Юсуф и его команда 1

Как имам убедил адыгейские семьи бежать в «Исламское государство»


Житель города Адыгейска Юрий Нехай обратился в Общественную палату РФ с просьбой помочь в поисках его пропавшего сына. Он считает, что молодой человек вместе с женой и годовалой дочерью сбежал в Турцию, чтобы примкнуть затем к боевикам запрещенной в России организации «Исламское государство» (ИГ). В случившемся отец обвиняет имама местной мечети, который проповедовал «неправильный ислам» и призывал прихожан уехать из России. Под влиянием радикальных идей за последние полгода город покинули пять семей. Их близкие уверены, что молодые люди отправились к боевикам ИГ. «Лента.ру» выяснила, что происходит в республике, прежде не замеченной в симпатиях к исламистам.

В своем обращении Нехай рассказал, что его 24-летний сын Мурат регулярно посещал мечеть с 2008 года и даже совершил хадж в Саудовскую Аравию. По словам отца, поначалу Мурат был уважителен к старшим, и «религия, которую он исповедовал, шла ему лишь на пользу». Однако в 2012 году имамом в мечети Адыгейска назначили выпускника Карачаево-Черкесского исламского института Юсуфа Шеуджена, и Мурат сильно изменился.

«Со временем он полностью перестал общаться с родственниками и друзьями, — говорится в письме. — Круг знакомых Мурата был строго ограничен. Это были такие же люди, как он, которые под влиянием имама Шеуджена Юсуфа стали вести себя так же. Нас сильно беспокоило то, что Мурат по отношению к нам полностью поменялся, перестал называть мать мамой».

В январе 2015 года одна из тех семей, что общались с Муратом и посещали ту же мечеть, неожиданно уехала за границу. Вскоре Адыгейск покинули еще три семьи.

Мурат с женой и дочкой уехал 4 июля. Родителям он сказал, что отправляется с семьей отдыхать в Сочи на три дня. Когда молодые люди перестали выходить на связь, их родственники забили тревогу и обратились в управление ФСБ России по республике Адыгея.

Мать Марианны Нехай Сыримхам Сханук рассказала, что поддерживала с дочерью постоянный контакт и не заметила никаких изменений в ее поведении до момента ее исчезновения. «Один раз они позвонили и сказали, что уехали на учебу в Египет и у них все хорошо. После этого телефон выключен», — говорит Сханук. Но не спешит обвинять в произошедшем имама Шеуджена. По ее словам, в настоящий момент гораздо важнее заниматься поисками, чем пытаться кого-то наказать.

«Мы подключили и полицию, и Интерпол, и они пробили, что сын полетел в Турцию, его видели в турецком аэропорту, — рассказала газете «Известия» мать Мурата Майя. — Он нам никогда не врал, поэтому мы поверили, когда он говорил про Сочи». Вскоре родители получили сообщение от Мурата о том, что у него и его семьи все в порядке. Дальнейшие вопросы о своем местонахождении молодой человек игнорировал и просил мать не поднимать шума.

За несколько месяцев до инцидента имам Шеуджен был отстранен от должности и уехал в Турцию. Однако в правительстве региона утверждают, что не из-за радикальных проповедей. Просто у имама были «несущественные разногласия с духовным управлением мусульман», заверил глава комитета по делам СМИ и национальностей Аскер Шхалахов.

Последние полгода имам служил в молельном доме в поселке Тлюстенхабль и активно звал туда молодежь. «Практически в каждом Адыгейском ауле есть мечеть. Только в Тлюстенхабле был молельный дом, но Шеуджен работал там с разрешения властей. Никаких подпольных организаций тут нет. Это не секта какая-нибудь», — подчеркнул Шхалахов.

Также, по словам чиновника, имам активно занимался спортом и даже открыл секцию борьбы. Причем тренировал не только мусульман. «Я сам спрашивал у него, как это он имам и тренирует православных, а он отвечал, что нормально относится к представителям других религий. Никто не может упрекнуть его в том, что за время своей службы он призывал к каким-то экстремистским действиям. Но, конечно, мы не знаем, что он говорил в стенах мечети», — отметил Шхалахов.

Большую часть ответственности чиновник возлагает на родителей Мурата, не уделявших должного внимания своему сыну. «С родителями он не жил, что для кавказской семьи абсурдно, — рассуждает Шхалахов. — Когда единственный сын уходит из семьи отца, отращивает бороду, ведет себя по-другому, уже стоит задуматься, чем он там занимается. Но они же не подняли тревогу тогда. А теперь обвиняют власти, ФСБ и имама».

