Слишком похоже на геноцид 0


Что такое мухаджирство? Новая книга из серии “Окраины империи” рассказывает о массовых переселениях кавказских народов в 19-м столетии

Олимпийский город Сочи хоть и расположен на западной оконечности Кавказского хребта, на Кавказ похож мало. Горы, конечно, есть, но вообще город мирный и даже русский, а неподалеку, в Красной Поляне, и вовсе есть эстонская деревня. “Настоящий” Кавказ восточнее, ближе к Каспию, где Чечня и Дагестан, суфийские ордена и даже ваххабиты и где в горах не лыжные трассы, а древние аулы. Столь радикальное различие между Западным и Восточным Кавказом объясняется весьма просто. Именно Черноморское побережье было сильнее всего затронуто мухаджирством — полупринудительным переселением мусульман-горцев в Османскую империю во второй половине позапрошлого века. Всего в результате подстрекательства со стороны Стамбула и давления со стороны Петербурга родные места покинули тогда от одного до двух миллионов человек.

Мухаджирство — лишь одна из болезненных страниц российско-кавказской истории, подробно разбираемая в коллективной монографии “Северный Кавказ в составе Российской империи”. Монография эта продолжает серию “Окраины империи”, выходящую в издательстве “Новое литературное обозрение”: уже опубликованы тома про “западный край” и Сибирь, на очереди Средняя Азия. В кавказском томе читатель найдет и хрестоматийных Ермолова и Шамиля, и менее известных, но не менее живописных персонажей. Абрек Буба из лезгинского селения Икра, например, накануне Первой мировой войны с шайкой из 20 человек держал в страхе все каспийское побережье. Местные предприниматели платили ему дань, а благодаря поддержке населения он мог за считанные дни собрать до 200 человек. Другой абрек, Зелимхан Гушмазукаев, когда про него уж слишком обидно стали писать в газетах, “в наказание” ограбил кизлярское казначейство. Когда в 1905 году солдаты расстреляли на базаре в Грозном 17 чеченцев, тот же Зелимхан остановил пассажирский поезд, ограбил его и расстрелял 17 русских пассажиров.

Подобный материал хорош для романов, но гораздо меньше он подходит для написания истории: слишком много здесь у каждой из сторон поводов для патриотического субъективизма. Авторы сборника призывают нас не поддаваться эмоциям. В самом деле, подобные массовые перемещения населения были тогда делом обычным — навстречу горцам, из Османской империи в Россию, двигались армяне, а русское правительство не слишком церемонилось и с русскими подданными, насильственно переселяя на освободившиеся земли казаков. Поведение имперских властей на Кавказе надо рассматривать в контексте своего времени: истребление горских станиц не хуже и не лучше пресловутого истребления индейцев в США, осуществлявшегося как раз в те же годы.

С другой стороны, как бы это ни было неприятно русским, мухаджирство слишком похоже на геноцид, и сам факт проведения подобной политики замалчивать и невозможно, и неправильно. Целые кавказские народы в тот или иной момент своей истории оказывались, по милости России, на грани физического исчезновения. Не осознавая этого факта, трудно понять, какими глазами на самом деле смотрят они на русских.

“Северный Кавказ в составе Российской империи”. — М.: Новое литературное обозрение, 2007
Автор — директор по прикладным исследованиям ЦЭФИР

Игорь Федюкин
Для Пятницы
№ 32 (69) 24 августа 2007 


Комментарии (0)



    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Вход Зарегистрироваться