболее остро. В августе 2007 года прекращаются полномочия президента республики Мустафы Батдыева. Время, проведенное на президентском посту, вряд ли было самым легким в судьбе этого человека. Через год с небольшим после его избрания, в ночь на 11 октября 2004 года, произошло событие, надолго приковавшее к Карачаево-Черкесии внимание всех российских СМИ: в столице республики Черкесске, в кемпинге ОАО "Кавказцемент" было убито семеро молодых людей, включая депутата Народного Собрания Карачаево-Черкесии Расула Богатырева. Причастными к тому кровавому инциденту, как установил теперь суд, были гендиректор ОАО "Кавказцемент", одного из крупнейших предприятий российского Юга, депутат республиканского парламента от "Единой России" Алий Каитов, на момент преступления бывший зятем Батдыева, а также его охранники и сотрудники. Конфликт, вследствие которого произошло убийство, имел отношение к акциям другого крупного республиканского предприятия - Черкесского химзавода имени Цахилова. Вскоре после случившегося родственники убитых дважды захватывали республиканское правительственное здание, требуя отставки Батдыева и фактически обвиняя его в причастности к трагедии.

Для республиканской власти "дело Каитова" стало критическим моментом, разумеется, не потому, что Каитов и Батдыев были родственниками (тем более что их родственные отношения вскоре после 11 октября 2004 года были аннулированы: жена Каитова оформила с ним развод). Гораздо важнее было то, что осужденный Каитов был одним из основных игроков той команды, которая в 2003 году привела к власти в Карачаево-Черкесии президента Мустафу Батдыева. Уход Каитова с политической арены означает освобождение значительного сегмента в республиканской элите, потерю сложившегося в ней баланса сил. Уход этот окончательно оформился после обвинительного приговора, который, по многим признакам, вовсе не был запрограммирован. (Подчеркнем, что речь идет только об уходе из политики, не из бизнеса. По предварительным данным, некоторые лица из окружения Каитова сохраняют достаточно серьезные позиции в республиканском бизнесе, в частности, в сфере торговли и коммунального обслуживания. )

Окончание суда по "делу Каитова" многие ожидали с опасением, что приговор вызовет негативную реакцию у одной из сторон, или у обеих сторон (потерпевшие по делу также относятся к весьма влиятельным карачаевским фамилиям). Как таковые, эти ожидания не подтвердились. Однако борьба за власть в республике не прекратилась и даже, напротив, обрела в последние месяцы новую остроту. При этом, если на рубеже XX и XXI веков основным содержанием политической жизни Карачаево-Черкесии было противостояние карачаевских и черкесских лидеров, то теперь наиболее заметные позиции в обоих противоборствующих группировках занимают этнические карачаевцы. (По данным переписи 2002 года, основные народы Карачаево-Черкесии в процентном отношении распределяются так: карачаевцы - 38,5%, русские - 33,6%, черкесы - 11,2%, абазины - 7,3%, ногайцы - 3,3%.)

Конфликт элит

Карачаево-Черкесия стабильно упоминается в списке депрессивных российских регионов. Различные источники соглашаются в том, что спад экономического производства в этой республике в 1990-е годы был даже более серьезным, чем даже в соседних регионах Северного Кавказа. По уровню безработицы на Северном Кавказе Карачаево-Черкесия отстает только от Чечни и Ингушетии. Тем не менее, кое-что может заинтересовать экономически активные элиты и в Карачаево-Черкесии. Главным образом, это:

1. ОАО "Кавказцемент". Предприятие не раз переходило из рук в руки. Как писали СМИ, гендиректор, руководивший "Кавказцементом" до прихода туда команды Каитова, покидал республику в такой спешке, что его семья даже не успела собрать детские игрушки. После ареста Каитова, по официальным сообщениям с предприятия, "Кавказцемент" был продан "Евроцемент групп", которая уже в декабре 2004 года сменила на заводе менеджмент. Среди продавцов акций назывались сам Каитов и несколько структур, якобы близких республиканскому руководству. "Евроцемент групп" в 2006 году сообщала о стабилизации ситуации и росте производства на заводе. Судя по доступным нам данным, из представителей республиканского бизнеса к управлению заводом никто сегодня прямого отношения не имеет. Однако есть признаки того, что в судьбе завода по-прежнему не все гладко. Достаточно вспомнить, что в апреле 2006 года в Черкесске был обстрелян дом нынешнего председателя совета директоров "Кавказцемента", депутата Народного собрания КЧР и члена политсовета регионального отделения "Единой России" Николая Мурадова. А тот факт, что Мурадов состоял в топ-менеджменте "Кавказцемента", когда предприятием еще руководил Каитов, говорит в пользу высказывавшихся не раз предположений о том, что, при декларированной продаже "Кавказцемента", соглашение между новым и старым собственником предприятия на деле имело достаточно сложный характер.

