Долги истории нужно возвращать 0


Столица Германии наравне со всеми готовится к празднованию дня Победы над фашизмом – 9 мая миллионы жителей страны почтят память жертв нацистского режима.

Чтобы проделать этот путь от Сочи до Берлина, длиной не в одну тысячу километров, простому советскому солдату потребовались годы. Сегодня страшные, неимоверно тяжелые версты войны, когда жесточайшими боями приходилось отбивать у врага каждую пядь земли, не считаясь со страхом, болью, горечью потерь родных людей и гибелью надежных фронтовых товарищей, легко умещаются в считанные сутки комфортного железнодорожного путешествия или в несколько часов полета на современном авиалайнере. Конечно, повторить героический, на грани человеческих возможностей, марш-бросок почти шестидесятипятилетней давности, нам, молодым, уже вряд ли под силу, да и слава Богу, незачем. Поэтому есть во всем этом изначально некоторый элемент условности. Но все же. Корреспондент "Шапсугии", пунктирно отметив на географической карте основные точки памятного всем нам боевого маршрута, по которому шли и гнали врага наши солдаты-освободители, проследовал той же дорогой Победы – от стен города-госпиталя до Рейхстага.


Дорога, признаюсь, была волнительной. Мысль о том, как живем сегодня мы, и что пришлось пережить тогда им, старшим, оказавшимся в эпицентре опаленной войной эпохи, когда мир в одночасье раскололся на две неравные части – уже захваченную фашизмом и отчаянно сопротивлявшуюся победной поступи нацизма – отзывалась отчаянной болью в сердце. Колеса поезда без устали наматывали-накручивали километры длительного пути, вместе с ними оставался позади, все дальше удаляясь, любимый город.

Мой путь лежит на север: Туапсе – Горячий Ключ – Краснодар – Ростов-на-Дону – Волгоградская область – Рязань – Курск – Тула – Подмосковье. За окнами – галопом мчатся куда-то города, деревни и села, пережившие некогда горе, принесенное сюда на острие фашистского штыка, а также сотни обелисков, братских могил и воинских захоронений. Дальше – уже Москва. Отсюда, из столицы, так и оставшейся недоступной для жестокого врага, держу курс на запад – под крылом самолета проносятся Белоруссия, Украина, Польша, Чехия, Венгрия, Австрия.
Те же чувства – трепет и волнение – не будут покидать меня все дни пребывания в Берлине, земля которого обильно орошена кровью советских солдат. Нечто подобное – сокровенное и глубоко личное – неизбежно испытывают все, кто родом из СССР. Понятны эти эмоции и рядовым жителям Германии.

…78-летний Леонид Иосифович Брюннер каждое утро преодолевает пешком почти четыре километра. Маршрут один и тот же, не меняется уже многие годы. Ежедневно приходить в мемориальный комплекс советским воинам, расположенный в Трептов-парке, что в центре немецкой столицы, для него не столько давняя привычка – святой долг. Это все, что я могу сегодня сделать, говорит он. Старик проделывает привычный путь, не торопясь, в скорбном молчании. Он одинок – торопиться некуда. Удобно устроится на скамье, может задумчиво сидеть тут часами. Герр Леонид – из поволжских немцев, в 1993 перебрался в Германию, живет в нескольких кварталах отсюда. Ему не довелось лично наблюдать за процессом разрушения Берлинской стены, но отправной точкой в своей жизни он считает именно этот исторический момент. Только после падения Железного занавеса у него появилась возможность вернуться на историческую родину.

