Кризис системы. Эксперт об исламофобии, терактах и уходе молодежи в ИГИЛ. 0

Историк и блогер Наима Нефляшева рассказала о том, чем грозит потеря национальной идентичности и как нужно бороться с исламофобией


В Адыгее активно проводят национальные фестивали и праздники, насыщенные адыгским колоритом. С культурой, национальной кухней и другими традициями народов необходимо знакомиться. Но за песнями и плясками должно наступить и осмысление проблем, считает эксперт Совета по межнациональным отношениям правительства Москвы.

«Почему мы свели проблемы этноса к возможности танцевать и праздновать? Обрядовая культура - это только часть адыгского мира, но не решение его проблем», - говорит Наима Нефляшева.

В интервью историк и блогер Наима Нефляшева рассказала об истории ислама, качественном образовании и причинах возникновения радикализма.

После эмоций

Что привело вас в Адыгею?

Наима Нефляшева: Адыгея - моя родина, куда я приезжаю довольно часто. Но, если говорить о работе, на этот раз я много времени провела в архивах республики, заканчивала важные статьи. Выступала на конференциях, которые проводил Адыгейский республиканский институт гуманитарных исследований. Кроме того, по приглашению мусульманской общины аула Хакуринохабль я прочла лекцию об истории ислама у адыгов. Меня порадовало, что у людей есть интерес. История ислама у адыгов изучена, на мой взгляд, ещё недостаточно. Поэтому у людей есть запрос на знания. Они приходят в ислам через духовный поиск, стремление понять своё предназначение в мире. Но в какой-то момент эмоции отходят на второй план, и у людей появляются вопросы: с какого времени в Адыгею стал проникать ислам? Сколько было мечетей и кто их строил? Кто был эфенди в моём ауле? Как люди из моего аула ходили в хадж?

Лекция была организована в Доме культуры, с возможностью показа слайдов. Возможно, сегодня нужно вернуться к советскому опыту: была прекрасная система, при всех её идеологических издержках, общество «Знание», когда учёные выезжали в районы и сёла с самыми разными темами. Вернуться к этому опыту с лекциями по истории, этикету, культуре было бы интересно.

- На ваш взгляд, на что сегодня нужно обратить внимание Духовному управлению мусульман(ДУМ) Адыгеи и Краснодарского края, чтобы отвратить людей от радикального ислама?

- Думаю, с этой проблемой Духовное управление Адыгеи и Краснодарского края знакомо. Проблема ухода в ИГИЛ (запрещенная в России организация) не касается только Адыгеи, это мировая беда, ломающая человеческие жизни. В каждом регионе нужно разбираться с учётом его специфики. Если же говорить о причинах этого исхода, их несколько. В первую очередь это ценностный кризис, когда человек не знает, ради чего живёт, традиционные системы ценностей рухнули, а государство не может предложить внятную идеологию. Ещё одна причина - собственная нереализованность в обществе, где не работают социальные лифты. Для Кавказа это особенно важно: в отличие от Европы мы не потеряли гендерных различий. На Кавказе мужчина должен быть хозяином, добытчиком, опорой, должен сделать карьеру. Считаю важной экономическую составляющую. А хорошее образование, как светское, так и духовное, создаёт иммунитет против радикализма.

Человек, получивший качественное исламское образование, никогда не посмеет посягнуть на жизнь другого человека, потому что и Коран, и Сунна утверждают: жизнь даётся Всевышним, и никто не вправе её отнять. Считаю, сейчас надо обратить внимание на интернет-сайты, где идёт пропаганда радикализма. Ещё одно направление работы, и не только ДУМ, должно быть просветительским. Но с молодёжью нужно говорить на её языке, на основе понятных ей смыслов, адекватных XXI веку.

Риски системы

- В одном из интервью вы сказали о том, что адыгэ хабзэ - рыцарский кодекс черкесов - сегодня переживает кризис. Почему? И насколько это опасно?

- Хабзэ для адыгов - больше чем этикет. Это система мировоззрения, которая мотивирует человека на то, зачем он живёт, как он общается с людьми, как себя ведёт и в бытовых, и в кризисных ситуациях. Хабзэ в том виде, в котором сейчас существует, было идеальным для XIX века, до 60-х годов XX века. Но мир изменился. И кризис системы хабзэ налицо: у ворот университета адыг сидит на корточках и лузгает семечки, гонки молодёжи на дорогах, грубость в отношении старших. Да и сами старшие - часто старшие только по возрасту. Кризис адыгэ хабзэ, который является своеобразным маркером адыгского мира, грозит нам потерей идентичности, обрушением всей системы взаимоотношений. Чем заменят утраченную идентичность? Здесь есть серьёзные риски. Лучше всего об этом написал учёный Барасби Бгажноков: нишу, где нет адыгства, заполнят деструктивные идеи. Система адыгэ хабзэ, если бы она была действенной, сама по себе способна нейтрализовать любой радикализм.

От человека - к гражданину

- Слышала, что вы были свидетелем теракта в Барселоне.

- В тот день я увидела, что государство может быть очень организованным и сильным. За несколько минут до трагедии мы с сестрой ушли на соседнюю с Рамблой улицу. Через три минуты после теракта полиция, скорая и вертолёты уже неслись к Рамбле. Полиция Испании вызывала бесконечное доверие. Они не растерялись, работали быстро и слаженно. Они подходили к каждому пострадавшему, не бросали людей ни на минуту. Были осмотрены все машины, выезжавшие из Барселоны. Несмотря на жуткую пробку, люди понимали, как это важно, и терпеливо ждали.

В эти дни в отеле я просмотрела все испанские телеканалы, где пресекались любые вспышки исламофобии. Через пару дней после теракта испанские националисты попытались устроить демонстрацию против мусульман, но их смели с улиц обычные горожане. Я увидела, что каталонцы - это сообщество граждан. Хотя проблемы с миграцией в Испании есть, но над ними работают. Результат - в обществе нет исламофобии. 

© АиФ. Адыгея.

АдыгеяИсламрадикализмсалафиты



Комментарии (0)



    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Вход Зарегистрироваться