Дело Карданова: мошенничество или политика? 2

Против Валерия Карданова, бывшего генерального директора дочерней компании «Роснефти» ОАО «НК Роснефть-КБТК», выдвинуты новые обвинения. Следствие утверждает, что объявленный в международный розыск кабардино-балкарский предприниматель похитил у «Роснефти» базу отдыха, расположенную в заповедном районе Приэльбрусья. По данным пресс-центра МВД России, компании причинен ущерб свыше 1 млрд рублей.


Нет ли в преследовании бизнесмена политической подоплеки? Можно ли рассматривать его дело в контексте схожих обвинений в адрес других крупных игроков на Северном Кавказе? С этими и другими вопросами корреспондент «Кавказской политики» обратился к известному черкесскому общественному деятелю Аслану Бешто.

Я считаю, что это новость больше криминальная, а не политическая. С самого начала карьеры Карданов проявил себя именно как предприниматель, политикой он занялся вынужденно. И его карьерный взлет тоже начался с большого уголовного дела. Это было в 1992 году, во время развала Советского Союза. Помнится, штурмовали офис «Каббалнефтепродукта» — так в те годы называлось его предприятие. В деле фигурировали огромные суммы. Но Карданову удалось все уладить, после чего дела у него пошли в гору.

В последнее время мы наблюдаем целую серию событий, подобных сегодняшнему. Недавно от преследования ФСБ за границей скрылся замглавы Росреестра Сергей Сапельников. Можно вспомнить историю пресловутого Ахмеда Билалова (экс-глава ОАО «Курорты Северного Кавказа» — прим. ред.). Ранее было преследование Михаила Гуцериева (владелец ОАО НК «РуссНефть» — прим. ред.). Уголовное дело Карданова из разряда таких — полуполитических, полукриминальных.

Специфика российского правосудия такова, что практически любого человека можно привлечь по той или иной статье. Если государство не обращает внимания на махинации политика или крупного бизнесмена, это указывает на его близость к тем кругам власти, которые находятся на данный момент в фаворе. Как только политическая ситуация меняется, мы становимся свидетелями громких арестов.

Сегодня на Северном Кавказе убирают фигуры, еще вчера казавшиеся неприкосновенными. С одной стороны, эти люди сами себя скомпрометировали. С другой — мы имеем здесь дело с негативными последствиями политики, проводимой федеральным центром. Долгое время в кавказских регионах Москва опиралась, скажем так, на харизматичных личностей. Это такая полублатная форма управления, принятая на зоне, — когда самому сильному и наглому, авторитетному жулику даются привилегии для того, чтобы через него «строить» остальных заключенных. Эта модель вылилась в форму управления на Северном Кавказе. Так что все «чихи» в республиках СКФО происходят оттого, что Москва серьезно простужена.

Что мы сейчас имеем? Тут надо учитывать несколько факторов. Уходят в прошлое люди, с которыми северокавказские лидеры десятилетиями выстраивали свои отношения. Их сменяют те, кто не проходил через партшколы, комсомольские структуры. У них в прошлом — бурные 1990-е. Они не чувствуют ни перед кем никаких обязательств. И несут ответственность только перед своим прямым работодателем — федеральным центром. Эти люди ломают старую систему и выстраивают менеджмент так, как им кажется правильным.

Есть мнение, что все эти аресты, громкие скандалы вредят имиджу Северного Кавказа, препятствуют привлечению инвестиций. Не знаю, как насчет инвестиций, но я, как рядовой обыватель, который в силу разных причин много ездит по другим регионам, считаю, что это благо. Сосредоточение политического и финансового влияния в одних руках сводит к минимуму возможность использования социальных лифтов для огромного количества людей.

Специфика Кавказа заключается в том, что своими там могут быть только родственники. Это становится причиной клановой системы управления и автоматически приводит к коррупции. Из-за этого, в свою очередь, блокируются инициативы федерального центра, в том числе поручения президента страны. Кланы просто не дадут распределить финансовые потоки по другим каналам.

Невыполнение федеральных программ влечет за собой рост недовольства населения. Причем люди выражают недовольство самой системой правления. Одни перекрывают дороги, другие, отчаявшись, прибегают к экстремистским формам протеста.  Все это ведет к общему напряжению. И не только на Северном Кавказе.

Сегодня мы наблюдаем массовый исход молодежи северокавказских республик. Российские регионы реагируют на этот процесс массовыми выступлениями под лозунгами «Чурки, домой!», «Хватит кормить Кавказ!» и пр. Все идет от того, что молодые люди не могут проявить себя на родине, поскольку перспективы там имеет только небольшая кучка людей.

Кавказская политика


кабардароссиякриминалвластьбизнес



Комментарии (2)


  1. Может и украл??? А еще и поделился с черкесскими общественными деятелями, это по моему и стало последней каплей для кое кого.

  2. Вроде все верно, но по мне эти громкие аресты не более чем показательные выступления. Дать не съедение, и то не на полное, несколько ключевых фигур, чтобы у народа была видимость справедливости. А коррупция, как была, так и остается та же. Да еще больше корни укрепляет.

     

     


Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

Вход Зарегистрироваться