– Когда началась война, отец сказал нам – беда пришла! – вспоминает Леонид Иосифович. – Он работал на стратегическом заводе, который вскоре был эвакуирован на Урал. Семью вывезти ему не дали – был вынужден уехать один. Из пятерых малолетних детей – войну пережил только я один. Не дожили до дня Победы и родители. Мать, Октябрина Сергеевна, пропала во время оккупации, о ее судьбе до сих пор ничего не известно. Отец, Иосиф Генрихович, умер от тифа где-то на севере: в конце войны его голословно объявили немецким шпионом, что с ним потом стало, тоже не удалось выяснить. Так что фашизм, родившийся в Германии, откуда родом мой прапрадед, лишил меня, немца, самых родных и близких людей… Нацизм и есть нацизм – он преступен уже сам по себе.
Величественная 13-метровая фигура советского солдата с опущенным мечом и спасенной им от варварства фашизма немецкой девочкой на руках – самый удачный символ воина-освободителя, считает Леонид Иосифович. Скульптура художника Евгения Вучетича и сам комплекс, открытый в Берлине 8 мая 1949 года, на территории которого похоронены почти пять тысяч советских солдат, всегда считались знаковыми для Германии, говорит собеседник.

– Побывав здесь однажды, я был просто поражен атмосферой этого места, – признается Брюннер. – Не знаю, как объяснить все это словами – это просто нужно почувствовать, осознать. Мне кажется, что именно этот парень, ставший олицетворением всех наших солдат, спас меня и многие тысячи маленьких, ни в чем не повинных жертв войны, грудью остановил победную поступь нацистских преступников…

В соответствии с российско-германским договором восемнадцатилетней давности, все мемориальные комплексы и воинские захоронения, расположенные на территории Германии, находятся под защитой этого государства. Свои обязательства немцы выполняют в полной мере. Правительство страны время от времени проводит реконструкцию и благоустройство этих памятных мест. Серьезно поработали немецкие специалисты и над фигурой воина из Трептов-парка – в октябре 2003 года памятник был демонтирован, переправлен на остров Рюгель и подновлен в одной из художественных мастерских. Весь процесс работы, занявший в общей сложности семь месяцев, обошелся государственной казне Германии почти в полтора миллиона евро. Сам парк, основанный в 1876 году, имеет большую историческую ценность, поэтому усиленно охраняется, а порядок, царящий здесь, можно назвать просто образцовым.

…До появления Берлинской стены район Тиргартен исторически являлся основной транспортной артерией столицы Германии. В советское время попасть из Восточного Берлина в Западный можно было как раз этим путем, если бы не та самая искусственная преграда, возведенная политиками. Прямой широкий проспект с насыщенным автомобильным движением ведет от знаменитой Триумфальной Колонны, высотой в семьдесят метров, или "Золотой Эльзы", как называют ее здесь, прямо к Бранденбургским воротам. Квартал оживленный, туристические автобусы снуют постоянно, напоминая вагоны московского метро в часы пик. Тут же по соседству расположен крупный мемориальный комплекс, построенный в память о подвиге советских солдат.

– Это место не менее посещаемое, чем другие достопримечательности Берлина, – говорит наш сопровождающий Эргун Хуаж. Он живет здесь более четверти века, поэтому с историей города и его окрестностей знаком очень хорошо.

На территории комплекса захоронены две с половиной тысячи наших солдат, в мае сорок пятого штурмовавших Берлин. У входа установлены два настоящих советских танка и гаубицы. Это те самые "тридцать четверки", в свое время первые вошедшие в Берлин, а выстрелы орудий, сегодня выглядящих вполне миролюбиво, возвестили миру о падении Третьего Рейха. Тут же высится фигура-символ воина-освободителя, на стене за скульптурой – фамилии наших солдат и офицеров, погибших в боях за столицу Германии. Осенью прошлого года при финансовой поддержке городского сената Берлина мемориал прошел капитальную реставрацию, а недавно здесь появилось уникальное в своем роде световое оформление, благодаря чему поток людей к этому святилищу не иссякает даже в вечернее время.

– Сережа, будь осторожен! – взволнованная мама схватила за руку четырехлетнего сынишку, в мгновение ока забравшегося на лафет пушки. – Маша, а ты куда?!

Детей удержать здесь просто невозможно. Малышня сразу находит, чем заняться, разбегается в разные стороны комплекса. Да и как не понять эти юные неугомонные души, впервые в жизни увидевшие самый настоящий танк или гаубицу, снаряды которой по своим размерам высотой с того же Сережу? Большинству из них пока даже невдомек, что это за место и чем оно памятно – все это придет позже, но им на всю жизнь запомнится именно эта мощь советского оружия, победившего фашизм.