2. Фирма "Меркурий" - предприятие, контролирующее более 10% общероссийского рынка минеральной воды. Было создано и управлялось Станиславом Деревым, одним из лидеров черкесского национального движения, бывшим мэром Черкесска, претендентом на пост главы республики в 1999 году, позднее - сенатором. После скоропостижной кончины Дерева в июле 2006 года судьба предприятия, как и всего деревского наследства, неясна. В спор за него, однако, не вовлечены представители исполнительной власти республики, никогда не имевшие в "Меркурии" долей.

3. "Химзавод" - Черкесское химическое производственное объединение имени З.Цахилова, один из лидеров лако-красочной промышленности в России. Конфликты вокруг предприятия начались после смерти в 2003 году его основателя, осетина Захара Цахилова. Убийство на "даче Каитова", как уже отмечалось, тоже было связано со спором вокруг акций химзавода. В 2005 году появилась информация о том, что крупный пакет акций химзавода купил Станислав Дерев. Сам Дерев сообщил в СМИ и детали покупки: по его словам, 62% акций химзавода приобретены у казанского банка "Ак Барс" за 18,5 миллиона долларов, 32% акций были выкуплены у президента Батдыева за 5 миллионов долларов. Впоследствии Дерев заявил, что сделка не состоялась, потому что казанский банк "передумал". Сейчас менеджмент на заводе осуществляют представители казанцев. Интересно, что контрольный пакет акций у "Ак Барса" оказался после того, как банк по соглашению с гендиректором Кавказской управляющей энергетической компании, дядей Алия Каитова Магомедом Каитовым выполнял некоторые вспомогательные задачи в операциях с акциями химзавода.

4. Курорты принято называть основной "точкой роста" в республике, однако до сих пор ни в Архыз, ни в Теберду-Домбай существенных инвестиций не делается. После избрания президентом республики в 2003 году Батдыев в качестве одной из своих целей декларировал развитие курортной сферы. Предпосылкой для этого должна была стать реструктуризация курортной собственности, преодоление результатов "розничной приватизации", которая проходила на республиканских курортах в 1990-е годы. Однако этого до сих пор не произошло, несмотря на создание единого курортно-рекреационного комплекса "Домбай-Архыз" во главе с родственником Батдыева Эльзаром Аппаковым. По нашим данным, недвижимостью (в том числе гостиничной) в курортной зоне владеют разные влиятельные семьи, преимущественно карачаевские, как близкие, так и чужие по отношению к исполнительной власти республики, однако масштабного по оборотам бизнеса не удается иметь там никому.

Во властных или околовластных структурах Карачаево-Черкесии начиная с 2004 года наблюдатели уверенно усматривают два основных центра влияния - это президент Мустафа Батдыев и председатель Верховного суда КЧР Ислам Бурлаков. Оба они, вместе с тогдашним президентом Владимиром Семеновым, были основными кандидатами на победу на президентских выборах 2003 года, однако Семенов после неудачи на тех выборах покинул республику и перестал играть в ней какую-либо роль (если не считать редкие интервью с прогнозами, что "ваш Батдыев не кончит нормально").

