Пять мифов о черкесских репатриантах из Сирии 11

На днях из Краснодара были депортированы трое студентов, прибывших в Россию из Сирии. Официальная причина выдворения: иностранцы, адыги по происхождению, неправильно оформили визы. Черкесские общественные движения посчитали инцидент провокацией и заявили о противодействии властей репатриации их соотечественников на историческую родину.


Сирийские черкесы репатрианты на уроке русского языкаСобытие придало новую силу дискуссии вокруг черкесских беженцев, в отношении которых у части экспертного сообщества, а с его подачи – и у широких кругов общества сформировался ряд негативных стереотипов. С наиболее популярными из них нам помогли разобраться руководитель Майкопской городской общественной организации «Адыгэ Хасэ – Черкесский Совет» Заурбий Чундышко и старший научный сотрудник Центра цивилизационных и региональных исследований РАН Наима Нефляшева.

1. Россия не обязана принимать людей, которые покинули родину полтора века назад, предпочтя ей сытую и спокойную жизнь на чужбине.

Чундышко Заурбий: Родные места черкесы покидали не по своей воле – их сгоняли насильно. Родина у них одна, и это Кавказ, связь с которым никогда не прерывалась. Неудивительно, что перед лицом новой опасности эти люди решили вернуться туда, где когда-то жили их предки. У многих из них здесь родственники – неважно, что прошло полтора века, родственные узы не слабеют. Война согнала черкесов с насиженных мест, война же возвратила их на родину.

Наима Нефляшева: в основе подобных утверждений лежит незнание истории Кавказской войны, прежде всего, причин, этапов и характера депортации черкесского народа в Османскую империю. В 90-е годы прошлого века эта тема была в центре всеобщего внимания – выходили сборники архивных материалов, проводились региональные и всероссийские конференции, защищались диссертации. Сейчас знания о Кавказской войне транслируются в урезанном виде, многие факты, ставшие известными в прошлые годы, замалчиваются. К примеру, в Адыгее и Краснодарском крае школьникам предлагаются две разные версии Кавказской войны, в «Кубановедении» и вовсе  пишут, что казаки пришли едва ли не на пустые земли, которые расцвели благодаря их труду.

2. Сирийские репатрианты не говорят на родном языке, забыли о традициях своего народа, а потому не могут считать Кавказ своей родиной.

Наима Нефляшева: нет, это не так. Черкесская диаспора всегда сохраняла культурную дистанцию между собой и другими народами, благодаря чему ей удалось спасти язык и знание традиций. Черкесские традиции коммуникации, этикета не просто сохранялись, а культивировались как один из маркеров, обеспечивающих сохранение культуры в чужой среде. Возьму на себя смелость также утверждать: наши зарубежные соотечественники лучше местных знают нюансы черкесского кодекса правил «хабзэ» и более строго ему следуют. Некоторые традиционные институты были утрачены на Кавказе, однако сохранились в условиях консервации культуры в черкесских аулах в Турции и Иордании, где их зафиксировали наши этнографы и фольклористы.

Чундышко Заурбий: Молодые черкесы в самом деле не говорят на родном языке – они ассимилировались с арабами, впрочем, в этом нет ничего удивительного. К примеру, в нашей республике немало молодежи, которая знает лишь один язык – русский. Что касается беженцев среднего и старшего возрастов, то могу засвидетельствовать лично – они прекрасно говорят на родном языке. Более того, делают это лучше нас, не прибегая к словам из русского языка.

3. Северокавказские республики дотационные, здесь слабая инфраструктура и высок уровень безработицы. Беженцы занимают рабочие места местных жителей, их дети ходят в садики и школы, которых не хватает и для своих граждан.

Наима Нефляшева: в действительности репатрианты в силу своей ментальности не ждут помощи от государства. Приведу пример: согласно официальной статистике, с 90-х годов прошлого века на родину вернулось около 3 тыс. человек, стараниями которых в Адыгее и Кабардино-Балкарии появились 2 тысячи новых рабочих мест. Что касается сирийских соотечественников, то среди них преобладают люди с высшим образованием – врачи, инженеры, учителя, что повышает их шансы на успешную адаптацию. В отличие от местных, они предприимчивы, и нам есть чему от них поучиться. Часто они занимают рабочие ниши, неразвитые в Адыгее и КБР. Школы обучения иностранным языкам, стоматологические кабинеты, небольшие ателье и фабрики по пошиву одежды, хахяльные кафе, салоны по пошиву штор, магазины одежды – эти сферы частного бизнеса создали и развили именно репатрианты.

Чундышко Заурбий: Возможно, мы в самом деле столкнемся с такими проблемами. Однако возлагать ответственность за ситуацию на одних лишь беженцев было бы несправедливо: экономическое положение в регионе остается сложным на протяжении последних двадцати лет. Со своей стороны мы, черкесские активисты, прилагаем усилия, чтобы репатрианты не легли тяжким бременем на бюджет. К примеру, ищем спонсоров: именно они, а не государство, сейчас несут основное бремя расходов на обустройство возвращающихся соотечественников.

4. Прибытие в северокавказские республики такого количества людей изменит демографический состав региона, нарушит баланс сил и подорвет добрососедские отношения между народами.

Наима Нефляшева: число репатриантов невелико – по официальным данным, озвученным делегацией Совфеда РФ, побывавшей в Дамаске в 2012 году, о намерении переселиться в Россию заявили лишь 200 семей, то есть порядка примерно 1 тысячи человек. Если разделить их на три национальные республики: Адыгею, Кабардино-Балкарию и Карачаево-Черкесию – окажется, что на каждую из них приходится чуть более 300 человек. Цифра, согласитесь, ничтожная – как тут всерьез говорить о демографическом дисбалансе?

