Венгерский полиглот – автор черкесского словаря14

Одной из крупнейших фигур в зарубежном кавказоведении является венгерский филолог Габор Балинт (1844–1913), который, среди прочего, издал в 1904 г. кабардинско-венгерско-латинский словарь. Ценность этого труда огромна для современных адыгских лингвистов, этнографов и историков, поскольку в нем содержатся слова и выражения, забытые и более не используемые в живой речи адыгов.


Как же так получилось, что первым ученым, составившим переводной словарь черкесского языка, стал венгр? В конце XIX века в среде венгерских ученых стала распространяться мысль, что родственные венграм народы следует искать на Северном Кавказе, где в IX веке кочевали племена мадьяр перед уходом в Карпаты, на территорию современной Венгрии. О кавказском прошлом венгерского народа и родстве гуннов, авар, черкесов с мадьярами повествовали средневековые арабские и византийские хроники, а также собственно венгерский фольклор.

Габор БалинтТак, действие известной венгерской легенде о двух братьях – Гуноре и Мадьяре – предках, соответственно, гуннов и венгров – происходит в Предкавказье, на берегу Азовского моря. В 1890-е годы венгерская Академия наук организовала несколько экспедиций на Северный Кавказ, в том числе в Кубанскую область, для поиска следов средневековых мадьяр, когда-то проживавших здесь (их главным городом считается Маджар, современный Буденновск, что в Ставропольском крае), и поиска родственных народов. Первая экспедиция отправилась в 1895 г. под руководством венгерского графа Евгения Зичи, который в качестве ученого-филолога пригласил принять в ней участие Габора Балинта, заведовавшего кафедрой в Коложварском университете в Трансильвании (ныне г. Клуж-Напока, Румыния).

К тому времени Балинт был хорошо известен как исследователь тюркских и монгольских народов. Еще в 1871 г. он побывал в Казани, где изучал разговорный диалект кряшен – татар, обращенных в христианство. В 1871–1874 гг. он проводит полевые исследования и записывает фольклорную и этнографическую информацию у калмыков (в Калмыкии и Астрахани) и монголов (в Китае и Монголии). На основе своих исследований ученый оставил рукописи сравнительной грамматики калмыцкого и монгольского языков, а также калмыцкие народные загадки, пословицы, песни и сказки. Эти рукописи долго ждали своего часа и были опубликованы в Будапеште только в 2009 и 2011 гг., соответственно. До сих пор не найден перевод с маньчжурского «Тайной истории монголов», выполненный Балинтом.

В 1877 г. Балинт едет в южную Индию, где изучает дравидские языки; остановившись по дороге домой в Шанхае, успевает выучить японский язык. В результате своих многочисленных экспедиций Балинт изучил более 30 языков и предложил собственные научные подходы к их классификации. Он открыл целые группы слов, имеющих общие корни в венгерском, с одной стороны, и черкесском и калмыцком, с другой стороны, языках. Изучая восточные языки, ученый все больше убеждался, что между ними существуют глубокие исторические связи, тянущиеся далее к скифам, гуннам, адыгам и мадьярам во времена Великого переселения народов.

Итак, в 1895 году Габор Балинт приезжает на Кубань, где, по свидетельству очевидцев, «по своему обыкновению моментально выучил язык черкесов (адыгов или кабарды)». Вернувшись домой, он составляет свой грандиозный (1128 страниц рукописи) словарь, который издает, как уже было сказано, в 1904 году в Коложваре (Клуже). Примечательно, что многие отечественные адыговеды, упоминая труд Балинта, отмечают, что книгу его не видели, но почему-то полагают, что он списал ее из других источников. Это не так – ученый лично общался с адыгами, от которых записывал слова. Высокую оценку словарю Балинта дал профессор Мухамед Апажев из Кабардино-Балкарского университета. По его воспоминаниям, он искал этот словарь с 1950-х гг. в Ленинской библиотеке в Москве, в библиотеках Ленинграда, в специальном музее книги, но не нашел. Удалось ему найти эту книгу лишь в Финляндии, где он работал в 1980-е гг. «Я читал кабардинские слова на латинице. В этом словаре я нашел пословицы, которых не встречал у наших авторов», – вспоминал Апажев. Интересно, что словарь, являющий собой «большой фолиант в кожаном чехле», содержит более 600 страниц, в то время как его рукопись, подаренная автором Музею сейкелей, насчитывает 1128 страниц. На титульной странице рукописи имеется собственноручная надпись автора: «Рукопись кабардинско-венгерско-латинского словаря, с более пространными толкованиями, чем его печатная версия». Скорее всего, эта рукопись доныне неведома российским кавказоведам.