С момента избрания в 2003 году и до трагедии в октябре 2004 года основным экономическим ресурсом команды Батдыева был "Кавказцемент". Сейчас, как уже было сказано, это ресурс руководством республики потерян или почти потерян и не заменен на какой-либо сопоставимый источник благополучия и влияния. Однако многие руководители, утвердившиеся на своих постах в период, когда команда "Кавказцемента" имела определяющее влияние в республиканских делах, сохраняют свои посты и сейчас. Это, в частности, спикер Народного Собрания Сергей Смородин, ранее работавший на "Кавказцементе" (правда, сейчас республиканская власть оставила зафиксированные ранее намерения продвинуть его в мэры Черкесска). Это также глава администрации президента Карачаево-Черкесии, зять влиятельного первого вице-премьера Бориса Гочияева и активный участник предвыборной кампании Батдыева 2003 года Мурат Каракетов (правда, после октября 2004 года из руководителя президентской администрации он был временно переведен на должность заместителя).

Что касается активных сторонников "главного судьи" Ислама Бурлакова, то ни к одному из перечисленных выше предприятий они не имели и не имеют отношения. Бурлаков на сегодняшний день не является публичным политиком, и о составе его "группы поддержки" можно судить лишь по косвенным данным. С достаточной долей уверенности можно говорить, что в этот состав входят:

1. Некоторые депутаты Народного Собрания, близкие Владимиру Семенову в годы его президентства. Это, в частности, Ислам Крымшамхалов (при Семенове возглавлявший Карачаевский район) и Хашим Текеев. Другие сторонники Бурлакова в Народном Собрании - главный редактор популярной республиканской газеты "Вести гор" Ахмат Эбзеев, Казим Хубиев, Эльдар Байчоров. Все они в своих публичных выступлениях крайне резко критикуют Батдыева. Наиболее частые обвинения - процветающее в республике казнокрадство, клановость, политическая ответственность Батдыева за трагедию 2004 года.

2. Родственники убитых на "даче Каитова". Как известно, в первые месяцы после трагедии они проявляли высокую политическую активность и даже дважды захватывали республиканский "Белый дом", требуя отставки Батдыева. Все погибшие на "даче Каитова" принадлежат к известным, уважаемым в республике карачаевским фамилиям. Среди бизнес-структур их представители близки одной - ОАО "НК "Роснефть" - Карачаево-Черкесскнефтепродукт" (имеет в республике две нефтебазы и несколько десятков заправок). Муж сестры депутата Народного Собрания Расула Богатерева, убитого на "даче Каитова", - Мухтар Кочкаров, также убитый в апреле 2005 года, был заместителем гендиректора этого ОАО.

Таким образом, можно сказать, что основные экономические активы, приносящие существенную прибыль, находятся сегодня вне контроля обеих противоборствующих политических сил. Их борьба в данный момент идет не вокруг этих активов, а главным образом вокруг влияния на муниципальную власть Карачаево-Черкесии. Здесь трудно увидеть прямой экономический интерес - скорее, речь идет о попытке укрепить свое влияние с расчетом на перспективу. Наиболее острая борьба идет за два муниципальных образования - город Черкесск и Карачаевский район (подробнее см. ниже).

В отношении СМИ преимущество сегодня явно за командой Батдыева. Под ее контролем - ГТРК "Карачаево-Черкесия" (входит в состав ВГТРК), частная телекомпания ТНТ-Экран, выходящие на пяти языках государственные газеты. Политическую поддержку Бурлакову оказывают лишь еженедельник "Вести гор" и местный выпуск "Московского комсомольца".

. В плане контроля над силовыми структурами преимущество также за Батдыевым. Вскоре после трагедии на "даче Каитова" в республиканском МВД сменилось руководство, министром стал работавший до этого в Ростове-на-Дону Николай Осяк. Уже после его назначения в конфликтах в Черкесске и в Карачаевском районе силы милиции достаточно активно выступали на стороне Батдыева. Несмотря на то, что новый министр привез в республику ряд своих сослуживцев по Ростову-на-Дону, на высоких постах в МВД продолжают службу лица, фамилии которых звучали в ходе служебного расследования попыток милицейских чинов не дать ход делу об убийстве на "даче Каитова". Республиканская прокуратура в конфликтных ситуациях, о которых пойдет речь ниже, не принимала решений, противоречащих позиции исполнительной власти республики. Зато целый ряд таких решений принимали суды, чем подтверждается предположение, что на лояльность республиканской политической системы Батдыев может сегодня рассчитывать в наименьшей степени.