Чундышко Заурбий: Точно также мы можем рассуждать, к примеру, о негативных последствиях эмиграции в регион других народов – к примеру, армян, которые хлынули сюда после войны в Нагорном Карабахе. Адыги – титульная нация в республике, однако их численность здесь не превышает 24%.

5. Беженцы из Сирии – бездельники, которые не станут работать, а сядут на шею российских налогоплательщиков.

Наима Нефляшева: все знакомые мне сирийские черкесы трудоустроены. Одни работают врачами, другие трудятся на стройках, третьи водят маршрутные такси. Многие пробуют себя в сфере питания – заводят халяльные кафе, которые пользуются сейчас большой популярностью в республике. Часть репатриантов осела в аулах – обустраиваются, занимаясь фермерством. Знаю женщину – профессора дамасского университета, которая преподает английский язык в сельской школе. На мой взгляд, желание сесть или не сесть на шею налогоплательщиков обусловливает не национальность человека, а его характер и чувство собственного достоинства.

Чундышко Заурбий: Люди берутся за любую, даже низкоквалифицированную работу. И, повторюсь, основную нагрузку в их обустройстве несет не государство, а благотворители. Среди них не только состоятельные люди, но и, к примеру, пенсионеры. Многие, не имея финансовых возможностей, помогают делом – строят дома для переселенцев.

Список «анти-черкесских» мифов можно было бы продолжить, но достаточно и уже подвергнутых сомнению, чтобы сформулировать общий вывод. Сирийские репатрианты – явление для нас новое: они не успели снискать себе дурной славы ленью, страстью к криминалу или другими неблаговидными деламм. Им неинтересны политические баталии и национальные разборки. Беженцы ничего не требуют от государства и стыдятся просить о помощи – словом, эти люди никак не соответствуют образу «алчных злодеев», который им лепят некоторые ангажированные «эксперты».

wordyou.ru


сириярепатриациякбрадыгеякчр



Комментарии (11)


  1. Шпицбрудка  07 ноября 2013, 19:31   0

    Да даже если и в Москву!..

  2. Hatussa, меньше критики на гране фола в адрес других нац-тей, пожалуйста.

  3. Намек понят...Извините

  4. Все по делу. Надоела это кавказофобская истерия. Не в Москву же устраиваются.

  5. Наимэрэ, Заурбийрэ, тэрэз дэд къэш1агъэхэр!!! 

  6. Удивительно,но Россия помогла переехать в Абхазию 145 людям из Сирии :

    http://www.abazashta.com/news/main_news/12113/

    Что-то меняется и в самой Абхазии,т.к. раньше репатриация не особо приветствовалась в правительстве Абхазии,но это не  значит,что народ был против репатриации. Люди пытались (и перевозили) людей. Даже читал как-то о перевезённой в Абхазию убыхской семье. 

     

     

  7. 76AUA, ИМХО автор статьи плохо понимает то, о чем пишет или намеренно врет. Весной 2013 в Абхазию приехало полторы сотни сирийских абхазов, а не адыгов. Адыгов туда не пускают.

  8. SAH,Предполагаю,это больше от властей зависит,как и у нас. Можно предположить,что Россия помогла Абхазии стать независимым(хоть и мало кем признанным) государством. И возможно "попросили" не принимать черкесов. Они и абхазов то не особо принимали раньше-тоже с трудом всё. Да и немалому количеству армян,проживающих там "боязно" прибытие в страну сколько-нибудь значительного абхазо-адыгского населения,в особенности опасаются (скорее надуманно), некоего экстремизма по-отношению к ним. Вот такие сложности.

     Хорошо,если это будет меняться. 

  9. 76AUA, в репортаже абхазского телевидения об этих репатриантах тоже говорилось о том, что среди них есть адыги. Даже, называлось имя одного из адыгов. В то же время от самих сирийских черкесов мы знаем, что адыги не могут попасть из Сирии в Абхазию, как репатрианты. Были скандалы, был шум, но так ничего и не изменилось. Если Россия помогла абхазам вернуться на родину, то я очень за них рад. Если не помогла, то все равно я за них очень рад. Главное, что они вернулись, а то, что из этого сделали пи-ар акцию ... главное, что есть положительный результат.

  10. SAH:

    76AUA, в репортаже абхазского телевидения об этих репатриантах тоже говорилось о том, что среди них есть адыги. Даже, называлось имя одного из адыгов. В то же время от самих сирийских черкесов мы знаем, что адыги не могут попасть из Сирии в Абхазию, как репатрианты.

    на самом деле в Абхазию попали адыги-репатрианты из Сирии, но насколько я знаю, это были жены абхазов. То есть адыги могут попасть в Абхазию только в составе абхазской семьи, во как.

  11. Первоначально и с женами-черкешенками в семьях абхазских репатриантов из Сирии были проблемы - был скандал, связаный с этим, в прошлом году. Но это все абхазские дела, нас не касающиеся, - государство Абхазия живет сегодня своей жизнью, с черкесской имеющей крайне незначительное пересечение (если имеющее вообще).

    В российскую историческую Черкессию, а именно, в Адыгею и Кабарду (КЧР, увы, практически за скобками), репатриированы полторы тысячи черкесов из Сирии. Было бы и больше на порядок, если бы Россия пошла черкесам на встречу, но Москва, для репатриантов (впрочем, такого статуса сейчас в РФ нет), даже сборы и пошлины не снизила, не говоря уже о всем остальном, а финансировалась репатриация за частные деньги черкесских филантропов с Хэкуж и Москвы. Тем не менее, все квоты на иностранных мигрантов за прошлый год в указанных республиках были полностью исчерпаны.


Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

Вход Зарегистрироваться