– Мы из России, из Брянска, – говорит Ирина, мама Сережи Рожкова. – Приехали с мужем и сыном к нашим друзьям – они уже несколько лет живут в Берлине. Вот они рядом со своей дочкой. Ходим по городу, изучаем достопримечательности, любуемся красотами, фотографируемся. В этот комплекс приехали специально. В Берлине воевал мой дед, был ранен где-то в этих местах. О войне и о том страшном времени, он рассказывал много, хотя сюда его особо не тянуло. Воспоминания и так покоя не дают, говорил он. Только недавно, буквально за несколько месяцев до смерти, дед как-то высказал просьбу помочь ему поехать в Берлин, видно чувствовал, что немного жить осталось. Он сильно болел – не успел мечту реализовать.

То что не удалось фронтовику, сделали его потомки, с благодарностью хранящие память о доблестном подвиге деда, его боевых друзей, всего военного поколения. Так и рождаются крепкие семейные традиции, на которых земля держится.

…Все дороги Германии ведут к Рейхстагу. Это видно по географической карте, явственно ощущается это и в непосредственной близости от величественного здания бывшего немецкого парламента и рейхсканцелярии. Неторопливый путь от мемориала, что в районе Тиргартен, сюда, до площади Кролль-Опер, занял всего минут пятнадцать – километр до Бранденбургских ворот, затем еще столько же – налево вдоль линии бывшей Берлинской стены – она отмечена на улице особым цветом брусчатки. Жизнь города идет своим чередом – вокруг толпы иностранных туристов, двухэтажные комфортабельные автобусы, курсирующие по маршруту, конные повозки, магазины, бутики, кафе, рестораны.

От привычной картинки из школьного учебника истории, на которой изображен разрушенный купол Рейхстага с водруженным над ним красным стягом, естественно, не осталось и следа. Этот район давно стал таким же современным и благоустроенным, как и остальные кварталы Берлина. Здание немецкого общественного парламента, Бундестага, работавшего здесь в советское время, сегодня занимает городской сенат. Знаменитый купол теперь выполнен целиком из стекла – по выходным он открыт для всеобщего посещения. Тысячи туристов выстраиваются в длиннющую очередь только ради того, чтобы, взобравшись по винтовой лестнице на самый верх, увидеть город с высоты птичьего полета. Ощущения, безусловно, непередаваемые, как и сама атмосфера этого места – победное шествие советской армии закончилось именно здесь. Все это заставляет остановиться, замереть, задуматься, вспомнить о тех, кто навсегда остался в немецкой земле…

– Этому зданию более ста лет, – рассказывает Эргун Хуаж. – Надпись над главным входом в Рейхстаг гласит: "Немецкому народу". Здесь традиционно решались самые важные для всего государства вопросы, поэтому Рейхстаг – один из важнейших символов Германии. Этим и объясняется, в первую очередь, ожесточенное сопротивление гитлеровцев в последние дни войны и неукротимое желание советских солдат любой ценой завладеть Рейхстагом. За всю свою историю здание сильно разрушалось дважды – в 1933 году, когда его специально подожгли нацисты, стремившиеся к захвату власти, и в 1945-ом, во время освобождения Берлина.

По словам Эргуна, каждый добропорядочный немец считает своим святым долгом 9 мая почтить память жертв фашизма – люди разных возрастов приходят в этот день к мемориалам и солдатским захоронениям, несут сюда живые цветы. Они привыкли четко разделять историческую память и политику, прошлое и настоящее, поэтому относятся к подвигу советского солдата, к вкладу нашего народа в общее дело Победы над нацизмом с искренней благодарностью. В отличие от других европейских стран, например, государств той же Прибалтики или Украины, где правду о войне ныне смешали с политической демагогией, немцы, наравне с другими народами познавшие на себе зверства гитлеровского режима, привыкли сполна отдавать святой долг истории…

Анзор НИБО. 


Комментарии (0)



    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Вход Зарегистрироваться