Муфтий Адыгеи и Краснодарского края Аскарбий Карданов уверен, что ни в одной мечети ни в Адыгее, ни в Краснодарском крае имамы не призывают уезжать в «Исламское государство». «Никто из прихожан не жаловался на Юсуфа Шеуджена, что он советовал ехать в ИГ или обвинял Российскую Федерацию, дескать, такая-сякая, здесь не дают исповедовать ислам — такого не было. Мы призываем только к толерантности, к единению. Мы несем ответственность перед Аллахом, и не призываем к насилию», — уверяет муфтий.

Карданов также винит во всем родителей. «Если в семье Нехай были какие-то внутренние проблемы с сыном, это не означает, что виноват имам, — говорит он. — Их сын не жил с родителями год. Надо было в течение этого года ходить к сыну, внимание ему уделять. Нужно следить за своими детьми, куда они ходят».

Массового бегства жителей Адыгеи в ИГ Карданов не замечает. «За летнее время много ребят уехало в разные страны отдыхать на море на неделю, на две, но мы не можем сказать, что они уехали насовсем. Мы сыну Нехая не давали никакого направления на учебу или ходатайства, чтобы он куда-то выехал. Может, он поехал отдыхать на море и там остался, это же не значит, что он в ИГ. Если гражданин Российской Федерации поехал в Турцию — мы не несем за него ответственности, если ему там нравится жить. Тот, кто не находит себя в той местности, где живет, находит для себя другую комфортную среду», — рассуждает муфтий.

В то же время руководитель общественно-политического движения «Адыгэ Хасэ — Черкесский парламент» Адам Богус полагает, что молодых людей, не подготовленных к психологическому воздействию, в республике профессионально обрабатывают представители различных движений и сект. «Адыгейск — небольшой город, никакой работы, бизнеса там нет. Для молодежи нет никакой альтернативы. Им нужны ценности, и когда государство и общество ничего не предлагают, приходит организованная сила», — говорит он.

Богус отмечает, что в Адыгее никогда не было исламского радикализма, но ситуация обострилась в конце мая, после того, как вся страна узнала историю московской студентки Варвары Карауловой, увлекшейся радикальным исламом и сбежавшей в Сирию. По его данным, за это время республику покинули около 20 человек, и связь с ними в данный момент отсутствует. «Адыгея маленькая, все друг друга знают. Я знаю, что один из них отправил СМС своему товарищу "Не ищите меня", — припомнил глава "Адыгэ Хасэ". — В Адыгейске уже были тревожные симптомы. Родители говорили, что молодежь собирается, сидят целыми днями, иногда допоздна, беседы ведут».

С Богусом соглашается Аскер Шхалахов. По его словам, ислам в Адыгее всегда был очень умеренный, и вообще в республике он распространился гораздо позже, чем в других северокавказских районах. «В советское время тут не осталось ни одной мечети. Их строили уже после распада СССР, и имамы были не слишком хорошо образованы. Некоторые ездили в страны Ближнего Востока учиться, но таких было немного. И, возможно, от недостатка образования где-то начитались в интернете, увлеклись и ушли в другую сторону. Вот эти пять семей, которые уехали, — это первые ростки того самого радикализма», — подчеркнул чиновник регионального правительства.

Впрочем, как отмечает президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский, единственным центром подготовки исламского духовенства в России остается Казанский медресе. «Нужна система, в которой готовится достаточное число крепких молодых людей, способных постоять за себя, образованных, грамотных, с глубоким знанием истории, Корана, но при этом толерантных и не фанатичных. Людей, которые будут работать на Россию, а не на Саудовскую Аравию, Катар, Пакистан или Турцию. Это возможно, если создать теологические факультеты в серьезных российских ВУЗах. И набирать, туда тех, у кого в хребте есть понимание того, что такое терроризм и как с ним надо бороться», — заключил Сатановский.

По его мнению, радикальные исламисты способны заражать людей своими идеями в то время, как имамы, проповедующее традиционный ислам, далеко не всегда способны увлечь. «Нет у нас такой подготовки муфтиев, имамов, судей, чтобы они были одновременно и патриотами страны, и харизматичными лидерами, чтобы за ними последовали», — резюмировал эксперт.

Александра Федотова
Анастасия Чеповская

Lenta.ru


адыгеяадыгейсксирияигилдумислам


Комментарии / 1 из 1


  1. 76AUA 21 августа 2015, 09:18 # 0

    "перестал называть мать мамой"  -если подобному учат,то следует задуматься и уйти оттуда. 

     Ничего не говорю про названного имама-потому что не знаю его,а опираться на наши СМИ-это нелогично.

     В любом случае-нужно руководствоваться своей головой,а не головой имама,батюшки либо кого ещё.

     

     

     

    Уважаемый, посетитель!
    1. Обязательно укажите свое имя и поставьте галочку в графе "Я не робот".
    2. Публикация комментария может занимать несколько секунд. Пожалуйста, дождитесь подтверждающего сообщения после его отправки.
    3. Зарегистрированные пользователи могут получать уведомления об ответах и новых комментариях.