Что касается политических партий, роль которых неминуемо возрастает при новой системе региональных выборов, то на стороне Батдыева выступает местное отделение "Единой России", а также СПС (глава республиканского отделения СПС Асият Хабичева проявляет нетипичную для представителей этой партии на Юге России публичную активность, особенно по конфликту вокруг мэрии Черкесска). В фарватере сторонников Бурлакова следует ЛДПР, за власть в новообразованной "Справедливой России" борьбу ведут оба лагеря. Коммунисты достаточно оппозиционно настроены как по отношению к "батдыевцам", так и по отношению к "бурлаковцам".

Национальные движения, активно использовавшиеся в республике в политических целях накануне избрания Батдыева президентом в 2003 году, сейчас большой активности не проявляют. Карачаевское общественное движение "Джамагат" не замечено в выступлениях против Батдыева. "Конгресс карачаевского народа", организованный летом 2005 года (по мнению ряда наблюдателей, мыслившийся как противовес "Конгрессу народов Кавказа", созданному тогда по инициативе Станислава Дерева), в целом ближе Бурлакову, но сейчас малозаметен. Черкесское национальное движение (подробнее о нем ниже) с трудом преодолевает внутренний раскол.

В сфере местного самоуправления позиции Батдыева не стопроцентны (даже если не брать в расчет два конфликтных муниципальных образования), но достаточно сильны. Всенародные выборы глав районов впервые прошли в республике 25 декабря 2005 года; до этого выборными были только должности мэров Черкесска и Карачаевска, глав районов назначал президент республики. В двух районах - Малокарачаевском и Зеленчукском - ставленники Батдыева не вышли даже во второй тур. Впрочем, избранный глава Малокарачаевского района Хасан Болуров в настоящее время проявляет лояльность Батдыеву. Вместе с тем, лояльные Батдыеву руководители возглавили Хабезский, Адыге-Хабльский, Усть-Джегутинский, Прикубанский районы. Мэр Карачаевска Сапар Лайпанов ориентируется на Батдыева и подвергается нападкам со стороны оппозиции. Лайпанову предстоит переизбрание 11 марта, но ни одного влиятельного соперника мэра на выборах пока не зарегистрировано.

Более фундаментальная "гуманитарная" проблема Батдыева, с которой не сталкиваются его оппоненты, связана с тем, что президент Карачаево-Черкесии не является выходцем из какой-либо известной семьи, имеющей традицию пребывания близ власти. Можно сказать и больше - карачаевец Батдыев в 2003 году одержал победу в значительной степени благодаря рекордному количеству голосов, поданных за него в районах, где основную массу населения составляют не карачаевцы, прежде всего в Хабезском районе, населенном в основном черкесами. Противники же Батдыева - почти все выходцы из наиболее "видных" карачаевских родов, традиционно занимающих высокие общественные позиции.

Черкесы

Времена, когда основным содержанием политической жизни Карачаево-Черкесии было соперничество между карачаевскими и черкесскими лидерами, ушли в прошлое - этнический фактор практически отсутствовал на последних всенародных выборах президента в 2003 году и не активизировался позднее. Батдыев, будучи карачаевцем, избрал тактику союза с черкесскими политиками. Правда, конкретные его союзники в их рядах менялись. Сразу после победы в 2003 году Батдыев во многом ориентировался на крупнейшего в республике черкесского предпринимателя Станислава Дерева. Люди Дерева были в республиканском правительстве в первый год пребывания Батдыева у власти, но затем лишились своих постов.

Назначение в феврале 2005 года премьером Алика Карданова было расценено как рост влияния другого видного черкесского деятеля - Назира Хапсирокова, ранее возглавлявшего управление делами Генеральной прокуратуры, ныне - сотрудника Администрации президента РФ. Хапсироков, как и Дерев, по данным многочисленных источников, оказывал Батдыеву поддержку еще в 2003 году. Если влияние Дерева было обусловлено в первую очередь могуществом его фирмы "Меркурий", а также его давним участием в борьбе за "черкесское дело", то влияние Хапсирокова в республике базируется в основном на его связях на федеральном уровне, а также на авторитете в районах, где компактно проживают черкесы - Хабезском и Адыге-Хабльском. В настоящее время оба района возглавляют люди, близкие Хапсирокову, причем главы обоих районов получили на выборах 25 декабря 2005 года более двух третей голосов избирателей. Сам Хапсироков оказывает черкесским районам, особенно своему родному Хабезскому, значительную экономическую помощь.

