Случайному свидетелю беспорядков в селе Кенделен возможно предъявят обвинение в нападении на полицейского 0

Избитый силовиками Рамазан Молов написал обращение на имя правозащитников КБР, в котором утверждает, что его хотят обвинить в причинении тяжелого вреда здоровью сотрудника полиции.


Уполномоченному по правам человека в КБР
Зумакулову Б.М.

Председателю Кабардино-Балкарского регионального правозащитного Центра
Хатажукову В.Н.

от Молова Рамазана Владимировича

ОБРАЩЕНИЕ

Уважаемый Борис Мустафаевич! Уважаемый. Валерий Назирович!

19 сентября 2018 года, почти один год назад я. занимаясь частным извозом, случайно проездом оказался в сел. Заюково Баксанского района КБР. Ехал в гор. Тырныауз, вез туда пассажиров, чтоб заработать 1 000 руб. в связи с тем. что дорога была перекрыта сотрудниками правоохранительных органов, вынужден был остановиться у обочины в ожидании, когда появится возможность продолжить путь, чтоб доставить моих пассажиров в гор. Тырныауз.

Пока я ждал, пассажиры отошли, людей стало больше, обстановка накалилась, и я не смог выехать и назад. При этом я не мог бросить свою машину и уйти, так как переживал за машину, поскольку на ней я зарабатываю на жизнь, приезжая из села в Нальчик на охрану объекта ночью и занимаясь частным извозом днем.

Мне не было известно о митинге, происходившем в этом месте, иначе бы я не поехал в ту сторону. Я не имею никакого отношения к людям, участвовавшим в митинге, ни с кем из них не знаком.

Я сидел в машине и наблюдал, как наверх проехали автомашины «Урал», и потом вниз стала спускаться толпа людей, были слышны выстрелы, люди кидали камни.

Из этой толпы мимо проходивших мимо моей машины людей неожиданно отделился один человек и резко запрыгнул в салон моей автомашины, до того, как я успел среагировать на него, он покинул мою машину, но в этот же момент я услышал удар по капоту моей автомашины и посмотрев вперед увидел, как сотрудник полиции в маске наносит удары дубинкой по капоту и по лобовому стеклу. Я предполагал, что ко мне могут возникнуть вопросы со стороны сотрудников полиции о причинах моего нахождения там. и готов был ответить на них. но я не ожидал, что сотрудники полиции начнут беспричинно причинять вред моему имуществу. Я был шокирован этим. Лобовое стекло моей машины сразу разбилось, я уже не мог ничего видеть впереди машины, и в этот момент почти одновременно открылись обе передние двери автомашины, и сотрудники полиции в масках стали наносить мне удары по телу и по голове. Со стороны пассажирской двери человек в маске наносил удары руками, а со стороны моей двери — дубинкой, причем бил беспрерывно. Я сидел на водительском месте, уткнувшись в руль, прикрывая руками голову. Этими ударами мне сломали руку, прогнули кузов машины над дверью, причинили телесные повреждения. При этом они ничего мне не говорили, ничего не требовали и ни в чем не обвиняли. Так они вдвоем нанесли мне более 20 ударов. Потом тот. кто бил со стороны моей двери, взял меня за левую руку, вытащил из машины (мой вес 58 кг), и, бросив на землю рядом с машиной, продолжил избиение руками, ногами и дубинкой по всему телу. После этого другие сотрудники, заломив мне руку за спину, повели в автомашину «Урал», по пути продолжая избивать дубинками. И на этой автомашине наряду с другими мужчинами, доставили в Баксан, где около Баксанского отдела полиции пересадили в автомашину «Скорой помощи» и сразу отвезли в больницу. При этом моя машина, открытая, с ключами осталась на том месте, где меня избили.

Через несколько дней меня привлекли к административной ответственности за участие в несанкционированном митинге, хотя я не участвовал в митинге, и не знал о его проведении. В том месте оказался случайно. В связи полученными телесными повреждениями, в том числе перелом руки, ЗЧМТ, сотрясение головного мозга, пневмоторакс, а также в связи с подавленным состоянием в связи с произошедшим со мной, я не смог вовремя обжаловать постановление об административном правонарушении. А позже мне было отказано в восстановлении срока на обжалование.

Я не стал добиваться установления лиц. причинивших мне телесные повреждения и материальный ущерб повреждением автомашины, так как сотрудники полиции были в масках, и я боялся продолжения произвола с их стороны.

Со времени этих событий прошел год. и теперь меня вызывают в следственный комитет КБР, повторно допрашивают в качестве свидетеля и хотят предъявить на опознание сотруднику правоохранительных органов Черкесову Анзору, нога которого якобы была сломана 19 сентября 2018 года, попав между открытой дверью моей автомашины и поверхностью земли в результате его падения, произошедшего из-за движения автомашины назад в том время как он вытаскивал из нее водителя.

Теперь от результатов этого опознания и от честности этого сотрудника зависит вся моя жизнь. Так как в случае опознания я становлюсь подозреваемым, меня задержат на 48 часов и поставят вопрос о моем аресте. Об этом мне сообщил следователь.

У меня нет оснований надеяться на честность этого сотрудника полиции, так как при мне около моей автомашины ни один сотрудник не падал. Тот. сотрудник который избивал меня, тоже не падал. Он легко одной рукой вытащил меня из машины, продолжая наносить мне удары. И в этот момент моя машина не ехала и не катилась назад.

Возможно, этот сотрудник оговаривает меня из страха понести ответственность за свои незаконные действия, повлекшие причинение вреда моему здоровью, пытаясь таким образом обосновать необходимость причинения им мне телесных повреждений.

Я считаю, что опознание спустя год, когда и полиции, и следствию были известны и место моей работы, и адрес, потерпевший имел возможность проследить за мной, чтоб увидеть меня и опознать. Более того, мои фотографии есть в следственном комитете. Меня фотографировали при первом допросе в декабре 2018 года, а после дополнительного допроса 16 сентября 2019 года сняли ксерокопию с моего паспорта.

При этом несмотря на то. что следователь запланировал опознание на 16 сентября 2019 года сразу после моего допроса, потерпевший в этот день не явился, якобы направленный «на полигон», хотя вызов к следователю, по-моему, освобождал его от служебных обязанностей.

Возможно, разрыв во времени между моим допросом и опознанием не случаен.

Я опасаюсь того, что опознание перенесено специально, чтоб потерпевший был лучше «подготовлен» к опознанию меня.

Уважаемые, Борис Мустафаевич, Валерий Хатажуков убедительно прошу Вас оказать мне содействие в защите от незаконного преследования и прошу предотвратить незаконного возбуждения в отношении меня уголовного дела.

17 сентября 2019 года
Р.В. МОЛОВ


ГунделенКанжалКенделенКабардаКабардино-БалкариястолкновенияконфликтРосгвардияобращение



Комментарии (0)


    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Вход Зарегистрироваться