Прочитав словарь Балинта, Апажев написал, что эту книгу держат в спецхране, «потому что там даны откровенные названия анатомических частей тела и содержится адыгская обсценная лексика».

Габор Балинт издал еще несколько трудов, посвященных адыгам, их истории и языку. Это учебник кабардинского языка, а также труд, озаглавленный как «Ревизия обретения родины, или Прояснение гуннского, сейкельского, мадьярского, печенежского и полоцкого вопроса» (Коложвар, 1901). В нем венгерский ученый пытается доказать происхождение венгров, черкесов и даже донских казаков от предков-гуннов. Труд этот интересен прежде всего как библиографический список средневековых источников по истории, в т.ч. Северного Кавказа.

Текст этой работы, по-видимому, следует искать в венгерских архивах. Но в нашем распоряжении есть рецензия на нее, опубликованная еще в 1902 году. Автор рецензии неизвестен – он скрылся под акронимом B.V. Ниже предлагаем перевод части рецензии, касающейся мадьярско-черкесских связей. Все этнонимы, используемые автором, приводятся в оригинальном написании и их русской транскрипции, и снабжены современным русским эквивалентом.

Прежде чем перейти непосредственно к тексту рецензии на работу Г. Балинта, отметим спорность и даже ошибочность некоторых его положений – но он пытался подвести под них известные ему языковые, этнографические и др. факты.

Ревизия обретения родины

© Перевод с венгерского Владимира Пукиша

 

<…> Сам д-р Габор Балинт называет свой труд источниковедческим исследованием, и, действительно, бóльшая часть его представляет собой сравнительный разбор целого ряда греческих, арабских и еврейских литературных источников.

Труд «Ревизия обретения родины» состоит из ряда глав:

Информационно-справочный раздел (план работы). Кто такие адыге-кабардинцы, известные под именем черкесов? Кем были гунны? Авары и хазары. Арабские и еврейские писатели об обретении родины. Булгары. Печенеги. Узы (куны). Кто такие ясы? Выводы. Приложение. Исторические воспоминания и древние верования адыгско-кабардинского народа. Список использованных источников. Греческие формы наименования «гунн» и др. этнонимов.

Во вступлении автор ссылается на заявления более ранних авторов, считавших невозможным точно проследить родословную венгерского народа. Заявления эти остаются актуальными и в наше время, поскольку гипотезы о наших финно-угорских или турецко-татарских родственниках не исключают возможности существования какой-то иной родословной линии.

В качестве отправной точки для такой третьей гипотезы может служить живущий на Кавказе народ адыге-кабарда (черкесы). С народом этим д-р Габор Балинт познакомился, участвуя в научной экспедиции графа Евгения Зичи. Обычаи, внешний вид, язык этого народа напоминают венгров; возвратившись из экспедиции, он полностью отдается его изучению, результатом которого становится выход в свет двух солидных трудов: учебника кабардинского языка и сравнительного кабардинско-венгерского словаря. По мере изучения языка этого народа у Балинта растет уверенность в том, что ближайшими родственниками венгров являются адыге-кабардинцы, о чем упоминал еще посол Людовика XV при дворе Крымского хана Клод-Шарль де Пейсонель . «Изучение это убеждает в правоте наблюдения Пейсонеля и того, что до этого момента было лишь гипотезой ученых-филологов, поскольку адыгско-кабардинский язык не просто похож на венгерский, но, как мне удалось выяснить, большинство явлений венгерского языка невозможно объяснить, не учитывая этот язык, что подтверждает мой учебник кабардинского языка и кабардинско-венгерский словарь», .