Сегодня наиболее важный фактор в черкесском движении - отсутствие организационного единства. Раскол наблюдается в черкесской национальной организации "Адыгэ-Хасэ". Одна группа "хасистов" ориентирована на отца Назира Хапсирокова - Хизира Хапсирокова, бывшего директора республиканского Института гуманитарных исследований. Другая - на Вячеслава Дерева, родного брата покойного предпринимателя. В конце 2006 года были попытки двух групп объединиться, но успехом они не увенчались. Неопределенность усиливается конфликтом по поводу наследства Станислава Дерева между его братьями и вдовой. У черкесов в данный момент нет лидера, который мог бы озвучить какие-либо политические требования от лица всего этноса. Это существенно снижают роль черкесского фактора в сегодняшней борьбе за власть.

Говоря об отношении черкесских лидеров к основным республиканским политическим группировкам, следует признать, что действующей власти диалог с черкесами удается лучше, чем оппозиции. Правда, по нашим данным, наиболее тесные отношения у команды Батдыева сейчас не с "поставившим" премьера Хапсироковым, а с Вячеславом Деревым и другим активным деятелем черкесского движения, главой "Ставропольрегионгаза" Раулем Арашуковым. У оппозиции взаимоотношения с черкесскими лидерами не ладятся.

Интересно отметить, что, в отличие от черкесов, их близкие родственники абазины, составляющие 7,3% жителей республики, мобилизационного потенциала не теряют. Сейчас в стадии формирования в республике находится Абазинский район, который должен объединить разрозненные территории проживания абазин (они занимают в республике более десятка сел, расположенных некомпактно по отношению друг к другу). Референдум о создании района прошел 25 декабря 2005 года, сразу вслед за ним был подписан указ президента Карачаево-Черкесии о создании района. Практическое воплощение указа сталкивается с рядом трудностей. Во-первых, территориально разобщенные села при любых условиях трудно "связать" в одно муниципальное образование. Во-вторых, особые проблемы возникают со статусом абазинского аула Кубина в Усть-Джегутинском районе (населенном, помимо этого села, преимущественно карачаевцами): жители Кубины спорят с соседними муниципальными образованиями по поводу 600 га земли, на которых находится один из крупнейших налогоплательщиков республики - тепличный комбинат "Южный". Абазинское движение встречает поддержку Батдыева (он сам ранее озвучивал идею создания Абазинского района, наряду с Ногайским районом) и не замечено в связях с оппозиционной группировкой. Однако в масштабах республики "абазинский вопрос" все же выглядит достаточно локальным. Вероятность того, что активность абазин в реализации права на свой район "подстегнет" черкесское движение, мала - во-первых, по причине все той же локальности абазинских проблем, во-вторых, из-за того, что абазино-черкесский союз сегодня все же не очевиден (известно, например, о некоторых случаях непонимания между жителями абазинских и черкесских сел в Адыге-Хабльском районе, которые в последние годы жизни пытался погасить Станислав Дерев).

Борьба за мэрию Черкесска

Черкесск - не только столица республики, но и город, в котором, согласно переписи 2002 года, проживает каждый четвертый ее житель. В последние 15 лет демографическая ситуация в городе довольно серьезно изменилась. На фоне экономической стагнации в сельских районах и в Карачаевске, в более благополучный Черкесск мигрирует трудоспособное население. Точных данных по национальному составу республиканской столицы нет, но жители республики отмечают в последние годы существенный рост там численности карачаевцев.

