О ненужном1


На днях, на телеканале «ТВЦ», была показана передача «Постскриптум» Алексея Пушкова. В нее вошел сюжет Артема Широкова, посвященный черкесскому вопросу. Ролик с передачей быстро разошелся по всему черкесскому миру через социальные сети и вызвал в нем резко негативную реакцию.

Черкесы диаспоры, т.е. 9/10 черкесского народа, благодаря вышеуказанной передаче, узнали, что они «враги» не только России, но и «сами себе», что их предки, изгнанные с родины, оказывается просто с нее «уехали» и что самой их родины (исторической Черкессии) «никогда не существовало», как и не было никакого геноцида черкесов. В свою очередь, черкесы из анклавов Западного Кавказа (т.е. с исторической Черкессии) очередной раз подивились: оказывается они живут в «раю», что видимо мешает заметить исключительно череда похорон убитых родственников, а также открытия памятников убийцам предков, чудовищный произвол властей, как общероссийский феномен, бытовая дискриминация по национальному признаку и перманентный информационный прессинг, нарастающий благодаря кавказофобской истерии в российском обществе, нагнетаемой не без помощи федеральных телеканалов.

К сожалению, все тезисы, озвученные в передаче, не новы – бывшие в свое время частью советской пропаганды, в «нулевые» они снова были «приняты на вооружение» ее российской наследницей. Единственное обстоятельство, которое все-таки заставляет обратить внимание на этот заурядный, в ряду прочих, сюжет, это новый тренд, обозначившийся совсем недавно и не могущий не вызывать беспокойство - попытка задействовать осетинских политиков и интеллектуалов в информационной войне с черкесским национальным движением.

Недавняя активизация директора Института истории и археологии Республики Северная Осетия-Алания Северо-Осетинского государственного университета одиозного историка профессора Марка Блиева, в честь которого назван даже целый феномен в советском кавказоведении («блиевщина»), издавшего новый «труд», на сей раз конкретно по черкесской тематике («Черкесия и черкесы XIX века»), попытка «нейтрализовать» признание Грузией геноцида черкесов со стороны Российской империи в XIX в через признание Россией геноцида осетин Грузией в XX в и вот теперь публичные высказывания осетинского политика федерального уровня – первого заместителя председателя Комитета Совета Федерации РФ по делам Федерации и региональной политике Валерия Тотразовича Кадохова - такова цепь инфоповодов, в конце-концов привлекшая к себе внимание черкесского общества к тому что делается у соседей.

Пожалуй, сегодня черкесы и осетины это единственные народы на Кавказе имеющие общую границу и при этом не имеющие не только актуализированного территориального конфликта, но и какой-либо напряженности в отношениях между собой, несмотря на то, что все предпосылки для этого когда-то имелись. Речь здесь отнюдь не о таких экзотических вещах, как вечный спор вокруг генезиса Нартского эпоса, и даже не о «пикировке» фолк-хисториков - есть намного более явные и очевидные поводы, которые могут, при определенных обстоятельствах, стать причиной эскалации напряженности: черкесские земли переданные осетинам советской властью в 1920-50-х гг, вошедшие в состав республики Северная Осетия-Алания (РСО-А), и черкесские поселения («моздокские кабардинцы») на территории РСО-А.

Здесь следует отметить особенности современного черкесского национального проекта: глаза черкесов обращены на запад, к Черному морю: его кавказское побережье является «старым пепелищем» для всех черкесов, его анатолийское побережье стало новым домом для черкесских изгнанников, его дно хранит в себе останки несчетного числа черкесов, погибших во время депортации XIX в. «Восточные земли», по большому счету, черкесов не интересуют – в первой половине 1990-х гг была определенная актуализация черкесских территориальных претензий к РСО-А, но быстро сошла на нет. Действительно очень хорошие взаимные отношения между осетинами и черкесами, прошитые тысячами родственных связей, нежелание выпускать джина из бутылки, начиная перекройку границ, братство по оружию во время боевых действий в Абхазии 1992-93 гг, а также вышеуказанный черкесский вектор, направленный на запад, а не на восток, делали и делают осетино-черкесские противоречия неактуальными.

Повторюсь: осетино-черкесские отношения можно сегодня назвать как минимум очень теплыми, если не братскими, поэтому любые публичные акции осетинских деятелей, связанные с черкесским вопросом, вызывают пристальное внимание со стороны соседей, прежде всего, естественно, в Кабарде. Именно поэтому корректное выступление осетинского историка Георгия Чочиева в Общественной палате быстро облетело все черкесские e-ресурсы. И именно поэтому недружественные (мягко скажем) слова осетинского сенатора Валерия Кадохова, особенно в рамках описанной выше тенденции, вызвали серьезное недовольство в черкесской среде.

В самом деле, оставляя за скобками многое из сказанного в адрес черкесов сенатором Кадоховым в той злополучной передаче, выделим главное: г-ин Кадохов, ни много ни мало, объявил миллионы черкесов, живущих за пределами России, прежде всего на территории стартегического партнера России – Турции, а также, видимо, и десятки тысяч разделивших с ними судьбу осетин, враждебным России «элементом», т.е. фактически внес «свои пять коппек» в формирование в лице черкесов «образа врага» в глазах российского обывателя. Такие речи из уст такого человека просто невозможно проигнорировать.

Можно не сомневаться, что в ближайшие дни последует реакция черкесских общественников и политиков на это злосчастное интервью российского сенатора и, прежде всего, осетинского политика, т.е. официального лица представляющего очень близкий черкесам и по духу, и по крови народ. Ведь если словоблудие скандально известного балкарского адыгофоба депутата Государственной Думы РФ г-на Залиханова, участвовашего в той же передаче, воспринимается черкесами, особенно в Кабарде, как «должное», вызывая обычно лишь усмешку, то тоже самое в случае с г-ин Кадоховым выглядит уже как предательство.

Ни черкесам, ни осетинам, конфронтация не принесет пользы: для первых это ненужная и бесперспективная возня, а для вторых - потеря последних сентиментальных друзей в регионе. Нет никаких объективных предпосылок для развития данного сюжета: осетино-черкесские связи прочны и выдержат не одного Блиева или Кадохова. Но стоит ли их проверять на прочность таким вот странным образом?


Андзор Кабард.
©aheku.net 

западный кавказ


Комментарии / 1 из 1


  1. coup de grâce 03 сентября 2013, 18:09 # 0
    Ничего, за прошедшее с даты публикации время, не изменилось.
    А теперь еще Кажарова не стало: он единственный кто беседовал с осетинами, ставя перед ними эти вопросы, - с тем же Кадоховым.
    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.