Адыге-кабардинцы, которых обыкновенно называют черкесами, настолько были подавлены преследованиями со стороны русских, что в 1864 году бóльшая их часть вынуждена была оставить свою древнюю родину и бежать в Турцию, предавая себя под защиту турецких властей, где они в конечном итоге ассимилируются с единоверцами – гораздо более многочисленной турецкой нацией. До исхода адыги подразделялись на 12 родов: natko-kuazse (натко-куаже, натухайцы), sap-zug (шап-зуг, шапсуги), abadzekh (абадзехи), bzsedukh (бжедуги), gátjukaj (гатъюкай, гатлукаевцы), beszlenej (бесленеевцы), makhos (мохошевцы), kemirgoj (темиргоевцы), zsan (жанеевцы), jegerukoj (егерукоевцы), kjakh (кяхи) и kabard (кабардинцы).

Много спорят о том, являются ли адыге-кабардинцы автохтонным народом Кавказа. (Д-р Г. Балинт сомневался в этом.) Все те, кто считает адыге-кабардинцев автохтонным народом, исходят из четырех исторических наименований, под которыми упоминаются кавказские народы в древних рукописях. Вот эти наименования: sind (синды), kerket (керкеты), zig (зиги, зихи), sanig (саниги). Имя sind выводят от имени sindsigho, которым соседи-абхазы называют адыгское племя абадзехов. Наименование kerket сходно с именем черкес. «Само же слово черкес – это искаженное «счастливый-несчастный», как его некоторые безосновательно выводят из персидско-тюркского языка… О том почему-то никто не подумал, что слово черкес может иметь и собственно адыгско-кабардинское происхождение, хотя это наиболее вероятно, потому что по своему строению слово cseri-kesz (чери-кес) – «житель края земли» – полностью согласуется с адыгскими языковыми законами, и оно изначально обозначало какое-то племя, жившее на берегу Черного моря, потому что там был «край суши» для жителей Кавказа», . Zig могло означать то же, что и адыге, поскольку у соседей-абхазов adzi = вода, adzighe = прибрежный. Sanig может относиться к адыго-кабардинскому племени zsán (жанеевцев).

Д-р Г. Балинт не считает вышеупомянутые объяснения исторических этнонимов подтверждением того, что адыге-кабардинцы являются автохтонным населением кавказского региона, поскольку под такими же названиями известны был и другие кавказские народы, напр., абхазы. Далее, рассуждает автор, – если бы адыге на самом деле были жителями черноморского побережья, каковыми считают синдов, керкетов, зихов и санигов древнегреческие авторы, то в адыгском языке остались бы следы, связывающие их с греческим населением причерноморских колоний; в конце концов, жители прибрежной полосы обычно занимаются рыбной ловлей, а не становятся воинственными всадниками, .

Изучение наименований 12 черкесских родов при помощи слов кабардинского языка привело автора к следующим результатам: natko-kunazse = отряд, или войско бело- или сероглазых; sap-szug, или csap-szug = слияние слов sap, sabu, sabe (венг. Csaba = имя Чаба) и кабардинского sjighu (венг. sokaság = толпа, множество, ср. старовенг. групповой суфф. -sig, сейчас -ság); abadzekh = выступающий впереди войска; bzsedukh = разводящий пчел (пасечник); gátjukáj = от Gadjikoj, из рода сына Гада, где древнееврейское личное имя Гад («счастливый») было заимствовано в те времена, когда хазары приняли иудаизм; beszlenej или berszlenej = из рода Берслена. (Существуют варианты этого племенного наименования: а) гуннское племя barszel (барсел, или барсил, упоминается Феофилактом); б) berzilia (Берзилия, упоминается Феофаном); в) barszula / berszula (барсула, булгарское племя, упоминается Ибу-Дастом); г) хазарское племя borszol = борсол, и родственное хазарам berzel / bizel = берзел / бизел.) Makhos = счастливые; kemirgoj / temirgoj = из рода сыновей Кемира / Темира; zsán = ловкий, проворный; jegerukoj = принадлежащие сыновьям призывающих к бою; kjakh = «режущие хвост», т.е. выступающие в арьергарде войска ( «Горные предания и песни черкесского народа»); племя kabard, от kabardarj или keberdej = принадлежащий к земле кабаров или кабардинцев. Этот анализ предполагает родство мадьяр с гуннами, хазарами, булгарами. Далее в книге эти предположения обретают уже строго определенную форму.