Со времен первых всенародных выборов главы республики в 1999 году, взаимоотношения властей Карачаево-Черкесии и мэрии Черкесска складывались традиционно непросто. Поддерживавшийся коммунистами русский мэр Михаил Якуш сам баллотировался в президенты в 1999 году, а после поражения нередко проявлял солидарность с оппонентами победившего тогда Владимира Семенова. На президентских выборах 2003 года Якуш выступал как сторонник председателя Верховного суда КЧР Бурлакова, а его заместитель Петр Коротченко даже баллотировался с Бурлаковым в вице-президенты. В 2004 горсовет Черкесска продлил срок полномочий Якуша на срок около года. Однако в сентябре 2005 года Верховный суд Карачаево-Черкесии признал это решение незаконным. Этим событиям предшествовали довольно резкие политические шаги Михаила Якуша, назначившего своим ключевым заместителем Руслана Катчиева - человека из команды Батдыева. Такое назначение нельзя было не расценить как смену мэром политической ориентации. К моменту решения суда всенародные выборы мэра Черкесска уже были назначены на 25 сентября 2005 года. В мэры выдивнулись Якуш, Коротченко, при поддержке "Единой России" - предприниматель из Ставрополья Олег Корешников, некоторые другие кандидаты. Однако практически одновременно с признанием незаконным нахождения Якуша на посту мэра, Верховный суд республики по процедурным соображениям объявил незаконным и назначение выборов главы Черкесска на 25 сентября. В городе фактически установилось двоевластие, Якуш и Коротченко, ссылаясь на различные юридические обстоятельства, считали каждый себя первым лицом в Черкесске. По единодушному мнению наблюдателей, первый в тот момент ориентировался на Батдыева, второй - на Бурлакова.

Еще одна попытка назначить всенародные выборы мэра Черкесска была предпринята под самый Новый год - 31 декабря 2005 года решением горизбиркома выборы мэра тогда были назначены на 12 марта 2006 года. Вновь пошло выдвижение кандидатов, снова выдивнулся Якуш, от "Единой России" на этот раз - спикер Народного Собрания, выходец из "Кавказцемента" Сергей Смородин (что дало повод говорить о продолжающейся зависимости республиканских властей от команды находившегося тогда в СИЗО Каитова). Однако и эти выборы были отменены городским судом Черкесска 7 февраля. А ранее, 19 января, горсовет принял новый устав города, вовсе не предусматривающий поста всенародно избираемого мэра. В соответствии с этим уставом, главой города был избран депутат горсобрания Хаджи-Даут Тамбиев (карачаевец впервые за длительное время оказался во главе Черкесска), а мэром на основании конкурса назначен Коротченко. На этот момент в борьбе за мэрию была таким образом зафиксирована победа сторонников Бурлакова.

Однако через несколько месяцев Коротченко практически повторил тот путь, который в 2005 году проделал его предшественник Якуш. А именно, Коротченко назначил себе первого заместителя, близкого команде Батдыева - бывшего заместителя главы Зеленчукского района Махара Эбзеева. "Оргвыводы" в отношении Коротченко не заставили себя ждать. Глава города Тамбиев 17 ноября 2006 года расторг контракт с Коротченко и назначил и.о. мэра Бахата Байрамукова, а неделей позже городской суд Черкесска признал незаконным и само заключение контракта с Коротченко (в конкурсной комиссии при назначении Коротченко, как "неожиданно" выяснилось в суде, вопреки уставу города не было представителей президента Карачаево-Черкесии). Коротченко не согласился со своим увольнением. Депутаты горсовета вечером 18 ноября провели заседание, на котором отменили решение о расторжении контракта с Коротченко. Как писала оппозиционная Батдыеву газета "Вести гор", заседание проходило в Доме правительства Карачаево-Черкесии и его посетил заместитель руководителя администрации президента КЧР Мурат Каракетов. Газета приводит разнообразные свидетельства в пользу того, что республиканская власть была заинтересована в сохранении Коротченко на посту мэра. Глава города Тамбиев на заседании не присутствовал и с решением депутатов не согласился. Одновременно в дело вступило республиканское МВД - в мэрию Черкесска был введен ОМОН, Коротченко вернулся в свой кабинет, в городе установилось фактическое двоевластие.

Как и в 2005 году, кульминационные события произошли перед самыми новогодними праздниками. 30 декабря 2006 года горсовет Черкесска подтвердил свою лояльность Коротченко и, через него, республиканским властям, проголосовав за отставку Тамбиева с поста главы города. Депутаты также согласились с мнением горсуда о незаконности заключения контракта с Коротченко, однако оставили его в позиции и.о. мэра. В тот же день горизбирком назначил выборы черкесского горсовета на 12 марта 2007 года.