Итак, этот труд является попыткой подтвердить родство венгров с гуннами. Авторская теория происхождения мадьяр состоит в следующем: общий предок – гунны; народ, живущий к востоку от них, называли хазарами, к западу – аварами. Семь хазарских родов ушли на запад; из оставшихся одна часть покорилась русичам (их потомки – донские казаки); другая – избравшая независимость – ушла на Кавказ (потомки последних – адыге-кабарда).

Теорию эту наглядно демонстрирует следующая таблица:

Г у н н ы

Авары

Хазары

 

 

Хазары

8 родов отделились и ушли на запад. Первый из них, кабарда, дошел до Тисы, в то время как остальные 7 родов под водительством Арпада вступают в союзнические отношения с сабирами, вместе с которыми занимают родину. Объединение хазар и сабиров привели к возникновению мадьярской нации; а языки этих двух народов, с заимствованием многих славянских элементов, дали начало современному венгерскому языку.

Оставшиеся на Кавказе хазары после распада Хазарского каганата частично попали в услужение русичам и приняли древнерусский язык; другая их часть смешалась с различными дагестанскими народами, лишь фрагментарно сохранившими сложный гунно-хазарский язык.

Вольнолюбивая аристократия поселилась в междуречье Терека и Кубани по соседству с ясами (асами, по-русски осетинами) и абхазами. Их потомки – адыге-кабарда, чей очень сложный, но гибкий язык автор относит к древнейшему типу флективных языков – туранскому.

 

Для подтверждения своей теории автор сравнивает языки, народные традиции и быт, а также письменные источники (что составляет 2/3 объема книги), таким образом превращая свой труд в источниковедческое исследование, снабженное лингвистической критикой.

В качестве материала для сравнения языков служат 12 наименований адыге-кабардинских родов, а также личные имена и наименования должностей у гуннов и хазар и наименования печенежских родов на основании их написания различными греческими авторами; наконец, краткое сравнение конструкций венгерского и кабардинского языков. Анализу имен собственных автор не придает слишком большого значения, не считая их абсолютными доказательствами родства языков.

Основным источником сведений об обычаях гуннов выступает Прискус Ретор. Гунны же удостоены и наибольшего внимания автора – им посвящена четверть объема книги.

Труд этот достоин того, чтобы им всерьез занялись исследователи – в нем объясняется, как наш народ стал называть себя moger (могер, т.е. мадьярами) от имени гуннско-хазарского племени муагер, и подтверждается родство между гуннами-хазарами (племенем сейкель-могер) и печенегами-половцами настолько, насколько это возможно с помощью средств современной науки.

Владимир Пукиш,
Адыгейский государственный университет.
Культурное общество венгров Кубани "Турул".

 

 

Сейкели (венг. székelyek), также секели, секуи – этнографическая группа венгров, проживающих в Трансильвании (территория современной Румынии). Этническое происхождение спорно; многие исследователи склоняются к тому, что сейкели – результат смешения гуннов, авар, тюрок – хазар, печенегов, половцев, а также адыгов.

В европейской историографии – куманы; в русской – половцы. ­– Здесь и далее прим. перев.

Асы, языги – предки современных осетин.

Имеется в виду момент написания рецензии, т.е. самое начало ХХ в.

Венгерских.

Точнее: кабардинско-латинско-венгерского.

Ниже Г. Балинт выводит родословную адыгов от хазар – см. прилагаемую таблицу.

По сведениям Феофана, родина хазар.

О племени кабаров из свидетельства византийского императора Константина Багрянородного было известно, что они в Лебедии – территории между степями Дона и Азовским морем (по другим источникам – между Днепром и Доном), месте кочевания угров (мадьяр) в VIII – IX вв. – присоединились к мадьярам, приняли родственный мадьярский язык и являлись одним из мадьярских племен во время обретения родины. Состоявший на русской службе немец И. Бларамберг в 1830-е гг. писал, что к семи мадьярским родам, перекочевавшим из Азии в Лебедию, присоединился «один хазарский род кабаров», которые могли также быть не хазарами-тюрками, но кабардинцами.

Т.е. прибывают в Паннонию, на территорию современной Венгрии.

Владимир Пукиш

Закрыть Полная версия