19 января Черкесский городской суд признал незаконным назначение Коротченко и.о. мэра. Практически одновременно противостоящий ему и.о мэра Байрамуков сложил с себя обязанности, передав их своему свеженазначенному первому заместителю Михаилу Якушу, бывшему мэру города. Тем самым старое противостояние Якуш - Коротченко возобновилось, но теперь уже Коротченко играет на стороне Батдыева.

Если решение горсовета о назначении выборов останется в силе, то выборы наверняка пройдут при административном контроле республиканского руководства - через лояльного и.о. мэра. Впрочем, можно предположить, что команда Батдыева уже строит запасные рубежи на случай, если Коротченко не удержит власть до выборов: глава республиканского избиркома Сафар Герюгов заявил, что городской избирком Черкесска формировался с нарушениями, и тем самым его решение о назначении выборов может быть оспорено.

Оценивая длительный ход борьбы за власть в республиканской столице, можно в первую очередь сделать вывод о наличии у команды Батдыева определенного кадрового резерва (вовремя удавалось "поставлять" в Черкесск лояльных республиканской власти вице-мэров), а также ресурсов для того, чтобы привлекать на свою сторону ранее недружественных политиков (Якуша, Коротченко, большинство депутатов горсобрания). Анализ событий в Черкесске подтверждает, что в фарватере республиканской власти в конфликтных ситуациях готовы идти ответственные работники прокуратуры, МВД, муниципальной и республиканской избирательных комиссий, среди партий - республиканские отделения "Единой России" и СПС. Из СМИ позиция Коротченко, поддержанного республиканской властью, находит сейчас приоритетное отражение на телеканале "Черкесск" и в одноименной газете. Городской и республиканский суды проявили готовность принимать решения, невыгодные Батдыеву. Основным медийным ресурсом его оппонентов оставалась газета "Вести гор".

В целом очевидно, что в конфликт вокруг мэрии не вовлечены широкие массы населения. Нет в нем и национального подтекста. Однако вопрос о Черкесске слишком принципиален для обеих политических группировок, присутствующих сегодня в Карачаево-Черкесии, и у каждой из них сегодня достаточно ресурсов, чтобы продолжать борьбу. Выход этой борьбы в более публичную сферу может произойти именно во время кампании по выборам горсовета. В данный момент подготовка к выборам идет, заканчивается выдвижение кандидатов, среди них есть представители обеих политических группировок, широко присутствуют все основные национальности республики. Очевидно, что предвыборная кампания будет проходить на фоне острой борьбы за пост мэра города.

Борьба за Карачаевский район

Борьбу за власть в Карачаевском районе, самом большом по территории районе Карачаево-Черкесии, ведут все те же два лагеря - "батдыевский" и "бурлаковский". Конфликт начался после выборов главы района 25 декабря 2005 года. Со стороны исполнительной власти республики в главы района выдвинулся Эдуард Салпагаров, один из давних сторонников Мустафы Батдыева (до выборов он был назначен главой района указом президента). В то время, когда Батдыев только планировал баллотироваться в президенты, Салпагаров был в его "группе поддержки", возглавляя местное "Яблоко" и сотрудничая с Муратом Каракетовым, фактически руководившим тогда штабом Батдыева. Салпагаров и Каракетов - зятья первого вице-премьера Карачаево-Черкесии Бориса Гочияева.

Основным противником Салпагарова на выборах был Ислам Крымшамхалов, возглавлявший Карачаевский район еще при Владимире Семенове. Как уже было отмечено, Крымшамхалов считается политиком, близким Бурлакову. Активную информационную поддержку Крымшамхалову оказывает газета "Вести гор".

У обоих кандидатов было достаточно "аргументов" для победы. Помощь Крымшамхалову, по нашим данным, оказывали пиар-специалисты, приглашенные из одного крупного города Юга России. С другой стороны, негосударственные СМИ Карачаево-Черкесии постоянно обвиняли Салпагарова в использовании административного ресурса. Когда республиканский избирком сообщил о его победе в первом туре с 53% голосов, газета "Вести гор" иронически заметила: "Странно, что не все 99%". Сообщалось, в частности, о единовременной регистрации в Карачаевском районе накануне выборов почти 600 "новых жителей".

Однако, как и в случае с конфликтом вокруг мэрии Черкесска, на сторону республиканской власти не встал суд. 14 марта 2006 года Карачаевский районный суд признал недействительными итоги голосования на двух избирательных участках. Общий результат Салпагарова стал меньше 50%, что предполагает проведение второго тура с участием его и Крымшамхалова. Республиканский избирком обжаловал этого решение в Верховном суде Карачаево-Черкесии, однако тот в апреле поддержал решение районного суда. Салпагаров, тем не менее, продолжал занимать свою должность, в связи с чем 9 июня Карачаевский районный суд обязал судебного пристава опечатать его кабинет и изъят гербовую печать района. Пристав, по данным республиканских СМИ, смог опечатать только приемную главы района, которая была заперта, а 19 июня Салпагаров вернулся на рабочее место. 21 июля Народное Собрание Карачаево-Черкесии отказалось рассмотреть обращение жителей Карачаевского района, жаловавшихся на "фальшивые", по их мнению, обращения старейшин района в поддержку Салпагарова. 11 августа Карачаевский районный суд отменил постановление судебного пристава об окончании исполнительного производства в отношении Салпагарова. В прокуратуру Карачаевского района в августе поступали заявления с просьбой возбудить уголовное дело по факту незаконного, по мнению оппонентов, нахождения Салпагарова в должности, однако в возбуждении уголовного дела было отказано. Осенью Салпагаров продолжал фактически возглавлять район. В декабре ряд ударов по позициям Салпагарова нанесла судебная власть. А именно, Карачаевский районный суд признал незаконным решение прокуратуры об отказе в возбуждении уголовного дела против членов избирательных комиссий по факту фальсификации выборов, а также подтвердил незаконность прекращения исполнительного производства.

Можно предположить, что борьба за Карачаевский район продолжится. Для оппонентов Батдыева естественно играть на этом поле, поскольку позиции главы республики в этом районе традиционно слабы. Контроль над районом имеет также определенное "идеологическое" значение: именно здесь - родина большинства наиболее влиятельных, известных карачаевских родов, именно ущелья горного Карачая принято рассматривать как колыбель карачаевского этноса. Если же увенчаются успехом попытки вывести республиканские курорты - поселок Домбай и город Теберду - из состава Карачаевского городского округа и ввести их в состав района, то возрастут и экономические ставки в борьбе за район. Пока, впрочем, за такую перекройку границ ратуют в основном лишь оппозиционные СМИ.

***

Итак, оба конфликта, связанных с борьбой за власть в муниципальных образованиях, показали, что как у команды Батдыева, так и у его объединенных оппонентов достаточно ресурсов, чтобы продолжать противостояние, но не достаточно для того, чтобы гарантированно добиваться нужного результата. Вместе с тем, именно оппозиция, группирующаяся вокруг Ислама Бурлакова, является единственным серьезным публичным противником Батдыева внутри республики.

Уже одна активность единомышленников Бурлакова в местных СМИ, а также их нежелание сдаваться в конфликтах за муниципалитеты ясно показывает, что оппозиция настроена на продолжение борьбы. Вместе с тем очевидно, что, по крайней мере на данный момент, не собирается отказываться от власти и Батдыев. Из бесед с чиновниками республиканской администрации складывается впечатление, что они с уверенностью ожидают назначения Батдыева на второй срок. Особенность продолжающегося противостояния заключается и в том, что ни одна из сторон не контролирует основные экономические активы республики, и потому вынуждена рассматривать власть как едва ли не единственный способ укрепления своего положения. Обе стороны испытывают недостаток массовой, "уличной" поддержки (акции родственников убитых на "даче Каитова" все же только с большой натяжкой можно считать акциями в поддержку политической оппозиции).

Можно предположить, что, если федеральный центр не примет абсолютно радикальных кадровых решений, конфликт элитных групп, особенно в приложении к отдельным муниципальным образованиям, в текущем году продолжится, сохраняя нестабильной ситуацию в приграничном российском регионе.

Константин Казенин, главный редактор ИА REGNUM

(с) ИА REGNUM 


Комментарии (0)



    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Вход Зарегистрироваться